Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » [Zimtown] Архив эпизодов » От перемены мест слагаемых [альт.]


От перемены мест слагаемых [альт.]

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

Вместо предисловия

Прежде чем начать эту историю, мы посчитали нужным устроить краткий экскурс в суть дела, потому как данный отыгрыш, даже для альтернативной ветви, является не совсем ординарным.

Все начинается со случайностей. Кто-то привык называть это проведением судьбы, а кто-то своим собственным осмысленным выбором. Не в этом суть. Важно то, что в какой-то момент своей жизни каждый из нас оказывается на перекрестке дорог. Мы двигаемся по своему пути, стремясь к обусловленным целям, формируем свое мировоззрение и свои приоритеты, избираем себе друзей и врагов. И лишь иногда, оборачиваясь назад, мы заставляем себя задумываться: а ведь все могло быть иначе. Наша история, как и история мира всего лишь набор случайностей, из которых можно выбрать бесконечное число комбинаций. Но исход один. А время и судьбу не переиграешь.
Здесь мы решили тщательно перемешать карты и осмелиться задать вопрос: «А что если…?». Слагаемые, которые поменяли местами, явили собой совершенно иную сумму. Теперь жизнь очаровательной Аделины неразрывно связана с повседневной карательной рутиной. Иероним и Ормонд из пассивных наблюдателей обращаются в ударную силу сопротивления, практикующую любые средства для защиты своей свободы;  а Эдгар направляет свой потенциал в нужное русло, становясь практикующим врачом в местной больнице.
Всего лишь одно маленькое предположение может помощь взглянуть на жизнь по-новому. Всего лишь одно маленькое действие – изменить ее в корне.

Отредактировано Эдгар Эштроп (13.01.2011 23:01:08)

+2

2

Заброшенный дом на окраине Зимтауна, лестница и чердак

Ормонд не спеша поднимался на чердак заброшенного дома, стараясь не очень шуметь. Он шел на дело, и сердце его от восторга готово было выскочить из груди. Пусть он видел сейчас одну лишь грязную узкую лестницу, все равно мир никогда еще не был так прекрасен, как сейчас, никогда еще он не излучал такого чистого света и не показывал так откровенно свои неимоверно острые грани. В Подполье подобное состояние в шутку называли «эйфория наркомана», Карн же был убежден, что настоящая жизнь как раз и состоит из таких моментов, а все остальное – просто заполнение пауз.
Когда он только начинал, ему было сложно вообразить, как можно не выпустить это радостное предвкушение наружу. Теперь он стал стреляным воробьем и гордился умением действовать хладнокровно в любой ситуации. 
Меньше минуты назад он прошел мимо окна того же дома, выходящего вбезлюдный переулок. В окне не было занавески, а это значит, что все идет по плану и Рони уже занял свою позицию. Зима не очень хорошо представлял себе, зачем ему вообще нужен напарник, но руководство настаивало на том, чтобы они работали вдвоем. И так как Карн считался лидером, а Рони не доставлял ему ровным счетом никаких хлопот, он не сопротивлялся.
Вот Ормонд уже на чердаке и достает из надежного тайника винтовку, которую три дня назад сюда принес кто-то из подпольщиков: еще один волнующий момент. А его ли это винтовка? Ничего ли не перепутал неизвестный курьер? Нет ли ловушки? Но все было в наилучшем виде, и Карн радовался испытанному оружию, как пылкий юноша своей невесте. Он занял позицию у слухового окна и посмотрел на часы. В запасе оставалось еще несколько минут.

Отредактировано Ормонд Карн (15.01.2011 17:15:36)

+2

3

Заброшенный дом на окраине Зимтауна, одна из комнат

Он знал, что ему нужно *чувствовать*. Он и так всегда чувствовал – может быть, больше, чем хотел бы; не всегда приятно увидеть себя, например, глазами другого, но он таким родился и ничего не мог с этим поделать.
Рони присоединился к Подполью несколько лет назад (год или пять? Он по-прежнему плохо разбирался в летоисчислении, в городе каждое лето похоже на другое и зима тоже; все серое, однообразное и скучное), его воззрения отличались от общепринятых, но руководство как будто привыкла к его версиям с богами, волей духов и силой проклятых – к проклятым относил себя тоже.
Каратели, система Города (Рони так и не приучился именовать по названию, словно избегая всяких имен, имя – призовет могущественного духа, зачем рисковать?)  - все это не более, чем заблуждения. Его и Сопротивления цель – исцелить. Даже если придется убивать.
Убивать его тоже научили.
Кроме того, как ментальщика его иногда *просили* считывать не слишком надежных товарищей. К сожалению, сейчас был именно такой случай – Ормонд был симпатичным парнем, однако иногда Рони чувствовал его сомнения, и тогда ему хотелось вмешаться. Но он сдерживался: запрещали.
«Просто держи под контролем».
Для этого он и здесь, не так ли? Заброшенный дом пахнет мышиным пометом, сыростью и гнилой древесиной, и еще особым застарелым запахом нетронутой пыли – опасность просачивается с улицы, Рони думал, что она и пыль – одно и то же. Он ощущал Ормонда, в случае чего – подаст сигнал, не слишком приятный (мало кто любит прямое вмешательство в разум), но эффективный. Эмпат ощутил и слабый отголосок эйфории Ормонда, а еще передал ему посыл – «все хорошо».
Он мог ощутить металлоидную тяжесть винтовки в руках Ормонда, сужающийся от прицела зрачок. Впрочем, он больше доверял «своему» оружию.
Оно не промахивалось.

+3

4

Старая больница на периферии города. Приемная врача.

Только что дверь приемной закрылась за последним пациентом: отдаляющиеся тяжелые шаги символизировали собой долгожданное окончание рабочего дня. Вот только радости от этого было не так много, как хотелось бы.
Отворив настежь ставни окон, дабы проветрить помещение от пресловутого запаха болезни и безумия, Эдгар облокотился на подоконник и закурил. На улице было тепло, хотя и несколько ветрено. Сразу начинаешь чувствовать себя затворником в этой обители безнадежности, человеческой слабости и смерти. А ведь свобода - вот она, до нее лишь рукой подать. Она там, где земля, пахучая и холодная мешается с каплями дождевой воды; она там, где шквал сильного ветра срывает с деревьев листья и прибивает их к увядшей траве; она там - всего-лишь пара этажей мгновенного полета...
Эдгар прикрыл глаза и потер виски. Нет, об этом, пожалуй, думать еще рано.
Часы на стене отбивали свой ритм. Но мысли о возвращении в пустую темную квартиру не могли серьезно воодушевлять человека. Хотя в этом был скорее виноват сам Эдгар, нежели обстоятельства. Он всегда сознательно бежал от того, что влечет за собой создание семьи. Осознание того факта, что на твоих плечах лежит ответственность за кого-то еще, помимо самого себя, отпугивало его. Эта ответственность совершенно не была похожа на ту, что возникала как обязательство между врачом и его пациентом.
Потушив окурок и оставив его покоиться в стеклянной пепельнице, Эдгар прикрыл окно и наспех прибрал на столе бумаги, большинство из них заперев на ключ в ящике письменного стола. Напоследок он собирался обойти палаты, дабы убедиться в том, что помощь его никому не потребуется вплоть до утра следующего дня.
Но дальнейшие события порвали все его планы...

+1

5

Улицы города.

Адель закончила дневное патрулирование, сдала смену и решила отправиться домой. День прошёл довольно легко. Дежурство было спокойным: никто никого не убил, никто ни на кого не напал и никто и встретившихся с бездной не пытался убить себя. Адель была им за это благодарна. Пусть умирают,но только где-нибудь в другом месте.
На улице было довольно прохладно. Поэтому девушка закуталась в пальто плотнее и нагнула голову вниз, чтобы ветер не так сильно хлестал её лицо. Оглядываясь по сторонам, Феникс замечала, что при её виде люди как будто стараются стать незаметными. Они опускают лица, отворачиваются, отходят с дороги. Адель считала, что это заслуга формы карателя. Это всегда напоминало ей сказки, которые в детстве ей читали родители. Там тоже люди уступали дорогу, да только не карателям, а принцессам и принцами. И девочкой она всегда мечтала, чтобы с ней так тоже себя вели.
Ну, что ж, твоя мечта почти исполнилась, - влез в её мысли вездесущий Огонь.
Не совсем так, как хотелось бы.
Ты слишком много хочешь.
А ты слишком много болтаешь, исчезни.

Спринг совсем не заметила, как подошла к собственному дому. Поднявшись на этаж, она зашла в квартиру и сняла форму. Квартира была пуста. Ингвар уже несколько дней подряд пропадал на работе. И сегодня, видимо, тоже собирался там остаться. Адель немного злилась на него за это. Но возмущаться не было смысла. От этого никуда не деться, она знала, с кем соглашалась жить вместе. Киснуть в просторной, но такой одинокой квартире, совсем не хотелось.
Может навестить кого-нибудь?
О,да. У тебя такой большой выбор! - не смог не съязвить Огонь.
Кого ты хочешь увидеть, вредина?
Не знаю. Никого. Я всех ненавижу, ты забыла?
Ну и молчи тогда.

Взгляд Адели упал на её отражение в зеркале. Увидев свои крылья, она вспомнила о том,кто когда-то очень постарался, чтобы она снова смогла летать.
Эдгар. Точно. Давно его не видела.
Решение было принято, и Адель отправилась в путь. Она помнила больницу, в которой работал друг, но не была уверена, что он будет там поздним вечером. Впрочем, прогуляться не мешало в любом случае.
В обычной одежде, надо сказать, окружающие реагировали на неё спокойнее. Но всё же она вызывала заинтересованные взгляды. Теперь за это надо было сказать спасибо её крыльям. Прогулка до больницы вышла довольно долгой. И теперь сомнения девушки усилились в несколько раз. Но попытаться всё же стоило.

Отредактировано Аделина Спринг (22.01.2011 19:57:08)

+1

6

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Заброшенный дом
Ормонд лежал на полу чердака, приникнув к прицелу винтовки. На улице появилась группа людей – правда, в гражданском. Карн пригляделся и узнал пару из них: это были члены преступной группировки. Насколько ему было известно, занимались они по большей части кражами и во всякого рода крупные дела не лезли; единственное, что можно было пришить «мелкой шушере» – незаконное ношение огнестрельного оружия.
А вот за ними последовала настоящая красная дичь: полковник и два бойца. Снайпер почувствовал новый прилив сил: не зря он все-таки шатался по следам карателей столько времени, они его не подвели! Все шло, как по нотам. По его сведениям, они должны были всего-навсего проследовать из пункта А в пункт Б, однако полковник потому и дослужился до своей должности, что всегда лез, куда не следует. Перед глазами Ормонда развернулась следующая сцена: его будущая жертва, находясь в блаженном неведении, сделала жест рукой, указывающий на идущих впереди подозрительных людей, и один из бойцов, видимо, их окликнул. Те обернулись и явно напряглись: наверное, боялись обыска. Но деваться им было уже некуда и они полезли кто во внутренний карман, кто в задний карман брюк – очевидно, доставать документы.
Ормонд не стал упускать момент и нажал на спусковой крючок, после чего полковник – правильнее сказать, его тело – рухнуло на асфальт. Один каратель бросился к нему, другой, не мудрствуя лукаво, открыл беспорядочный огонь по тем, кто стоял перед ним. Впрочем, преступники явно были тертыми калачами, потому что мигом рассредоточились и укрылись кто где, не забывая отвечать карателям единичными выстрелами. Зима был более чем доволен собой: ему удалось спровоцировать такую перестрелку, что она еще не скоро затихнет. И при этом остался в тени.
Однако медлить у него оснований не было. Лучше всего им с Рони убраться отсюда подобру-поздорову, пока здесь еще не все оцеплено. Спрятав винтовку обратно в тайник – «Спасибо, моя красавица, до новых встреч!» - он сбежал вниз по лестнице.
Эйфория закончилась, как только он вошел в комнату, занимаемую его напарником. Там было два окна: одно выходило на улицу, где теперь кипел бой, другое – на тихий безлюдный переулок. Идеальный наблюдательный пункт. Ормонд сразу увидел Тони, лежащего в луже крови; это красное пятно как будто впитало в себя все краски мира, такого прекрасного всего лишь несколько минут назад. Подпольщик метнулся к товарищу: тот еще дышал и, видимо, был ранен в руку. Что делать? По негласному кодексу Стены Карн имел полное право прикончить его и бежать в обиночку, однако винтовка покоилась на чердаке, а другого оружия у него с собой не было. Высунуться на улицу было бы чистым безумием, впрочем, оставался еще переулок. А дальше? Куда ему тащить раненого? Лучше всего, конечно, в больницу, но... В больницу?! Раньше Ормонд об этом не думал, но сейчас ему вспомнился короткий путь от дома, в котором они находились, до служебного входа в больницу, где работал один его знакомый. Главное, что путь этот вел через переулок, значит, был относительно безопасным.
Не теряя больше ни секунды, Карн кое-как взвалил на себя Рони – признаться, тот оказался тяжелее, чем рассчитывал Ормонд – и направился к спасению так быстро, как только мог.

Отредактировано Ормонд Карн (18.01.2011 20:07:48)

+1

7

Иногда Рони тоже задумывался: правильно ли то, что они делают? Одни проклятые убивают других проклятых; по обе стороны – люди с двумя руками и двумя ногами, по сути, мало чем отличающиеся. Вот только Сопротивление верило, что есть иной способ, кроме уничтожения… и уничтожало во имя своей веры.
Наверное, это тоже проклятие. Рони верил. Рони не сомневался: так нужно.
Он не успел заскучать на своей позиции. Удерживал «единение» с Карном, подпитываясь чужим напряжением-адреналином – о да, можно провести тысячу операций, но все равно сердце подпрыгнет, когда придется нажать на курок. Адреналин искрил в венах. Рони тоже был готов… стрелять.
Карателей увидел скорее чужими глазами, но прильнул к запыленному, покрытому застарелой паутиной и черным угольным граффити, окну. В тот момент, когда пуля разорвала тело одного из карателей, Рони «присоединился» к атаке – кто сказал, что ментальщики не вооружены? О, они вооружены куда лучше…  а еще ментальную волну сложнее определить, если ты сам не эмпат.
Второго карателя накрыло волной слепой паники; отчего выстрелы его рассыпались по всем четырем сторонам света, словно стая испуганных птиц.
По иронии судьбы очередная свинцовая «птица» прилетела вовсе не от обезумевшего карателя – один из «чудом» (у чуда вполне конкретные имена и лица, но всегда так было – у богов тоже есть лица, даже если их могут увидеть только шаманы) спасшихся задержанных пальнул наугад из грубо сработанного обреза.
Залпом осколков разлетелось окно. И одновременно вспыхнула боль, которую эмпат даже не сразу осознал. Рони плохо чувствовал собственное тело; особенно когда отвлекался на кого-то другого – в данном случае, на ментальную атаку. Он осознал, что ранен, только случайно заметив кровь – много липкой красной жижи, вся серая комната заполнилась красным (откуда столько крови в маленьком человечке? Смешно, правда); и пахнет в точности, как винтовка Ормонда, и жжется где-то…
Это плохо, подумал Рони, еще удерживая ментальную атаку. Если истечь кровью – умрешь. Но еще раньше разорвешь ментальную атаку… разорвешь… разо…
Пришлось оставить карателей в покое. Досадно.
Он еще видел разноцветных серебристых птиц – пули; ощущал ужас карателя и восторг Ормонда, но способность чувствовать сдвинулась на уровень инстинктов.
Рука сделалась чужой, словно отдельно от тела. Теперь все остальные ощущения заменила боль, и это пугало Рони сильнее всего; в шесть лет он едва не захлебнулся подо льдом, вот и сейчас… похоже. Дышать-чувствовать. То и другое – тяжело.
«Ормонд».
Он позвал.
Карн услышал, и подхватил его.
Наверное, следовало поблагодарить, но мешал… «лед». Красный стеклянный лед.

+1

8

Больница.
За окном уже смеркалось, когда Эдгар закончил дежурный обход палат, большая часть которых, к счастью, пустовала, особенно в последние дни. Несмотря на свою профессию, которую с гордостью можно было именовать призванием, доктор Эштроп не слыл гуманистом, и факт отсутствия тяжелобольных пациентов воспринимался скорее как отсутствие работы, нежели как радость за здоровье и благополучие своих сограждан.   
Коридоры отделения уже были пусты (основная часть медиков и обслуживающего персонала разошлись по домам, взгрузив остатки незавершенной работы на плечи группки энтузиастов, оставшихся на ночное дежурство), основное освещение погашено. Эдгар в сумерках добрался до своего кабинета, чтобы сменить белый халат на осеннее пальто и прихватить оставленный возле стола портфель. А часы на стене все так же отбивали свой ритм. Порывшись по карманам в поисках ключей от кабинета, Эштроп наткнулся на примостившуюся на дне пачку сигарет, достал ее, открыл и со вздохом выкинул в мусорное ведро. Это было очередным напоминанием о том, что пора бросать курить - ведь эта дрянь может сгубить и раньше Бездны.
Погасив свет, Эдгар вышел из помещения и запер за собой дверь. На пути к лестничному проему ему повстречалась молодая медсестра, видимо тоже не горевшая желанием оставаться здесь допоздна. Однако, судя по настроению и внешнему виду, остатки ее вечера были гораздо более многообещающими, нежели остатки вечера Эдгара. 
- Доктор Эштроп, - улыбнулась она, - я думала, вы уже ушли.
- Необычайно позднее время для вас, Кларисса, - отозвался Эдгар, - обычно в этот час вас тут только и поминают.
- Да тут... мне еще операционную закрыть надо.
Эдгар взглянул на часы и вздохнул.
- Бог с тобой, пташка певчая. Отдавай ключи и иди - я закрою.
Уговаривать ее не пришлось, а Эдгар "осчастливился" очередной короткой прогулкой по пустым больничным коридорам.
На вахте перед самым выходом мирно посапывал охранник. Достав у него из под носа тетрадь с ведомостями, доктор наспех расписался напротив своего имени и уже хотел было сдать ключи, как со стороны парадного входа послышался шум. Эдгар обернулся и не без удивления уставился на неожиданного гостя. Вернее, на гостью. Узнать свою по... эм, друга, не составило труда.
- Адалина? - он сразу же оглядел девушку с ног до головы, дабы исключить вероятность травм и ранений. Но, по счастью, сержант была цела и невредима. Следующей мыслью, промелькнувшей в его голове являлся визит (в таком часу?) к кому-нибудь из сослуживцев, однако, среди пациентов не значилось ни одно должностное лицо. Тогда...
- Что ты тут делаешь в столь позднем часу? С тобой все в порядке?

+1

9

- Адалина?
Адель узнала голос Эштропа и вскинула голову. Мужчина сдавал ключи, видимо, от какого-то кабинета, и собирался уже уходить. Что ж, всё-таки она его застала.
- Что ты тут делаешь в столь позднем часу? С тобой все в порядке?
Феникс не смогла сдержать улыбку. Эдгар совсем не изменился - как врач он, конечно же, в первую очередь, интересовался её состоянием и здоровьем.
- Да-да, всё в порядке, - поспешила она успокоить старого друга, - я просто соскучилась. И решила тебя навестить, - Спринг подошла к мужчине и неуверенно раскинула руки для объятий. Впрочем, уже через мгновение она отбросила все сомнения и обняла Эдгара, слегка похлопав его по плечу.
- Я тебя, наверное, отвлекаю? Ты собирался домой?
О,да,Капитан Очевидность. Ты сегодня ошеломляюще догадлива, - мерзко посмеиваясь, проворчал Огонь. - Ты время видела? Конечно, он собирался домой. А тут ты со своим визитом. Нужна ты ему.
Потухни
, - зло отозвалась Адель. Огонь раздражал её все сильнее. Сегодня он был отчего-то особенно разговорчив.

0

10

Больница

- Мы знакомы... но ты... обычный житель города, понял? - старался внушить Зима своему напарнику, рискуя окончательно сбить дыхание. Конечно, неизвестно, слышит ли его Рони и может ли осознанно воспринять его речь. И все же как эмпат он должен ухватить хотя бы суть сообщения, во всяком случае, Ормонд на это очень надеялся.
Путь до больницы был коротким, однако снайперу он таковым не показался - все же не каждый день на себе человека тащить приходится. Особенно тяжело было преодолеть последний рубеж, отделяющий их от благословенных коридоров госпиталя - ступеньки, ведущие к служебному входу (другого Карн, как и положено подпольщику, не признавал). Наконец и они остались позади, и вот уже подпольщики в пустом полутемном здании. Первой живой душой, которая им встретилась, была совсем юная медсестричка. "То, что доктор прописал", - удовлетворенно подумал Карн, наблюдая, как у той глаза становятся все больше и больше. Такая как только услышит, что к ней обращаются на повышенных тонах, так сразу потеряет способность соображать и побежит исполнять приказание.
- Ну, что стоишь?! - рявкнул Зима, намереваясь воспользоваться этим девичьим недостатком. - Эдгара Эштропа сюда, быстро!
Медсестра действительно испарилась в ту же секунду. Карну оставалось только уповать на то, что Эдгар сейчас в больнице.

+1

11

Боль, которая поначалу воспринималась извне, издалека, теперь почему-то мешала двигаться, говорить, действовать. Дышать.
Неприятно. Неприятно, что Рони стал Ормонду обузой. Ормонд не обязан его спасать – каждая операция сопротивления – всегда риск, что кто-то останется на холодных камнях какого-нибудь заброшенного дома.
Ормонд мог бросить его. Один мертвец лучше двух.
И все-таки Ормонд его тащил куда-то; говорил… слова – не то, скользили по касательной, боль упорно замещала их. Рони понял скорее смысл, чем фразу.
«Хорошо».
Смысл заключался в молчании. В лжи, если угодно, но каждая ложь начинается с молчания.
«Обычный житель города…»
Зимтаун – место серости и место крови. В серой грязи кровь очень быстро тоже становится серой. Ничего удивительного, если «мирный житель», случайный прохожий, безымянный никто стал жертвой.
Рони попытался улыбнуться первому человеку, который встретил их в больнице. Это была девушка, в которой Рони уловил что-то, от чего хотелось отдернуться.  Может быть, он испугался бы ее (или не-ее, того, что было в ней)… в иной ситуации.
Сейчас просто попытался сказать «здравствуй». Без слов.
И улыбаться.

+1

12

- Честно говоря, твой визит неожиданность для меня, Адель. Приятная неожиданность, - Эдгар улыбнулся и ответил на дружеские объятия. По началу после их разрыва Эштроп, будучи человеком циничным во всех отношениях, с трудом верил, что какое-либо общение между ними будет возможно. Однако время показало: дружба между мужчиной и женщиной и взаправду существует.
- Но не думаю, что больница хорошее место для встреч, пускай и внезапных. Пойдем. - Мужчина мягко развернул Спринг к главному выходу и сам уже собирался уйти вместе с ней, но тут вспомнил о ключах, которые так и остались у него в руках. Впрочем, буквально через мгновение ключи стали не единственной преградой к его сегодняшней долгожданной свободе. Откуда-то из темноты больничных коридоров выбежала испуганная дежурная медсестра.
- Я вас...повсюду ищу...доктор... - запыхавшись выпалила она. Глаза как блюдца, щеки белые - похоже, ее действительно что-то не на шутку напугало. Эдгар закатил глаза.
- Ну что еще?
Девушке потребовалось еще пара мгновений, чтобы отдышаться и прийти в себя. Врач тяжело вздохнул и виновато посмотрел на Аделину, пожав при этом плечами, мол, и так проходит каждый божий день в этой маленькой, но воистину сумасшедшей больничке. Наконец, медсестра соизволила заговорить:
- Там возле служебного входа...я, право, не знаю доктор! Его должны были запереть еще час назад, но вы же знаете, это не входит в мои обязанности...
- Короче.
- Короче? Там один человек приволок другого... молоденькие совсем, а один возбужденный такой! Агрессивный, он как рявкнул на меня. Оооой, а это кто рядом с вами?
Эдгар мало что понял из сбивчивой речи медсестры. Разумнее всего было оставить Аделину в холле и в одиночку сходить выяснить, что за бардак здесь творится, однако, в то время ситуация была ему не ясна. Посему бросив девушке в ответ, что это его новая ассистентка, дабы отвязалась, Эдгар жестом пригласил Спринг следовать за ним и, так и не сдав ключи, направился к служебному входу.
Даже в полутьме коридоров мужчина отчетливо различил две фигуры. Врубив дополнительный свет, он стремительным шагом направился к нежданным посетителям.
- Господа, поверьте на слово, парадный вход строился далеко не для избранных... - он запнулся, разглядев лицо русоволосого паренька, поддерживающего своего товарища, который был... Эдгар остановился и побелел, словно полотно. Нет, для замешательства послужил отнюдь не раненный пациент, внезапно свалившийся целителю на голову. За годы врачебной практики Эштроп побывал и не в таких ситуациях. Теперь он сильно пожалел, что не оставил Аделину в холле. Впрочем, Эдгар достаточно быстро взял себя в руки.
- Операционная в конце коридора, - чуть осипшим голосом произнес он. Переняв ношу Ормонда, он отдал последнему ключи, которые чудом так и не сдал на вахту, - открой дверь в включи освещение. Аделина, твоя помощь мне тоже будет нужна.
А вот это было ложью. Но Эдгар нутром чуял, что отпускать Спринг от себя сейчас нельзя ни в коем случае. Ибо вряд ли человек, кем бы он ни был, мог получить пулевое ранение в бытовых условиях...

+2

13

Извиняюсь за то, что заставила так долго ждать и за корявый торопливый слог. Времени совсем немного.
Адель очень нервничала из-за того, как именно Эдгар отреагирует на её появление. Всё-таки они не виделись уже очень давно... Но Эдгар был удивлён и, кажется, удивлён приятно. Это заставило Спринг вздохнуть с облегчением и улыбнуться во все 32 зуба. Вечер обещал быть приятным, но, как известно, судьба-злодейка любит путать карты и ломать планы.
Неожиданно ворвавшаяся в их беседу взволнованная медсестра позвала Эштропа срочно осмотреть каких-то раненых. Или раненый был один... Адель плохо понимала, что ей говорили, потому что в голове шумел Огонь. Так всегда происходило, когда что-то было не так.
Дай мне сосредоточиться. Я ничего не понимаю! О какой угрозе ты пытаешься предупредить?
Двое. С чёрного входа. Почему с чёрного?
Так ближе было?
Всё равно странно. И чего это он вдруг ранен? Почему возбуждённый и агрессивный?
Да мало ли почему. Упал, порезался.
Напали, стреляли, свихнулся.
Да ты пессимист. Возбуждённый потому что боится.
Чего боится?
За товарища перепугался! Хватит быть таким мнительным.
Проверь!

Адель уже хотело было напроситься с Эдгаром, чтобы успокоить паранойю своего второго Я, но этого не понадобилось.Он и сам жестом поманил её за собой. Как оказалось, Огонь паниковал не зря. То, что не бросилось в глаза Фениксу, тут же отметил он сам.
Пуля! В него стреляли! Видишь?
Да, и точно. Может на него напал сумасшедший? Оружия сейчас полно у всяких нежелательных элементов.
А может и нет. Но пусть бы ты была права.

Аделина, твоя помощь мне тоже будет нужна.
Спринг не совсем понимала Эдгара. Чем она могла ему помочь? Она же далеко не врач. Но спорить не стала.
-Всем, чем смогу, - бросила она и последовала за ним.

0

14

Ормонд молча кивнул Эдгару и его спутнице, с трудом пряча улыбку. "Старый добрый Эдгар. Я, как всегда, не вовремя, зато ты истинный профессионал и не отказываешь раненому в помощи..." Он в точности выполнил указания доктора, а когда уходил, оставляя странноватую троицу в операционной, сказал громко:
- Держись, старик. Я оставляю тебя в надежных руках.
И добавил тихо, обращаясь уже к одному только Эштропу:
- Где можно переодеться?
Получив ответ, подпольщик направился в подсобку. Она, к счастью, оказалась незаперта: "Наверное, часто используется". Ормонд быстро скинул одежду, перепачканную в крови Рони, и бросил ее в дальний угол шкафа. Ему подумалось, что даже самая неопытная из служебных собак отыскала бы подобную улику в два счета. Но у Карателей нет собак, значит, пока он в безопасности. В том же шкафу среди чистых халатов нашлись вполне приличные брюки и рубашка. Правда, последняя оказалась велика. "Наверное, кто-то из персонала забыл. Или они остались мне в наследство от умершего пациента?.. А-а, черт с ним!"
Едва Карн успел надеть сверху белый халат, как дверь подсобного помещения распахнулась и он оказался лицом к лицу... нет, не с офицером карательного отряда, как он подумал в первое мгновение, а с еще одной медсестрой.
- Ой, а вы кто? - удивленно-кокетливо пискнула она. - Новый врач?
- Ага, - легко согласился подпольщик, вспоминая свое сегодняшнее дело. - Патанатом. Как вас зовут, коллега?
- Марианна, но можно просто Мари...
Пока медсестра копалась в том же шкафу, где теперь лежала его одежда, снайпер осторожно присел на стул со сломанной спинкой и окинул женщину взглядом. Молода, лет двадцать пять, не очень красивые ноги, зато линия плеч удивительно хороша. И улыбка... Как будто она уже на все согласилась. Когда медсестра проплывала мимо, зазывно покачивая бедрами, Ормонд быстро, но без лишней грубости, притянул ее к себе. За годы службы в Сопротивлении он стал солдатом до мозга костей, а это означало еще и умение брать от жизни все, и как можно быстрее. В конце концов, эта самая жизнь может оказаться гораздо короче, чем ты планировал в детстве.
- Да что же вы делаете?! - взвизгнула она с наигрынным возмущением, уже сидя у него на коленях. Снайпер услышал только "да".
- Хочу познакомится поближе, нам ведь вместе работать, Мари...
На какое-то мгновение они застыли неподвижно. Ее глаза оказались черными, как дуло его винтовки. Карн знал, что они поняли друг друга, но не хотел показаться чересчур нетерпеливым и ждал, когда она подастся чуть вперед...

+1

15

Уже будучи в операционной, Эдгар проклинал себя за то, что не отправил Аделину домой. Как бы собственная предусмотрительность не сыграла бы с ним злую шутку. Никогда еще ему не приходилось стоять на пересечении двух огней. Хотя, с другой стороны, чего он хотел? К чему его могли еще привести бывшие отношения с представительницей карательных отрядов и пособничество оппозиции? 
Но думать сейчас нужно было не о том. Скинув уличный плащ, Эдгар накинул на плечи больничный халат, вымыл руки, надел стерильные перчатки и маску, велел Аделине проделать ту же незамысловатую процедуру и только после этого начал операцию.
Без ассистента было тяжело. Пару раз Эштроп чуть было не поддался порыву попросить Спринг позвать кого-нибудь из дежурного медицинского персонала. Но сколько в таком случае на утро наплодиться слухов? Пациенты с пулевыми ранениями, не подходящие под определение "каратель" наводят на определенные мысли.
Наконец, пуля была изъята. Эштроп не разбирался ни в калибрах, ни во всем остальном, что было связано с огнестрельным оружием. Хотя некоторым эта ничтожно маленькая вещица могла поведать о многом. Например...
- Унеси это, - Эдгар указал на поднос с использованными инструментами, а сам снял перчатки и потер вески. Ему требовалось немного времени, чтобы морально подготовится ко второй части операции. Обычно, если требовалось предварительное хирургическое вмешательство, Эштроп уступал пациентов своим коллегам и уже только после их работы принимался за свои прямые обязанности - обязанности целителя. Но случалось и такое.
Убрав со лба Тарка прядь волос, Эдгар накрыл ладонью глаза раненного. Подозвав Спринг, он попросил девушку следить за пульсом пострадавшего. Сделал глубокий вдох, выдох. И прикрыл глаза.

0

16

Адель привыкла к виду крови и всевозможным ранам. Назвать её слабонервной было трудно, поэтому она без смущения и суеты старалась выполнять всё то, что требовал Эдгар. Во время операции пришлось отогнать все мысли о том, что произошло с этим молодым мужчиной и кем он является. Главное было, спасти его жизнь. Что он натворил и какое наказание заслуживает (и заслуживает ли) - дело второстепенное.
Мельком взглянув на пулю, искуссно вынутую Эдгаром, она не сразу смогла определить, и какого оружия она могла "вылететь".
Нужно было лучше заниматься,  - проворчал Огонь, но подсказывать не стал.
Какая разница? Главное, что этот парень явно не каратель, а это означает, что он может быть кем-то из подполья. Вдруг он опасен?
Ну, сейчас он явно не опаснее младенца
, - скептически ответил Огонь.
Адель знала об умении Эдгара исцелять не понаслышке. Когда-то он примерно также спасал и её. Да, она была обязана ему жизнью. Чем это могло обернуться сегодня, она пока не знала. И даже не думала об этом. Потому что внимательно следила за пульсом раненного парнишки. Она хотела как-то поддержать Эдгара, сказать, что всё нормально, парень вроде стабилен, но она знала, что слова сейчас не помогут, а только отвлекут. Поэтому просто посмотрела на товарища и решила не мешать.

Отредактировано Аделина Спринг (29.04.2011 17:54:18)

0

17

- Подожди... а то вдруг кто-нибудь... - шепнула медсестра и метнулась к двери, чтобы запереть ее.
- Марианна, сколько можно ждать?! - раздался из коридора другой женский голос. Противнее снайпер в жизни не слышал.
- Старшая медсестра – надо бежать – кончается смена – завтра приду, - прерывисто и не без разочарования выдохнула Марианна и упорхнула. Ормонд с досады закусил губу: еще мгновение назад награда была так близка, а сейчас вот он сидит в одиночестве на стуле со сломанной спинкой. Ладно, черт с ней, с девкой-то. Сколько их еще будет... Лучше подумать, что делать дальше.
Больше всего ему хотелось сбежать – через окно, или служебный вход, или крышу, или... если бы его видел только Эдгар, снайпер бы так и поступил. Но, увы, на пути ему встретились еще молоденькая медсестричка, загадочная незнакомка и Марианна – слишком много людей, которым придут в голову ненужные вопросы, если он сейчас сделает ноги. Да и Эдгар – что, если он давно уже в рядах карателей? Нет, вряд ли. Этот врач знает, почем фунт лиха... и что долг платежом красен, нет, Ормонду его опасаться не стоит. И потом даже в самом худшем случае – ну, сколько улик наберется у карателей? Винтовку (красавица моя) они не найдут, завтра же она будет лежать в другом тайнике. Одежда в крови? Разумеется, он ведь на себе притащил случайного знакомого, которого случайно ранили распоясавшиеся в конец бандиты, в больницу. За такое медали на грудь вешают, а не к стенке ставят. Кстати, Рони... Как он там, интересно? Конечно, без него было бы гораздо проще – если повезет и все пройдет гладко, надо использовать эту ситуацию как аргумент в пользу того, что снайперу лучше работать одному.

0

18

Под предлогом того, что стоит известить дежурного о новом пациенте, Эдгар поспешно покинул операционную, оставив раненного с Аделиной. Все же что бы ни говорили, но были среди карателей люди. Эштроп ни раз озадачивался вопросом: как эта сердобольная, добрая женщина выдерживала на своих плечах это тяжелое бремя? Впрочем, он мог и ошибаться на ее счет. К тому же, кто знает, что произойдет, если эту кашу не расхлебать, пока не стало слишком поздно. Сейчас же главной целью было увести подальше Аделину или, по крайней мере, не позволить им с Карном попасться друг другу снова на глаза. Эдгар тайно уповал на то, что при Спринг нет ни рации, которая может так не вовремя зашипеть, сообщая о чрезвычайном случае, произошедшем близ их больницы, ни табельного оружия, которое при изобличении можно было пустить в ход. 
Не теряя времени даром, врач проскользнул в подсобное помещение, где, как и ожидалось, застал Ормонда. Убедившись, что снаружи нет никого, кто мог бы подслушать их разговор, Эдгар плотно прикрыл двери и повернулся лицом к подпольщику.
- Я не знаю, что произошло с тобой и этим парнем, да и знать не хочу, - приглушенным тоном начал он, - но берегись, Карн, слышишь? Я врач, на наши услуги, благо, пока что монополии нет, однако, подставляться из-за твоей опрометчивости не собираюсь!
Эдгар неоднозначно посмотрел на снайпера.
- И не смей бросать мальчика здесь, я карателям сказки рассказывать не намерен. Рана затянулась, но он еще слаб, на эту ночь я выделю ему одноместную палату. Держи ключи от моего кабинета, - Эштроп кинул Ормонду связку и продолжил, - там есть диван, можешь отоспаться пару часов, но на рассвете что бы вас двоих тут не было. Ключи же оставишь здесь, в кармане халата, который сейчас на тебе. А теперь идем, - врач отворил дверь и отошел в сторону, пропуская снайпера вперед, - надеюсь, тебя из персонала никто больше не видел?

Отредактировано Эдгар Эштроп (11.05.2011 23:09:43)

0

19

Адель осталась одна. Она вытерла вспотевший лоб рукой и силой выдохнула. Всё-таки, помогать спасать чью-то жизнь - занятие не самое простое. Нервное напряжение начало спадать, и девушка прошлась по операционной и немного огляделась. Ничего необычного. Светлые стены, пахнет стерильностью, атмосфера гнетущая... В глаза бросилась пуля, вынутая из тела молодого человека, от которой Эдгар не избавился. Спринг взяла её в руку и стала рассматривать более внимательно. Но как не старалась, так ничего полезного извлечь из увиденного не смогла.
Тяжело вздохнув и воровато оглядевшись по сторонам, она кинула пулю в карман, решив показать её Ингвару. Что толкнуло её на это? Наверное, профессиональная привычка прихватывать с собой всё, что кажется подозрительным.
Тихо подойдя к парню, она аккуратно провела рукой по его лбу, убирая спутавшиеся волосы со лба. Делала она то осторожно, чтобы не потревожить раненого. Хоть он и был под анестезией, всё же она боялась его разбудить.
Такой молодой... симпатичный... надеюсь, что на него всё же напали по случайности, а не...
А не что? А не он мерзкий нарушитель правопорядка?
- вставил свои размышления Огонь.
Да...можно и так сказать...
Не зная, что ей дальше делать, Феникс покинула операционную, плотно прикрыв за собой дверь и отправилась искать Эдгара или хотя бы туалет... хотелось умыться ну и... всякое там другое. Но поиски привели её совсем не туда, куда ей было нужно. Она заглядывала в каждую дверь, но всё время натыкалась на палаты. Почему-то читать надписи на дверь Адели в голову не пришло. И вот за одной из дверей она всё-таки нашла Эдгара... да не только его...
-Прости...те, я туалет искала...

0

20

- Спасибо, Эдгар, - как ни в чем ни бывало отозвался подпольщик. Если у него и были какие-то подозрения относительно принадлежности врача к тому или иному лагерю, то теперь они были полностью развеяны.
- Жаль, что мы почти всегда видимся... при таких обстоятельствах. В худшем случае вали все на меня, - добавил Ормонд. На самом деле в этот момент он снова подумал, что ни одно доброе дело не остается безнаказанным. «Теперь придется остаться тут, а потом тащить Рони на какую-нибудь квартиру – как, интересно? Опять на себе?.. Если бы только я мог пристрелить его там же, в заброшенном доме... Смог бы? Да смог бы, конечно. Но – наверх за винтовкой, собрать ее, спуститься, потом снова подняться, разобрать, спрятать, уйти самому... к тому же труп... похоже, «наследил» бы также, а то и больше, чем сейчас. Значит, все сделано правильно». Перед таким высказыванием всегда отступали самые страшные сомнения, не стал исключением и этот раз.
- Надеюсь, тебя из персонала никто больше не видел?
- Не надейся, - ухмыльнулся снайпер. - Одна из твоих любвеобильных медсестричек серьезно намеревалась скрасить мое одиночество...
Он бы и дальше продолжал в том же духе – за счет пары пусть даже и не пристойных шуток нервное напряжение сбросить легче, чем за день в тире – но дверь в очередной раз распахнулась. Ормонд на мгновение прикрыл глаза, представляя себе впорхнувшую в подсобку Марианну, и открыл их снова навстречу далеко не такой прекрасной действительности. Собственно говоря, дело было не столько в незнакомке, сколько в ее голосе. Он узнал его, как пастушья собака узнает запах волка – мгновенно. И сразу понял: это конец. Остается только повеселиться напоследок, чтобы умирать было не так страшно...
- А что, в штабе карателей забыли построить женский туалет?

Отредактировано Ормонд Карн (29.05.2011 15:57:36)

0


Вы здесь » Практическое Демоноводство » [Zimtown] Архив эпизодов » От перемены мест слагаемых [альт.]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC