Вот уже несколько дней светловолосый ментальщик жил у Асгера. То ли он был слишком наивен и доверчив, то ли паренек имел какие-то свои виды на сотрудничество со Змееловом - сложно было сказать; да и мог ли сам нелюдимый экспериментатор быть уверенным в том, что Рони уже не пролез к нему в голову, не перебрал  воспоминания и цели, не узнал того, чего знать не требовалось? Да, когда работали ментальщики из местной больницы - было противно, будто тебе в голову залезли склизкими тонкими пальцами и выглаживают череп изнутри, проверяя, вытягивая всякую гадость, блокируя особо опасные воспоминания; к сожалению, Адальхар также не избежал тяжелой участи похода к ментальщику оппозиции. Глупый шаг, но таких врагов следовало знать в лицо. Настои и вытяжки из ядов все же оказались более приятной альтернативой.
   Рони оказался прекрасным экспериментальным материалом - его действия на разные яды протекали словно по учебнику или справочнику - ни симптома больше, ни секундой меньше. После первых тестов можно было переходить к более серьезным и опасным, но также следовало озаботиться защитой собственного разума - так, на всякий случай.
   Выбора большого у Асгера не было - либо обратиться к оппозиции и их лучшему ментальщику, что наверняка узнает, ради какой цели подобная защита потребовалась Змеелову, но будет молчать, либо довериться случаю и попытать счастья у тех странных личностей, что способны достать даже фею из древней сказки, что уж тут говорить о каком-то аккуратном блоке... Мелкий холодный дождь пополам со снегом моросил с самого утра, распугав даже вездесущую детвору. Торгашей наверняка можно было найти либо в Мальстреме, либо у Генри в пабе, а уж представителей "Стены" можно было отыскать практически всюду - да хоть в том же почтовом отделении через пару кварталов от дома Змеелова.