За то время, что Лилит находилась в невольной изоляции от дел Карателей, она совершенно потеряла из виду своего кумира и наставника. Монотонные, сводящие с ума одинаковые дни не прибавляли оптимизму, а потому невесть откуда взявшаяся записка, выведенная знакомым почерком, была как гром среди ясного неба - опальный полковник сам отыскал свою красноволосую исполнительницу.
  Время - семь часов вечера, место встречи - парковая зона, место одновременно и достаточно тихое, и в некоторой мере оживленное, всегда можно было найти уголок для приватной беседы, но точно знать, что где-то рядом с вами прогуливаются еще несколько человек.  Анджей Ленард был в штатском - строгое пальто с поднятым воротником, классический костюм, - и только прямая осанка, да острый взгляд выдавали в нем не представителя мирной профессии, а человека, что наверняка привык к жесткому военному порядку. Приметив Лилит, он кивнул ей в знак приветствия и подхватил ее под локоток. Сдержанная улыбка мелькнула на его губах - не каждый день ведь доводилось увидеть одного из самых преданных и жестоких бойцов в юбке.
- Мне нужна твоя помощь, - будничным тоном, будто продолжая тему о погоде и светских новостях, проинформировал он крылатую. - Моя дочь находится в больнице, ее необходимо вытащить оттуда любой ценой.
Не просьба - приказ. То ли Анджей позабыл, что он уже не начальник для Лилит, что не имеет права приказывать ей, не имеет права даже просить о чем-либо; но Ленард не был бы собой, если бы опустился до просьб. Он знал о своем положении, знал, чем грозит Антилле и ему самому встреча, но все же обратился к девушке. Крылатая никогда не видела его дочери, хотя и слышала о ней, о матери не говорилось ни слова - эта часть биографии Ленарда была надежно скрыта от посторонних ушей и глаз.
- Я дам тебе планы, покажу, где расположена ее палата и ты доставишь ее ко мне. Справишься?
Какой ответ ожидал получить этот сероглазый человек? Если Антилла будет действовать от лица карателя - она нарушит свою маскировку и приказ Штаба, а если от своего вынужденного гражданского положения? В какое темное дело ввязывал ее Анджей теперь, когда крылатая могла спокойно отказаться от любого его приказа?