Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » [Zimtown] Архив эпизодов » Иероним Тарк. №1


Иероним Тарк. №1

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Не успел Иероним оказаться в городе, как подхватил его под белы рученьки патруль карательский, препроводил в пустынную комнату со столом и одним стулом, и оставил стоять наедине с хмурым человеком в форме сержанта с усталыми глазами и сломанным карандашом в руках. Человек явно был опечален тем, что приходилось ему вести допрос какого-то недотепы деревенского, про которого и так все заранее ясно, нет, не был, не участвовал, не состоял, в порочащих связях замечен не был, вот только поди вытяни из него внятную информацию, небось и разговаривать-то толком не умеет, они все такие из глухомани. А ведь скоро обед...
Человек горестно вздохнул, с отвращением поглядел на задержанного начал привычный диалог:
- Назовите свое имя, возраст, происхождение, род занятий. С какой целью прибыли в город?

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

2

Что такое «город» Рони знал только из рассказов – старших, кочевников, с которыми порой общался. И представлял себе нечто огромное, застроенное домами, подумать только, несколько этажей и стоят дома так тесно, что можно задохнуться между стенами; а еще – чудеса: техника, какой не видывали на родине. Вот только люди… другие.
Можно было расспросить кочевников по дороге, но Рони молчал, молчал и закрывался от случайных мыслей, перехваченных эмоций; все – белый шум, от которого хотелось забиться и не… не ощущать. Никогда больше.
Ему до сих пор чудился привкус крови – чужой крови, солоноватой в едкую горечь. Ему чудились и голоса умирающих, хрипы и вопли, и треск горящих бревенчатых домов. Иди в город, потому что твое место умерло.
Когда столкнулся с хмурыми людьми – пошел послушно, почему бы и нет? На вопрос о документах только головой помотал, не вполне уверенный: а что вообще такое документы? Ну, мать говорила – городские требуют, где крестик поставить – роспись называется, или еще выдумывают… Оно, верно, и правильно: если людей много, как же не запутаться?
Рони успел запутаться уже по дороге; запахивался в куртку, несмотря на то, что серые выстуженные улицы были все же теплее родных земель.
Комната с всего одним человеком – почти облегчение.
- Рони, - вскинул на мужчину в форме прозрачные серые глаза. – Рони Тарк.
Возраста он не знал. Мог сказать, что родился в тот год, когда улов рыбы невиданный приключился, только вряд ли подобная точка отсчета понравилась бы мужчине в форме, поэтому ткнул наугад.
- Девятнадцать. Я… оттуда, - неопределенно махнул рукой, а затем все-таки сдался. Общаться образами было проще.
Картинка – всего-навсего. В деревне народ не был против, так оно быстрее даже. Вот только человеку в форме пришлось увидеть то, с чем наверняка сталкивался, но вряд ли мечтал лишний раз увидеть.
Горящие дома, мертвые, искаженные болью лица. Кровь и набрякшая жирная земля. Земля всегда голодна, может быть, поэтому она забрала всех.
А я остался.

+1

3

Сержант явно не был готов к такому повороту событий. Когда накатила волна жутких образов, глаза его остекленели и он повалился грудью на стол. Но потом оправился, в испуге выскочил из комнаты (усталость как рукой сняло), заперев ее снаружи на ключ. Впрочем, для Рони одиночество продолжалось недолго, так как вскоре мелово-белый каратель вернулся, прячась за спинами троих своих коллег. Один из них, самый старший и уже седой, был ментальщиком и старательно ставил блоки на всю компанию, другой  заломил Рони руки за спину, а третий встал перед парнем, наставив на него револьвер. Дуло чуть заметно подрагивало.
Старший подошел к Рони и мягко заговорил:
- Господин Тарк, правильно? Вы понимаете, где находитесь и кто мы такие? Вы можете словами - не образами, пояснить, откуда вы? Это очень важно.
Легкий шепоток послышался со стороны остальных, в котором ясно прослеживалось "ненормальный..." и "пристрелить, как крысу...".

+2

4

Ничего Рони не понял. Что вообще случилось – ну показал, так всегда показывал. Не самые лучшие картинки, так о чем спрашивали – то и…
Успел прошептать – «прости…», когда человек распластался на столе. И тут же стер начисто все образы, словно ледяной водой вымывал; прости, я просто ответил.
Он хотел повторить это вслух, не успел – человек выскочил за дверь, оставив Рони наедине с серыми стенами, холодными стенами и мертвым светом. Рони хотелось выбраться, однако дверь была закрыта. Ну и… нельзя? Наверное.
Клочья ужаса до сих пор висели в пространстве, горько-кисло, словно порченное яблоко. «Прости», - повторял Рони столу и стенам.
Действительно не хотел… пугать.
Ментальщики не нужны были, по сути. Второй раз не стал бы Рони «показывать картинки». Пистолет узнал смутно, и «подглядеть» в разум кого-нибудь из вернувшихся не получалось. Это было куда неприятнее скрученных за спиной рук, от физического неудобства – даже боли, он отгораживался легко, а вот стены, твердокаменная серость вместо разума – плохо.
- Почему?
Он услышал про «крысу», пристрелить – это знал, ружья были, старые и перемотанные с тряпками. Пистолеты тоже попадались, хотя все больше совсем уж разломанные, и не ценились: толку-то? Медведя или волка не убьешь, ранишь только – злее будет.
Но для крыс и впрямь годилось. Для Рони – тоже.
- Прости, - он нашел взгляд того самого человека, который сейчас был бледен, словно вымазал мелом лицо, - ты спросил… я ответил. Картинками проще. Ты видел. Из деревни. Ее больше нет, я… один остался. Этот город – Зимтаун? Мать говорила, родичи тут ее. Я пришел искать.
Он говорил отрывисто, с сильным акцентом и словно бы с трудом подбирая слова. Так говорят на плохо знакомом языке.
- Кто вы все? – Рони обвел взглядом остальных. – Не знаю.
Можно было попросить «открыться», и тогда бы попытался узнать, но похоже, новые «знакомцы» не слишком доверяли…

+2

5

Седой только вздохнул и покачал головой.  На мгновение блоки ослабли, а в голову Иеронима будто попытались проникнуть - холодным, склизким щупом; впрочем, ощущение исчезло, так и не оформившись в четкую ассоциацию.
- Деревенский, значит... - тихо прошептал старший и повернулся к сержанту, - Доложите ситуацию еще раз.
- Да видел я! - взвизгнул уже довольно взвинченный представитель младших чинов, - Вот, записал даже: Рони Так... Тарк или Тор, ничего не разобрать в его говоре, 19 лет, ни документов, ничего на него нет! А потом, потом...
Испуг на лице сержанта не нуждался в комментариях. Бледные губы шевелились в попытке подобрать слова, вспомнить, что же такого ужасного произошло с ним при допросе деревенского парнишки. Послышался сдавленный смешок, "забывчивого" карателя увели из комнаты, повинуясь кивку седого, а сам он, распустив свою свиту, плотно прикрыл дверь и сел напротив Рони, поставив на свой разум щит послабее - можно было считать образы, но они казались до невозможности общими, размытыми.
- Рони, правильно? - спокойно заговорил седой, стараясь поймать взгляд юноши, - Скажи, Рони, у себя дома... Вы ничего не знали о Войне? Точнее - вы знали, откуда у вас эта сила?
Панические нотки за дверью утихли, презрение, исходившее от других людей тоже исчезло - обладателей этих эмоций уже не было рядом, лишь общий фон ежедневных забот наполнял мир вне комнаты. От седого, - от Лира, как отозвался он сам мысленно, - исходила лишь теплая волна легкого напряжения и умеренного любопытства.

0

6

Неприятно – так соседская Хельга картинки показывала, неумело, словно правше левой рукой овцу стричь: и овце неприятно, и шерсть клоками сострижешь. Хельга-то мелкая была, Рони ее учить пытался, картинки – не грязные пальцы, не в носу ковыряешься. Этот седой человек казался уважаемым, может быть, даже местным старейшиной (об иерархии городских Рони не имел никакого представления, поскольку и кочевники ее представляли отдаленно), чего же он так…
- Прости, - еще раз сказал он, когда  испуганно заголосил первый. Рони было стыдно. Он же просто ответил; собственный страх остался, въелся, как въедается запах дыма и шрамы на коже, но не мучил уже.
Но вот остался наедине со «старейшиной», как назвал и как обращался к седому человеку. Попытался что-то выяснить, но ответов не нашел, все картинки у него были юркими и скользкими; и ловить их – что рыбу голыми руками. Рони сдался. К тому же, старейшина предпочитал говорить словами – почему? Он же умеет… иначе. И не злой.
Спокойствие успокаивало и самого Рони.
- Война? Сила? – Рони покачал головой. – Подземные боги жестоки, но так ведь всегда бывает: чем больше силы дают небо и земля, тем сильнее злятся те, кто с черными лицами. Моих родичей забрала Калма*: она съела их душу и они превратились в бешеных зверей. Так было всегда.
На мгновение через покой, подпитываемый «фоном» старейшины, проскользнула боль:
- Только раньше… не все сразу.

____
*Божество смерти в карело-финской мифологии

+1

7

- Ясно, - нахмурившись, тихо отозвался "старейшина". Вновь вернувшись к бумагам на столе, Лир сделал в них несколько пометок и, собрав бумаги, предложил Рони следовать за собой.
   Короткое путешествие по зданию, сопровождавшееся заинтересованными или сочувствующими взглядами, и юного Тарка снова завели в еще один кабинет, отличавшегося от первого как обстановкой, так и атмосферой.
   Лир, передав папку с допросом более молодому мужчине, ретировался, мысленно попрощавшись с Рони. Барьер, поставленный им ранее, начал потихоньку истончаться, пока не исчез совсем, оставляя Вальтера и Рони наедине друг с другом.


Рони Тарк, ваш следующий ответ сюда: [link]

0


Вы здесь » Практическое Демоноводство » [Zimtown] Архив эпизодов » Иероним Тарк. №1


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC