Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Улицы [альт.]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

...

0

2

--> здания

Неодобрительно хмыкнув в спину Ормонду, Джулиан принял его символическую помощь, мимолетом подумав, что он-де, не девица, мог бы и сам справиться. Впрочем, это было и неважно на данный момент времени.
Обогнув по дуге мертвое тело, Кантар поспешил к дому на противоположной улице, углядев в нем небольшую нишу. В таком месте можно было укрыться как раз двум не особо упитанным людям, переждать случайный обстрел или еще что похуже; оставаться в подобных закутках также не было смысла, поэтому подпольщик, то и дело разглядывая окрестности, как не особо умный турист, мелкими перебежками уводил себя и Зиму подальше от исходной точки их своеобразного путешествия. Один раз над ухом Джу просвистела пуля, звонко срикошетив от стены и чудом не задев обоих беженцев.
"Только не крыши, ну пожалуйста," - взмолился мужчина, рванувшись по направлению к очередному временному укрытию и утягивая за собой кочевника. Сверху открывался отличный обзор на улицы, а ходить, вечно задрав голову, не числилось в планах Кантара. В любом случае, еще одна передышка лишней не будет; рассудив так, Джулиан уселся на землю, опершись на стену спиной, и с улыбкой посмотрел на Ормонда:
- Ну что, Зима, нескоро мы, похоже, отсюда выберемся, как ты думаешь? - выстрелов больше не было. Если им повезло, то была обычная шальная пуля, а не прицельный огонь.

0

3

Городок N слишком мал и беден, чтобы содержать собственную постоянную военную часть - здесь было небольшое подразделение с майором во главе, подчиненное IV Анклаву, так что осуществлять поддержку зачастую приходилось Карательному отряду Зимтауна. Но тут за своим городом не всегда уследишь, что уж говорить о чужих - и в N, но достаточно долгое время оставвшемся без нормального контроля, успело завестись крысиное гнездо.
Особая группа зачистки вместе с капитаном Анадарре прибыла в городок, чтобы выкурить подполье из облюбованных катакомб и зачистить следы их пребывания на грешной земле.

Бросившихся вассыпную бойцов поглотили узкие улочки города. Сам Анадарре занял заранее рассчитанную и оговоренную позицию и спустя короткое время уже повторял краткую инструкцию своим людям. Отрапортовав по рации: "Волки" на месте", он дождался сигнала - первых взрывов, знаменующих начало операции. Охота на людей началась.
На улицах творился сущий ад, и не одному участнику событий пришла в голову мысль о том, что наверное, именно это видят те несчастные, которыми Бездна завладела полностью. Каменная крошка и обломки, падающие на головы людей, пылающие и агонизирующие люди на улицах. Отряд Анадарре не вмешивался в основные событие, предоставив эту честь "Львам", но со своей задачей и они справлялись неплохо, издалека меткой пулей выкашивая ряды противника и добивая тех, кто сумел улизнуть из оцепления. Были, разумеется, потери - но несоизмеримые с потерями оппозиции,каждый каратель захватывал с собой на тот свет  до десятка подпольщиков, и было ясно, в чью пользу разрешится конфликт, как это было всегда. Следует отдать честь несчастным гуманистам - заведомо обреченные и превосходно об этом осведомленные, они шли в бой бесстрашно и с высоко поднятой головой, и горделивый блеск в их глазах, казалось, не стирался даже смертью.
Несмотря на относительную удаленность от собственно зоны боевых действий, его небольшой отряд тоже нес потери от снайперов Подполья, но они быстро вычислялись непрерывно сканирующими местность стационарными телепатами в среде "Ласточек", хотя не всех удалось "снять".
Даже Михаэлю, стоящему на стороне закона и правопорядка, казалось,что здесь, в неприметном городке N, на поверхность вышла сама Бездна и все демоны ада поджидали умирающих по ту сторону света. Он отдавал приказы,стрелял и снова отдавал приказы, не забывая ни на секунду о своем месте в эфемерно-тонком контуре ментальной сети отряда. И - как капелька росы в паутине - в этой сети прозвучал известный ментальный отпечаток, так что Михаэль завертел головой, высматривая старого знакомого, хотя во всеобщей мешанине черных мундиров и разношерстных оппозиционеров задача казалась практически невыполнимой.

0

4

Ормонду не раз доводилось видеть смерть в самых разных ее проявлениях. И все-таки такое он наблюдал впервые. Словно Смерть стала уличной девкой, крикливой и дешевой – бросалась к каждому прохожему, просительно заглядывала в глаза, дерзко хватала за руки, подолы плащей, повисала на шее и предлагала, предлагала, предлагала себя... Выглядывала из оскалившихся неровно выбитым стеклом окон, кокетничая, показывала то оголенное плечо, то округлое бедро: «Эй, красавец, только тебя и жду! Заходи, недорого!»
Кочевник быстро догадался, что Джулиан опасается снайперов. Это было почти смешным: Карн верил в их меткость, как первый христианский мученик в своего нового бога, и представлял себе смерть от такой пули быстрой и легкой. Вот удар ножом – это другой разговор, этого и врагу не пожелаешь. Во время коротких перебежек Зима случайно заметил труп девушки с кинжалом в боку: лицо, искаженное чудовищной мукой, застывшее при последнем спазме тело. Длинные тонкие пальцы, созданные для игры на пианино, мертвой хваткой впились в землю.  Подобным образом подыхать не хотелось.
В остальном страшно не было. Только вот кто-то шутки ради заменил позвоночник на стальную трубку и льет по ней ледяную воду, а так ничего.
- Сложно поспорить, - согласился Зима с Джулианом, присаживаясь рядом. При взгляде на улыбку друга он впервые с момента начала «операции» - как ее, интересно, потом назовут? – ощутил, как болезненно сжимается в груди сердце. Что с ними со всеми будет? Где они встретятся?
- Джу, если... – начал Ормонд, запнулся, не решаясь произнести вертевшееся на языке «меня убьют», и тут же мысленно обозвал себя тряпкой, - если что, забери, пожалуйста, те документы. В конце концов, можешь потом передать кому-нибудь из своего отряда, такой вещи грех пропадать.
«Ну да, вещи пропадать грех, а людям нет, - само собой пришло в голову. – Люди стали расходным материалом «и не хотят унять кровопролитья». Ах ты, черт, кто бы мог подумать, что моя жизнь запросто может оборваться в такой день, как сегодня? Я-то был уверен, что паду от руки какого-нибудь сумасшедшего или обыкновенного грабителя во время какого-нибудь ночного перехода... Ведь надо же было такому случиться – ввязаться в баталии Кочевников и Подполья! Джулиан и Альберт хотя бы в состоянии умереть идейно, а мне придется так, как жил... без всякой идеи, кроме естественного отбора. Хотя какая, собственно, разница?»

0

5

---> Здания

Короткими перебежками, скрытые от посторонних глаз обломками обрушившихся стен, Альберт уводил девушку, а заодно и самого себя, подальше от места событий. Кто-то бы назвал это дезертирством, Гудвин окрестил это отступлением. Нет, правда, что бы он мог сделать на поле боя, встреться он лицом к лицу с врагом? Трезво оценив свои силы, Ал решил не рисковать: вместо того, чтобы бросаться под пули Подполья, он собирался, во-первых, вывести гражданскую к границе, а во-вторых, самому найти какое-нибудь тихое местечко, чтобы немного прийти в себя и соориентироваться в ходе операции. Вайора плелась следом. Она все еще надеялась пережить сегодняшний день, пусть даже усилиями карателя, и все еще невольно отмечала темные углы и подозрительно-быстрые тени, но на то, чтобы всерьез выкручиваться, уже не хватало сил. В какой-то момент в голове начало пульсировать желание бросить попутчика к черту - пусть даже и получив пулю в затылок. Чувство гадливости еще заставляло неметь кисти рук, но мысли о моральной стороне убийства были настолько несвоевременны, что даже думать об этом не выходило. В целом, идти за карателем просто было самым легким из выходов.
По пути приходилось часто делать остановки - чтобы оглядеться, отдышаться, сверится с внутренним компасом. Сейчас, скрываясь в тени бетонных зданий, Альберт смог окончательно убедиться, что карта его, досконально изученная перед выездом, сильно устарела. Потеряться они не потеряются, но поблуждать придется. А подобные "прогулки" слишком опасны для жизни, о чем свидетельствовали многочисленные трупы, которыми были усеяны улицы. Ал старался даже не смотреть в их сторону, но часто его взгляд останавливался то на одной, то на другой застывшей маске ужаса. Были здесь и подпольщики, и каратели, и мирное население, которое не успело вовремя покинуть этот ад.

0

6

Живые были, хотя не так много. Вайора привычно шарахалась от слишком подвижных теней и темных пятен еще до того, как замечала в них птицу, бочку с дождевой водой или человека. Какая-то женщина пряталась на веранде дома, может быть, очень надежно, если смотреть изнутри, но с улицы была видна исцарапанная коленка. Два хрупких, совсем еще мальчишечьих силуэта мелькнули в проулке. Кто-то отчаянно закричал, может быть, далеко, но пара заброшенных домов отразила звук с пугающим резонансом. Впереди скрылись за углом двое, один из которых, кажется, был вооружен. Женщина испуганно дернулась, потом - решила, что хуже уже не будет. Но все-таки мысленно досчитала шаги до угла. Гудвин тоже их увидел, но помимо этого он их еще и узнал. По крайней мере - одного из них. Не так-то легко было спутать этого до боли знакомого кочевника с членом оппозиции или карательских отрядов. "Значит, ты все-таки попал в неприятности, да, Ормонд? Неужели нельзя было просто развернуть коня и как можно быстрее скрыться за горизонтом?! Нет, ты же у нас философ-идеалист с чрезмерно развитым чувством долга и безграничными запасами добродетели!" Альберт раздумывать долго не стал - выхватил винтовку из пасти своей собаки и прицелился в того, кого счел по меньшей мере "похитителем". Никаких сомнений по этому поводу у него не возникло - вооруженый, хорошо тренированный мужчина, куда-то уводивший свой "живой щит", просто не мог считаться хорошим приятелем Карна...или это Гудвин хотел так думать?

0

7

Слова Ормонда горечью отдались в душе. Даже сейчас этот невозможный человек думал не только и не столько о себе. С одной стороны, Джулиан его понимал: сложно выжить в нынешних темных временах, когда не на кого опереться, когда ты не уверен даже в следующем часе, не веришь в чужую доброту; в эти времена чужая помощь кажется чудом, нереальным везением, счастливой картой, вытянутой из рук Судьбы.
- Хорошо, Зима. - тихо выдавил он из себя, да и следовало ли что-то говорить лишнего? Оба понимали, что так будет лучше, тем более сейчас - когда мирное время закончилось, а на смену ему пришло сумасшествие войны.
Но показавшееся на первый взгляд незаметным, убежище их все же было открыто для чужих глаз, и сейчас пришло время в этом убедится.
Слишком поздно Джулиан заметил двоих - мужчину и женщину, также прокладывающих себе путь сквозь обломки зданий и напоенных кровью улиц, слишком поздно выхватил оружие, что уступало все же по своим характеристикам винтовке в руках Карателя. "Что-то не больно-то ты и похож на бойца," - язвительно подумал Кантар, инстинктивно делая шаг вперед и загораживая собой кочевника. Однако, наработанный опыт подсказывал, что даже если Каратель и не выглядит как полноценный член одного из отрядов, ожидать от него можно любой каверзы. Смущала также женщина - кто она? Зачем следует за.. этим? На мгновение мелькнула мысль о том, что каратель всего лишь выводит мирную жительницу из этого хаоса, но Джулиан постарался как можно скорее затолкать эту мысль поглубже в сознание: если бы это было так, то представитель власти поспешил и не останавливался ради двух бродяг... Хотя кто разберет, что у них в головах творится, у черных легионов этих?..

0

8

Карн, не обладающий соответствующими навыками, вообще ничего и никого не заметил до той минуты, пока Джулиан не выхватил пистолет. Бросив взгляд в ту сторону, откуда надвигалась угроза, он против всех законов логики испытал если не восторг, то по крайней мере сильную радость: "Альберт, живой!" И завертелись-закружились в голове в ритме вальса, не марша, всякие мысли - надо им как-то помешать, раз, этим двум славным ребятам, два, нельзя же, чтобы они друг в друга стреляли, три, и сделать это должен он, Зима, раз, больше некому, два, не на эту же девицу полагаться, три...
- Чума на оба ваши дома! - крикнул он первое, что пришло в голову, быстро выходя из-за спины подпольщика и надеясь - нет, рассчитывая - что Гудвин его узнает и, конечно же, не убьет. Единственным его желанием было хоть чуть-чуть отодвинуть Бездну, которая так неумолимо приближалась к ним. Единственный способ, который он видел в тот момент и которым воспользовался без промедления - встать между карателем и подпольщиком.

0

9

- Ормонд!
Все последующие высказывания в адрес друга захлебнулись в беззвучном крике. Слишком поздно мозг сообразил, что цель заслонили, слишком поздно дернулась в сторону винтовка, слишком поздно…«Пуля быстрее стали» – подумал бы Ал, если бы эту историю ему пересказывало какое-нибудь третье лицо. Но самый безумный сценарист в мире, Судьба, или Бездна, или кто там у них отвечает за немые сцены, по ошибке записала его на главную роль. А потому он мог только стоять и смотреть, как понимание медленно появляется на лице Ормонда, как тянет он руку к ране…
Все каратели – люди. И в этом их основное несовершенство. Можно годами тренировать свое тело и свой разум, терпеть боль, душить эмоции в зародыше, но твой щит все равно рано или поздно пробивают. Особенно щит таких парней, как Гудвин. Казалось бы, нерушимая стена из дурацких шуток, ворчливых замечаний и полной концентрации на своей работе, защищающая от всех проявлений безумной реальности, превращается в пыль в одно мгновение. И человек остается один на один с волной эмоций, хаосом переживаний, который ничем больше не фильтруется. Альберт оказался к этому не готов: он сделал то, что ни в коем случае не должен был делать – опустил винтовку и шагнул вперед. Не соображая, что делает, просто идя на поводу у собственных эмоций. Связиста выбило из колеи – он видел перед собой только Карна, этого дурака Карна, которому Ал лично оформил билет в один конец.
Однако остался в их компании и тот, кого чужая смерть не трогала вовсе. Тот, кто как раз мог бы поспорить за титул совершенного убийцы. Справа от карателя блеснул холодный металл – Шарки, машина, программа, помнящая и выполняющая определенные установки даже без команды Альберта, кинулся вперед, к человеку с оружием, направленным на хозяина. Обезвредить. Начнет стрелять – убить.

0

10

Сильный удар - вот и все, что в первый момент ощутил Зима. Такой сильный, что нельзя не упасть. В оглушительной, непривычной тишине он легко прочел на лице Альберта констатацию своей смерти. Но удивился совершенно иному: отчего вместо Гудвина на него с невыразимой мукой смотрит архангел? И как это кочевник раньше не замечал за карателями такой способности - превращаться в ангелоподобных существ?.. А наваждение было прекрасным: архангел легко шагнул к нему, Ормонду, по переливающейся хрустально-чистым блеском воде, и еще к нему плыл-бежал-летел пес. Его пес, Джерри: вот-вот наскочет, оближет с ног до головы, вот-вот, еще чуть-чуть... "Ах ты, бестолочь! - радостно крикнул ему Карн. - Где же ты был все это время?!"
И в тот же момент нахлынула страшная боль, сметая все образы, все мысли, все слова. Ормонд хотел закричать, но все мышцы свело судорогой и он не смог даже вздохнуть, так и застыл, скорчившись, на земле.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC