Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » [Zimtown] Архив эпизодов » Сэмюэль Варравин. №1


Сэмюэль Варравин. №1

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Кабинет подполковника Бертона не отличался спартанским убранством. На стенах висело несколько плохих картин, некоторые из которых были написаны самим офицером - они отличались особенной бездарностью, дагерротипы некоторых офицеров, пришпилены какие-то графики, приказы, записки - все вперемешку. В углу стоял сколоченный из неотшлифованного дерева пустой мольберт, на табуретке около него лежали тюбики красок, бутыль с растворителем, палитра, кисти. На столе подполковника царил бардак: те же графики, приказы, записки для памяти, кому-то и просто так, стопки бумаги, пистолет отдельно, обойма отдельно, патроны врассыпную, чернильница, несколько ручек, нож... стопка книг в углу стола угрожающе покачивалась, казалось, что она вот-вот упадет. Вообще кабинет Бертона выглядел очень по-домашнему. Шторки в цветочек на зарешеченном окне усиливали впечатление и добавляли комичности. Сам хозяин - такой же домашний, немного полноватый - тоже был тут, копался в ящике стола, не замечая вошедшего Сэмюэля.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

2

Форма на Варравине сидела отнюдь не идеально. Если бы такая вещь, как агитпакаты, не исчезла после Войны, так вот, даже тогда, Сэму не светило стать моделью для одного из них. На Отряды работали далеко не лучшие из портных, а сам капитан, в отличии от иных щеголеватых коллег никогда не утруждал себя подгонкой – форму он одевал раз в полгода в лучшем случае.  Работе не шло на пользу давать понять каждому его увидевшему: «Я – Каратель». А потому черная форма появлялась со дна вещмешка в основном для таких вот случаев  знакомства с новым командиром.
«Н-да…», - наметанный взгляд разведчика пробежался по уютной, почти жилой комнате. Бардак бывает разный, и некоторые его разновидности явно говорят о том, что все в помещении нацелено на работу и для уборки попросту не остается времени, но это был явно не тот случай.
«Ладно, выводы сделаю позже. Хотя в любом случае пользы от них не предвидится – работать все равно придется с тем, что есть»
То, что было здесь, однако, совершенно не вдохновляло.
«Ну, ты только посмотри на него… Слава уж не знаю кому, у повстанцев почти нет грамотно подготовленных диверсантов – иначе были бы мы без большей части штаба. Хотя, а кто сказал, что это плохо?»
- Капитан Сэмюэль Варравин по вашему приказанию прибыл, – в голосе и жесте, которым капитан отдал честь, чувствовалась точно отмеренная доля небрежности, небрежности профессионала, которому, однако, уже не взобраться по карьерной лестнице. Такие люди могут себе позволить не тянуться перед начальством. Как говорили в одной из довоенных армий: «Дальше сопки не пошлют, меньше взвода не дадут».  Стоило ли это карьеры? Будучи помоложе, Варравин отвечал на этот вопрос отрицательно и тяжело переживал (не показывая этого, однако, никому) то, что куда менее способные получают звания, принимают под командование отделы разведки и целые анклавы, а он так и остается на оперативной работе. Но сейчас, по прошествии лет, мнение капитана изменилось. Оперативная работа «в поле» была его призванием, тем, без чего жизнь стала бы пресной и бесцветной. Кабинет прикончил бы Варравина за год-полтора. Не физически конечно – просто убил бы остроту ума, чутье и энергию, оставив бесполезную начальственную чушку, каких и так немало сидит по кабинетам анклавов.

0

3

Услышав слова Сэмюэля, подполковник вздрогнул и вскинул голову, уставившись прямо на капитана. Какое-то время он молчал, растерянно моргая, затем открыл и закрыл рот и наконец произнес:
- А, капитан... Проходите, садитесь. -  Сам он поднялся с кресла, обошел стол и убрал со стоящего рядом стула кучку различных бумаг. Возвратившись на свое место, подполковник начал рыться в этих бумагах, очевидно, в поисках чего-то нужного. Несколько раз чертыхнувшись, он наконец оторвал взгляд от бумаг и снова взглянул на Сэмюэля.
- Знаете, я думал, вы будете немного моложе... невнимательно читал дело, а может, просто забыл. - слегка растерянно произнес он и снова начал рыться в том же ящике стола.

0

4

«М-да… я стар. Я очень стар. Я – суперстар! Ну и фрукт… Чтобы терпеть такого начштаба, командир подразделения должен быть либо тупым как пробка, либо слишком властолюбивым, чтобы сносить присутствие кого-то почти равного себе и при этом дееспособного. Впрочем, я слишком тороплюсь с выводами. Как знать, может он просто ломает комедию, нарочно строит из себя обрюзгшего мещанина… Но для чего бы затевать такой цирк перед каким-то пришлым капитаном? Ладно, время покажет»
Варравин молча уселся на предложенный стул, явно готовый хоть до вечера ждать момента,  когда подполковник наконец соизволит проинструктировать нового оперативника на предмет того, кто занимается в подразделении разведкой, куда капитану проследовать и в чье распоряжение поступить.

0

5

Наконец Бертон выудил из ящика то, что искал. Это оказалось изрядно потрепанное гусиное перо, которое он принялся точить ножом, валявшимся на столе. Мало того, что такое занятие само по себе было довольно-таки бессмысленным в силу того, что на столе лежала нормальная авторучка с металлическим перышком, так еще и явно не привыкший к такому занятию полковник просто безжалостно кромсал перо. Наконец сломав его, он отложил нож и в упор уставился на Варравина.
- Ладно, капитан, думаю, мы закончили наше плодотворное общение. Я сообщу в общежитие, чтобы вам приготовили место. Вы поступаете под командование майора Бартоломео Раста. Правда, он сейчас, вероятно, занят, и скорее всего, до вечера. Ах да, потрудитесь зайти на склад, вот вам направление - я вижу, вы без оружия. - сказав все это на одном дыхании, он быстро начеркал что-то на клочке бумаги и передал его Варравину. - В принципе, все, можете сходить в общежитие, можете прогуляться по городу. Сегодня у вас день свободный. - он сделал жест, означающий, что аудиеция закончена и принялся что-то откапывать на левой стороне стола.

0

6

«Все страньше и страньше. Офицер, не таскающий с собой повсюду пушку и любимый свинорез – явно их вообще не имеет, да… Но нас это не смущает, чего там, Каратели же постоянно теряют личное оружие – склероз косит их ряды. А мы им выдаем новое. Отлично, отлично начинается служба на новом месте! Впрочем, черт с ним, с подполковником, разведкой у них, стало быть, заведует некий Раст, а значит с ним и работать. Занят… хм. Ладно, занят, так занят. А с городом стоит познакомиться, да. Дело это конечно не на один день, но начинать надо…», - капитан в очередной раз прогнал в уме заготовленную для местных легенду (Карателем он, разумеется, представляться не собирался)и прикинул,  как бы половчее покинуть расположение анклава, чтобы не попасться никому из горожан на глаза.
- Оружие у меня есть, - капитан отодвинул расписку и встал, - Честь имею, - изобразив вялую пародию на молодецкий щелчок каблуками, Варравин вышел.
В общежитии капитан уже побывал, оставив там вещи: одежду, в которой приехал и упомянутое оружие. Но пистолету сегодня прогулка в город не светила. Да и броской черной форме – тоже. По пути мысли разведчика крутились в основном вокруг будущего непосредственного начальника и вообще того, как в этом Зимтауне налажена оперативная работа. Мысли эти в силу особенностей характера капитана, радужными не назвал бы никто:
«В принципе даже если попадется нечто навроде такого вот перочинщика  – это еще будет не самое страшное (хотя опять-таки странно – бумагомарака, не способный очинить перо… да вообще любой каратель, сколь угодно обрюзгший, так держащий нож… все же притворяется?). Н-нда… Но это ладно, хрен с ними со странностями подполковника. А вот если этот Раст – кичащийся бездонными фокусами дубоголовый  любитель помахать железякой по поводу и без повода, каких почему-то обожают брать в разведку  – вот тогда пиши пропало, можно смело забивать на работу и начинать… ну не знаю, скажем пьянствовать»
Форма заняла свое законное место на дне вещмешка, а капитан натянул давно уже ставшие привычными гражданские шмотки – штаны из плотной ткани, рубашку, потертую кожаную куртку. Одежда был подобрана так, чтобы подходить и путешественнику из другого города, и выбравшемуся «в люди» фермеру. О том, чтобы взять с собой огнестрельное оружие, не могло быть и речи. Но у любого отважившегося на путешествие (пусть и всего-то однодневное), должно быть припрятано что-то повесомей просто кулаков, потому Сэмюэль прихватил с собой  армейский, явно знавший и куда лучшие времена штык-нож советского производства. Такой мог оказаться у кого угодно – и в любой точке мира.
«Ну вот. Еще один город – все тот же я», - Варравин ухмыльнулся и шагнул к выходу. Спустя десять минут капитан  покинул базу и пустынные улицы проглотили  его.

Отредактировано Сэмюэль (11.08.2009 03:57:27)

0

7

Неожиданно дорога, по которой шел Сэмюэль, расширилась и стала более ровной, а камни, которыми она была вымощена - более шершавыми на вид. Похоже, этот участок улицы недавно обновляли. Справа высился огромный дом, довольно хорошо отреставрированный и ухоженный - по крайней мере, с фасада. Весь порсторный двор был обнесен выскокой металлической оградой - ее узор был не очень-то изысканным, зато верхушки вертикальных прутьев украшали заостренные наконечники. Дом был окружен буйно разросшимися кустарниками, но ни одного дерева среди них не было видно. Как не было видно и калитки в заборе.
Слева от дома были не такие презентабельные, а ближайший так и вовсе полуразрушен, однако именно из него ветер периодически доносил человеческие голоса, перемешанные с запахамии кухни, дешевой выпивки и отбросов.
Примерно через сотню ярдов улица то ли резко куда-то поворачивала, то ли так же резко сужалась - впереди вместо широкой мостовой был узенький проулок между двумя унылыми многоэтажными домами.

0

8

Похоже, этот город был очень стар. Довоенные мостовые вместо довоенных же гудрона, бетона и асфальта, архитектура зданий, запутанная планировка – признаки почтенного возраста и богатой, самобытной истории. Истории «до», потому что история «после» у большинства городов была примерно одинакова.
«Помимо всего прочего, в старом городе может оказаться развитая сеть катакомб, да и вообще подобные места сами по себе напоминают лабиринты… и все это придется подробно изучить в который уже раз. Но первым делом – общий обзор. Какие есть общины, какие группировки, где и как крутятся бабки, кто подмял под себя производство выпивки, распространены ли наркотики, ну и конечно – кто держит торговлю оружием.  Н-да… что-то конечно и в местном отделе знают, но зуб даю – далеко не все из того, что можно выяснить. Иначе меня не перевели бы сюда»
Оглядываясь и глазея по сторонам (образ приезжего провинциала был для Варравина не нов и влез он в эту шкуру почти бессознательно), капитан миновал дом за оградой, отметив при этом про себя как место, к которому потом возможно придется приглядеться получше, и уверенно зашагал в проулок.

Отредактировано Сэмюэль (16.08.2009 10:57:33)

0

9

Проулок, по которому шел разведчик, сильно петлял и постепенно сужался - Сначала по нему можно было бы пройти втроем в ряд, затем вдвоем, а вскоре его ширины хватало и вовсе только на одного человека. Наконец после очередного поворота, когда казалось, что идти по нему можно только боком, впереди посветлело и перед Сэмюэлем открылась маленькая площадь, которую пересекала улица ненамного уже ее. Дома здесь были в основном деревянные и расположены довольно-таки редко и хаотично, а вскоре и вовсе заканчивались.
За площадью была невысокая старая металлическая ограда. Где-то прутья были погнуты, а где-то их вовсе не хватало. Напротив Варрвина медленно и скрипуче покачивались открытые створки ворот. За воротами начиналось кладбище, с потрепанными временем памятниками, заросшее травой и кустарником, о видимо, еще не забытое и используемое по назначению - в траве была протоптана тропинка, в которой угадывались остатки камней, которыми когда-то была вымощена дорожка, а трава по бокам примята.
Неожиданно в тишине явно со стороны кладбища раздался короткий хриплый вскрик, и сразу за ним - тоскливый, леденящий душу вой.

0

10

«А еще крупный город, называется! Распустили псин одичавших, а то и волчар», - капитан неодобрительно покачал головой, - «Воют обычно, созывая стаю – значит их там много. Несчастный ублюдок крепко влип».
Варравин поглядел по сторонам, прикидывая, в каком направлении идет пересекающая площадь улица. Окраины его пока не интересовали – Сэм намеревался прогуляться в центр.
«Так, а в каком это направлении будет? Ммм, общий план города… угу, а поворачивал я… раз, два… ага, вроде бы туда» - с памятью и пространственным воображением у Варравина дела обстояли неплохо, он без особого напряжения вызвал из памяти «вид сверху» пройденного пути, сопоставил его с виденной в штабе картой и неторопливо зашагал к центру.
«Тихо тут у них. Эти районы, похоже, обживали уже после Большого Бардака – халупы явно послевоенные. Однако прохожих не видно, как повымерли. Население сокращается? А с чего бы?»

Отредактировано Сэмюэль (20.08.2009 12:25:20)

0

11

По мере приближения разведчика к центру города на его пути стали попадаться редкие прохожие разнообразного вида - от респектабельных пожилых джентельменов до оборванной молодежи. Пару раз Варравина обгоняли личности довольно подозрительного вида, видимо, спешившие по своим темным делам, а один раз навстречу прошла молодая барышня с совершенно нездешним выражением лица. Никто не обращал на него особенного внимания.
Когда Сэмюэль свернул на улицу имени некоего Эндрюса (табличка с названием так истерлась, что различить фамилию неизвестного культурного деятеля не представлялось возможным), он встретил шумную компанию, состоявшую из четырех молодых людей и одной девушки. Они стояли на углу и о чем-то оживленно спорили. Длинные распущенные волосы, простая одежда, множество самодельных украшений - все выдавало в них кочевников. Завидев Варравина, девушка - черноволосая, черноглазая, похожая на цыганку, отделилась от групы, подошла к нему и спросила, немного растягивая слова:
- Извините, у нас тут назрел вопрос... Вы не подскажете, как пройти на улицу Морг? А то я и мои спутники обладаем некоторым географическим кретинизмом.

0

12

- Че? А-аа… Не, красавица, я не знаю – сам не здешний, - Сэм развел руками.
«Таак, сами мы не здешние, люди простые, с дороги,  женщин не видели бездна знает сколько, так что глянем-ка мы ненавязчиво на ее грудь. Так, теперь на фигурку в целом, ну вот, так оно достоверней будет, сойду за обычного деревенщину. Но, вообще говоря, плохо ориентирующиеся кочевники – это примерно как не умеющий драться каратель. Паранойя разыгралась, или…»
- Так что, извиняй, - капитан ловко (но, привыкший скрывать истинные возможности вышколенного тела, не чересчур ловко) обогнул девушку и пошел неторопливо восвояси, вертя головой и только что рот не разевая на городские «красоты». По пути в Зимтаун он также придерживался этого образа простодушно-хитроватого рукастого деревенского дядьки – толи зажиточного фермера, толи старосты небольшой общины, толи захолустного лекаря или скажем механика из тех, чьи знания получены по наследству и используются в основном как заклинания – заученно, но без особого понимания.
«Кочевники… рано или поздно нам таки  придется брать этих разноцветных к ногтю. И еще  хорошо будет, если мы успеем первыми. Мобильность – слишком ценный ресурс, чтобы оставлять его бесхозным».

0

13

Девушка пожала плечами и молча отошла назад к друзьям. Уже отвернувшийся Сэмюэль не заметил, как эти четверо переглянулись и, тихо переговариваясь, отступили в боковой проулок, но все же далеко уходить не стали.
На улицах было скучно. Город как город, все как обычно, потусторонних воев, стуков и скрипов больше не наблюдалось. Тишина и благодать - только некоторая разруха, наблюдающаяся даже в центре: тут мостовая разбита, там дом заколоченный... но - ничего особенного.
Мимо прошмыгнул мальчишка с каким-то свертком под мышкой, прошла величественная полная дама, ведя на поводке лохматого песика комнатной породы. А затем показалась личность уже менее заурядная - тощая взьерошенная блондинка, одетая в короткую рваную майку и грязные штаны.Она шла неуверенно, запинаясь о выступающие камни, по странной зигзагообразной траектории и пытливо всматривалась в лица прохожих. Отрешенно-безумный взгляд ее разноцветных глаз - синего и зеленого - задержался на Сэмюэле и девица направилась к нему. Впрочем, точно предсказать направление ее движения было довольно сложно.

0

14

«Вот не было печали…» - промелькнуло в голове капитана. Девица с виду очень даже походила на заигравшуюся с Бездной, и хотя подобная встреча с одной стороны – просто таки подарок судьбы для  обычного карателя (искать-гоняться-устранять последствия-отбивать у подпольщиков не надо, сама в руки идет), но с другой перед Сэмюэлем, совершенно не желающим давать окружающим понять, кто он, ситуация ставила в общем уже привычную, но отнюдь не менее неприятную от этого дилемму. Разведка-разведкой, но он был в первую очередь Карателем, обязанным сразу же пресекать прорывы Бездны, и если сам капитан мог иногда трактовать свой долг чуть более широко и неоднозначно («уничтожу сейчас одного – завалю операцию и упущу куда большее количество»), то вот командование практически всех анклавов, в которых ему приходилось служить относилось к подобной трактовке более чем неодобрительно.  Много конечно зависело от конкретных обстоятельств, количества жертв среди мирного населения и потенциальной опасности безумца, но в целом Варравина ожидало либо разрушение легенды, либо серьезные неприятности с новым начальством. И скорее второе, чем первое, потому что капитан не собирался жертвовать таким серьезным стратегическим преимуществом, как инкогнито, ради устранения одной единственной безумицы, если она конечно не удумает устроить на улице что-то вроде локльного армагеддона. Впрочем, даже сам срыв в Бездну приближающейся девушки был лишь мимолетным предположением Сэмюэля.
Собственно, его собственные мысли по этому поводу были куда короче, чем описанное выше и выглядели примерно так:
«Вот не было печали… Да/Нет? Не уверен. Посмотрим. Если что… Но смотрит как! Так что на всякий случай… - А дальше мысли капитана стали куда более запутанными, - Куплю, вернусь, (образ небольшого коттеджа), Кучерявый, собака небось к Ланке (нечеткий образ статной женщины, тепло чьего-то тела под ладонью) сразу подкатывать начал(гнев, ревность какие-то слишком уж мгновенные и ярко-крикливые, словно декорации из папье-маше), надо было ему морду начистить для профилактики (словно подводный камень, тут же скрывшийся под перекатами – или поспешно скрытый кем-то – краткое, словно вспышка воспоминание о хрупко сминающихся и дробящихся хрящах чьей-то трахеи – удар ребром ладони, явно не из тех, что наносят в обычной драке…). О, что еще за?..Еще б голышом поперла… Эээ, да она ж бесноватая(снова мгновенно задавленная мысль о чьей-то смерти)… Шоб меня – че те надо, ведьма?! Так, в глаза не глядеть, и ходу, ходу…»
Разведчик резко отвернулся, чуть втянул голову в плечи и широко зашагал прочь, набрав весьма приличную скорость, в его голове сумбурной вереницей текли мысли о бесноватых, дурном глазе и том, как в соседней деревне одну такую спалили к чертям, только он не пошел глядеть, знал – замутит (и невесть откуда взявшееся у простого фермера – воспоминание о едком запахе пироксилиновой гари…).
Вся эта мысленная каша объяснялась очень легко, и ключом к ее пониманию служило одно единственное слово, одна, наиболее, пожалуй, неприятная и опасная при грамотном использовании способность – телепатия. Никто из Карателей никогда не мог быть абсолютно уверен, что в данный конкретный момент его мысли не читает расположившийся где-нибудь в соседнем квартале телепат из сопротивления. Даже те, кто владел ментальной блокировкой, не могли ни выставить ее мгновенно, ни жить с ней постоянно, а потому и их мысли, во всяком случае, мысли поверхностные, бывало, становились добычей врага. Для того, чтобы хоть частично обезопасить важную информацию, Каратели разработали специальную программу ментальной подготовки. Внедрялась она преимущественно в разведке и штабах и заключалась в умении маскировать, или вовсе замещать поток мыслей своеобразным «белым шумом», или же подготовленными заранее ложными мыслеобразами. Это, разумеется, не стало панацеей – полной ментальной самодисциплины достичь удавалось немногим, но и им не удавалось постоянно находиться за подобным «экраном», не говоря уже о том, чтобы при этом еще и нормально работать. Так что проблема «телепата в соседнем квартале» по-прежнему оставалась актуальной, но с другой стороны подобная техника позволяла защититься от поверхностного, незаметного даже для карателей, владеющих ментальными способностями чтения, если конечно владеющий ей знал или подозревал, что его могут попытаться прочесть.
Так что Варравин, достигший во «включении дурака», как это неофициально называли сами прошедшие курс, определенных успехов и давно заготовивший несколько более-менее правдоподобных личностных масок, предпочел перестраховаться – девчонка могла оказаться как-раз телепатом.

0

15

Блондинка подошла вплотную к Сэмюэлю и одарила его уже более осмысленным пристальным взглядом, в котором мешались тоска, недоумение и какая-то странная отрешенность. Она уже казалось менее безумной. Впрочем, как когда-то давно говорил инструктор: "Бывает очень редкая разновидность безумия. Когда ты ни на кого не нападаешь. Ты просто сворачиваешься в комочек в темном углу и тихо умираешь."
Неожиданно девица схватила Варравина за плечи и горячо зашептала с лихорадочным блеском в глазах:
- Я люблю тебя. Я искала тебя всю жизнь и теперь нашла. Пойдем со мной, ты будешь для меня всем, я буду для тебя всем, я хочу всегда быть с тобой. Я люблю, люблю, люблю тебя...

0

16

«Оп-па!» - это был весь конструктив, которым личность разведчика и его ментальная маска смогли сообща отреагировать на заявление девушки. Негусто, но и заявление было – из ряда вон. Чем-чем, но объектом чьей-то мании Варравину становиться еще не приходилось. Впрочем, после секундного ступора, решение отыскалось – обдумывая его, Сэмюэль отчасти поступился ментальной маскировкой, но избавление от прилипчивой сумасшедшей стоило риска. Собственно же план был предельно прост – капитан собирался сделать вид, что собирается воспользоваться столь внезапно вспыхнувшей «любовью» в самых что ни на есть грязных целях, увлечь под этим соусом девушку в какое-нибудь уединенное местечко и аккуратно лишить сознания. Таким образом, он рисковал прослыть грязным извращенцем, но никак не карателем, да и то только в том случае, если кто-то из прохожих даст себе труд подойти поближе и разобраться в ситуации. Пока же парочка, насколько Сэмюэль мог видеть,  удостаивалась максимум  любопытно-неловких взглядов  –  люди их огибали по широкой дуге, словно боясь заразиться явным безумием девушки.
- Любишь, говоришь? – мужчина сально ухмыльнулся, - Сейчас проверим, насколько. Пошли, милая, отойдем в сторонку, - с этими словами Варравин взял девушку за руку и решительно повлек в сторону ближайшего проулка.

0

17

Слегка понурившись, девица покорно последовала за Сэмюэлем в глухой замусоренный проулок, через несколько ярдов оканчивающийся тупиком. Остановившись, она резко повернулась к спутнику и обняла его, практически повиснув на нем. Девушка шептала какие-то бессвязные слова о любви, уткнувшись в его плечо.
Неожиданно она резко встряхнула правой рукой и в следующее мгновение Сэмюэль почувствовал обжигающую боль в правом плече и липкое теплое ощущение стекающей крови.
На мостовую со звоном упала тонкая заостренная полоска металла, а блондинка отшатнулась от Сэмюэля, закрыла глаза... и пропала.

0

18

«Ну вот, девочка, сейчас мы тебя аккуратненько…» - рука разведчика медленно потянулась вверх – к сонной артерии сумасшедшей. Несколько минут беспамятства, возможно – небольшая головная боль – кто скажет, что каратели не могут быть гуманными?
«Сейч… ах ты!» - рука капитана метнулась к шее девушки уже на полной, весьма немалой скорости, но опоздала – блондинка исчезла.
«Мерцаешь, дрянь?...» - Варравин лихорадочно завертел головой, засекая ориентиры, на которые «мелькнул» бы сам в случае чего.
«Ну, где ты, покажись! Но как быстро подготовилась… и как незаметно! Бездна! Ну неужели все не может  хотя бы один, один долбанный раз пойти так как надо, так, как запланировано!? Здесь нет… На улицу!»
Прихватив заточку, которой его ткнула сумасшедшая, капитан рванулся к углу, выглянул на улицу.
«А теперь вот еще вопрос – какого хрена она меня пырнула? Даже сумасшедшие не делают ничего без причины – пусть и совершенно  нелогичной для нормального разума»
Самым неприятным – и напрашивающимся в первую очередь вариантом было владение «влюбленной» еще и телепатией. Узнав о истинных намерениях карателя, девушка вполне могла поступить так, как поступила.
«И еще одно – а не отравлена ли железка? Хм, какой-либо серьезный нейротоксин, скажем, курареподобная дрянь  уже подействовал бы, но я пока что дышу. Что еще может представлять опасность в таких небольших количествах? Трупный яд, заражение…  Гнилью заточка не воняет, значит это  пока не грозит»

Отредактировано Сэмюэль (29.09.2009 04:42:26)

+1

19

Судя по всему, ранение было не особенно тяжелым. Дышалось легко, движения не слишком ограничены, кровопотеря умеренная. Вероятно, лезвие просто скользнуло по кости. Повезло - а возможно, леди просто не очень хорошо себе представляла, как обращаться с заточкой.
Как бы то ни было, на улице было пусто... Слишком пусто. Словно за те несколько минут, что эти двое провели в переулке, все прохожие срочно вспомнили о своих неотложных делах и помчались их выполнять - отдавать долг тридцатилетней давности, покормить несуществующих хомячков, погладить соседскую дворняжку... или же их просто разогнали. Пустота и тишина - дальнейшие действия неясны, зато временно можно не слишком беспокоиться о своей заляпанной кровью куртке.

0

20

«Жить  буду. Но одежду надо сменить, да и наложить повязку не помешает», - контролировать боль Сэмюэль умел лучше многих, да и кровотечение таких масштабов ничем серьезным не грозило, однако поврежденная, испачканная кровью одежда, а также теплые липкие капли, что уже нашли  дорогу под одеждой и теперь медленно стекали с пальцев правой руки, как-то не вязались с образом безобидного путника. Следовало возвращаться на базу.
«А что еще следует – так это держать ухо востро… Народишко рассосался как-то очень-уж быстро. Нас не могли видеть – по крайней  мере,  не могли видеть все прохожие без исключения. А свалили именно все… И что бы это могло значить? Неясно, но явно ничего хорошего. А значит, не стоит ломиться наружу, сверкая голым задом… Ух… да. Надо. Не хочется, но надо»
Капитан выпрямился. Руки повисли, словно плети, пальцы зашевелились, как  у кукольника, ведущего пару марионеток, глаза потемнели.
«Ну, здравствуй, старая знакомая. Поиграем? Моей ставкой, как и всегда, будет душа. А что поставишь ты?...»
Он сорвал запоры с люка, ведущего в темный, глубокий подвал, затопленный маслянистой жидкостью, из которой сделаны кошмары. Он распахнул этот люк и хладнокровно наблюдал, как прибывает черная жижа – по щиколотку… по колено… по горло…  Миллиарды шепотов ввинчивались в мозг, становясь с каждой секундой все отчетливее, все громче, и он знал – дальше будет только хуже. А когда погружение стало полным, он открыл рот и вдохнул…
Текли секунды, Варравин стоял, не шевелясь, устремив взгляд  перед собой. Какая-то малая часть его разума, оставалась «снаружи», воспринимая окружающую реальность, но все остальное…
Черная жижа пыталась растворить его – как и всегда, но он был начеку, он скормил ей лишь малую часть себя(он чувствовал, во всех подробностях, чувствовал, как часть его сущности пожирают) и обрел власть…
Для гипотетического телепата разум Сэмюэля в этот момент стал бы чем-то не имеющим формы или размера, чем-то непроглядно темным, пустым и холодным, жадно втягивающим и без следа поглощающим  любую энергию, любую сущность, отважившуюся сунуться в него. Мыслей здесь не было – лишь безумие и смерть.
«Вот так… На сколько еще раз меня хватит? И что будет потом? Ну, обнадеживает одно - ответы на эти вопросы я, так или иначе, узнаю. Двинулись».
И капитан шагнул к выходу из тупика.


[Игра заморожена]

0


Вы здесь » Практическое Демоноводство » [Zimtown] Архив эпизодов » Сэмюэль Варравин. №1


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC