Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » [Zimtown] Архив эпизодов » Альберт Гудвин, Флоренс Сэдвиш №1


Альберт Гудвин, Флоренс Сэдвиш №1

Сообщений 21 страница 33 из 33

21

Гудвин вернул рацию на место, ожидая решения коллег – кого пошлют на место и пошлют ли вообще, а сам вернулся к плите и выключил газ. Найдя в шкафчике пару относительно чистых кружек и подивившись слою пыли на верхней полке, он полез искать чай. Когда Альберт готов был сдаться и начать искать злосчастную коробочку с помощью рентгена или смириться с тем, что чая здесь нет, она все же нашлась. В этот момент в проходе как раз бесшумно появилась Сэдвиш.
- Может, нам следует выйти из квартиры? Всё-таки не ждали здесь нас.
Гудвин чуть не выронил банку из рук, но вовремя привел свои нервы в порядок, после чего спокойно разлил кипяток по кружкам. Обдумывал предложение. Алу и самому хотелось бы скрыться в неизвестном направлении, как, впрочем, и любому нормальному человеку, обладающему инстинктом самосохранения. Но инструкция была весьма точна на сей счет, тем более что он уже сообщил об этом в Центр. «Да и сбегать, будто мы воры какие, оставляя Хэллара один на один с его проблемами, кажется мне слишком эгоистичным поступком. Моралист из меня еще тот, но если уж я могу помочь «своему» хотя бы просто посторожив его квартиру и сообщив о взломе, то я это сделаю».
Каратель развернулся к девушке, оперся руками на кухонный стол и высказал, наконец, мысли, крутившиеся у него в голове:
- Сержант, если хотите идти – идите сейчас. Я не сообщил о вас в штаб, можете сказать, что отдали мне бумаги, а сами пошли по своим делам. В квартиру я вошел один, с собакой, а обнаружив следы взлома, остался в помещении до возвращения хозяина и приказов сверху.
«В конце концов, не в первый раз покрываю коллег – те, кто меня хорошо знает, уже давно поняли, что я не откажу им в их «маленьких просьбах». Оставить время после первого обхода улиц и не мешать патрулировать какую-нибудь отдельную квартиру красивой девушки – почему бы и нет? Маленькие человеческие слабости. Зато потом мне приносят какие-нибудь интересные образцы техники с окраин…»
Да, и Гудвин – не идеал карателя, хотя он искренне думает, что таким образом помогает своим же чуть-чуть ослабить хватку начальства. Он действительно готов был всех карателей считать своими товарищами. Об этом как раз говорили две кружки ароматного чая, которые Альберт старательно прикрывал спиной – он-то заваривал на них обоих, даже не думая, что Сэдвиш захочет уйти, а теперь ему было стыдно за свое хваленое дружелюбие, которое ошиблось на счет Флоренс уже второй раз подряд.

0

22

Она внимательно наблюдала за действиями юноши. Если говорить, честно, то вначале он ей показался растяпой, но потом мнение как-то стало меняться. Впрочем, ей было непонятно, к чему он всё это говорил – она ведь не предлагала уйти насовсем, а всего лишь покинуть конкретно это помещение и подождать где-нибудь на лестничной площадке или под домом внизу. Девушка вскинула бровь, у него было слишком обостренное чувство то ли ответственности, то ли справедливости, что было совсем чуждо для неё. Флоренс не понимала просто, зачем нужно печься об этом всём. Важна была только своя «шкура», впрочем, и её ценность была не так уж и высокой, а также двух капралов, которые были на ней на задании – и то только потому, что так сказано в «инструкции». А посему желание хмыкнуть, развернуться и уйти было, что тут темнить. Она взглянула на сержанта, который так «воинственно» был настроен, потом на собаку, а затем и на пару кружек.
- В моих планах вообще не было уйти восвояси, - начала она меланхолично, проходя в помещение, - но раз ты предложил, я могла бы уйти, - она взялась за спинку стула и отодвинула его от стола, ножки заскрежетали об пол, ведь она не удосужилась приподнять стул, - но ты уже налил чай в кружку, а потому я останусь – не выливать же, - Флоренс говорила всё нерасторопно, слегка лениво и в конце своей небольшой речи даже не улыбнулась, хотя, как она мысленно отметила, эта эмоция была бы сейчас как раз к месту. Грустно оглянув всё помещение, девушка присела на стул и, подперев ладонью подбородок, свободной рукой потянулась к кружке.
- Да и не по инструкции это будет. Ты может и сержант, но на Сэдвиш слабо походишь, чтобы передать Хэллару отчеты, - она с унылым выражением лица разглядывала кружку и её содержимое. Флоренс не любила горячий чай, а посему стала ждать, когда чай остынет. Она посмотрела ещё раз на собаку, которая откровенно вызывала у неё подозрения и заставляла быть постоянно настороже. Стало интересно, а питается ли чем-нибудь это существо – может каким-нибудь машинным маслом? Но эту мысль она отогнала, поставив на первый план вопрос «что случилось в этой квартире?».
- Так сюда вскоре кто-то придет разбираться? – было интересно, куда пропал Хэллар и его девчонка. Ей пришла в голову мысль, что они мертвы уже, но, что-то подсказывало, что так просто подобное странное дело не могло закончиться.

0

23

Гудвин вовремя переместил свое тело со стола на стул, придвинул к себе кружку и старательно сделал вид, что углубился в изучение медленно оседающих чаинок. Наконец, он сообразил, что неплохо бы и объяснить что-нибудь сержанту, а потому ответил для начала на логичный собственно вопрос:
- Да, я сообщил в штаб обо всем этом, они наверняка кого-нибудь пришлют. Я бы и сам занялся этим делом, хотя обычно не участвую в подобного рода расследованиях, но мне дали увольнительную на два дня, – Ал помолчал, отбарабанил несколько раз пальцами по столу, потом продолжил, задумчиво уставившись в кружку. – Вообще-то мне полагается извиниться. Я просто привык принимать решения, как ты понимаешь, при моей работе важны не занудные получасовые объяснения, а быстрая реакция. Занудные получасовые объяснения я могу и в отчете изложить, хотя обычно даже этого не требуется. Впрочем, быстрая реакция – это залог выживания для любого карателя, но обычно есть кто-то, кто стоит у тебя над душой и координирует твои действия – и не важно, как далеко он при этом находится. А над моей душой никто не стоит, во всяком случае, непосредственно во время работы. Поэтому…
Оторвав взгляд от кружки, он с удивлением заметил, как Сэдвиш бросила на его собаку какой-то особо недоверчивый взгляд, и мгновенно прервал свой монолог. Не то, чтобы он обиделся на недостаток внимания со стороны слушателя, просто этот взгляд очень быстро напомнил ему, перед кем он сейчас извиняется. А потому решил для начала развеять раз и навсегда все сомнения на счет собственного творения и вообще на счет результатов своей работы.
- Шарки, а ну иди сюда!
Собака вскочила и, процокав когтями по полу, ткнулась мордой в бедро Гудвина. Ал потрепал Шарки за уши, потом развернул его голову к Сэдвиш и дал вполне четкую установку:
- Она – друг. Как я или Ормонд. Друг, слышишь? – Механическое животное сделало шаг к сержанту и положило голову на колени Сэдвиш. Гудвин вспомнил, как девушка отреагировала на его собственное прикосновение, засомневался, можно ли было так сделать, но было, в общем-то, поздно. - Видишь, Сэдвиш? Он теперь не считает тебя опасной, все твои действия расцениваются как единственно верные. Даже если ты выпустишь в него две обоймы, он продолжит преданно смотреть тебе в глаза.

0

24

Девушка стала раздумывать о том, кто сюда придет и что начнет делать. Наверно, как всегда какие-нибудь формальности, которые были банальны до нельзя. Впрочем, ей было всё равно, что будет делать этот человек. Её скорее интересовал результат, а также, куда делся Хэллар. Выдвигая разные предположения, она поняла, что мужчина мог пойти куда угодно. В магазин, к родственникам, пойти в гости попить чайку у давнего знакомого, а в это время кто-нибудь шарил в его квартире. Мысли о чае, заставили её вспомнить о своём напитке. Взяв кружку за ручку, она поднесла чашку, отпив совсем чуть-чуть. Но чай ещё недостаточно остыл, а посему девушка вернула кружку на место.
Ухватившись за ниточку своих рассуждений, она пыталась выйти на что-то стоящее, но все её попытки проваливались. Она была всё-таки больше исполнителем, чем руководителем, и поэтому даже самые простые и начальные дедуктивные навыки у неё отсутствовали. Нет, она не была простой игрушкой в чьих-то руках, она вполне могла себе мыслить и решать за себя, но вот распутывание темных дел или хотя бы выдвижение гипотез по тому или иному поводу давались ей туго. Флоренс взглянула на юношу, который в отличие от неё, имел явно более быстрый ум и, судя по его словам, был сам себе хозяин. Она тяжело вздохнула, будто бы начинала скучать.
- Извиниться? Не думаю. По крайней мере, это не так важно для меня, поэтому не бери в голову, - она крутила кружку вокруг её оси, зацепив один палец за ручку, подперев другой рукой подбородок. Вся её поза говорила сама за себя, слегка вальяжная, ленивая и скучающая. Взгляд был направлен куда-то на стол, хотя были видны её безразличные стеклянные глаза. Казалось, что она вот-вот опять погрузиться в мир своих дум, позабыв, где находится и с кем.
Произнесенное имя, а точнее, кличка механического существа, заставила её чуть встрепенуться и вновь обратить свой взор на неё. Сложно было объяснить, почему эта собака вызывала у неё недоверие и даже чуточку страха, наверно. Конечно, можно было всё объяснить первой встречей с подобным, но это было всего лишь самообманом. Сэдвиш вновь пришлось вздрогнуть, когда к ней прикоснулись, да и ещё это существо, вызывавшее такие чувства. Она внимательно смотрела на собаку, а затем осторожно, словно маленький ребенок, положила руку на голову собаки. Металл был прохладным, девушка чуть провела по нему ладонью, а затем вновь убрала руку. Её охватило смятение. С животными она практически не имела дел, да и вообще ими не интересовалась. И не смотря на то, что теперь она входила в «избранный» круг людей для этой механической собаки, она всё равно ещё испытывала какие-то непонятные чувства.
- Хм… интересно. Наверно, он действительно похож на настоящую собаку. Я наслышана о преданности этих существ, хотя и не сталкивалась с ней, честно говоря, - она сделала глоток чая, - а как думаешь, с Хэлларом что-нибудь случилось, или же он просто где-то ошивается? – этот вопрос её сильно волновал, а так как разговор стоило поддерживать, то это было достаточно уместно спросить.

0

25

За разговором они не расслышали легких шагов на лестнице, но скрип двери возвестил беседовавших о пополнении их тесного круга. Вскоре на кухню медленно входил лейтенант Хэллар собственной персоной - ладно сидящая парадная форма, плащ, рыжий хвост, из которого выбилось несколько прядей, круги под глазами от недосыпа.
- Сержант, я польщен вашим визитом, - проговорил он, обращаясь исключительно к девушке, словно и не замечая второго гостя. Только рука ненавязчиво легла на рукоятку пистолета в расстегнутой кобуре.- Но вламываться в квартиру только чтобы отдать мне документы - это чересчур. У меня есть к вам вопросы. Кто это? - кивнул он на Гудвина, - Где девица, которая должна здесь быть и что это за железка? - кивок на Шарки.

0

26

«Вот тебе и ответ», - невесело подумал Гудвин, разворачиваясь на голос.
- Я Альберт Гудвин, лейтенант, жаль, что вы меня не помните, а вот у вас наличествует кража со взломом. Может быть без кражи, но точно со взломом. А еще возможно с похищением - девушки мы здесь не обнаружили, но есть еще вероятность, что она ушла сама. Дверь была открыта, довольно аккуратно, прошу заметить. В штаб я уже сообщил, так что мы просто дожидаемся следственной группы. Ну, или хотя бы распоряжения. А вам я рекомендую пройтись по квартире и проверить сохранность ценностей и карательского снаряжения, пропусков, оружия и документов: не знаю, какая она, ваша подопечная, но факт остается фактом - она ушла, оставив за собой открытую дверь квартиры члена Черных Легионов.
Говорил он по обыкновению быстро, даже слишком расковано, но вставать, прикладывать к виску ладонь и вообще совершать резкие движения не спешил - лучше получить после выговор за нарушение устава, чем сейчас пулю в лоб.
- Думаю, что «железка» вас после этого интересует меньше всего, - продолжил Гудвин, уже медленнее, надеясь, что опасность миновала. - Но вообще это моя собака и она не представляет опасности - я полностью ее контролирую, как, например, винтовку.
Сравнение для солдата было самое то, обычно всегда срабатывало. Как правило, он еще и перестраховывался, приказывал Шарки прижиматься к полу и пережидать период недоверия, но сейчас любой взмах рукой был решительно невозможен, да и картина собаки на коленях у девушки должна была быть не менее убедительной.

0

27

Неожиданный приход лейтенанта, развеял все предположения о его смерти, о перестрелках и боях. Стоит признать, что она даже слегка расстроилась этому факту. Девушка грустно взглянула на мужчину, а затем, словно опомнившись, встала и выпрямилась. Но, похоже Флоренс была слишком медлительна – её опередил сержант, которого, судя по поведению Хэллара, не спрашивали. Хотя, наверно, это даже было хорошо, ибо, возможно, если бы она ещё дольше стояла и молчала, то их жизнь оказалась бы на волоске, если совсем не сорвалась бы. Но Флоренс в глубине души надеялась, что лейтенант не пойдет на такой опрометчивый шаг, может, поэтому и не предпринимала какие-то быстрые шаги.
Выслушав Альберта, она вновь повернулась к Хэллару и кивнула головой, как бы подтверждая всё, что сказал её коллега. Пару мгновений она рассуждала о нужности и пригодности каких-либо её комментариев, и решила, что надо бы вставить и своё слово, дабы сказать что-либо в их защиту. Чуть помявшись, она холодно, без каких-либо эмоций, впрочем, как и всегда, добавила:
- Квартира действительно была открыта и пуста. Сержант принял решение остаться до вашего прихода, а я составила ему компанию. Как вы видите, ситуация здесь произошла странная, - она вроде бы не хотела давать свою оценку произошедшему, но вышло это как-то само собой. Девушка продолжала стоять, вытянувшись по струнке – субординация превыше всего. Она ожидала решения лейтенанта, пытаясь предугадать его действия и слова. Флоренс понимала, что теперь их так просто не отпустят. Наверно, Хэллар даже им не поверит. Но было бы странно, если бы они вломились в его квартиру, а потом сидели «чаи гоняли» - это было как минимум глупо, маразматично и нелогично. Она обернулась на Альберта, чтобы посмотреть на его линию поведения, а затем и на его собаку, которая сидела неподалеку от неё. Неудивительно, что лейтенанта заинтересовало это существо, хотя он спросил это явно не из интереса. Девушка не знала, чтобы ещё ей сказать, чтобы спросить, просто тихо ожидала дальнейших действий хозяина квартиры. Она и так была немногословна, а тут, когда всё уже было сказано, слова были лишними.

0

28

Презрительная усмешка тронула губы лейтенанта, едва Гудвин заговорил, но постепенно сползла с его лица, уступив место озабоченному выражению.
- Обращение не по форме, - тихо и как-то вскользь заметил он, все еще в упор глядя на сержанта, но видно было, что мысли уже унеслись в заоблачные дали разряда "кто виноват и что делать". Выслушав до конца доклады обоих, он, казалось, принял решение.
- Хорошо. Сержант Сэдвиш, давайте сюда отчеты и вы свободны. Оба. Следственную группу я дождусь как-нибудь сам.
Когда они оказались на улице, к Флоренс подошла респектабельная пожилая дама и тоном, не требующим возражений, заявила:
- Милочка, у нас на кладбище творится что-то весьма подозрительное, и я убедительно прошу вас разобраться. Безобразие какое-то творится, куда правительство смотрит! Приличным людям уже на могилку сходить нельзя, любимого мужа помянуть, мир его праху, а сторож - алкаш и пьяница, с ним вообще невозможно разговаривать. Вы у нас все-таки опора государства и и защита нации, так что обязаны принять к сведению мои слова!

+1

29

Гудвин, можно сказать, был огорчен. Пока они с Сэдвиш спускались по лестнице, он молчал, опустив взгляд, да и шел не очень уж бодро. Не то, чтобы он ожидал от такого серьезного человека, как лейтенант Хэллар, чего-то другого, но разобрался он с ними довольно быстро: выслушал, огласил решение, выпроводил. Никаких эмоций - вот за это Альберт его и недолюбливал. Нет, конечно, командир он отличный, но от личного общения с ним скулы сводит. Связист привык к простым карателям, которые более или менее похожи на людей, по бабам ходят, «разговорчики в строю» организуют, игнорируют свои обязанности и перешептываются за спиной начальства, но в остальном - отличные каратели. Обе крайности - развязные сослуживцы (которые долго на этом месте не задерживаются) и, наоборот, слишком рьяно соблюдающие правила (которые тоже на этом месте долго не задерживаются, но уже по другой причине) были для него чем-то ненормальным.
Кроме очевидных причин были и не очевидные - отстраненный от дела, которое в данных обстоятельствах счел  бы более чем интересным, Гудвин снова ощутил на себе гнетущее давление увольнительной. Да еще и за техникой, которую он себе пообещал, теперь возвращаться не следует - ребята бы повеселились, если бы застали его за разламыванием стены всей опергруппой. Мало того, что каратели бы ему основательно помешали заниматься своими проводками, так ведь еще ж и в рапорте засветят, а потом оправдывайся - зачем, мол, стену расковырял? Стену жилого дома, если на то пошло, и плевать начальству, что в данной конкретной квартире уже давно никто не живет.
Старушка, пусть даже и хорошо выглядящая для своих лет, добила его окончательно. Альберт просто терпеть не мог старушек. Старушек и детей - эти два подвида рода человеческого относились к категории невменяемых в его личной классификации homo sapiens. К счастью, детей в Зимтауне было немного, пожилых - еще меньше, да и по долгу службы с ними Ал почти не встречался. Поэтому, с трудом дослушав не несущий никакой важной информации монолог, сержант отмахнулся фразой: «Беспокойные подростки, доламывающие кладбищенские надгробия вне нашей юрисдикции» - и попытался пройти мимо.

+1

30

Откровенно говоря, она уже настроилась на захватывающие дух приключения, и как будет потом вздыхать и говорить, что нужно было просто развернуться и уйти, не суя нос не в своё дело. Сейчас же Флоренс никак не ожидала этого «разворота», ибо в её планы он не входил. Хмыкнув, девушка вновь сгорбилась, позабыв о том, перед кем стояла. Впрочем, теперь уже было неважно, как она стояла, решила Фло. Её отпускали на все четыре стороны, и она к этому приготовилась. Отдернув форму вниз, она хмыкнула и пробубнила:
- Отчеты лежат в коридоре, - проходя мимо Хэллара, карательница повернулась и прошла боком, тщательно следя взглядом, чтобы не прикоснуться к этому человеку.
- До свидания, лейтенант, - меланхолично заметила она, уже оказавшись за спиной. Фраза словно была необязательной для неё, а посему и была произнесена таким тоном, если бы она сказала «а я не выспалась сегодня». Хэллар отныне её больше не интересовал и не занимал мысли, стоило признать. Тем более, её главная задача была выполнена, а значит и можно забыть обо всём случившимся. Но уже считая ступеньки на лестнице, а точнее пересчитывая их, Сэдвиш поняла, что ей было бы интересно узнать развязку. Но, увы и ах, жизнь, к сожалению, не была книжкой, в конец которой можно было бы заглянуть и всё узнать. Нет, конец она знает, но конец всей «книжки», а не отдельного этого жизненного эпизода. Вздохнув, она вышла из здания, даже на несколько мгновений позабыв, что с ней был сержант, а затем, обернулась и посмотрела на него одним из своих взглядов из набора «очень меланхоличный». Он был всё ещё рядом и покидать её, по крайней мере, в ближайшие минут пять не собирался. Погрузившись в очередные думы о том, почему же люди всё ещё общаются и находятся рядом с ней, она даже не заметила старушку. Дамочка так быстро и много говорила, что она половину слов пропустила мимо ушей – право слово, чего все эти людишки так много и не по делу говорят? Уловив слова «кладбище» и «подозрительное», Флоренс поморщилась и сделала шаг назад от этой «нервной старушки». Альберт в какой-то мере, её даже выручил, ибо сама девушка бы предпочла сейчас что-нибудь буркнуть и уйти.
- Наш удел - безумцы, - подтвердила она и также поспешила проследовать вслед за сержантом. Старушка не вызывала у неё доверия, впрочем, как и все остальные «старики» и люди в общем.

+1

31

Женщина слегка опешила и загородила карателям дорогу, заявив:
- Нет, как они со мной разговаривают! Я буду жаловаться вашему начальству, я дойду до последней инстанции! Назовите своие имена и инвентарные номера! Я...
Ее монолог оборвал подошедший мужчина - судя по внешнему сходству, скорее всего брат, что-то сердито вполголоса ей выговоривший. Дама повернулась, бросив напоследок на бывших собеседников испепеляющий взгляд, и ушла, направляясь в магазинчик неподалеку. Мужчина обратился к карателям:
- Вы уж нас простите, тут на кладбище иногда молодежь пошаливает, а Элис все мерещится, что это призраки бродят и мертвецы откапывают. Она у нас мечтательница. - он коротко и немного нервно засмеялся и последовал за сестрой.

Оставшийся путь до базы парочка прошла без происшествий. Срок увольнительной сержанта Сэдвиш истекал.

0

32

К тому моменту, как каратели добрались до Центра, Альберт благополучно завершил стадию «хандра» и перешел на новый уровень - «безразличие». Все варианты были уже рассмотрены и отброшены, как бесполезный хлам: в архивы он залезть без направления не мог, вернуться в кабинет - тоже, друзей, семьи или девушки у него не было, а болтаться в компании сослуживцев его тем более не тянуло. Оставалось вернуться в общежитие, завалиться, не раздеваясь, на кровать и начать перечитывать раритетную инструкцию по эксплуатации телевизора, методично продолжая это занятие до тех пор, пока не провалишься в глубокое забытье. Этот план действий Гудвин и собирался осуществить, как какое-нибудь животное в засуху или мороз, впав в состояние анабиоза и с минимальными потерями пережив этот страшный период.
Тем временем Шарки мог не чувствовать перепадов в настроении хозяина, но в сержанте Сэдвиш вполне могли проснуться сочувствие, совесть или еще что-нибудь подобное при одном только взгляде на постную рожу Альберта, так что Гудвин не стал долго искушать судьбу и как можно скорее распрощался. Только сочувствующих девушек, «спасающих» его из безвыходного положения, ему сейчас не хватало.
- Ну что ж, прогулка была хорошая, но дел у меня еще много на сегодня, как оказалось. Надо бы закончить их до вечера, а то опять всю ночь над бумагами корпеть…  - И с видом мученика, который безропотно отправляется на Голгофу, каратель развернулся и побрел по направлению к общежитию.

0

33

Как же вовремя появился этот парниша, и остановил эту сумасшедшую дамочку. Нет, конечно, она собиралась просто развернуться и уйти, но вдруг ещё бы потащилась бы за ними, стала бы надоедать своими возгласами? Так что теперь было спокойнее идти. Её спутник всю их обратную дорогу молчал, чем несколько радовал, ибо в связи со всей сложившейся ситуацией Сэдвиш просто необходимо было всё обдумать. Можно было забыть всё, сделать вид, что ничего не было, просто заступить с чистой и спокойной душой, если та только имелась у Флоренс. Но что-то словно заставляло её возвращаться к тому, что случилось. В голове вновь и вновь появлялись образы открытой двери, квартиры, Хэллара.
- До свидания, сержант, - сказала девушка в след Альберту и его Шарки, чуть задумчиво. Уже оставшись наедине с собой, она поняла, что время её увольнительной подходило к концу. Выпрямившись по струнке, Флоренс мысленно дала себе команду собраться. Ей скоро заступать, а значит нельзя пребывать в этом невиданном, меланхоличном и рассеянном состоянии, ведь подобная линия поведения чревата. Тем более на Сэдвиш ещё два капрала, за которых она несет ответственность, кинуть их на произвол судьбы, как и себя, конечно, можно было бы, но не желательно.
Отдернув свою форму, она уверенным шагом направилась к штабу, где её уже должны были ждать молодые каратели и распоряжения по поводу сегодняшнего патруля. Мысли о лейтенанте и его квартире постепенно уходили на второй план, становясь для Флоренс "совершенно неинтересными".

0


Вы здесь » Практическое Демоноводство » [Zimtown] Архив эпизодов » Альберт Гудвин, Флоренс Сэдвиш №1


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC