Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Ормонд Карн №3

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

По прибытии на новое место жизнь закружилась с новой силой. Ормонд уже через несколько минут обзавелся небольшим топориком и кольями для установки палаток, лошадьми уже занялись иные кочевники. Самым страшным при установке палаток были не прибивавшиеся на стоянках бездомные кошки и собаки, а вездесущие дети, которые по доброте душевной пытались то выкопать ямку, чтобы было удобнее забивать колышек, то развязать старательно завязанный узел на растяжках, а еще - забраться внутрь будущего жилища или склада раньше, чем сама палатка будет воздвигнута и укреплена.
К тому времени, когда работа была завершена, до обоняния Зимы донесся дразнящий аромат свежесваренного супа и поджаренного мяса, а глаза заметили возле одной из повозок до боли знакомую тоненькую фигурку с золотыми косицами. Руна, оперевшись на деревянную поверхность, с восхищением оглядывала лагерь, не замечая во всей кутерьме Карна.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

2

А вот Ормонд ее заметил довольно быстро и застыл от восхищения. "Пришла!" - подумал он и больше уже ни о чем, решительно ни о чем не мог думать. У пробегающего мимо мальчишки он выхватил букетик полевых цветов, сунув тому в руку мелочь, конечно, не глядя. Нет, он не считал, что Руна явилась в общину из-за него - свое значение в жизни других людей он давно научился не переоценивать. Зато он точно знал, что эту возможность должен использовать. Об этом, не умолкая, твердило тяжелое сердце, которому было тесно в груди.
Он подошел к девушке и, опустившись на одно колено, протянул ей цветы.
- Позвольте преподнести вам этот скромный букет, - заявил он, сам удивившись, откуда в его словарном запасе такое количество дешевых штампов. Он попробовал сгладить их избитость шутливой интонацией, но не смог убедить себя в собственном успехе. "Совсем одичал... Ну, ладно, чай не принцесса Монако..."

0

3

Облегченно рассмеявшись, Руна неловко присела в ответном реверансе и приняла букетик от своего кавалера на сегодняшний вечер.
- А у меня выдалась свободная минутка. Вот, выбралась к вам... Ну что, пойдем? - Подхватив Зиму под руку, девушка чуть ли не силой потащила его к городу, отчаянно вертя головой по сторонам и с любопытством обозревая каждую деталь быта общины.
Кочевники должны были сняться с места через неделю...

Вечерний концерт прошел на "ура": сколоченная на скорую руку сцена сумела вместить всех музыкантов и даже не развалилась к концу представления, группы сменяли друг друга, такие непохожие, то выводящие заунывные трели, то ударяющиеся в безумный танцевальный ритм. Коллектив, в котором пела Руна, выступали с собственной программой, смешивая фолк-музыку и современные музыкальные веяния, тут и там в текстах мелькали фразы, толковать которые можно было двояко; группа рисковала - ведь в толпе слушателей и танцоров были замечены также и каратели. Но, то ли политики пока еще не обратили внимания на представителей богемы, то ли это представители общественной безопасности были не против, но обошлось без арестов.
В этот раз Ормонду было разрешено проводить Руну до дверей "Периферии неба", а на следующий день им предстояло снова встретиться...

- Вы уезжаете через два дня, - тихо произнесла девушка, то ли спрашивая, то ли утверждая. Сквозь окно палатки пробивался неяркий еще утренний свет. День обещал быть пасмурным - вот и ночью им обоим пришлось закутаться в одеяла как в кокон, сохраняя тепло. Руна и сейчас натянула одеяло по уши, так что на маленькой подушке-валике виднелись лишь два сонных глаза и копна светлых волос.

0

4

- Ру-уна, - протянул Карн – вовсе не потому, что ему нравилось ее имя. Скорее ему нравился тот факт, что рядом есть кто-то, чье имя он может назвать, когда вздумается. И еще было интересно по утрам рассматривать ее волосы и думать о том, что это первая девушка в его жизни, которую он не узнает в лицо потом, когда все закончится...
- Это неважно, ведь я люблю тебя, - бездумно солгал Зима в тысячный раз. На самом деле он любил не Руну, а ее чувства к нему. И еще ее близость. Он полагал, что девушка и сама остается с ним лишь «постольку-поскольку» и не видел большого греха в этой неправде. Разве что легкое чувство вины иногда чуть царапалось где-то на дне души, вот как сейчас.

0

5

- Ну да, конечно, - беззлобно хмыкнула девушка и вытянулась стрункой, потягиваясь и привыкая к утреннему воздуху. Момент - и вот уже струна ослабла, обвила Ормонда с ног до головы - то Руна, перекатившись со спины на живот, подмяла под себя юношу и с легким задором в глазах потянула его за прядку отросших русых волос. Будто углядев что-то на его лице, блондинка улыбнулась, легким, не обязывающим поцелуем коснулась губ Зимы и отпрянула, прижимая к груди одеяло.
- Холодно, жуть. То-то вы, перекати-поле вечные, такие выносливые - вас никакая зараза не берет... - острые лопатки скрылись под натянутой футболкой, глухо зашелестели застежки на брюках, когда Руна, неторопливо копошась, отыскивала по всей палатке детали своего туалета. Наконец, приведя себя в более-менее одетый вид, она снова присела рядом с Карном:
- Зима, ты, надеюсь, понимаешь, что.. ну, ничего такого?.. Ты не будешь считать меня легкомысленной после сегодняшнего? - почему-то в голосе певчей птички проскользнули нотки обиды, но не той взрослой, от осознания которой клеймится сама душа, а от детской, что возникает от повторяющейся дразнилки.

0

6

- Конечно, буду, - пошутил Зима, притягивая к себе уже одетую пассию, - мне ведь тоже легкомыслия не занимать.
Ему необходимо было совершить своего рода маленький подвиг - протянуть обе руки из-под одеяла и выпустить все тепло. "Что ты там говоришь, девочка? - подумалось ему. - Зараза нас не берет? Не видела ты умирающую от пневмонии Кристину..." Но стоило только Карну ощутить в своих руках податливый стан Руны, как все дурные мысли вылетели из головы. Молодой человек сел на постели и обнял девушку крепко, но как-то по-братски. Раньше он так обнимал только любимых собак, наверное, поэтому и вспомнились ему сейчас счастливые мгновения его детства. Он поглубже вдохнул запах свежей луговой травы, который исходил от волос Руны – или он его придумал, этот аромат – и прошептал первое, что пришло на ум:
- «Нас с тобой никто не расколет,/Но когда тебя обнимаю -/Обнимаю с такой тоскою,/Будто кто тебя отнимает»... Это из Вознесенского. Хочешь, я запишу тебе все слова, а ты потом придумаешь мелодию...
Вообще-то ему хотелось попросить ее не уходить, не оставлять его одного, но он отдавал себе отчет в невыполнимости такой просьбы. Да и не хотелось выглядеть в глазах Руны полным размазней.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC