Гонцов, приносящих плохие вести, не жаловали и отрубали им головы или пытали. Хорошие вести удостаивались более высокой оценки и поощрялись материально или благодарностью. А как прикажете быть с демонов, на которого не то, что руку поднять — хоть слово вымолвить страшно? Неизвестно, на какие опыты он использует Потомка. Скорее даже не использует, а употребит... может, его "более вас ничто в этом месте не держит" не что иное как инструмент психологического давления? Может, он запрет дверь прямо перед носом, когда до спасительной свободы останется шаг?
— С-спасибо, господин Крамер, — Адольф торопливо кивнул и слез с кровати, но не сделав ни шага. Он чувствовал себя зажатым в тесные клещи, и оттого, что клещи эти были нематериальными и существовали лишь в воображении, становилось совсем не по себе. — Вы правда меня отпускаете?
Да, слова соответствовали действительности. Да, демон сейчас отвезет Хайна домой, если он готов. Миттенхайн нашел в себе силы сделать один торопливый кивок. Потомок не отличался смелостью, он не рванул к свободе, увидев ее на горизонте. Ему было неуютно от того, что его больше ничто не держит, ничего не запрещает, не говорит, что ему делать.
Поэтому он дождался, пока Крамер выйдет из палаты первым и только затем едва ли не вприпрыжку побежал следом. Вздрогнул, когда на пути попалось неожиданное препятствие, но разглядеть мутного мужика толком не получилось — демон благородно заслонил собой непутевого Потомка.
— Спасибо вам, — пробормотал Адольф, когда опасность миновала. Забравшись в автомобиль, он заозирался в поисках ремня безопасности — Август в свое время внедрил это в область рефлексов, так что Потомок действовал на автомате. Не найдя искомого, пришлось быстро сложить ладони на коленях и постараться улыбнуться демону. — Западный район города, ближе к центру. Высадите меня там.... пожалуйста.
Всю короткую поездку Крамер не сказал Адольфу ни слова, тот в свою очередь тоже не знал, что еще сообщить демону. Хирург ощущался уставшим, но не сломленным. Наверное, он просто очень старый? Хайн знал демонов, возраст которых перевалил за сорок, а выглядели они совсем юнцами. Наверное, долголетие и есть внутренний стержень, за который держатся Существа...
Адольф прикусил губу. "А ведь если мне повезет, я увижу смерть Крамера".
"Ну-ну", — ответил внутренний голос ехидно. — "Доживи до девяноста с лишним лет, с твоими-то нервами".
В какой-то момент показалось, будто Крамер неодобрительно посмотрел на Потомка, прочел его мысли и сейчас выбросит за шкирку из машины. Но нет, он всего лишь сообщил, что машина достигла места назначения.
Хайн набрал воздуха в грудь и на одном дыхании высказал слова благодарности. Быстро выбрался из машины и только собирался добавить что-то еще, как автомобиль с демоном уже мчался прочь.
Потомок посмотрел в сторону улицы, где скрылся Крамер. Постоял с минуту или две на холодном мартовском ветре и опомнился только когда его начало потряхивать от пробравшего тело холода.
— До свидания, господин Крамер, — растеряно произнес Адольф, скрывшись в дверях квартиры, которая ему на самом деле никогда не принадлежала.