Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » Бэйсджампинг для избранных


Бэйсджампинг для избранных

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время и Место: Нью-Йорк, Эмпайр-стейт-билдинг, вечер.
Участники: Элсбет Реми, Маркус Майндхиллер.
Краткое описание эпизода: доча выросла, доча себя осознала. Осталось научить дочку летать. А Маркус, как сторонник прогрессивных методов обучения, решил попробовать одно... В конце концов, 102 этажа, поймать успеет.

+2

2

Крылья были тяжелыми, непривычными и жутко родными. Будто всегда были, просто раньше Бет не замечала их тяжести. А ещё они были великолепно-прекрасными в своём белоснежном цвете, лишь слегка бурыми от крови около основания. Перьевое продолжение себя организм Элсбет принял на удивление спокойно, разве что дискомфорт до сих пор чувствовался. Ещё бы, таскать за спиной вместо рюкзака два тяжелых крыла… Но это лишь первый испуг, потом девушка поняла, что крылья весьма компактно упаковываются куда-то в пространство. Механику этого она так и не поняла, да и не стремилась, было нечто важнее. Она не могла сделать ими даже взмаха.
О полётах не было и речи. Наблюдая за тем, как отец легко и изящно взлетает, Элсбет чувствовала себя неуклюжей курицей. Крылья для неё были непостижимы, выполняла ли она все указания Маркуса или же просто приказывала, порой срывающимся голосом. Начиталась девочка книг, где по велению слова всё происходит. А вот в реальности никак не выходило.
К беде Элсбет, её новое общество не особо озаботилось первой практикой полётов у своих птенцов и книг по этому поводу было не… Не было в общем, даже брошюрки на две страницы и той не было. Привыкшей всё делать правильно, Реми было откровенно тяжело осознавать подобную безалаберность. Ведь есть же и другие, что росли в неведении о своей сути, а тут такое явление – проклёвываются крылья. Конечно, инструкция по полётам наверняка бы состояла «встали-распахнули крылья-сделали взмах-оторвались от земли». Но это было бы хоть что-то, что успокаивало таких буквоедов, как Элсбет.
Поездку в Нью-Йорк Реми приняла с лёгким удивлением. Захотел отец устроить отпуск с дочерью, которую узнал лишь недавно – ну что в том такого? Подъем на самое высокое здание – как экскурсию. Ведь весь день прошёл в беготне по достопримечательностям и исключительно тем, которые Маркус такими считал. Ничего необычного в том не было. И лишь на крыше небоскрёба Элсбет стала что-то подозревать. Неспроста это всё. Ведь правда?
Вечерний ветер, особенно сильный на высоте, нес прохладу, испуганно путался в волосах и, вырвавшись, обиженно бросал их в лицо. Было зябко и не понятно – зачем они сюда, собственно, поднялись. Гнездящиеся тут голуби тоже смотрели на ангелов чуть ли не враждебно, воркуя между собой. Словно решали – чужаки пришли захватить их территорию или просто мимо проходили? В конце концов, к паломничеству людей они уже привыкли. А вот крылатые были весьма опасной конкуренцией. Элсбет фыркнула, представив себе, как ангелы гнездятся стайками, и отвернулась от пернатых, обозревая самый великолепный вид в своей жизни.
- Вид превосходен, но зачем мы здесь? – Спросила она всё же отца, оглядываясь.

Отредактировано Элсбет Реми (27.04.2014 03:10:12)

+1

3

В последнее время Маркус ходил высоко задрав нос, словно бы не его великовозрастная дочурка, а он сам впервые выпустил пёрышки на белый свет. Красивое мягкое оперение, правда, порвало любимую футболку отроковицы, вызвало настоящую панику, да поставило весь дом на уши, но да всё это мелочи, которые тут же улетучатся с первой же радостью полёта.
Мужчина, что не понаслышке знал, как же тяжело впервые оторваться от земли, да не потерять контроля за ситуацией, не подгонял Бетти, давая ей возможность свыкнуться с её приобретением.
По этому же случаю, он собственноручно выписал ей прошение на недельный отпуск в деканат, что с горделивой улыбкой передал секретарше, чуть ли не подскакивая к потолку, покидая университет.
Через три дня, когда раны зарубцуются, перестанут так уж сильно чесаться, а девочка привыкнет к весу крыльев, они сядут на самолёт и пронесутся над океаном. Там, в Америке, стране, которая помогла в своё время Маркусу раскрутиться, они проведут незабываемый уикэнд с посещением всевозможных памятных мест.

Начали, как и полагается, со статуи свободы, что который год без устали смотрит на залив, освещая мигрантам и туристам путь яркими огнями своего убранства. Помотались по Метрополитен-музею, зашли в местную забегаловку, да от пуза наелись там. Что там следующее в списке? Бейсбол!
И пусть на самом поле игра велась неспешно, стадион ревел, поддерживая игроков. Грех было не поддаться соблазну, да не присоединиться, пусть этим спортом Майндхиллер никогда не увлекался.
Вечер же отец и дочь встретили, стоя на вершине одного из небоскрёбов: не Эмпайер Стэйт Билдинг, на котором всегда полно туристов, но один из его младших братьев, где посетителями были лишь пернатые гули, недовольно курлыкающие, да косо поглядывающие на гостей.

- Действительно, зачем? – подходя к самому краю, вопрошал отец, широко улыбаясь, да упирая руки в бока. Он потянул городской воздух полной грудью, благодаря судьбу, что в такие места ездит исключительно развлечься или же по работе, да повернувшись к «птенчику», поманил её к себе.
- Вишь ли, Бетти, - спокойно, но громко произнёс он, словно актёр на сцене, - Этот огромный и прекрасный город когда-то открыл во мне не просто писаку средней величины, а самого настоящего автора бестселлеров! Огромный, живой, полный всякого люда, неужто он не окрыляет тебя? – отец обнял своё дитя одной рукой, накрывая хрупкое девичье плечико ладонью, да свободной рукой провёл по горизонту, демонстрируя панораму. Внизу гудела городская музыка машинного гула, людской болтовни, неутихающих кондиционеров, да поди разбери чего ещё. Яркое пятно солнца, что потихоньку покрывалось оранжевой коркой закатного состояния, ударяло им прямо в глаза, пробиваясь сквозь кучевые облака.
- Когда я был в твоём возрасте, отец привёл меня как-то на крышу церквушки, чтобы показать то, как ангел видит мир: с высоты своего полёта нам открывается столько деталей, которые мы и только мы можем сложить в единую картину. Видишь, там, внизу, собака грызёт кость? А вот продавец хот-догов болтает с пареньком лет десяти? – он добился того, чтобы Элсбет отвлеклась на творящуюся внизу суету, да чуть тише продолжил, - Но пока ты держишь свои крылышки за спиной как очаровательный декор, ничего этого ты не увидишь, - картинная грусть, вплетённая в голос, должна была скорее раззадорить, нежели призвать тосковать, - Если, конечно, у нас не построят аналогичного монстра из стекла и стали, - мужчина топнул ботинком, -  Но довольно разговоров. Полетели, - и он как ни в чём не бывало просто нагнулся вперёд, перегибаясь через край, да утягивая за собой малютку Бетти, отпуская её в полёте.
- Давай, шевели пёрышками, - что есть мочи орал писатель, стараясь перекричать свист ветра.

+5

4

Вид был восхитительно-потрясающий. Воздух словно прозрачный и стылый, осязаем, как холодная вода в ручье. Последние лучи солнца освещают крышу небоскрёба, высвечивая серый камень ярко-красными мазками, отражаясь от стекол и создавая непередаваемо-яркие блики. Они ослепляют. И Бет на мгновение кажется, что она стоит наедине со всем миром, а там за облаками место, кем-то именуемое раем.
Ощутив на себе теплую руку отца, Бет сбросила оцепенение. Несмотря на погружение в себя, она прекрасно расслышала каждое слово отца, но фиксировать стала только сейчас. Подчиняясь словам, девушка перевела взгляд вниз, на оживленную столь поздно улицу. Люди кажутся такими маленькими отсюда, но Бет всё равно видит детали, на которые указал отец. И это кажется непостижимо волшебным – ведь там далеко внизу жизнь, а здесь лишь они и небо.
Бет редко слышит что-то о своей родне со стороны отца, а потому вслушивается жадно, с присущим любопытством. Девушка хочет узнать чуть больше, но Марк уже заканчивает своё короткое повествование о детстве.
Слов о крыльях на этот раз достаточно, чтобы насторожится. Они с Маркусом ни один раз говорили об их пробуждении. Мужчина не раз показывал полёт, но у самой Бет ничего не выходило. А Элсбет выросла умной девочкой, чтобы не понять простую арифметику действий отца. И вновь опасливо посмотрела вниз.
Конечно, определенная логика в том была. Но Элсбет было просто необходимо морально подготовиться. Разве нельзя было сказать в Женеве, что они отправляются не просто посетить прекрасный город, но и вновь пытаться научиться летать? Элсбет хмурится.
«Так и знала, что всё неспроста», – думает чуть обиженно Реми, но не успевает укорить отца, как…
Элсбет в первую секунду не осознает произошедшее, лишь ощущая как холодный поток воздуха бьет её снизу, сопротивляясь падению. Лёгкий шарф, извиваясь светлой воздушной змеей, распутывается и уносится куда-то вверх. Крики отца до неё доносятся, как сквозь вату. Она падает и, кажется, умирает с каждой секундой.
«Что?!» – мысль задыхается в своем бессилии, Бет слишком отчетливо видит кирпичную плитку тротуара. Ангелица даже не кричит, до сих пор шокированная тем, что её сбросил собственный отец. Сбросил, чёрт возьми, с одного из самых высоких зданий мира.
Лопатки чешутся, повинуясь древнему, как сам мир, инстинкту, но ничего не происходит. Совершенно ничего.
«Ангел-неудачник», – шипит про себя Бет, пытаясь вновь и вновь распахнуть крылья. Они у неё есть, это девушка знает совершенно точно. Даже сейчас она чувствует их тяжесть, которая не хочет подхватывать её тело и позволяет ей лететь вниз камнем.
И тогда Элсбет зажмуривается, сдерживая слезы, не желая видеть испуга людей и представляя заголовки газет. За краткий миг падения девушка, оставшись наедине с воздухом и приближающейся землей, забывает, что вместе с ней летит и отец.
Проходит всего лишь несколько секунд.

Отредактировано Элсбет Реми (28.04.2014 23:22:15)

+2

5

Проносясь пред глазами рабочего люда, что подобно муравьям копошились в стально-стекольном шпиле, да переносили стопки бумаг из одного помещения в другое, с завидным упорством веря, что совершают нужные этом миру дела, Маркус внимательно глядел за своей милой доченькой.
«Не визжит как подорванная, и то ладно. Хотя… Не умерла ли часом от сердечного приступа?» - шутливо подмечал папашка, неловко стараясь поймать унёсшийся в вышину шарф, что проскользнул сквозь пальцы и был таков. Махнув ему вслед рукой, дескать «Лети, хороший! Да не коснёшься ты земли!», ангел ринулся вниз, вытянувшись в струну, чтобы глянуть на дочуркино лицо, которое от сильного ветра покрылось румянцем, словно в холода.
- Давай, взмахни хоть раз, детка! – заорал папашка, улыбаясь во все свои тридцать два, да показывая руками, как это должно выглядеть. До земли оставалось этажей пятьдесят, а дочка была, что называется, бревном: крылья словно бы и не принадлежали ей: ни единого движения.
Покачав головой, Майндхиллер очень аккуратно и мягко сблизился с ребёнком, обнял её, да расправил крылья, этажей за двадцать до тверди земной. Они взмыли ввысь, минуя пройденный путь, роняя перья на проходящих мимо горожан, что не почувствуют, не увидят, не найдут на себе этих маленьких сувениров соседства с миром неведомым людскому глазу.

- Ничего страшного, доченька, - поглаживая её по волосам, промолвил отец, - Когда твой дед меня учил летать, я раз пятнадцать падал с колокольни, расшибая себе то колени, то локти. А он прямо там и лечил меня, - писатель отстранился, обогнул девчушку, да взглянул на так и не сделавшие ни единого взмаха первичные признаки ангела, - Я тогда думал, что он издевается, но как смог наконец заставить эти штуки двигаться, так забыл все свои обиды. Летел, кажется, минуту, - широко улыбнулся отец, поглаживая пёрышки Бетти, да проводя рукой в месте энергетического крепежа, - пока не врезался в сарай, где мой путь остановил тюк с сеном. Знаешь, приземлись я чуть правее, наткнулся бы на вилы! – он рассмеялся, как это делают все старики, вспоминающие свои юношеские приключения, да погладил отпрыска по плечику, - Ты как? Не подташнивает?

+3

6

Теплые руки, подхватившие её в последний момент, как ни странно вызывают вскрик. От неожиданности (или всё же ожиданности – отец-то ангел: следовало знать, что поймает) Бет широко распахнула глаза. Её слабый крик тонет в городском шуме и ветре, что гуляет меж серых зданий. Бросив взгляд вниз, Элсбет видит, как земля удаляется от них, а к тротуару вместо неё спешат белые точки, кружась, подхваченные ветром.
Обретя твердую почву под ногами, Элсбет с ужасом поняла, что они опять на крыше. Сердце обреталось где-то в пятках, явно не собираясь находить путь домой, на законное место. Голуби недовольно ворковали, готовясь поднять в воздух свою перьевую авиацию – теперь конкурент у них прямой. Маркус стоит, оставив ангельские крылья за спиной.
Выпутавшись из отцовских объятий, что не очень сложно – сам отпустил, девушка пытается унять дрожь и боль в лопатках. Кажется, ещё чуть-чуть и крылья прорвутся. И ещё неизвестно кто этого хочет больше: они, сама Бет или её прогрессивный отец.
«Предатели», - мысленно ругается Элсбет, с надеждой думая – может, ошиблись всё же? Может просто генетический сбой, несомненно вызванный ангельским папашкой с дьявольскими замашками? Вот у неё крыльев и нет вовсе, просто не закончила ещё расти, а от того боль.
- Знаешь, о таком предупреждать надо, - сипло произносит наконец-то Реми, с нескрываемой злостью посмотрев на Маркуса. Вроде не кричала, а голос сорвала.
История о деде со стороны отца не захватывает, как прежде. Вот кого надо винить в садистских замашках её отца. Скидывать с высотного здания своего ребёнка, это нужно ведь додуматься. «Ненормальные», - ругается с какой-то обреченностью Реми.
Ангел обхватывает себя руками. На повторный прыжок она уже вряд ли решится, хотя не может отказаться от своих чувств – кроме ощущения близкой смерти присутствовала и эйфория от неожиданного полета.
- Видишь, даже это не помогло, - «это» Бет произносит с дрожью, отойдя от края крыши как можно дальше.
- Может всё-таки ошибка и никакой я не ангел?

+1

7

- Не бойся, ангел ты. Уж я-то вижу, - отец сделал кольцо пальцами, да поднял руки к голове дочурки, - Видишь, даже нимб есть, - добрая, тёплая улыбка родителя, что не ждёт чудес от ребёнка: любит просто за то, что ты есть.
- Я верю, рано или поздно ты покажешь нам себя во всей красе. Оденешь чудесное платье и как фея воспаришь к облакам, - и он поднял руку к синеве, водя по ней, словно бы провожая ту, будущую Элсбет в дальний путь, - А после поймёшь, что без тёплых штанов, да ботинок, там очень даже холодно, спустишься на землю, вся дрожа, а мы с матерью будем отпаивать тебя какао, хваля и делая вид, что не замечаем отчего ты вся покрылась мурашками, - папка улыбнулся, да повёл дитя к лифту, что бесшумно опустил пару на землю. Маркус, пусть и надеялся на то, что его чадо сможет освоить полёт в первый день, разочарован не был. Более того, он приготовил для малышки своеобразную альтернативу, но уже на завтра: вечерело. Летать же в темень было, честно, скучновато, не говоря уж об опасностях таких весёлых развлечений в городской черте.

Остановилась часть семьи в отеле: среднячок, где не было роскошных люстр и каминов, но так же ни клопов, бомжей и наркоманов по соседству.
Спали тихо, на утро встав полны задора, сил, желанья открывать для себя этот дивный мир огромный. Начав своё утро с ароматной чашки кофе, Майндхиллер перелистывал местные газеты, надеясь, что весть о двух «загадочных самоубийцах, что сиганув с крыши, провалились в никуда», не посетила новостных полос.
- Воробушек, ты собралась? – оторвав глаза от строк, спросил отец, разглядывая взъерошенную с утра девочку, - У нас ведь на сегодня полёт на параплане, - хитрец-психолог вытащил из кармана рубахи два билета, на которых были отпечатаны небеса и огромное тканное крыло, - Летать ты всё равно у меня научишься.

+2


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » Бэйсджампинг для избранных


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC