Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Эдгар Эштроп

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Прошло несколько дней с того момента, когда Эдгар вырвал свою дочь из лап обезумевшей женщины. Немногочисленные синяки на теле девочки сошли довольно быстро, но вот с психическим состоянием было сложнее.
Лилию Эштроп определили в детское отделение главной больницы Зимтауна. Небольшая комнатка на двух человек, мягкие тона, отсутствие острых предметов и углов, лучший врач-психокорректор - порой могло показаться, что девочка попала в филиал для душевнобольных, в каком-то смысле так и было.
- С вашей дочерью все будет в порядке, - негромко произнес Габриэль Штерн, поворачивая круглую ручку на двери палаты. - Эта.. женщина, конечно, хорошо покопалась у нее в голове, но постепенно мы это исправим. Да и сама Лилия очень сильная, вся в отца.
   Лилия и ее соседка спали; сну в этом месте уделялось довольно много времени - сновидцы препарировали сознание своих подопечных не менее эффективно, чем психокорректоры, помогали выявить страхи, помогали бороться с ними. Копание в мозгах - блоки, образы, сны и чтение мыслей - не внушало доверия обычному городскому жителю; слишком много риска, слишком много открытости требовалось от пациента к врачу, однако, насколько было известно Эдгару, некоторые люди добровольно вручали свою личность и свои жизни в руки психокорректоров, не беспокоясь о том, очнутся ли они самими собой.
   Какое-то время Штерн стоял в стороне, позволив отцу побыть рядом с дочерью, а затем положил руку ему на плечо - время визита истекло.

- С вами хотят поговорить, господин Эштроп, - задержал карателя врач, когда они оба покинули детское отделение. - Пройдите в мой кабинет, я присоединюсь чуть позже, меня еще ждет пациент.
   Небольшой узкий кабинет Габриэля вызывал некоторое недоумение: это было совершенно безликое помещение без каких-либо ярких деталей, без беспорядка на столе или в шкафах. Серые стены, белая бумага бланков, деревянный стол, покрытый матовым чуть потрескавшимся лаком - эдакая заготовка, шаблон помещения, где мог бы в будущем работать живой человек. Но объяснить невзрачность можно было довольно просто - на самые яркие картины Штерн мог полюбоваться и в чужом сознании, кабинет являлся своеобразным спасательным кругом среди безумного моря человеческих фантазий.
Здесь Эдгара действительно ждали два человека; один среднего роста, одетый в не слишком дорогой, но добротный темно-зеленый костюм, другой же, повыше, напоминал скорее завсегдатая уличных боев - в несковывающей движения одежде, с рыжими длинными волосами, убранными в хвост. Этот рыжий вызывал неприятное чувство дежавю - Эдгар определенно где-то уже видел это лицо, даже пара незаживших ссадин на лице не могли скрыть знакомый профиль.
- Добрый день, капитан Эдгар Эштроп, - довольно улыбнулся тот, что в костюме, - Я хочу, скажем так, попросить вас об одолжении. Скажите, капитан, вы хоть раз пользовались своим положением и званием в личных целях?
   Намек был слишком прозрачен. Эдгару было известно, что благодаря его удостоверению карателя ему достаточно быстро удалось устроить Лилию к лучшим врачам, хотя об этом и не говорилось напрямую ни персоналом больницы, ни коллегами в Штабе. Такое было в порядке вещей и воспринималось как естественное явление. Но вот обращались к нему с сомнительными предложениями - впервые. Рыжий остался стоять в стороне, внимательно наблюдая за переговорами - ни дать ни взять сторожевой пес подле хозяина. Только вот "пес" не казался опасным, Эдгар уже приметил наложенную на его плечо повязку по мелькнувшему в вороте футболки бинту. Болезненная рана, что заживает не так уж и быстро.

+1

2

Последние дни Эштроп пребывал в незнакомом для себя состоянии неопределенности. В состоянии, когда воля и силы покинули его, оставив вместо себя лишь пустую оболочку. Он действовал на автомате, зачастую даже толком не понимая, что твориться вокруг.
Плевать.
Факт того, что он мог потерять Лилию, то драгоценное и самое главное, что было в его жизни, наложило на капитана неизгладимый след. Правильно говорят: имевши не ценим, потерявши – плачем.
Находясь уже в кабинете врача, мысленно Эдгар был в больничной палате. Один только вид дочери в таком состоянии, неумолимым бичом терзал его сердце. Он был избит, выжат, морально уничтожен. Горло будто бы сжимала невидимая рука, казалось, ослабь свою хватку она хотя бы на миг, и Эдгар зарыдает в голос. А когда в последний раз Эштроп ощущал на щеках влажные дорожки от собственных слёз? Верно, он уже и не помнит. Каратели не плачут.
Поэтому, даже не имея ни малейшего желания разговаривать с кем либо, сопротивляться и спорить у него не было сил.
- Воспитанные люди, как правило, сперва представляются, - охрипшим и совершенно безликим голосом произнес капитан, переводя пустой взгляд в одного человека на другого. Лицо рыжего субъекта было ему знакомо, и, в иной ситуации, он бы непременно попытался порыться в углах своей дырявой памяти. Но сейчас он не стал даже напрягаться.
- Что вам от меня нужно?

0

3

- Не любите ходить вокруг да около, капитан? - хмыкнул незнакомец и, продолжая улыбаться неживой, дежурной улыбкой, положил перед Эдгаром открытый конверт, из которого торчал кусок бумаги. На последнем обнаружился адрес больницы, в которой все они и находились, и номер кабинета, находящийся на том же этаже, что и палата Лилии.
- Разве вам что-то даст мое имя? Не думаете же вы, что оно будет настоящим. - Человек в костюме продолжал вещать, не обращая ни малейшего внимания на тон собеседника. Рыжий продолжал молча наблюдать за каждым движением Эштропа. Пару раз он недовольно зыркнул в сторону своего "напарника", который, судя по всему, был ему еще как неприятен и которого рыжий при иных обстоятельствах с удовольствием бы придушил. - Здесь находится... груз, скажем так. И его следует доставить туда, куда мы вам укажем, капитан. В противном случае... Мы же не хотим, чтобы с малышкой Лили произошло еще что-нибудь, не правда ли?
   На счастье  "зеленого костюма", он додумался таки отойти подальше от карателя, прежде чем озвучил требования. Теперь Эштропу, чтобы добраться до него, потребовалось бы преодолеть препятствие в виде стола и рыжего паренька. Можно было бы пристрелить их обоих, но когда подобные сомнительные предложения поступали без предварительной подготовки? Если уж начали угрожать Лилии, то наверняка в больнице был кто-то еще, способный навредить девочке в случае провала переговоров.
- О, с вами еще будет Аскольд. Так, на всякий случай. Он покажет дорогу и поможет в случае чего. У него... большой опыт в этих делах, уж поверьте.
   Рыжий выругался. Хэллар - вот кого напоминал этот паренек. Ингвар Хэллар, лейтенант, имеющий до недавнего времени чуть ли не безупречную характеристику, в прошлом году временно был понижен в должности за пропажу каких-то незначительных документов. Имя Асгейра Хэллара также было узнаваемым, но уже по другой причине - из-за его подрывной деятельности городские власти недосчитывались товаров и оружия; однако тот факт, что оппозиционер и каратель были похожи как две капли воды, не позволял штабу объявить Асгейра в розыск по городу. Жители и так заваливали отделения безосновательными кляузами, не хватало, чтобы пошли письма в стиле "По улицам расхаживает преступник в форме и охраняет народ".

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC