Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 1.03.2013. Слуги увядшего прошлого (осн)


1.03.2013. Слуги увядшего прошлого (осн)

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Время и Место: вторая половина дня, рабочий кабинет Крамера и дальше.

Участники: Дитер Крамер, Сато Хироши.

Предшествующий эпизод: -.

Краткое описание эпизода: девять лет назад Сато Хироши убил свою жену и просил помощи в сокрытии трупа у Дитера Крамера. Спустя почти десятилетие нашелся идиот, который захотел проблем двум демонам. Или смерти.

Предупреждения: -.

Отредактировано Сато Хироши (22.04.2014 18:23:05)

0

2

Не смотря на то, что Крамер и Сато были знакомы давно, они виделись нечасто - у каждого своя жизнь и проф. сфера, которой они посвящали большую часть времени. Хотя Ай искренне любила "дядю Дитера" и ждала каждой встречи с ним.
"Знала бы она..." - в который раз подумал Хироши, бездумно наблюдая за тем, как дочь расставляет тарелки к завтраку. Она росла гордой и на удивление самостоятельной, что, вероятно, еще аукнется вечно беспокоящемуся о младшей Сато отцу. И она была совсем не похожа на мать.
- Папа! Я уже все приготовила!
Хироши послушно убрал бумаги и привычно сложил руки, принимая с благодарностью эту еду. Удовольствие даже спокойно позавтракать в маленьком семейном кругу было редкостью, поэтому девочка справедливо возмущалась. Кроме того, для нее сегодня был втройне радостный день - отец весь день обещал быть дома, а на вечерний ужин был приглашен Крамер. Ай предвкушала, как похвастается перед отцом своими кулинарными умениями. Да и что скрывать - перед дядей Дитером тоже.
Это было почти экзаменом. Она - хозяйка, и будет кормить мужчин. Даже няня на сегодня была отпущена.

Письмо пришло около двух дня. Ай задумчиво покрутила его в руках, но ни штемпеля, ни просто подписи не было. Звонок в дверь, топот убегающего человека и вот - белый прямоугольник у дверей.
- Кто там? - Хироши вышел из кухни, на ходу вытирая ладони полотенцем. Увидев конверт, почти требовательно протянул руку. Что Ай усвоила точно - ничего подозрительного не вскрывать, отдавать взрослым.
- Не знаю, убежали.
Сато открыл конверт, достал фотографию. Тело жены. Изорванный квадрат бумажки. При виде запрашиваемой суммы Хироши даже не знал, что делать - возмущаться или хохотать. Изломанный почерк. Как будто бы тряслись руки.
- Ай... мне нужно уехать по дел...
- Ты обещал!!
Хироши поднял голову. Дочь готова была расплакаться, а потому с силой закусила губу и сжала кулачки.

На душе у демона было мерзко и зло. Какая-то дрянь, какой-то жалкий ублюдок решил прислать это именно сегодня. Хироши повернул к клинике, в которой работал Крамер. О своем приезде он уже предупредил по телефону. Пришлось еще потратить время на то, чтобы успокоить Ай, и Сато не помнил, когда последний раз был настолько раздражен.
Нет, взбешен.
Конверт аккуратно был положен на стол хирурга. Хироши расположился в кресле, зло барабаня пальцами по столу.
- Надеюсь, ты понимаешь, что если к ужину нас не будет у меня дома, это будет концом света, - демон прикрыл глаза рукой, даже не желая представлять гнев маленькой и единственной женщины в его жизни.

+2

3

Телефонный звонок, поступивший от Сато, был неожиданным. Секретарь Крамера, обоятельный молодой человек, обладающий феноменальной памятью, еще с утра вежливо напомнил своему начальнику о запланированном визите в дом японца, а такие договоренности отменяются только в крайнем случае.
Знакомство с выходцем с востока необычное для европейца случилось довольно давно, и могло оказаться кратковременным, если бы не удивительная схожесть характеров и взглядов на нынешнее положение Существ в обществе. Пока еще человеческом обществе...
Сато собирался заехать за ним и проявлял этим удивительную, не свойственную ему настойчивость. Теперь Крамер не мог ни под каким предлогом отказаться от ужина, да он и не планировал этого делать. Наивная и не по годам смышленая девочка Сато всегда вызывала в нем целый сомн чувств и даже, что греха таить, подталкивала к мыслям об отцовстве. Но как только хирург покидал гостеприимный дом японца, так тут же благие намерения оставались туманной дымкой памяти, не более того. Очарование девочки таяло так же быстро, как пломбир на пляже летней Ниццы.
- Внезапно, мой друг, - Крамер поднялся с кресла, приветствуя японца по европейской традиции, пожимая ему руку. Белый конверт, надрывно аккуратно уложенный на темную лакированную поверхность стола, раззявился, и из него, как кончик одеяла из пододеяльника, высунулась фотография, взгляда на фрагмент которой уже было достаточно, чтобы понять, какое именно дело привело сдержанного демона в клинику. Крамер отступил на шаг, развернул к себе конверт и потер подбородок, выражая глубокую задумчивость.
- Мне следует просить у тебя прощения.., - несколько лет тому назад, Крамер пошел навстречу Сато, оказав ему услугу, столь интимного содержания, что выполнить ее мог только друг. Разделаться с трупом жены, да так, чтобы и следа не осталось. Для опытного хирурга никакой проблемы в этом не было, но демон совершил одну единственную ошибку: брезгуя тащить тело до гаража своего дома, он приказал выполнить грязную работу человеку, и ранее свершавшему непристойности ради денег Крамера. Жаль, сотрудничество с тем амбалом было кратким, хирург избавился от него через пару дней после "похорон" японки. 
К упокоению тела госпожи Сато Крамер подошел со свойственной ему скрупулезностью и юмором. Сразу после того, как тело было распилено на несколько частей, а  кости удалены, одежда и волосы сожжены, все филейное содержание отправилось в путешествие до ближайшей свалки, где с мясом быстро разделались собаки и бомжи, не задающие вопросов о происхождении еды. Кости Крамер вычистил до блеска, высушил и отправил с посыльным в Голландию знакомому любителю травы и экстравагантной скульптуры. Он не сомневался, художник сотворит с костями истинное произведение искусства и никому даже в голову не придет, что под бронзовым литьем изящной танцовщицы, стоящей в какой-нибудь французской галерее прячется настоящий скелет, позволяющий с идеальной точностью повторить черты, пропорции женской фигуры и пластики. Скульптор уже тогда был не молод, так что на нем обрывалась ниточка, ведущая к убийце.
- Значит паршивец успел сделать фотографию, покуда я отходил в дом, - вздохнул Крамер и достал сигарету из серебристого портсигара. Сато если и курил, то немец не знал об этом. Покрутив в пальцах бумажное тельце, набитое табаком, лучшим изобретением человечества, по мнению хирурга, Крамер поднял взгляд на гостя.
- У него был сын. После трагической гибели отца, он исчез. Если быть точным, я перестал интересоваться столь мелкой деталью... И допустил ошибку, - признаваться в собственной слабости оказалось неприятно, колко, но перед ним сидел не кто-нибудь, а Сато, демон, которого с натягом, но можно было назвать другом.
- Не думаю, что будет сложно его найти. Начнем с адреса его отца, он есть у меня в архиве. И что-то подсказвает мне, что там мы и обнаружим причину твоих волнений. Пойти на шантаж после стольких лет... Мальчик наверняка в крайней нужде, - Крамер потянул руку к телефону, но замер, а затем вовсе вернул ее на прежнее место. Второй раз вмешивать в это темное дело такой ненадежный элемент, как люди? Нет уж, увольте. Придется самому пощелкать клавишами в поисках нужной информации.
- Дело может затянуться, не будем же мы заставлять маленькую госпожу Сато ждать? К тому же, легкий перекус перед основной трапезой лишь улучшает аппетит, - улыбка, редкий гость на лице хирурга, была адресована японцу с целью поддержать. Никто не посмеет нарушить покой счастливой семьи. А рискнувший - заплатит самой высокой ставкой.

+2

4

Сато мог бы возмутиться, нет, - разочароваться в Крамере. Имел на это полное право, потому что, будь мальчишка более сумасшедшим, он бы мог рискнуть отомстить кровью. Но немец был готов исправить ошибку, и это смирило японца с необходимостью снова лезть в дело десятилетней давности.
- На редкость терпеливый мальчик, - пробормотал Хироши, методично разрывая конверт и складывая в пепельницу Крамера. - Или предусмотрительный отец.
Японец посмотрел на часы и кивнул. Где бы и с кем бы ни был человек, ему осталось жить до ужина. Пусть развлекается, набивает брюхо или считает гроши, до утра ему дожить не суждено.
- Доведение этого дела до конца будет лучшим искуплением вины, - ответная, хоть и натянутая улыбка. - Но нас в случае опоздания не простят.
Пока хирург искал информацию, японец неподвижно стоял у окна кабинета. Были существа, которых Сато опасался. Были те, кого он уважал. И лишь в Ай эти два качества сливались воедино. Хироши не мог злиться на Дитера. В конце концов, тогда нужно было самому все делать. Но мальчишке лучше бежать. Бежать так далеко, как только может. До самого конца света. И даже если своими действиями они привлекут внимание Дома, это будет не столь важно.
- Подумать только, - вдруг произнес он. - Даже после смерти, спустя десять лет, она не дает покоя.
Тогда все удивлялись выбору Хироши. Красивая - да, обаятельная, веселая. Но непроходимая дура и истеричка. Что тогда привлекло в ней?.. Именно то, что они были такими разными? И он надеялся, что именно такое принесет счастье? От Сузуки осталась лишь одна фотография, стоящая в комнате Ай. Счастливая пара с младенцем на руках. Все остальное Сато сжег - погребальный костер ошибкам юности.
- Надеюсь, у этого мальчишки нет столь же упертых родственников, как он сам.

0

5

Крамеру импонировало спокойствие Сато. Действительно, зачем сваливать на голову оступившегося ворох недовольств, если он и сам настроен все исправить. Взгляд серых глаз метнулся от монитора в сторону замершего у окна японца: "он что? Собрался завершить дело за пару часов до ужина, а потом заявиться к дочери как ни в чем не бывало?". Сам Крамер планировал отложить охоту до наступления позднего вечера. Сомнительно, что решившись на отчаянный и опасный шаг, жертва рванет из города или в нетерпении пришлет еще одно напоминание. Спорить с напряженным, натянутым, как струна, демоном, хирург не стал. Если японец желает приступить к поискам прямо сейчас, долг Крамера ему помочь.
- Rue de Berne, 34, - десять минут поиска в объемном складе информации принесли свои плоды. Немец поднялся, открыл ящик стола и, изъяв небольшой темный футляр, спрятал его в карман пиджака , - идем.
Секретаря хирург оставил за старшего, на остаток дня все равно не было запланировано ничего серьезного, кроме встречи с рекламным агентом. С жадными стервятниками пестрого рынка услуг хозяин клиники предпочитал сам не пересекаться, а его румяный, идеально одетый щит, прекрасно умел с ними разделываться.
- Кстати, я приготовил для госпожи Сато небольшой подарок. Девочки в ее возрасте, как мне сказали, любят подобное, - сев на пассажирское сидение начищенной дорогой машины, Крамер достал из бумажника два билета на концерт какой-то популярной певички. Конечно, достал их ему секретарь, за что в очередной раз получил благодарную улыбку и финансовое поощрение.
В дальнейшем мужчины всю дорогу от пригорода, утопающего в зелени, до каменно-стеклянного центра города двигались в тишине. Указанный дом находился на улице, пользующейся дурной славой у святош и добропорядочных мамаш, и привлекающей неимоверное количество туристов и уставших от однообразия мужчин. Практически каждый дом, невысокий, требующий ремонта, пестрел первыми этажами-окнами, в которых призывно сверкали женские прелести. Этакий кусочек Голландии в размеренной и консервативной Швейцарии.
Крамер одел перчатки, снял очки, которые носил для удовольствия, чтения или работы за компьютером, затем вышел из машины. Ее придется оставить на общественной парковке, дабы не привлекать внимания, а если Сато останется за рулем, то вполне сойдет за водителя-азиата на службе у богатого местного жителя. Но дело требовало подстраховки, поэтому немец дождался покуда его спутник впишет элегантный силуэт авто в белый прямоугольник на асфальте, щелкнет кнопкой электронного ключа и встанет рядом.
Крамеру подобные места были противны и глубоко неприятны. Даже от короткого взгляда на потрепанных девиц возникало ощущение, словно его самого облапали те самые сотни, а может и тысячи потных, вонючих мужчин, пользовавшихся когда-либо предложенной им, едва прикрытой прозрачным пеньюаром дыркой. Но, опять же, чтобы не выделяться из толпы, демон заставлял себя то и дело поворачивать голову, деля вид, что интересуется выставленным товаром.
Тридцать четвертый дом не выделялся среди своих соседей ничем особым, разве что вместо борделя за дубовыми дверями посетителей ждал тривиальный кабак. Вход в квартиры был более скромен и ютился с торца дома в узком переулке.
- Четыре этажа... Должно быть, он живет на самом верху или в пристройке на крыше, - дверь в подъезд открылась с тяжким скрипом, а в нос ударил спертый запах табачного дыма и алкоголя. Крамер брезгливо поморщился и шагнул внутрь.

+1

6

- Она будет рада любому подарку от тебя, - ответил Сато. Его, как отца, не посвящали в столь девичьи интересы, которые все больше смещались в сторону подросткового возраста.
Демон поднял голову, разглядывая необходимый этаж. Идя немного позади "интересующегося" Крамера, можно было не утруждать себя вниманием девиц. Возможно, будь они здесь ночью, мальчишка успел бы уединиться с кем-либо, и это создало бы дополнительные трудности. Шлюх никто не хватится, но сами они порой являются сосредоточением большого количества информации и связующих ниточек. Сколько интересного он получал от их показаний, вызволяя очередного клиента из передряги.
Сато старался не касаться стен, хотя коридоры были темны и узки. Неясный шум из-за дверей, внезапный звон или крик, снова тишина. Некоторые умудрялись в таких условиях писать шедевры, другие, наиболее близкие (как они считали) к тьме, находить в них красоту, третьи - медленно гнили. Нет, гнили они все.
И сама мысль о том, что подобное существо приближалось к его дому и хоть косвенно, но касалось дочери, вызывала рвотный рефлекс.
"34".
Сато посмотрел на демона, потом снова на исцарапанные цифры на двери и медленно выдохнул. Будет лучше, если мальчик сам откроет. Но стоило коснуться двери, чтобы постучать, как оказалось, что та уже была открыта. Слышался шум воды.
- Майк, это ты? Я сча, в холодильнике пиво.
Майк... Майку будет лучше быть достаточно запачканным, чтобы не вешать на себя поход в полицию. И достаточно везучим, чтобы оказаться тут позже. Сато прошел вглубь квартиры, без особого интереса осматривая убогую обстановку. Мусор, смятые вещи, окурки, железная ложка и маленький пакетик, бутылка темного стекла с чем-то, что даже нюхать было противно. Хироши включил телевизор, заранее озаботившись перчатками, прибавил громкости.
- Надо было больше у япошки просить! Ты б видел его дом.
Шум воды стих, послышались шлепки мокрых ног о пол, шорох жесткого полотенца.

+1

7

Как все вышло легко... Парень не переехал после смерти отца, судя по всему, унаследовав эту халупу, и почитая ее за жилье. Крысиная нора для крысы, что может быть справедливей? Крамер бесшумно и плавно закрыл за собой дверь, отрезая пути спасения для птички, пойманной в клетку старых стен, обшарпанных обоев и тошнотворно неприятного запаха, с трудом перебиваемого даже обилием дорогой туалетной воды.
Женский голос, далекий от приятного, сообщил о том, что вскоре в неопрятной комнате появится его обладательница, но никак не тот, кого поджидают демоны. Язык женщины грешен, сама не ведая, что творит, беспечно сблевнула предательством своего полюбовника, за что вскоре будет наказана.
Крамер побрезговал садиться в кресло с засаленной обшивкой, так и остался стоять у входной двери. Не нужно было, чтобы женщина закричала. Даже если громкие звуки - норма для этого района, они могут предупредить того, по чью душу они сюда явились. Поэтому, как только в неровном свете запыленной лампы появилась довольно аппетитная невысокая фигурка, одетая в легкий, золотистый пушок волос внизу живота и не более, Крамер не медля двинулся к ней, нацепляя самую что ни на есть доброжелательную и смущенную улыбку.
- Дверь была открыта, и мы позволили себе войти, - женщина явно была не из робких, и даже румянец смущения не расцвел нежной розой на ее щеках.
- Не нужны мне ни твои драные пылесосы, ни фильтры! Вали вон, торгаш!
Крамер все еще держал улыбчивую маску. Его даже забавляла наивность падшей Евы, не умевшей отличить дорогую итальянскую ткань его костюма от грошовых китайских подделок. Она приняла его за коммивояжера, надо же! В пору оскорбиться, да смешно слишком.  Испуг вернулся в глаза блондинки только тогда, когда она увидела в комнате еще одного мужчину. Крамер предпочел не давать ей форы и ласково зажал отмытый от помады рот ладонью. Конечно, не опознать в Сато представителя азиатской расы мог только слепой. И сложить два плюс два не так сложно даже для такой дуры, что путает запах "Хьюго Босс" с дешевым одеколоном.
- Ты же будешь хорошей девочкой? - как банально, как пошло и избито звучали эти слова, но именно такой тон и такое обращение привычно для отбросов вроде этой нагой Евы. Понимание и страх вспыхнули в глазах девицы, и она покорно что-то промычала, не рискнув кивать головой. Убирать ладонь, однако, демон не спешил.
- Думаю, стоит подождать Майка, спросить у него как добрым людям и законопослушным гражданам, не отнес ли он кое-какие вещи, принадлежащие нам туда, куда не следует... И лишь потом покинуть столь гостеприимное жилище.
Крамер обращался к японцу, но смотрел на дверь, ожидая явления Майкла. Тот ведь мог и сбежать, сразу, как только увидит замерший кадр из бандитского фильма в его собственной квартире. Намотав влажные волосы на свободную руку, немец повел покорную женщину в соседнюю комнатушку, по всей видимости  - спальню. Дверь он прикрыл не до конца, чтобы слышать каждый звук в гостиной.
Каким бы демоническим терпением не обладал Крамер, продолжать физический контакт с человеческим существом низшего образца, пусть даже и недавно вымытым, ему  было противно. Выдернув телефонный шнур из розетки, он бесцеремонно скрутил дамочке руки, запихал в ее распахнутый рот скомканную ткань полотенца, удивляясь овечьей покорности. Женщина лишь изредка вздрагивала и стреляла умоляющими взглядами, и едва слышно поскуливала. Казалось, ей не впервой быть связанной и нагой в присутствии мужчин и это наталкивало на определенные мысли по поводу ее профессии.
Отвлек его внимание мобильный телефон, внезапно затрезвонивший на приковатной тумбочке. Крамер поднял старенькую модель раскладушки.
- Вы меня простите, я вынужден прочитать ваше сообщение, - холодно извинился демон, просматривая короткое смс, в котором некто "денежный мешок" приглашал на рандеву на яхте. Дорогая шлюха? Крамер пролистал смски и нашел имя Майк... Сообщения от мужчины были более бытовыми, из разряда, "крошка, еду домой, готовь жрать". Поглядывая на сжавшуюся в комок на кровати женщину, немец, не снимая перчатки, набросал сообщение: "Где шляешься? Я уже давно вышла из душа!"
Оставалось надеяться, что малыш Майки поспешит на зов к своей блондинистой принцессе.

+1

8

Хироши закрыл дверь, отдавая даму полностью в волю Крамера. Сам остался ждать виновника переполоха, укрывшись за выступом стены, что призван был наметить разделение между небольшим коридором и основной комнатушкой. Прикрыл глаза и скрестил руки на груди. Из спальни слышались приглушенные звуки - рывок провода, шорох простыни, яркий звон телефона. Сато чувствовал себя неподвижной льдиной в океане неразберихи. И это помогало оставаться донельзя спокойным.
Часы сдвинулись с двадцати на полчаса, потом на сорок. По телевизору показывали какое-то ток-шоу. Много смеха, глупых шуток, уместных с точки зрения ведущего комментариев, некрасивое, слишком высокое, пение.
Хироши был уверен, почти чувствовал, как девушка боится все меньше. Для нее, выросшей, должно быть, в обстановке далекой от безопасной (или слишком безопасной?) подобное было не первый раз. Разница лишь в том, что в этот раз она может погибнуть по вине своего любовника. Любовь зла.
Дверь наконец открылась.
- Детка, я вернулся!
Слишком жизнерадостно. Пакет, звякающие в нем бутылки, шелестящее нечто. Демон дождался, пока Майк поставит пакет на стол, и шагнул из импровизированного укрытия, прижав ладонь ко рту вымогателя и уперев ручку в спину на манер ножа.
- Тихо идешь в спальню.
Эти странные существа - люди. Они идут на риск, будучи не готовыми к нему. Стараются вылезти из кожи вон ради того, что не смогут удержать в руках. Что же ты теперь боишься, Майк? Неловки шаги к гнездышку, в котором трахал заволновавшуюся на кровати девицу. Парень приземлился на покрывале рядом со шлюхой.
- Э-эй, парни... да я...
Взгляд, ищущий выход. Если ты не думал о том, что получишь по заслугам, так чего полез? Пересохшие губы, которые вряд ли скажут верный ответ.
Сато обошел кровать сбоку, наклонился, ласково положив ладонь на плечо парня.
- Я... давайте поговорим!
Поддерживающее мычание справа. Как будто двое демонов - рэкетиры, пришедшие к должникам.
- Давай, - шепотом продолжил Хироши. - Ты застал ее вчера с любовником. И ты сходишь с ума от злости... Ты ведь злишься, правда? Очень злишься на нее, - карандаш перекочевал в трясущуюся ладонь Майка.

Отредактировано Сато Хироши (23.04.2014 20:26:49)

+1

9

Крамер не сводил взгляда с жертвы, но не было в нем ни жалости, ни похоти, свойственной обычным мужчинам, завидевшим стройные и, в целом, крепкие и привлекательные бедра. Вообще никаких эмоций, спокойное, каменное лицо, пугающее своим безразличием. Маньяк, убивая, упивается болью и смертью, солдат полон ненависти и жаждой выжить. Этот же человек, казалось, может идти с автоматом Калашникова через торговый центр в сезон распродаж и косить, брызжущие кровавым соком, снопы людей, а в глазах его так и не отразиться ни малейшего чувства. Женщина старалась избегать его взгляда, у нее хватало силы воли и мужества закрывать глаза, отворачивать голову, кожей все же ощущая пронзительное безразличие ее пленителя.
Немой антракт закончился быстро, так как на сцену, давая три звонка бутылками, вышло новое действующее лицо удивительной трагикамедии, разыгрываемой в обшарпанной комнатушке на задворках красных кварталов Женевы. Сато, как главный герой-мститель, не позволяющий себе надрывных слез пока смерть на расставит все по местам, хладнокровно взял в оборот парнишку. Послышался шум шагов, пискнули петли двери и пред ясны очи демона и блондинки предстал виновник сегодняшней встречи. Крамер склонил голову, разглядывая долгожданного гостя. Тот был среднего роста, ничем не привлекательное лицо его носило след регулярных драк, плотной дружбы с алкоголем и более тяжелыми для человеческого организма приятелями, одежда не внушала доверия, сверкала жирными пятнами и потертостями. Да уж... Не чета серьезному спортсмену-папаше, не прикасающегося к алкоголю и девицам в будни, умеющего держать себя в руках при виде любого соблазна, кроме денег.
Сато не стал церемониться, толкнув  парня на кровать. Впору было удивляться, откуда у некрупного представителя азиатской расы берутся силы, вот так запросто швырять крепких европейских парней куда ему вздумается. Посторонний списал бы это чудо на волшебство восточных единоборств, а для Крамера столь явное превосходство не требовало объяснений. И дело было не в физической силе японца, а в его отточенности движений, отсутствии страхов и сомнений при соприкосновении с низшим существом.
Сато решил не играть в долгие игры, и то верно, дома ждал ужин и милашка Аи. Руки пачкать он явно не собирался тоже, а значит придется вести беднягу сперва в клинику отпаивать кровью, либо... Дать немного собственной. Крамер нахмурился, ведь Сато может не хватить сил довести начатое до конца. Человеческая душа и воля - потемки. Одно дело заставить лизать ботинки или самозабвенно предаваться похоти, другое - убить. Хирург не стал нарушать молчаливой слаженности их действий, развернулся и вышел в направлении, где должна была быть кухня.
Вернулся он быстро, пряча за спиной хреново наточенный нож для разделки мяса.

+1

10

Майку, видимо, была дорога эта шлюха. Он замотал головой, промычал что-то, Сато пришлось держать карандаш в его руке, чтобы тот не выпал. Девушка смотрела широко открытыми глазами, не понимая, что происходит. Почему этот япошка говорит ему такое? Почему Майки слушает, а не двинет ему?!
- Она смеется тебе в лицо... хохочет. Ты взбешен, Майк, - вкрадчивость, с каждым звуком кажется, будто бы Хироши говорит еще тише, пока звук не остается только в голове мальчишки. - Ты больше не можешь это терпеть... ты хочешь избавиться от нее.
Сато медленно разжал руку, чтобы убедиться, что человеком завладевают темные мысли. Сколько раз она тебе изменяла, ты хотя бы задумывался об этом? В скольких постелях она перебывала, даже не пытаясь этого скрывать? Предъяви права, накажи виновную, покажи, чего ты стоишь.
- ...и она не уйдет ни к кому другому.
Японец почувствовал, что стало жарко. Душно. А говорить стало сложнее. Еще немного. Еще немного, и дальше не придется делать ничего. Дурная привычка, от которой Хироши не мог избавиться - это самоуверенность. Ему не доставало сил. Неужели этот мальчишка любит ее? Ее? Люди, подобные им, могут быть так привязаны?
- Я... я не...
Девушка энергично закивала, будто почувствовав нерешительность любовника. Сато мысленно чертыхнулся. Он редко делал подобное, не используя в судебных делах способности, он мало что понимал в "светлых чувствах" и был, пожалуй, еще молод. Даже если стиснуть зубы и попробовать снова, демон понимал, что теряет протянутую между ним и человеком нить, не выдержавшую проверку между двумя силами.
Сато поднял взгляд на вернувшегося Крамера, признавая свое бессилие и прося о помощи. Дело все равно будет завершено, каким бы то ни было способом.

Отредактировано Сато Хироши (24.04.2014 16:13:23)

+1

11

Сато, похоже, слишком близко к сердцу принял воскрешение жены, вернее, вида ее тела. Впервые Крамер видел японца в таком раздрае чувств и это даже немного пугало.
Плавно, не создавая лишнего шума, хирург приблизился к застывшей на кровати скульптуре из живых еще пока тел. Он не стал отстранять руку Сато, его помощь еще пригодиться, даже если сил почти не осталось. Затянутая в дорогую кожу ладонь легла на свободное плечо жертвы, а уха его коснулся теплый ароматный шепот, - никто не сделает тебе ничего плохого. Если ты скажешь, где то, что передал тебе отец, есть ли копии и где спрятаны они...
Нож все еще оставался за спиной хирурга. Он предпочитал действовать мягко, надеясь сократить время их пребывания в грязном захолустье. Майк не дернулся, когда вторая рука коснулась его, а от слов, проникающих в самое нутро, затеплилась в душе надежда, что эти двое и вправду оставят его в покое, стоит лишь сказать, раскрыть все карты! Умоляющий взгляд испуганной недавними действиями Сато блондинки послужил катализатором усилий демона. Майк неуверенно кивнул, затем снова кивнул и заговорил, сбивчиво, все еще пытаясь противиться собственному страху, и не смея противиться надежде.
- Одна.. Одна в кухне, в банке из-под чипсов. Вторую я отнес своему другу, и если со мной.. Ну что-то случиться, - Майк кашлянул, вновь швыряя сумасшедший взгляд в сторону японца, - то он в полицию отнесет.
"Ах поганец, насмотрелся детективов...", - вслух же Крамер озвучил совсем другое, - где он живет? Как его зовут? Ты же хочешь жить? Пить пиво, плавать в ярких снах и заниматься любовью? Что тебе стоит - два слова, и мы тебя не тронем.
Крамер не лгал, он действительно не собирался убивать глупого птенца. По его плану он сам наложит на себя руки, не справившись с ужасом того, что сотворил. И никто не поверит наркоману и пропойце, когда дело дойдет до полицейского участка. Только еще немного распалить похоть и жажду жизни.
- Сосед... Сосед справа. Ему отдал, - Крамер одарил парня холодной улыбкой, но не убрал руки, наоборот, сжал пальцы чуть сильнее. Сопротивляться удвоенной силе демонического воздействия не смог бы и святоша. Молча Крамер вложил в трясущуюся кисть Майка нож, плавно обнял своей ладонью сверху и, словно учитель танцев, направляющий движения неопытного ученика, поднял ее вверх. Мышцы парня напряглись, сопротивляясь, но опускать всегда проще. Хирург навалился всем телом и вонзил нож, все еще зажатый в ладони Майка в бедро девицы. Та вскинулась, забилась на постели, пачкая тут же хлынувшей кровью покрывала и своего никудышного любовника. Для следующего удара рука Майка Крамеру уже не требовалась. Он перехватил нож и одним четким движением вогнал его по рукоять в сердце несчастной шлюхи.
Орудие убийства осталось торчать в еще горячем теле, Майка била дрожь, и он неотрывно смотрел на алые пятна на своих руках. Крамер выпустил его, кивнул Сато и быстро покинул комнату, опасаясь поддаться соблазну теплой крови.
Банка и фотография нашлись сразу, оставался только сосед с его копией.

Отредактировано Дитер Крамер (24.04.2014 17:11:19)

+2

12

Сато хватило сил, чтобы держать нить вместе с Крамером, но и только. Эта ситуация, нет, то, что так внезапно в жизни снова возникла  Сузуки - мертвая Сузуки, а то и чем-то похожая вот на эту шлюху. Ее взгляд был похожим, когда она умирала - непонимание пополам с ужасом. Ни капли покоя. Это выжигало силы. Хироши научился воспитывать дочь один, не тосковал по жене и браку, но она все-таки была матерью Ай и женщиной, с которой он ее зачал.
Как только нож вошел в бедро шлюхи, Сато выдохнул и опустил руки. Теперь Майку ничего не поможет, и смерть блондинки была... такой знакомой?
Крамер ушел, японец проводил его усталым взглядом и перевел его на человека. Того трясло. Велик был соблазн попробовать крови, что еще не остыла в теле мертвеца, тем более после истощения запаса энергии. Мимо человека, почти коснуться алых пятен голыми пальцами... и одернуть, вспомнив, чья это кровь.
-Не медли...
Последний шепоток в комнате, стук прикрываемой двери, ворвавшийся внезапно в реальность звук телевизора. Мир не меняется от смерти пары существ в соседней комнатушке.

Здесь музыка орала на полную. То, что с большой натяжкой можно назвать металлом. Компьютерный стол, огромные наушники, маты сопартийцам по рейду. Дверь в эту обитель была закрыта. Парень лет двадцати трех-четырех сидел за столом, с ногами на стуле, и, качаясь в такт музыке, стучал по клавишам. В самом разгаре была драка по ту стороны монитора с дьявольским боссом, и воин в футболке и старых штанах вряд ли что-то воспринимал, кроме этого факта.

0

13

Отчаянно хотелось курить. Терпкий дым крепких сигарет развеял бы неприятные запахи, окружающие демонов со всех сторон, а так же отвлек бы от свежего аромата крови, преследующего по пятам. Крамер поднес руку к лицу, осмотрел перчатку и с удовольствием слизнул неряшливую темную капельку, оказавшуюся на перчатке меж большим и указательным пальцами. Будь у него время, конечно, он сделал бы все изящней, не оставляя следов, но на нет и суда нет...
Дверь в квартиру соседа была, конечно, закрыта. Только глупец или полная дура, как блондинка Майка, могут в таком районе не опасаться за свое имущество и жизнь. Три убийства явно заинтересуют копов больше, чем любовная разборка, если только не перенести несчастного соседа к Ромео и Джульетте, или не подкинуть нижнее белье ее ему в шкаф или постель. Лишнюю работу копы не делают, а трагическая смерть любовного треугольника не вызовет иных подозрений. Жаль, нож они непредусмотрительно оставили Майку.
Крамер замер у двери, вопросительно глядя на соучастника недавнего преступления. Он пока не мог предложить ничего иного, кроме как вернуться и, о Дьявол, как же омерзительно, покопаться в грязном белье блонди.
- Думаешь, обязательно его убивать? - Крамер говорил очень тихо, задумчиво потирая подбородок. Не то, чтобы ему было жаль человека, но так неаккуратно обставлять убийства значило привлекать внимание следователей, среди которых, увы, иногда попадались дотошные и неподкупные. Купить молчание страхом, деньгами и оставить след? Тоже не вариант. Сато изрядно лишился сил, да и Крамер ощущал сильную потребность поживиться чем-то мощным, значит не справятся с волей, если только...
- У Майка на столике я видел наркоту. Какова вероятность,  что его сосед балуется такой же дрянью?
Не обязательно устраивать передоз, достаточно просто дождаться эффекта, спросить что хотели, найти и уйти. Наркоману никто не поверит, это раз, да и сам себе он может не доверять в состоянии кайфа. Мало ли что может привидится? Но оставался вопрос, как дать дурь человеку, чтобы он не заподозрил ничего до ее приема и как незамеченными попасть в квартиру?

Отредактировано Дитер Крамер (25.04.2014 06:32:12)

+1

14

Когда Крамер вернулся,  еще сидел на кровати, качаясь и что-то бормоча. Сато присел на кресло, несколько бездумно глядя в экран телевизора и надеясь, что силы каким-то чудесным образом восстановятся без необходимости крови.
На голос друга повернулся, оперевшись на поцарапанный подлокотник.
- Обычно так и есть.
Будь его воля, он убил бы и друга. Но это слишком подозрительно даже для тех, кто предпочитает не разбирать преступление в таких кварталах. Репутация Дитера Крамера и Сато Хироши стоит дороже, чем сиюминутное желание крови.
Хироши потер глаза. Взгляд упал на наручные часы, которые показывали, что до обеда оставалось не более двух с половиной часов. И это при условии, что они оба голодны и от дома Сато на весьма далеком расстоянии.
Думай, Хироши. Это у тебя всегда получалось лучше, чем нашептывать.
- Передоз - частая причина смерти.
Две трагедии за день в одном доме - это по-прежнему не нравилось Сато, но что там, что здесь все обставлено будет естественно. Зажать рот, вогнать иглу, немного подождать и уйти. Инфернальность новых знакомых не подействует благожелательно на психику наркомана.

Сато постучал раз, другой, потом сильнее. И почему нельзя слушать музыку так, чтобы при этом не лопались барабанные перепонки?
- Кого, бл*ть, принесло?
Наконец, хоть музыку и не убавили, но у самой двери стали слышны шаги.
"Все-таки ты сослужишь службу кормом", - с тоской подумал Хироши. Возвращаться домой голодным и заставлять волноваться Ай он не был намерен.
С собой уже был готовый шприц. Хироши не сомневался, что Дитер сумеет его вогнать в вену, даже если наркоман будет излишне сопротивляться своей судьбе. Умирать под кайфом, чувствуя, как из тебя утекают силы - нет, это слишком нелепая смерть. Сато бы себе такую не выбрал.
Дверь распахнулась, явив миру рассерженного геймера.

Отредактировано Сато Хироши (25.04.2014 08:57:06)

+1

15

Выбора особо у демонов не было, как и желания копаться в одежде скошенных ими людей. Крамер взял приготовленный уже шприц, осмотрел, брезгливо, с выражением крайнего неудовольствия на обычно спокойном лице. Судя по мутности пластика, шприцом пользовались уже не единожды. Неужели у наркоманов отсутствует всякий страх и они настолько ленивы, чтобы обезопасить себя хотя бы от СПИДа, подняв свои тощие зады и сносив их до ближайшей аптеки. Хирург взял со столика так же и жгут, хотя для профи он особо и не требовался, нужно было обставить все как можно естественней.
- Пойдем, - Крамер замер на пороге квартиры, прислушиваясь к происходящему за дверью спальни. Короткие едва слышные всхлипы подтвердили его опасения - Майк не покончит с собой, но, вероятно, сдвинется, что тоже неплохо.
Дверь соседа ничуть не отличалась от той, из которой только что вышли два демона, разве что была заперта. Сато не стал медлить и тут же настойчиво постучал. Раз, еще раз... Пока перед ясны очи демонов не предстал парнишка, чуть младше по виду, чем глупый шантажист, скорчившийся в окровавленной спальне. Худосочный, с чистой, хоть и бледной кожей и правильными чертами лица он мог бы быть симпатичным, если бы не запах давно не мытого тела, покрасневшие глаза и замусоленная грязная одежда. Взгляд парня застыл на визитерах, выражая крайнюю степень удивления.
Не давая ему опомниться или закричать, Крамер слелал широкий шаг, заставляя хозяина квартиры отступить назад под напором более мощной фигуры. Как только Сато бесшумной тенью скользнул следом, и до ушей долетел звук закрываемого замка, хирург сделал то, чего не одобряли Координаторы.
Зрелище, увиденное геймером превзошло по эффектности все, что он когда либо видел в этой реальности или в виртуальной. За спиной безэмоционального мужчины, одетого в идеально сидящий на нем костюм строго кроя, внезапно распахнулись огромные, иссиня-черные крылья. Парень открыл рот, сделал еще два неуверенных шага назад и, запнувшись о паутину шнуров, спутанных на полу, уселся на пятую точку, не смея отвести взгляда от безразлично-спокойного лица хирурга.
Крамер дал ему несколько вздохов, просто, чтобы убедиться - кричать жертва не будет, затем склонился, доверительно улыбнулся и протянул шприц и жгут.
- Мы посланники Бога, а ты - избранный, - бред бредовый. Хотя человек, взирающий на чудо, и не в такое может поверить. Парнишка подтвердил теорию о его привязанности к наркоте. Не веря в реальность происходящего, он протянул руку и, сперва потянулся к шприцу, предложенному ему демоном, как конфетка малышу, а затем внезапно коснулся края Крамерова крыла.
- Нн..ннасто..ящие?!
Он даже не подумал усомниться в истинности слов визитеров, спросить, отчего они так сильно отличаются от ангелов, коих рисовали и рисуют церковные художники. Крамер кивнул, забавляясь реакцией новой жертвы. Ему начинал нравиться этот маленький спектакль, в котором главную роль сыграет даже не наркота, а иного рода опиум, впихиваемый в народ веками. Религия... Даже если человек считает себя атеистом, в нем, в его генах столетиями накапливалась "мудрость" священников.
- Конечно. И ты - герой. Тебе нужно только ввести это средство, чтобы стать им, - хирург ласково отвел руку парня от своего крыла и накрыл ею шприц. Сато стоял позади и можно было не опасаться, что завороженный зрелищем сосед Майка обратит внимание на специфическую национальность второго "посланника  Бога".
Слово "герой" при обращении к жертве Крамер выбрал не случайно. Он успел заметить картинку на мониторе - мморпг. Парни вроде этого, слабые физически, неустроенные в жизни, замкнутые в четырех стенах и виртуальной реальности дрочеры все как один мечтают стать героями, спасти красавицу, встать во главе армии, оказаться сильнее других. Сработало. Геймер сжал пальцы на шприце, стянул и жгут с ладони мужчины, и профессионально начал пережимать вену. Следы на ней объясняли ловкое обращение с медицинскими инструментами.

+1

16

Сато, не палящийся на спиной и крыльями Крамера, просто не мог поверить в то, что все это происходит. И этот парень вот так взял и согласился? Конечно, зрелище специфическое, но верить голосам, которые, быть может, звучат только в твоей голове и предлагают такой легкий способ стать героем...
"Посланники Бога..."
Хироши скривился. Когда игла будет под кожей, станет безразлично, где правда, а где ложь. Парень опускался на скрипучий стул, заваленный грязной одеждой, и японец вышел из импровизированного укрытия. Мерцающий в наступающей темноте монитор показывал картинку почти идеального мира и с десяток "друзей" в чате. Вот, значит, как нынче спасаются миры - броней под золото и эльфийками.
- Через сколько он будет готов? - обернулся адвокат. - У нас осталось полтора часа на все.
Сато редко имел дело с наркоманами. Среди демонов их попадалось, не смотря на некоторые стереотипы, быть может, мало. Да и мараться о подобных не хотелось совершенно. Хироши обошел вокруг человека, наклонился, присматриваясь к какому-то отрешенному, застывшему выражению лица. Время незаметно шло вперед, стирая грань нормальности после приема наркотика.
- Ты в начале своего пути, герой. И для тебя есть задание.
Блаженная улыбка наркомана. Его хотелось "съесть" и избавить реальный мир от очередного неудачника, не сумевшего выползти на улицу за настоящими впечатлениями. Сато взглянул на Крамера. Похоже, их клиент готов воспринять любой бред, если это отвечает доминанте воспаленного мозга.
- Тебе дали фотографию убитой женщины. Эта фотография - ключ к череде больших приключений, в которые ты отправишься с нами. Где она?
- Под... под... - Сато терпеливо дожидался, пока парень соберет в кучу разломанную память. - Под кроватью, журналы...
Японец, не теряя больше времени, направился в указанное место. Стопка старья, скрашивающая вечера под какое-нибудь порно с экрана. Аккуратно открывая журналы там, где явно что-то лежало толще глянцевой странички, вытащил копию кадра и сунул во внутренний карман пальто.
- Полагаю, мы, наконец, можем покинуть это место?

+1

17

Сато забрал фотографию, и, казалось, все дела здесь были закончены. Ни Крамеру, ни его другу не хотелось более пачкать свои легкие вонючим воздухом трущоб, но следовало уладить еще один момент. Хирург кивнул второму демону, - постой, есть еще кое-что.
Наркоман уже не взирал на крылатое существо, как на что-то сверхъестественное. Для него весь мир обрел ясность и четкость красок, фигурке на экране расползись огромными силуэтами, потолок прыгал, а пол вторил каждому звуку, искажаясь словно он сделан из особо чувствительной мембраны. Есть "такое" было противно, но времени добраться до клиники и не опоздать к ужину не осталось. Поэтому Крамер снял перчатку, и кончиком указательного пальца коснулся бледной щеки парня ласковым поглаживанием. Физический контакт был не обязателен, но так быстрее.
Силы, коих не так уж много осталось в этом измученном наркотой, бессонницей и плохой средой обитания теле, потекли слабой струйкой покалывая вены. Раньше такого эффекта не было, так и не пробовал ранее демон пить силы из людей под кайфом. Медицинские препараты не оставляли следов на энергетическом поле человека, вероятно все дело было в дозировке. Крамеру стало интересно провести исследование на тему влияния лекарств на душевные и физические силы организма. Демоны не болеют, но если есть способ сделать людей более питательными, то потребуется значительно меньше головной боли для насыщения. Посадил рядом с собой аппетитную девочку, качаешь ее конфетками, она и не чахнет и регулярно тебя кормит. Идиллия!
Но он увлекся. Ведь надо было оставить еще еды для Сато, а судя по состоянию наркомана, еще несколько глубоких глотков отправят его к праотцам.
Крамер отступил, пропуская японца к трапезе.
Они спустились так же, как и вошли, кидая немного энергии для отвода глаз. На улице порядком стемнело и полюднело. В такие кварталы с наступлением ночи слеталось множество жаждущих приключений людей. Они липли к окнам, словно мухи на мед, поглощали гигалитры пива и другого алкоголя, засоряли тишину криками, сопениями, похотливыми вздохами и разговорами.
Демон остановился у машины Сато, достал портсигар и, наконец-то, закурил. Японец может немного подождать, а без крепкой пары затяжек Крамеру не успокоить раздражение, нахлынувшее на него, покуда они пробирались через толпу.
- Я пошлю завтра сюда Норберга под каким-нибудь предлогом, пусть проверит, как себя чувствует Майк и сосед.

Отредактировано Дитер Крамер (27.04.2014 06:19:41)

+1

18

После трапезы стало значительно легче. Шумная улица, в которую они с Крамером окунулись, будто в рой насекомых, собирала ночную дань с местных жителей. Пока Дитер курил, Хироши рассматривал пеструю толпу - смеющуюся, галдящую, предвкушающую, огорченную. В какой-то степени, субъективно, эти люди были по-своему счастливы. Насколько же отличается все, стоит заехать в другой район, о котором обычно и не думаешь. Если повернуться вправо и посмотреть наверх, то можно увидеть дом и этаж, где они были не так давно. Ну, у полиции в любом случае много работы в этом месте.
- Ты доверяешь ему?
Возможно, глупый вопрос, но связываться с делом девятилетней давности снова Сато не горел желанием. Норберга японец знал постольку-поскольку, хотя и слышал о нем похвальные отзывы от Крамера. Второй раз наступать на одни и те же грабли не хотелось, а секретарь Дитера определенно сообразительный малый, иначе бы не держали.

Чем ближе к своему дому, тем вольготнее дышать. По дороге они остановились у цветочного магазина. В конце концов, Хироши обещал пробыть весь день дома, а в результате... Пусть Ай и дочь, женщины от цветов не отказываются.
Сато казалось, что одежда и волосы пропитались запахами тех квартир, той улицы. Это немного портило настроение и хотелось скорее переодеться. Да и вообще почувствовать себя снова дома - в обустроенном, приличном, любимом тобой доме, со взрослеющей и уже не столь покорной, но по-прежнему дорогой дочерью, с верным другом, с которым связывают общие дела. Оказаться за высокой оградой, которая защищает от навязчивых и наглых призраков прошлого. И Сато даже не скрывал, что был неприлично счастлив по этому поводу.
Кажется, даже не опоздали. Успокоится и выдохнуть. Сумасшедший день кончается.
- Мы дома.

Отредактировано Сато Хироши (27.04.2014 12:34:58)

+1

19

Долгое время ожидавшая этого дня, Ай с самого утра пребывала в прекрасном настроении. Повод был, ведь папа давно обещал провести этот выходной с ней, не планируя никаких деловых встреч на сегодня. Девочка с радостью думала о том, как они пойдут гулять в центральный парк, а вечером вернутся, встречая приглашенного на ужин дядю Дитера. Еду, естественно, приготовит она сама, желая похвастаться своими кулинарными талантами и самостоятельностью.
Как оказалось чуть позже, всему этому не суждено было случиться. Загадочное письмо, подброшенное на порог, заставило Хироши переменить все свои планы. Ай совершенно не было дела до того, что же именно находилось в том злосчастном конверте. Достаточно одного лишь факта, что именно из-за него отец скоропостижно покинул дом, сел в машину и уехал в неведанном ей направлении, напоследок пообещав вернуться к ужину. Сказать, что дочь была расстроена – ничего не сказать. Только через час она вышла из своей комнаты, где в слезах выводила чернилами резкие тонкие буквы в дневнике.
На кофейном столике в гостиной лежал вскрытый конверт. Девочка еще раз окинула его взглядом. Ни адреса, ни имени отправителя. Бумага очень тонкая и весьма измятая, будто кто-то наспех пытался его склеить, не утруждая себя покупкой оного в киоске. Внутри, как и ожидалось, было пусто. Отец забрал все содержимое с собой, не дав ей даже взглянуть. Впрочем, она и не стремилась.
Вздохнув, Сато младшая направилась на кухню. Что ж, папа пообещал вернуться к ужину. Оставалось только надеяться, что очередное данное ей слово не будет нарушено.

Ай сидела на диване в гостиной, постукивая пальцами по стеклянной поверхности журнального столика и нетерпеливо поглядывая на часы. Половина седьмого. На столе кухни уже были расставлены тарелки с недавно приготовленным ужином. Если в скором времени двое ее знакомых демонов не придут, то девочка даже не представляла, что она сделает. Одно знала точно: грандиозный скандал по поводу такого пренебрежительного отношения к ней неизбежен. Ну, или же она просто очень сильно обидится. И еще нужно было решить, что из этих двух вариантов хуже.
Раздался звук поворачиваемого ключа в замке. Сато тут же вскочила на ноги и побежала в прихожую. Дверь отворилась, и ее взгляду предстали дядя Дитер и улыбающийся папа с букетом цветов.
- Привет, - Ай тоже не смогла сдержать улыбки, пусть даже изначально и планировала немного пообижаться для порядка. Но не портить же вечер, правда? Поэтому девочка бросила неизменное “Здравствуйте, дядя Дитер!” и забрала у отца букет, чтобы поскорее поставить цветы в воду.
- Проходите на кухню, - крикнула из гостиной девочка, опуская в свою любимую вазу букет.

Отредактировано Сато Ай (27.04.2014 11:47:56)

+2

20

"Доверяю ли я Норбергу?" - этим вопросом задавался и сам Крамер уже не раз. Да, секретарь из мальчика вышел отличный, его исполнительность, умение поддерживать колоссальный объем документации в идеальном порядке, были теми качествами, за которые Крамер был готов простить многое. Норберг работал на него уже довольно долго, и даже вел двойную бухгалтерию по просьбе босса, но что-то большее пока ему не доверялось.
- Он не будет знать истинной причины, а зайдет, скажем, за кофе в соседний паб. В таких местах сплетни не держат взаперти.
По дороге Сато сделал всего одну остановку, и гнал как мог, однако умудряясь с японской точностью соблюдать все правила дорожного движения. Из Крамера вышел не столь хороший водитель, он значительно больше любил ездить на заднем сидении, позволяя своим мыслям утекать далеко за горизонт мелькающего за окном пейзажа. Вот и сейчас он погрузился в легкую дрему молчания, захваченный в плен собственных размышлений, и пришел в себя только у самого дома Сато.
Аи встречала их в прихожей, и на лице ее, как и положено хорошо воспитанной японской женщине, застыла нежная улыбка вежливости. Но Дитер знал этого ребенка не первый год, чтобы понимать насколько она взволнована на самом деле. Все дело в опоздании? Или в чем-то ином? Может Аи приготовила сюрприз для них?
Пытаться разгадать тайну женщины, пусть и маленькой, еще не оперившейся, все равно, что распрямлять ленту Мебиуса - занятие бессмысленне и бестолковое. Крамер разулся, следуя традиции дома, прошел на кухню, как того требовала юная хозяйка.
В доме Сато он бывал не часто, но с годами здесь почти ничего и не менялось. Конечно, японец поддерживал свое жилище в идеальном состоянии, регулярно делал ремонт и обновлял мебель, но в целом придерживался своего классического вкуса, не рискуя менять дизайнера. В чем-то хирург его понимал, так как сам не стремился за холодным хай-теком, гротескным шиком псевдо викторианского стиля и прочими веяниями моды.
- Хорошо пахнет, Аи. Чем ты будешь нас сегодня угощать?
Крамер сел на предложенное ему место и расстелил салфетку.

+2


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 1.03.2013. Слуги увядшего прошлого (осн)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC