Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » [Zimtown] Архив эпизодов » Альберт Гудвин №2


Альберт Гудвин №2

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Удивительно унылым выдался этот серый мартовский день, да к тому же не особенно богатым на события. В ежедневной рутине неожиданно обнаружилась брешь размером в несколько часов, и вынужденное безделье вкупе с недосыпом, которым сопровождались лихорадочные дни прошедшей недели, обрушилось на связиста и опрокинуло его в сон прямо на рабочем месте.
Во сне Альберт бежал по пустынной каменистой равнине, практически лишенной растительности. Только иногда виднелись небольшие кустики да пучки сероватой травы. Затянутое свинцовыми тучами небо угрожающе нависало над головой, воздух был спертым и душным. Альберт преследовал девушку с белоснежными крыльями, одетую лишь в легкую тунику, чтобы задать какой-то животрепещущий вопрос, и после долгого монотонного бега уже начинал ее настигать.
Но когда девушка остановилась и с улыбкой повернулась к нему, оказалось, что все вопросы он забыл. Девушка жестом пригласила связиста сесть на землю и села сама.
- Если тебя что-то тревожит, ты можешь мне рассказать. Или ты можешь промолчать об этом и поговорить со мной о погоде. Выбор за тобой, - произнесла она спокойным голосом, насмешливо глядя на него своими серыми глазами. - Но уйти ты от меня пока не сможешь.

0

2

«Да, милая, меня тревожит, есть ли здесь поблизости ручей с прохладной водой. На данный момент - это единственное, что меня может тревожить». Естественно, Гудвин не знал, что это сон. Его сознание честно старалось передать уставшему телу всю полноту ощущений, как психологических, так и физических. Но чтобы Альберт при этом вел себя как-то иначе?
Связист, не в силах больше сохранять выдохшееся нетренированное долгие месяцы тело в сидячем положении, лег на спину и прикрыл глаза рукой, лишь бы не видеть этого давящего неба и унылого пейзажа. Девушку он пока решил игнорировать во что бы то ни стало - ее крылья, ее улыбка и ее ироничные фразочки почему-то его нисколько не забавляли, скорее даже раздражали. Как будто истина, которую он так стремился узнать, все время с ним играет, подбегает, касается легонько, только на мгновение - и тебе кажется, что вот она, уже в руках! - но она снова исчезает за горизонтом. Алу казалось, что девушка над ним издевается - ведь его действительно что-то тревожило, что-то непонятное и такое же верткое, как и истина, но спрашивать о том, что ты даже не можешь сформулировать просто кощунственно! Нехватка информации, спертый воздух и насмешливая улыбка крылатой, которая чувствовалась даже сквозь плотно сомкнутые веки, просто невероятно раздражали и одновременно лишали всяческих сил на раздражение. Альберта хватило только на то, чтобы перевернуться на бок, как будто так он становился более защищенным от превратностей судьбы.
- И что, всегда у вас так паршиво, крылатик? - Глухо отозвался он через несколько минут из своего импровизированного укрытия. Его собственное поведение, как и сама ситуация, нисколько не казались ему абсурдными, скорее даже очень правильными, а потому элементарные нормы вежливости он тоже решил отбросить в угоду «правильности» происходящего.

+1

3

- По крайней мере, сейчас паршиво, - растянула тонкие губы в улыбке крылатая. - Сейчас, всегда... Какая разница? Как известно, существуем мы всего одно мгновение, именуемое настоящим, а власть над временем не дает даже Бездна. Что такое "всегда", что такое "вечность" - по-моему, этого не знает никто, разве что тот, кого называют Богом. Мы, кстати, также можем и подискутировать о природе времени, но его сейчас, как назло, слишком мало. Так что задавать вопросы буду я.
Ты первый, на кого мне удалось выйти из карателей, похоже, вас неплохо страхуют... Ты знаешь некоего Анджея Ленарда, а нам нужна информация о нем... служебного и личного характера, вся, какую ты сможешь вспомнить. И побыстрее.
Девушка напряженно смотрела на Альберта, ожидая ответа.
Духота усиливалась, казалось, в этой пустыне всякое движение воздуха, даже дыхание - кощунство над застывшей природой воздуха. На каменистой почве появлялись мгновенно исчезали мерцающие радужные островки какой-то жидкости, слабое сияние разливалось в воздухе.

0

4

Только девушка, наконец, начала говорить серьезно, прервав свой неописуемо бредовый, по мнению раздраженного всем и вся Альберта, монолог про вечность и время, как Ал резко сел и уставился на нее самым безумных из своих взглядов. И было чего испугаться - до этого он был просто пешкой, рядовым, на которого редко обращали внимание, после - хорошо защищен стенами своего кабинета, а потому с вторжением в собственное сознание, по крайней мере открытым, столкнулся впервые. Первая мысль была, естественно, о Подполье, которое сумело пробить систему их защиты, если он правильно понимал, то основанную на годах психологических тренировок, хотя черт его знает, что там еще начальство мудрило. Вторая, как и следовало ожидать от любителя построения логических цепочек разных уровней сложности, сразу вела от «Стены» к Анджею - «На кой черт он им понадобился?» и «Нужно скорее сообщить об этом в штаб!»
Последнее звено логической цепочки, на котором обрывалось связное мышление Гудвина, заставило его побледнеть и покрыться испариной. «А что если я не смогу сообщить об этом в штаб? Если эта сволочь контролирует мой сон?! «Слишком мало времени»… до чего? До моего пробуждения или до моей смерти?!». Сержант вскочил на ноги и отступил на шаг, лихорадочно соображая, как можно проснуться или что можно сделать с незваной гостьей, чтобы она исчезла из его разума. Идей не было, а дышать становилось все труднее, чтобы двигаться, приходилось прилагать титанические усилия.
- Иди ты знаешь куда… - тихо прорычал Гудвин, изо всех сил вцепившись себе в плечо и сосредоточившись только на одном мысленном образе - собственного пробуждения в личном кабинете, в окружении бумаг, механизмов, пустых кружек из-под чая, технических устройств и, конечно, Шарки, его любимого механического пса…

0

5

- Так я и знала, что на тебя мы зря тратили время, но ты за это поплатишш... - прошипела девушка, разом перестав быть миловидной. Лицо ее исказилось в жуткой гримасе и начало видоизменяться, покрылось чешуйками, нос вытянулся, разом пожелтевшие и заострившиеся зубы обнажились. Прекрасное ангелоподобное создание на глазах превращалось в отвратительную горгулью, издающую истошные нечленораздельные вопли.
Реальность сна начала искажаться под воздействием импулься пробуждения Гудвина. Радужные клочья появлялись все чаще, ширились и вскоре затянули всю поверхность почвы, а затем все окружающее заволокло мутной пеленой, сквозь которую проступал привычный интерьер кабинета связиста.
Вот только сам Альберт вступал в реальный мир с дикой головной болью, туманом перед глазами и жаром. Обеспокоенный Шарки, пробудившийся под неосознанным импульсом хозяина, скулил у его ног.

0

6

Гудвин в своей юности достаточно наслушался страшных баек, как о самой Бездне, так и о тех сумасшедших, в которых она нашла воплощение. Но то были лишь россказни, которыми пугают более опытные каратели своих молодых и нервных сослуживцев, выходя с ними на задание. А Альберт увидел эту тварь своими собственными глазами, и единственное, что пришло ему тогда в голову, были мысли о Бездне и ее порождениях. Он уже был готов поверить, что сошел с ума, что не спит, а бредит, потому как это было хоть и печальным, зато самым рациональным ответом. К счастью, реальность быстро взяла свое и выдернула его из замкнутого круга свихнувшегося сознания и ярких наваждений.
- Надо пре…аааргх! - Связист попытался встать из-за стола, намереваясь немедленно сообщить об увиденном начальству, но рухнул на пол, словно никогда не умел ходить. Члены его отказывались подчиняться, а мир собирался снова скрыться во мраке. С огромным трудом удержав свое сознание от обморока, он попытался сдвинуть это непослушное, горящее, словно в огне, тело, в сторону двери. Тщетно. Подняться и дотянуться до микрофона оказалось непосильной задачей - он даже не смог перевернуться на живот, хотя что могло быть проще? Отдать команду Шарки? Тоже маловероятно, вместо связной речи - лишь хрипы и болезненные стоны. Неожиданно Гудвин осознал, что его душат слезы, готовые вот-вот хлынуть из глаз, а в горле застрял огромный комок - слезы бессилия, боли и страха, появившегося потому что Альберт понял: она рядом и она ждет, а тьма, застилающая взор, скоро обязана стать вечной. В отчаянном рывке он одолел один крошечный кусочек пространства, отделявший его от выхода. «Я не хочу умирать!» - забилось в его страдающей от невыносимой боли голове. Это был настоящий крик отчаяния, но услышать его было некому. «Я не хочу умирать». Альберт попробовал снова, но тело уже полностью охватил паралич. Связист уронил тяжелую голову рядом с вытянутой вперед рукой, только что упустившей надежду сквозь ловкие когда-то пальцы. Его прошиб холодный пот, нисколько не остудивший изнывающее от невыносимого жара тело, а слезы все-таки пробились сквозь неприступную, казалось бы, стену воли и разума этого человека. «Я не хочу умирать». Не так каратель представлял себе собственную смерть, совсем не так - на поле боя ли или в плену подпольщиков, да хоть бы и от пули другого карателя, когда придет время…но не в медленно угасающем молодом теле, не способном пошевелить даже пальцем. Однако ж, смерти безразлично кто ты, ребенок или его отец, каратель или подпольщик, умрешь ты героически или мучаясь от страшной болезни. Она забирает всех без разбора, когда хочет и как хочет, не спрашивая ничьего мнения. Славных воинов воспевают в легендах кочевники, а больные и голодные бомжи окраин могут лишь дополнить собой обед городских ворон. И смерть всегда одна - что для героев, что для бомжей, что для Альберта.
В щеку уткнулся холодный металлический нос и Шарки тихо опустился на пол рядом с хозяином. Он не спешил звать на помощь, и этому не было никакого логического объяснения - программа, заложенная месяцами тренировок, не предусматривала такого варианта развития событий, она четко приказывала громко лаять, искать ближайших людей и тащить их, пускай силой, к умирающему хозяину. Но возможно, только возможно, что эта груда металла все-таки была живой, как все время утверждал Гудвин, и не захотела бросать хозяина в такой момент. Не физически, но где-то внутри, про себя, Альберт устало улыбнулся этой спасительной мысли и закрыл глаза, в миг избавляясь от боли, страданий и волнений. Он доказал то, что всегда подозревал и на что мог лишь надеяться - они живые, несомненно живые…

+3

7

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.



Игра для Альберта Гудвина завершена.

0


Вы здесь » Практическое Демоноводство » [Zimtown] Архив эпизодов » Альберт Гудвин №2


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC