Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Завтра

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

- Да ты не просто хороший каратель, ты благородный каратель, - сообщил Ормонд не без иронии, которая, впрочем, скорее относилась к нему самому. – Спасибо. Можешь на меня рассчитывать, нам по пути.
«Зима, ты все же круглый дурак! - подумалось ему. – Колесишь по городам и весям, наблюдателем себя мнишь, а приличного человека в спутнике сразу не распознал! Привык мыслить готовыми категориями, бр-р-р...» Однако от подобных мыслей он быстро отвлекся, встал на колени и опустил в ледяную воду крошечного лесного ручейка испачканные в совсем еще свежей крови трофеи. Вода тут же приобрела нежно-розовый оттенок – таким бывает скупое на краски северное небо в часы рассвета. Карн тер монеты с таким остервенением, словно должен был через час представить их в качестве экспоната на выставку; он уже понял, что к длинному списку его кошмаров добавится – нет, не изуродованный труп на пустой дороге – а именно эта розовеющая вода. В голову пришла нелепая мысль... если Страшный суд когда-нибудь состоится, он вспомнит этот чертов ручей и дерзко бросит в лицо Великому Судие: «Зачем Ты сотворил мир так, что Каин не может не убить брата своего, Авеля?» И еще он в тот момент пожалел о том, что не курит, сообразил, что находится в двух шагах от тихой истерики, заставил себя положить чистые деньги и браслет в седельную сумку. Потом еще раз вернулся к ручью – «Видишь, я умываю руки в невинности!» - и плеснул водой в лицо, почувствовал, как от холода сводит скулы и пальцы рук и от этого совершенно земного ощушения пришел наконец в себя, перевел дыхание.

0

22

Гудвину так и захотелось пнуть Карна под зад и отправить прямиком в ручей после этой ироничной фразочки, но каратель сдержался. В конце концов, выслушивать всю оставшуюся дорогу ругательства на свой счет Альберту не очень хотелось. И лишаться единственного средства передвижения тоже. Поэтому Гудвин потушил сигарету и решил несколько прояснить ситуацию. Каждый раз, когда он повторял вслух эту заученную формулу, он будто снова обретал почву под ногами:
- Мы ж не звери, Ормонд. Нас просто учили убивать, вот и все. А когда в руки человека дают такую силу, то нужно или учить этого человека думать, прежде чем что-либо делать, или просто промывать мозги, чтобы он ни о чем неуставном не думал. Я – из числа первых. Теоретически моих сил хватило бы, чтобы убить тебя при нашей первой встрече и забрать обоих лошадей безвозмездно…Это шутка, не бледней. Собственно если я действительно начну мародерствовать, убивать людей направо и налево, то меня просто уберут…Да и мне действительно неплохо платят. Знаешь какое жалование у сержанта?... Умыться, кстати, не такая уж плохая идея. Представляю, как я сейчас выгляжу.
Гудвин присел на корточки рядом с Ормондом и невозмутимо оттер разбитый лоб и руки от крови, пыли и грязи. Стараясь оценить ущерб интеллектуальному имуществу, Ал ощупал края раны, но особых повреждений не обнаружил. «Царапина» - смело решил он, подобрал рюкзак, собрал его и вернул на законное место.
-Ну что, привал окончен? Еды все равно никакой нет, а город уже, наверное, близко. К тому же мне совсем не улыбается застать здесь еще одну ночку. Завтрашний рассвет я хочу встречать дома…хотя меня еще ждет долгий монолог на тему «какого черта я посеял в лесу одну из дорогостоящих единиц боевой техники»…но если я попытаюсь вычислить координаты, то они ее найдут, скорее всего…если от объекта я отъехал примерно метров семьдесят…а направление движения?...а Бездна его знает, направление движения…север, где-то даже северо-восток…

Отредактировано Альберт Гудвин (24.01.2010 12:30:11)

0

23

«Конечно, вы не звери, - мысленно согласился Ормонд, - с животными всегда можно договориться, чего о вас не скажешь». Так уж вышло в этой жизни, что за редким исключением ему попадались каратели из разряда «Не влезай, убьет!» и воспоминания с ними были связаны не самые лучшие, все больше блеск оружия, тяжелые носки ботинок да такие же тяжелые взгляды. Но Карн старался об этом не думать – если всегда держать в голове все ошибки этого мира, можно сойти с ума, а этого все-таки не хотелось, тем более сегодня, когда судьба преподнесла ему воистину королевский подарок. Кочевника рассмешили попытки Гудвина придать себе значимость в его глазах с помощью упоминания о том, что тот мог бы сделать и не сделал. Карн не сумел сдержать той особой улыбки, что появлялась на губах, стоило ему только почувствовать: «Да я же все про вас знаю, люди, зачем вы пытаетесь меня обмануть? Я же все понимаю, вижу вас насквозь...» Разумеется, он отдавал себе отчет в возможных ошибках – и не мог ничего поделать с настроением минуты. Эта улыбка всегда сопровождалась спокойным взглядом в упор. Так взрослый смотрит на ребенка, пока последний выдумывает какое-нибудь фантастическое оправдание для пустякового проступка. Она служила началом беседы и последним аргументом в споре, мечом и щитом, примиряла и выводила из себя.
Кажется, именно за эту улыбку мать в первый и последний раз в жизни дала ему пощечину. В день расставания. Как горела тогда щека! Как горела тогда душа!.. Он не стер с лица улыбку, она не поцеловала его – ничего нельзя было изменить, оба знали, что это конец, что ничего уже не будет, как раньше...
А Гудвин, кажется, даже не обратил внимания на этот взгляд. Его разум уже занимали исключительно подробности будущего отчета и долгожданный отдых за очередным изобретением на благо карательных отрядов.
- А робота еще можно будет починить? – не без участия поинтересовался Ормонд.
- Конечно, завтра же займусь.
И оба подумали, что «завтра» - это самое прекрасное слово на свете.

Конец

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC