Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » [Zimtown] Архив эпизодов » Альберт Гудвин №1


Альберт Гудвин №1

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Пробуждение было легким. Утро после грозы выдалось ясным. Умытые дождем стекла зданий глядели приветливо, разлитая в воздухе свежесть благотворно действовала на настроение и самочувствие.
На завтраке было на удивление мало народу - что было довольно-таки странным. Если все расползлись по заданиям, то и связисты должны быть загружены по горло, ан нет. Альберт встретил в столовой по меньшей мере трех своих коллег. Мрачные перешептывания, каменные лица нескольких офицеров настораживали. От стола к столу поползли какие-то неясные слухи, дескать, кто-то погиб при исполнении, а может, и не совсем, вроде бы майор, обстоятельства странные, вообще все подозрительно... Хотя во весь этот бред можно было и не вслушиваться - подобные сплетни были не первой свежести и баловались ими все, кому не лень.
Сегодня Гудвин координировал мини-патруль, состоявший из двух сержантов: Астон Морган (девушка, 23 года, индекс Связи 3, не замужем, нет, не была, не привлекалась, в компрометирующих связях не замечена и т.д.) и Гастон Лемель (юноша, 21 год, индекс Связи 4, холост, нет, не был... и т.д.), контролирующий пару-тройку кварталов.  Краткие редкие переговоры - "Все чисто. Прием. Вас понял. Отбой." - все спокойно, даже скучно. Как вдруг забарахлила связть и встревоженный искаженный голос Морган сквозь помехи доложил о каких-то беспорядках невдалеке и о том, что они направляются туда для выяснения.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

2

Альберт откровенно скучал, зевал, прикрывая одной рукой рот, а второй микрофон. Даже обилие в воздухе кислорода не могло изменить привычек его организма. Байка о погибшем майоре его нисколько не занимала - если это была шутка, то очень старая, такими всегда пугали новобранцев, а если не шутка..."Ну что ж, одной смертью больше, одной меньше". Поэтому Гудвин думал о прелестях личного кабинета, где его никто не видит, и занимался тем, что с помощью мизерного количества силы пытался оживить стеклянные фигурки. Но они либо разбивались, либо оставались равнодушны к его потугам - стекло не было в состоянии двигаться при комнатной температуре и обладало хрупкостью, а у Гудвина не доставало уровня связи для более тонкой работы. Альберт это понимал, но все равно продолжал, потому что отвлекаться на более конструктивные вещи было нельзя, а наслаждаться безделием механик был не в состоянии.
Когда появились первые помехи, Ал привычно покрутил ручки настроек, делая голоса на их фоне более-менее прослушиваемыми. Помехи сами по себе ему ничего не говорили: довольно давно уже было замечено, что техника реагирует не только на магнитные, но и на поля, создаваемые детьми Бездны, Безумцами или просто сильными людьми. Оживился Связист лишь тогда, когда Морган сообщила о беспорядках и о том, что они собираются туда сунуться. Голос ее был встревоженный, поэтому Ал поспешил успокоить девушку, а заодно и проконтролировать ситуацию:
- Действовать по уставу. Ваша задача - сбор информации, вы не оперативная группа. Вступать в бой только в случае обнаружения Безумца. Сообщать мне все подробности.
Потом он нажал другую кнопку на микрофоне, снял наушники и сообщил по внутренней связи своим коллегам:
- В квадрате А-24 обнаружены беспорядки, их характер и источник уточняются. Будьте готовы отправить в помощь ближайшие к этому месту патрули.
После чего Связист открыл досье на своих патрульных и пробежался по отчету об их способностях. "Ну это нормально. Прорвемся".

+2

3

В начале досье указывался только максимальный индекс Связи по официально принятой шкале - от 1 до 6, где 5 уже означало опасность для общества, а 6 - безумие. Чтобы узнать собственно способности служивых, пришлось перевернуть страницу.
"Гастон Лемель... Целительство (2), Медиум (4)"
"Астон Морган... Регенерация (3)"
Странно было видеть в патруле, хотя и отправленным в тихий район на окраине, людей с такими, довольно-таки бесполезным в бою способностями. А Лемель вообще должен был бы служить в медчасти - и служил, как следовало из следующих листов личного дела. Но, видимо, что-то с кем-то не сложилось и был он переведен на "уличную" работу. Кстати, в деле Лемеля была его фотография, довольно примечательная - на голове сержанта красовались небольшие рожки, возможно был и хвост - по фото не было заметно, а внешние мутации в досье обычно не фиксировались.
Краткое "Вас поняла" Морган - и довольно длительное молчание, растянувшееся минут на десять-пятнадцать. Затем девушка снова вышла на связь.
- Замечена женщина, возможно, безумная. - после краткой паузы она продолжила - Сержант Лемель дал несколько предупредительных выстрелов и отправился в погоню, я не смогла его удержать.

0

4

- Так, ну это нормально. - Повторил Гудвин уже вслух, пролистывая досье. Конечно, ничего нормального в этой ситуации с «штабными» на поле боя не было, но таким способом Альберт просто успокаивал нервы. Взгляд его скользнул по фотографии, он уже почти перевернул страницу, но остановился и медленно вернул ее в исходное положение. "Рога...Ну ничего себе, копыт, я надеюсь, нет? Или хвоста? Вообще, подобное явление я уже наблюдал, но лишь раз, да и то - мельком. Интересно, не нарисованные? Хорош я буду, если купился на такую шутку." Ал послюнявил палец и потер им фото, но рога не стерлись и даже не размазались. "Ну дела...Наверное, над ним издевались куда хлеще, чем надо мной."
- Замечена женщина, возможно, безумная... Сержант Лемель дал несколько предупредительных выстрелов и отправился в погоню, я не смогла его удержать.
- Что значит "возможно"? Если стрелять во всех "возможных безумцев", то можно полгорода перебить. "И вообще с ними нужно разговаривать, а потом стрелять...или сразу целиться в голову. Он ее только напугал. И это хорошо, что она не агрессивная, а то давно бы уже напала сама в ответ. Это ж звери, а не люди."
Однако сержанту он повторять свои слова не стал - если надо будет, то патрульных потом без него отчитают. Его задача состояла в другом - не дать им теперь погибнуть или наворотить дел. "Не знаю даже, что хуже..."
- Сержант, отправляйтесь за ним. Женщину обезвредить и допросить. В случае сопротивления разрешаю стрелять на поражение. "Черт, жаль, что они почти ничем не отличаются от обычных людей. Вырастали бы у них рога, как у Лемеля, и проблем бы тогда не было. Впрочем, если она побежала, значит…а ничего не значит. У некоторых гражданских так бывает крышу сносит, что они вместо попыток объясниться разбегаются врассыпную". Голос Ала был спокойным, но пальцы все равно начали отбивать нервную дробь на поверхности стола – сейчас, как и тысячи раз до этого, он чьи-то жизни спасал, а чьи-то губил, и все с помощью жалкой горстки слов. Конечно, не он приводил приговор в исполнение и даже не он его выносил, но Гудвин был "соучастником", необходимой шестеренкой в этой машине смерти. И за долгие годы службы он так и не научился относиться к этому с абсолютным равнодушием.

Отредактировано Альберт Гудвин (11.12.2009 11:14:42)

0

5

На справедливое возмущение Гудвина Морган совсем не по-служебному пробормотала извиняющимся и растерянным тоном:
- Я... я не знаю, что на него нашло такое. Я пыталась его удержать, а он словно обезумел... - она поперхнулась собственными словами, осознав, что именно только что сказала. Когда она продолжила, голос стал совсем поникшим, - Есть отправляться за ним.
Довольно долгое время молчала рация. Когда же она вновь ожила, голос был не Морган, впрочем, Гудвин его узнал: это был майор разведывательного отделения Леонард Капет, который, в принципе, был "прикреплен" к другому связисту. Впрочем, на такой простой запрос мог ответить любой.
- Вызывает Капет. Повторяю, вызывает Капет. Срочно! В указанном здании обнаружено два трупа, один из них каратель. Опознанию не поддаются. Ответ?
Судя по карте, в его квадрате все было тихо и можно было отправить его обратно на базу, составлять отчет.

0

6

Голос Морган Альберту не понравился. "В мои обязанности не входит психоанализ, но от состояния подопечных зависит качество выполняемой ими работы. Если она сейчас совсем раскиснет, то вряд ли справиться с женщиной. А если...если эти слова о безумии сержанта окажутся правдой? Нет, понятно, что сейчас это был просто оборот речи, но кто знает, как обнаруженный объект воздействует на окружающую среду и психику людей...Она ведь не поднимет пистолет на "своего"...Или поднимет? По инструкции должна". От необходимости выбора Альберта спас неожиданно вклинившийся голос майора Капета:
- Вызывает Капет. Повторяю, вызывает Капет. Срочно! В указанном здании обнаружено два трупа, один из них каратель. Опознанию не поддаются. Ответ?

Гудвин нахмурился. Ему не понравилось то, что его частоту занял другой человек. Это было типично для Связистов - "перебрасывать" курируемых в случае чего на партнера или просто на главную систему. Но приятного мало. "В указанном здании...Его явно "сопровождал" кто-то другой, кто отдал приказ это самое здание обыскать и доложить. А теперь вот, пожалуйста, Леонард вышел на общую связь. Чем заняты остальные?"
- Майор Капет, это Связист Гудвин, я вышлю на место группу зачистки, они обследуют и заберут трупы. Если опасность устранена или вне зоны досягаемости, то дождитесь группу и можете отправляться в штаб.
"Об отчете и прочих формальностях напоминать нет смысла. Майор это или капрал, в конце концов?"
Альберт сообщил о двух трупах по внутренней связи и, как обещал, выслал на место "чистильщиков".

0

7

В паузу, заполняемую только ожиданием возможного ответа Капета вклинился голос Морган, снова вышедшей на связь. Теперь она всхлипывала и говорила скороговоркой:
- Я... я не могу его найти, совсем. Он пропал, как сквозь землю провалился, господи боже мой, тут везде пусто, я никогда такого не видела, как будто все умерли, я же не одна здесь, я боюсь, никого нет, я боюсь... - видимо, девушка была на грани истерики. Постепенно ее бормотание стихало, она перешла на шепот, но не умолкла совсем.
В дополение ко всему, в дверь кто-то начал стучать - негромко, но назойливо и с явным намерением не входить без разрешения.

0

8

«Бездна вас раздери! От одного избавишься, второй нагрянет. Мне нужно время, минута, секунда, столько, сколько есть». Гудвин быстро оглядел взглядом кабинет и остановился на самом темном углу.
- Шарки! – тихо позвал Ал и, услышав шорох и скрежет когтей по полу, приказал чуть громче. – К двери!
Второй раз повторять не пришлось. Хозяин – это человек, требующий беспрекословного подчинения. И не потому, что он разберет свое детище в случае неповиновения, просто программа собаки не знала других решений. Не легкая металлическая конструкция двумя прыжками преодолела расстояние до двери и уперлась в нее боком, вцепившись когтями в пол. Гудвин тут же почувствовал, как хочет расколоться голова – резкое вливание энергии на расстоянии, да еще и физическая нагрузка подопечного не очень хорошо сказываются на состоянии того, кто оживляет. Но ситуация требовала немедленных решений. Альберт прижал наушники плотнее к голове, отгораживаясь от скрежета когтей, стука в дверь и нахлынувшего приступа мигрени.
- Сержант Морган, возьмите себя в руки! – Связист дал себе секунду на размышления и плюнул на все приличия и формы. – Астон, успокойся! Ты слышишь меня? Ты в безопасности, ты не одна. Я с тобой. Ты меня слышишь, значит, еще не умерла, и поверь, я сделаю все возможное, чтобы этого не случилось. А сейчас успокойся и сделай шаг назад. Для начала. Давай, потихоньку.
Сейчас нужно было успокоить девушку и не допустить второго нервного срыва. Гудвин материл себя на все лады, потому что, как ему казалось, догадался, что там происходит с его подопечными, которые при нормальных обстоятельствах так бы себя не вели. Слишком поздно, надо сказать.
- Морган, уходи оттуда. Безумец воздействует на твой мозг. И на Лемеля тоже. Сопротивляйся, как учили. Думай о чем-нибудь нейтральном, но сопротивляйся этой твари и уходи! Это приказ!
«Сейчас нужно бы вызвать на помощь отряд быстрого реагирования, а также ближайшего к месту событий блокиратора. И попытаться докричаться до Гастона. Хотя вряд ли он еще жив…Но тут у нас есть еще одна проблема».
Продолжая повторять раз за разом просьбы успокоиться и уходить, Ал повернул голову на бок, чтобы увидеть дверь. Кажется, последнюю уже собрались штурмовать. Механику вовсе не хотелось разносить в щепки часть своего кабинета, так что Гудвин сделал едва заметный знак рукой, и Шарки отступил от двери к стене.

Отредактировано Альберт Гудвин (18.12.2009 13:59:33)

0

9

Уже начавшая было всхлипывать Морган постепенно затихла, дрожащим, прерывистым от рыданий голосом пробормотала "Вас поняла" - и какое-то время в рации раздавался лишь шум ее тяжелого дыхания - видимо, она вняла голосу рассудка, воплощенному в голос Гудвина и теперь улепетывала от опасного места куда подальше, напрочь забыв о напарнике.
Многострадальная дверь наконец-то открылась - за ней нервно приглаживал и без того прилизанные черные волосы запыхавшийся тощий молодой человек, скорбно помахивая небольшими (меньше двух метров в размахе) черными крылышками за спиной - наверное, новенький, по крайней мере, Гудвин его не узнал. Войдя в комнатку и быстро оглядевшись, он уставился на ее обитателя и выпалил:
- Сержант Гудвин, вас срочно вызывает в свой кабинет майор Раст. Я уполномочен проводить вас к нему. - и застыл как статуя, только шевелились крылья и судорожно дергался кадык на тонкой шее.

0

10

Раз.
«Ах ты, баран безмозглый, неужели не ясно, что если связист не ответил сразу, значит он занят?!»
Два.
«Неужели ты не понимаешь, что у меня люди могут погибнуть, если я буду отвлекаться на каждый стук в дверь?!»
Три.
«Да хоть сам полковник пусть вызывает! Я занят. А майор подождет, ничего от него не убудет. Мне не впервой в карцере время коротать».
Четыре.
«Я занят. Поэтому сядь и просто заткнись».
Пять.
– Закрой дверь, присядь и помолчи немного, ладно? – Гудвин слабо улыбнулся, чтобы успокоить паренька и самого себя заодно, и указал на трехногий табурет, обычно служивший механику местом для хранения необходимых в данный момент инструментов. Сейчас, к счастью, он был пуст, потому что с утра Альберт не занимался ничем, кроме своей непосредственной работы Связиста. – Через пять минут мы отправимся к майору.
Пять.
Волшебник ловко подхватил карандаш с дальнего конца стола и обвел им зону на карте, где сейчас по его подсчетам должен находиться сержант Лемель. В нескольких коротких строчках под кругом он описал сложившуюся ситуацию и емкое «Честь имею» с перечеркнутым «т» на конце, означавшее в среде его коллег вызов начальства.
Четыре.
Сообщение Ала по внутренней связи было так же информативно и кратко, но более официально:
– Активность в квадрате А-24. Попытка захвата безумца своими силами не удалась. Вышлите на место опергруппу и блокиратора. Без последнего к месту боевых действий не соваться: предположительно, объект владеет способностью внушения страха или эмпатией… В зоне поражения сейчас находиться сержант Гастон Лемель, передаю его на общий канал связи. Частота *** МГц.
Три.
Гудвин придвинул к себе личное дело Гастона, закинул в него заметки для будущего отчета и карту, подцепил дело Астон и всунул эту внушительную папку в руки совсем лишившегося дара речи от такого обращения новичка.
Два.
– Морган, сейчас твоя задача – дождаться опергруппы. Не вздумай ничего предпринимать в одиночку. Если снова почувствуешь себя плохо – отступай еще дальше. И освободи эфир, у вас с Лемелем одна частота. Может он выйдет на связь…
Один.
Альберт указательным пальцем поправил очки на переносице и занес руку над выключателем, собираясь освободить эфир от своего вмешательства. Но почему-то медлил… «Волшебники не верят в чудеса. Они сами их создают». Связист приник к микрофону и крикнул достаточно громко, что Морган в своем укрытии наверняка подпрыгнула от неожиданности:
– Лемель! Выйди на связь, живо! Тебя устранят как безумца, если ты не ответишь им, ты в курсе?!
Что ж, теперь у него было целых два свидетеля прямого неподчинения начальству.

+1

11

Ответ по внутренней связи был лаконичен. "Понял. Высылаю". Морган молчала и только дышала в трубку - может, кивала головой, совсем забыв, что связист не может ее слышать.
А тем временем посыльный потерял дар речи от такого обращения. Он открыл рот, закрыл его, сглотнул, снова открыл рот... со стороны он был больше похож на рыбу, только что вытащенную из воды, а сальные, будто мокрые волосы только усиливали это впечатление. Парнишка действительно присел на указанный табурет, явно собираясь ждать столько, сколько потребуется, покорно принял в свои руки папку и прижал к груди.
Молчание в эфире, тихое шипение и треск в ответ на призыв Гудвина. Можно было надеяться, что сержант Лемель просто потерял рацию - это было бы наилучшим из зол, хотя и за такое разбазаривание казенного имущества его бы по головке не погладили - но все же потерять рацию лучше, чем голову.
Посыльный осторожно тронул Гудвина за плечо.
- Я все-таки должен препроводить вас к майору. И с этим - кивок на папку, которую он по-прежнему бережно придерживал, - что прикажете делать? Куда отнести?

0

12

Гудвин стучал ногтем по переключателю, все еще надеясь услышать хриплый шепот Лемелея о том, что ему страшно или больно, но в наушниках слышны были лишь помехи. Когда рука посыльного легла на плечо, Альберт с тихим вздохом отключил оборудование, снял наушники и развернулся к собеседнику, выбрасывая из головы Лемеля и его проблемы. Он даже улыбнулся – то ли себя подбодрить, то ли пареньку показать, что с ним все в порядке. Улыбка была вполне искренняя, хотя в данных обстоятельствах и выглядела фальшиво. Нет, связист не был бездушной сволочью, которой наплевать на своих подопечных, просто…«Я сделал все, что мог. А сейчас я буду только мешать своим же…Безумца поймают, все путем. К тому же меня ждет майор. За каким чертом я ему понадобился, интересно?» Способность быстро переключаться с одного дела на другое, с тупиковой проблемы на проблему более чем решаемую безошибочно помогала ему не свихнуться в течение всей службы.
- Папку отнеси в общий зал работы связистов. Но не клади ее на ближайший стол, а передай лично в руки заинтересованным лицам. Ты же видел только что – связиста от работы может оторвать разве что мощный взрыв или наводнение. И живей давай, майора Раста я сам разыщу, а вот следующий труп будет на совести твоей медлительности!
Выпроводив посыльного за дверь, Ал сам замер на пороге, опустив голову. Всего на секунду, вспоминая недавний порыв и пытаясь понять, что он сделал не так и где подвел своего подопечного, не может ли он еще что-то для него сделать…После чего решительно сделал шаг вперед и тут же сощурился от света ламп в коридоре – все же в его каморке безраздельно властвовал успокаивающий полумрак.

0

13

В кабинете майора Раста, главенствующего над разведывательным подразделением, как всегда, царил неописуемый бардак. Полная окурков пепельница, ошметки грязи и комки бумаги на полу. Заваленный примерно тем же стол, накурено - хоть топор вешай. В кабинете толпились какие-то люди, примерно пять или шесть молодых людей в самой разнообразной одежде с мрачными лицами - разведчики, шпионы, работающие под прикрытием и просто дозорные от такого скопления народа в небольшом помещении было душно, ведь окно открыть никто и не подумал. Шпионы негромко переговаривались.
Майор Раст поднял голову от бумаг и уставился на вновь прибывшего в недоумении, словно пытаясь вспомнить, кто это такой и откуда он, собственно, взялся здесь. Осознав это, он нахмурился и собрался что-то сказать, но внезапно ожил и пронзительно заверещал телефон внутренней связи. Майор снял трубку, какое-то время вслушивался, буркнул: "Вас понял" и снова обратил внимание на Альберта.
- Гудвин, я вас не вызывал. Вы нужны подполковнику Бертону, а мне нужен совсем другой человек. Идите.

Кабинет подполковника Бертона не отличался спартанским убранством. На стенах висело несколько плохих картин, некоторые из которых были написаны самим офицером - они отличались особенной бездарностью, дагерротипы некоторых офицеров, пришпилены какие-то графики, приказы, записки - все вперемешку. В углу стоял сколоченный из неотшлифованного дерева мольберт, на табуретке около него лежали тюбики красок, бутыль с растворителем, палитра, кисти. На столе подполковника царил бардак: те же графики, приказы, записки для памяти, кому-то и просто так, стопки бумаги, пистолет отдельно, обойма отдельно, патроны врассыпную, чернильница, несколько ручек, нож... стопка книг в углу стола угрожающе покачивалась, казалось, что она вот-вот упадет. Вообще кабинет Бертона выглядел очень по-домашнему. Шторки в цветочек на зарешеченном окне усиливали впечатление и добавляли комичности. Сам хозяин - такой же домашний, немного полноватый - тоже был тут. Он стоял у мольберта и придирчиво рассматривал какую-то жуткую мазню, стоящую на нем, целиком уйдя в это занятие.

0

14

За время службы Альберт научился почти ничему не удивляться, поэтому известие об ошибке посыльного он принял как должное, хотя и неприятное событие. «Интересно, куда он занесет мои документы? Не в столовую ли? Хоть карту штаба им на руки выдавай, честное слово». Молча откланявшись, Гудвин поскорее поспешил покинуть это прокуренное помещение и отыскать подполковника Бертона. «Дело принимает неожиданный оборот. Если из кабинета подполковника меня отправят к Ленарду, я, пожалуй, решу, что сегодня нас всех отравили каким-нибудь расшатывающим рассудок газом. На кой черт я сдался таким важным персонам? Да еще и немедленно. У нас что, намечается накрытие базы оппозиции или захват целого логова безумцев? Тогда почему же так неспешно?»
На пороге кабинета Бертона Ал перестал хмуриться, даже не без труда удержал готовую расползтись по его лицу улыбку и доложил о своем прибытии. О художествах подполковника ходило немало анекдотов, а так как это едва ли не единственное развлечение циркулирующих по штабу карателей, не занятых полевой работой, связист знал их все наизусть. И сейчас на ум ему как раз пришел один из них: о том, как закончив рисовать портрет капрала, подполковник приказал быть на него похожим. Быстренько придав своему лицу наиболее бесстрастное выражение, Гудвин проскользнул в кабинет, желая поскорее расправиться с неожиданными делами.

+1

15

Проигнорировав доклад о прибытии (видимо, он его попросту не услышал, с головой уйдя в творчество) и положив очередной мазок и отступив от "картины", чтобы полюбоваться, - не на шаг и не на два, а почти к входу в кабинет, подполковник налетел спиной на Альберта. Ойкнув, он обернулся и уставился на гостя.
- А... э... сержант, здравствуйте, присаживайтесь, я очень рад вас видеть, но в следующий раз был бы очень признателен, если бы вы не стояли у меня над душой, когда я пишу, а сразу бы докладывали о себе, громко и четко, - все это было сказано с непередаваемой смесью радушия и раздраженности, на которую способен был лишь Бертон. Кивнув сам себе (это тоже было одной из многих его странностей), он продолжал:
- Как видите, у меня руки в краске... да и вообще я весь в краске, поэтому не могу подойти к столу и посмотреть в своих записях, зачем я вас вызвал. Будьте добры, подайте их мне. Заодно имя свое скажите.

В бумагах подполковника царил полный хаос, но все-таки немного упорядоченный - он имел верх и низ, и сверху лежал исчерканный листочек, на котором можно было разглядеть фамилию Гудвина в окружении малопонятных закорючек. В верхнем углу этого листа так же угадывалась фамилия второго подполковника со стоящим рядом восклицательным знаком и припиской "так и т надо", а где-то внизу притулился сам Ленард, перечеркнутая буква "С" и улыбающаяся рожица. Остальные надписи тонули в каракулях и невразумительных набросках Бертона.

+1

16

Служебный долг пересилил желание заржать в голос, и Альберт замер, приняв строевую стойку.
- Товарищ подполковник. Сержант Гудвин по вашему приказу прибыл,- повторил он второй раз за несколько минут.
"Да мне не сложно. Я и десять могу повторить. На данный момент меня могут ждать только моя собака и не очень радужное известие о том, что сержанта Лемеля найти не удалось...Оба могут подождать".
Получив отмах, который каратель в надежде счел прощением, Ал отошел искать нужный документ. Собственно искать долго не пришлось – он сразу бросился в глаза, как бросается в глаза любая бумага, на которой стоят твои собственные инициалы. Гудвин подобрал лист и непроизвольно поднял к глазам, удивленно отметив про себя интерес обоих подполковников к своей персоне. Особенного его потрясла улыбающаяся рожица напротив почерка полковника. Это уже совсем ни в какие ворота не лезло. Может быть, дай ему Бертон время еще поразбирать его ужасный почерк, каратель бы узнал, что от него хотят, и был к этому хоть немного готов. Но делать нечего – Ал отдал документ, ничего толком не поняв, лихорадочно перебирая в голове возможные варианты и не решаясь ни один из них поставить первее предыдущего. Где-то на задворках сознания мелькнула мысль о повышении, но, как и любой человек, который был не самого высокого мнения о себе и о превратностях судьбы, Гудвин сразу ее отмел. «Не за что меня повышать. Но и понижать ведь тоже не за что? Или есть за что? Ну да, несколько раз я осмелился перечить начальству, но так не со зла ж…Дурак. Сидел бы тихонько в своем уголке, не высовывая не в меру любопытный нос за дверь и все было бы прекрасно. Так ведь нет – его, видите ли, смутили некоторые не особо гуманистические методы…И отношение к подчиненным. А еще идиотская приписка о «благородном убийстве» сталью…Черт, несмотря на все недочеты, я слишком люблю свою работу, чтобы ее лишаться. Если он сейчас объявит о моем смещении с должности, я…а что я? В ноги что ли ему упаду? Да упал бы, не гордый, только вряд ли это что-то даст…»
Так, быстро, с достойной связиста скоростью, но достаточно флегматично размышлял Гудвин, предоставив подполковнику самому разбираться в написанном и судьбе сержанта заодно.

0

17

Подполковник осторожно взял бумагу двумя пальцами, стараясь не сильно испачкать ее в масляной краске, хотя непонятно было, что такого важного в этих каракулях. Человек более аккуратный давно бы выбросил этот листок и исписал бы вместо него три других. Бертон некоторое время вглядывался в написанное, близоруко щурясь и поднеся лист очень близко к глазам. Наконец он закончил с созерцанием и уставился на Гудвина.
- А, сержант, очень хорошо, что вы пришли, правда, опоздали немного. Я вот порисовать успел, пока вы ползли сюда. Только не говорите, что у вас дела были важные, какие у вас, паяльщиков, могут быть дела?Сидите целыми днями в своих каморках, света белого не видите, все ковыряетесь в этих железках... Я смотрю, бледный вы что-то и отощавший... - подполковник обошел Гудвина кругом, словно желая убедиться в масштабах его заморенности, - Все, я решил. Там на столе еще увольнительная лежит на ваше имя, денька два отдохнете в городе. И чтобы ноги вашей в штабе не было. Все, свободны.
Он вернулся к мольберту, взял кисть, щедро зачерпнул с палитры охру и принялся возить ею по холсту. Рисовал.

0

18

Гудвин остался стоять, как громом пораженный. Целый вихрь сумбурных образов и мыслей пронесся в его голове, наверняка найдя отражение на его обычно безучастном лице. К счастью, Чарльз Бертон уже вернулся к своему творчеству, поэтому не видел загоревшиеся глаза Ала и то, с каким трудом ему удалось сдержать рвущиеся с языка обвинения. Сделав над собой еще одно усилие, он поднес руку к виску и молча вышел, стараясь не скрипнуть зубами, которые непроизвольно сжимал. Рациональный мозг связиста искал и не находил причин для увольнительной – работу он выполнял как обычно, сам об увольнительной не просил, ел регулярно в столовой…ну задерживался несколько раз допоздна, но так ведь по работе же! Поэтому, придав своему телу хоть какой-то вектор, лишь бы уйти подальше отсюда, Альберт позволил чувствам захлестнуть себя, раз разум отказывался принимать в этом участие. Справедливый гнев на ничего не понимающее руководство, мысли о том, что это чья-то злая шутка, недетская обида на неразборчивую судьбу, пугающие размышления о завтрашнем дне, полном безмятежного хаоса и истерические нотки его обычного чувства юмора «Многие мечтают об этом, Гудвин, а ты устроил панику на пустом месте» - вот какой калейдоскоп ярких картин с непечатными подписями крутился в его голове. «У них нет такого права». «За что?». «Это ведь нормально для связиста, разве нет?». «Бойца должны госпитализировать, если он упадет замертво. Ни в каком другом случае…». «Почему такое внимание к нашей работе? Ко мне конкретно? Да какое им дело?!». «Кто-то просто решил на мне отыграться. Тебе ж не привыкать, Гудвин». «Все равно это подло! Это низко! Это…»
Поняв, что сейчас или вернется в кабинет подполковника и начнет с ним спорить, что не закончится ничем хорошим, или пойдет выяснять отношения с ближайшим скоплением капралов, в чем тоже было мало приятного, Альберт на минуту остановился, прислонился лбом к холодной стене и несколько раз глубоко вздохнул. На самом деле нервных срывов у Гудвина не было лишь потому, что его организм вовсе не был душевно тонко организованным существом и его устраивали самые банальные методы, чтобы успокоится – закурить, сунуть голову под кран с холодной водой или глубоко подышать. Этому учат всех в первый же год обучения, но кому-то это просто без надобности, а кому-то не помогает. И только таким странным парням, как Волшебник, это может приносить практическую пользу.
Приведя свой разум в относительный порядок, каратель, наконец, огляделся и постарался мысленно проложить маршрут от этого коридора до общего зала работы связистов, которым не так повезло с личным кабинетом. Он бы еще немного поубивал себя в бездне ненависти к начальству и окружающему миру, но деятельное подсознание решительно возражало против такого времяпрепровождения. «Нужно узнать, как там дела у Лемеля и Морган…а потом забрать Шарки из кабинета…и…и все?» На самом деле Ал был готов уцепиться за любую возможность остаться при делах, но тешить себя бесплотными надеждами было слишком бы неразумно, поэтому связист с видимой неохотой отделился от стены и, засунув руки в карманы джинс, обреченно зашагал к своим коллегам. Если бы он мог, он бы плелся как можно медленней, но даже недолгое хождение строевым шагом напрочь лишало его возможности ползать как улитка.

0

19

Стоило чуть-чуть отвлечься - и расплата неминуема. Нехитрая эта истина подтвердилась еще раз неожиданным инцидентом: заворачивая за угол, Гудвин столкнулся с с невысоким темноволосым андрогинным созданием в форме и сержантскими погонами, невольно выбив у нее из рук стопку бумаги.

[Ваш следующий ответ сюда: [link]]

0


Вы здесь » Практическое Демоноводство » [Zimtown] Архив эпизодов » Альберт Гудвин №1


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC