Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 16.03.2013 У темного-темного озера


16.03.2013 У темного-темного озера

Сообщений 1 страница 20 из 44

1

Время и Место:
16.03.2013
За чертой города, дом у лесного озера

Участники: Дитер Крамер, Каин Норберг

Предшествующий эпизод:
7.03.2013 Редкий экземпляр

Краткое описание эпизода:
Оставаться наедине с Дитером Крамером было плохой идеей, еще хуже – соглашаться поехать с ним на выходные за город к озеру. И неважно, что суббота, ведь надо подготовить и оформить документы для новых партнеров.
Но чем ближе приближался вечер, чем темнее становилось в комнате, тем сильнее полыхал огонь в камине и тем тревожнее становилось на душе Каина Норберга.

Предупреждения: Нарушение трудового законодательства и эксплуатация подчиненных, к тому же сцены откровенно интимного характера, секс.

Отредактировано Каин Норберг (29.06.2014 23:11:53)

+1

2

Дитер откинулся на заднем сиденье автомобиля, умело делая вид, что занят анализом графиков и отчетности за предыдущий квартал, но на самом деле мысли его витали значительно ближе, чем могло показаться. Ему не надо было специально поворачиваться и смотреть, чтобы видеть лукавый завиток темных волос, безнаказанно касающийся белоснежной шеи, не надо было напрягаться, чтобы даже через убийственный слой собственного парфюма учуять тонкий нежный аромат напряжения и ... Любопытства? Секретарь сидел рядом и тоже делал вид, что занят. Ноутбук подпрыгивал у него на коленях, пока еще скрытых одеждой. Ох эти колени... Крамер не однократно представлял их форму, изящные округлости кости, обтянутые безупречным фарфором кожи. Если мальчишка не доживет до старости, его коленная чашечка станет предметом искусства в небольшой коллекции демона, вероятно, в виде подставки для мыла, оправленной серебром. Но пока он жив, к нескрываемой радости его начальства, и даже без особого сопротивления, видимо, сломленный недавними событиями и ранением, согласился провести под защитой Крамера целый уикэнд.
Водитель остановился в придорожном кафе, извинившись за паузу исчез. Остановкой воспользовался и Крамер, откладывая ноутбук на центр сиденья, и выходя из машины. Погода не баловала - с дальних горизонтов неба наползали темные, почти иссиня черные грозовые тучи, опасно порыкивающие отдаленным громом. В воздухе резко пахло озоном и одежду то и дело трепыхал мощными порывами ветер. Крамеру потребовалось несколько секунд, чтобы справиться с непослушным огоньком раритетной бензиновой зажигалки, который не мог устоять перед напором стихии и постоянно гас. Благостный дым потек в легкие, окутывая демона безмятежным спокойствием. Может для кого-то дождь и грозы - ненавистная погодка, а для этого конкретного высокого немца, гроза была явлением силы, мощи, омовения грешной земли.
- Скоро приедем. Проголодался? - после недавних событий в клинике Крамер незаметно перешел на менее отстраненную форму обращения к своему подчиненному. Может так он почувствует себя более уверенным и защищенным?
В домике, который регулярно арендовал Крамер, было все необходимое для жизни. Да что там, даже сауна и джакузи имелись, что уж говорить про прекрасную бильярдную и каминную комнаты, балконы и террасу с видом на безмятежную гладь синего озера, обрамленную зеленью густого леса. Дитер любил это место за его уединенность, отсутствие скопления людей и прекрасную кухню, доставку которой предоставлял ресторан в нескольких километрах от усадьбы. Заказ на вечер он уже сделал и можно было не беспокоиться, ведь управляющий в курсе его пристрастий, все встретит и сделает в лучшем виде.
Водитель вернулся как раз к тому времени, как истлела до самого фильтра сигарета в пальцах демона. Стоило отъехать на несколько миль, как в стекло машины ударили первые тяжелые крупные капли дождя.
Зонта с собой Крамер не брал, поэтому машину попросил подогнать к самым дверям загородного дома, представляющего из себя двух этажное строение с роскошным садом и вылизанными тропинками вокруг. Управляющего уже и след простыл, но уезжал он явно по дождю, о чем свидетельствовали мокрые отпечатки на коврике у двери. Крамер достал ключи, открыл дверь и пропустил вперед Норберга. Чемоданы водитель поставил под козырек, выслушал указания по поводу времени отбытия начальства и, вежливо попрощавшись, поспешил убраться обратно в город, где буйство стихии матушки-природы не казалось бы ему столь опасной.
- Спальни на втором этаже, выбирай любую, - Крамер снял едва успевший поймать пару капель плащ, бросил его на вешалку у входа, - а после можно будет и поужинать.

+4

3

Каин сверял отчеты за предыдущие месяцы этого года, сравнивая их с аналогичными периодами прошлого. Изредка он отвлекался на виды за окном мчащегося по трассе автомобиля, любуясь ранней весной. Как человек выросший в городе и бывавший на природе крайне редко, Норберг был рад возможности сбежать от суеты каменных джунглей.
Культурное мероприятие в компании Дитера обещало порцию кислорода и полную релаксацию души и тела, конечно, если работа будет закончена быстро.
Темные тучи на горизонте не предвещали ничего хорошего, Каин проверял с утра прогноз погоды, но о дожде там не было и слова, как всегда синоптики наврали.
Автомобиль остановился у придорожного кафе, сидящий рядом Дитер вышел на улицу..
- Что б покурить, - совсем не слышно, одними губами произнес Каин, откинувшись на сиденье и уже через секунду ветер в открытую дверь принес легкий запах дорогих сигарет. Норберг прекрасно изучил привычки Дитера за то все время, что он у него работал. Это было не так уж и сложно, если взять в расчет, что почти все рабочее время Каин находился где-то поблизости.
- Если честно, то не очень.. – прикрыв крышку ноутбука, Норберг перевел взгляд на Дитера. Секретарь умудрился перед выходом из дома выпить крепкого кофе, чтобы взбодриться, поэтому есть пока не хотелось.
Водитель вернулся быстро и они наконец снова тронулись по почти пустой трассе, секретарь вновь погрузился в отчеты.
Когда они подъезжали к арендованному Дитером дому, тяжелые капли уже били по крыше автомобиля, извещая, что в ближайшее время солнца они не увидят. Норберг хоть и попал под дождь всего на несколько секунд (от машины до двери было всего несколько шагов), холодные капли успели неприятно коснуться лица.
Норберг прошел в дом, с интересом рассматривая обстановку. Если честно, он думал, что все тут будет попроще, хотя зная пристрастия Дитера, проще быть просто не могло.
- Уютно тут, очень.
Действительно, не смотря на дорогую отделку холла, в доме было по-домашнему тепло и уютно. Норберг занес чемоданы, и подхватив свой, направился на второй этаж. Секретарь Дитера не был привередливым, поэтому открыл первую дверь наугад: за ней оказалась уютная комната с занавешенным тяжелыми шторами окном. Обстановка была словно с фотографии глянцевого журнала, в которых обычно советовали, как идеально обставить комнату, потратив на это годовую зарплату.
Чемодан был распакован, вещи разложены, а настроение стремительно улучшалось, хотя дождь барабанящий по карнизу, даже и не думал прекращаться. Поэтому к Дитеру Каин вернулся переодетым и вполне довольным. В самом деле, суббота, загородный дом, никаких суетящихся пациентов, к тому же рана на руке уже почти затянулась и больше не беспокоила тупой болью, нужно было еще снять швы, но это уже мелочи.

Отредактировано Каин Норберг (18.05.2014 11:55:26)

+3

4

Крамер с аппетитом пронаблюдал короткий ролик "задница Норберга в движении", покуда его секретарь оперативно поднимался по ступеням, затем отправился в гостиную, где уже трепетал теплом живого огня камин, поскуливали объятые жаром поленья, прогоревшие на половину. Значит смотритель уехал с час назад, не меньше....
Крамер сунул сигарету в рот, подкурил и несколько мгновений просто смотрел на то, как прожорливые лепестки цвета заката в Африке, лижут почерневшие древесные трупы. Зрелище вызывало безотчетную тоску по месту, в котором он, вероятно, когда-то был... И точно должен быть. Может когда-нибудь он и ему подобные смогут отыскать дорогу домой..?
Смахнув ностальгию вместе с пеплом сигареты в камин, Крамер развернулся и обратил все свое внимание на стол, расположенный чуть поодаль, чтобы жар не повредил лакированной поверхности. Укрытый белоснежной скатертью, он являл собой мечту гурмана: на блюде из белого, почти прозрачного фарфора лоснились закуски из рыбы, под стеклянным запотевшим колпаком  манила золотистой корочкой куропатка, картину довершали свежие овощи и фрукты, а царем и сверкающим властителем всего возвышалась бутылка сухого французского вина. Демон не был голоден, но не удержался, подхватил с подноса персик, цветом напоминающий алеющие щеки смущенной девицы, и аккуратно надкусил. Сладкий аромат на секунду приглушил все другие ощущения, демон провел кончиком языка по губам, собирая капли нектара, случайно брызнувшие из фрукта. "Какого вкуса ты, мой друг? Вишнево-яблочный? Вкуса молочного поросенка или гречихи и меда?" - Крамер улыбнулся, заслышав торопливые шаги по лестнице. Конечно, работа, внезапно обрушившаяся к концу недели, была лишь предлогом, чтобы заманить вымотанного рутиной и недавними происшествиями секретаря на отдых. Отчетами они может и займутся, если на них останется время.
Тот факт, что на Норберга может покуситься кто-то другой ранее не беспокоил демона, и его беспечность чуть не обернулась трагедией. Теперь же откладывать в долгий ящик более близкое знакомство с подчиненным, ставшим внезапно несколько большим, чем обычный сотрудник клиники, Крамер не собирался. Он и ранее кидал голодные сдержанные взгляды в сторону Норберга, но тот либо списывал их на обычную внимательность начальства к работе, либо упрямо делал вид, что не замечает ничего сверх деловой этики. Ударить мальчишку в лоб признанием? Сообщить ему, что его безукоризненный руководитель мечтает о самых низменных вещах, которые могут только проделать два половозрелых мужчины друг с другом? Или упорно добиваться расположения, заискивая, очаровывая, приковывая своей нежностью к себе настолько, что человек сам окажется в его постели, сходя с ума от желания. И все это - без применения демонической силы. Можно было нашептать молодому человеку страсть эротического содержания к статному начальнику в самом расцвете лет, но фи! Как это пошло и за долгие лета Крамера, осознавшего свое могущество, подобного рода развлечения потеряли цену, утратили яркость и сочность вкуса, превратившись в подобие развлечения лишь для удовлетворения обыденной похоти.
- Жаль, погода не позволит нам прогуляться к озеру. Зато в доме есть сауна, и к вечеру, если ты продрогнешь, мы можем воспользоваться ее теплым гостеприимством, - Дитер положил надкушенный персик на чистую тарелку, затянулся сигаретой и сдержанно улыбнулся секретарю. Тот выглядел на отлично, и если смущение и пряталось в его душе, то делало это с умением заправского шиноби.
- На самом деле, я не продумывал мероприятий на этот уикэнд, поскольку привык в этом доме отдыхать в одиночестве. И если ты что-то захочешь, не стесняйся говорить об этом.

+5

5

Казалось, весь дом был пропитан тишиной и умиротворением, и было жалко нарушать эту гармонию глухими шагами по отполированному полу гостиной.
Дитер стоял у камина, заворожено наблюдая за огнем,  но отражение пламени в его глазах было куда притягательней.
Только сейчас Норберг остро ощутил значение слова «наедине». До этого их постоянно окружали люди, даже в кабинете Дитера наличие других пациентов этажами ниже или медсестер в коридоре размывали это понятие, делая его малозначительным. А сейчас кроме них в радиусе километра вряд ли кого-нибудь при желании удалось бы найти.
Почему-то этот факт волновал Каина, неосознанно, где-то на уровне подсознания, но все же волновал.
Прошла уже неделя, а Норберг как вчера помнил осторожные прикосновения холодных пальцев Крамера, острые уколы от хирургической иглы и тонкую белую нить, стягивающую рану, оставленную когтями того мальчишки. Странно интимный момент, въевшийся в память.
- Я не против дождя, - спокойно ответил секретарь, - он иногда успокаивает как нельзя лучше, конечно, если это не гроза.
И словно в насмешку глухой раскат грома донесся извне. Рано, конечно, для марта, но с погодой не поспоришь. Норберг был рад, что сейчас он под крышей, а не на улице. Быть промокшим.. Бррр..
Каин подошел к камину и протянул к огню ладони, даже если в доме и было тепло, Норберг инстинктивно тянулся к огню.
Он не был против сауны, к чему отказываться, раз предлагают, к тому же.. работа работой, а отдохнуть было бы неплохо. Иначе к понедельнику обеспечена головная боль и плохое настроение, а заниматься делами в таком состоянии крайне непродуктивно.
- Сауна? Да, отлично.
Крамер закурил и улыбнулся, Норберг – улыбнулся в ответ.
С каких это пор улыбку и взгляды Крамера Норберг стал выносить с трудом? Ах да..рана, пальцы, шов, игла.
- А так..не стоит беспокоиться в плане каких-либо мероприятий. Я Вас..только хотел попросить снять швы, рана затянулась. Я понимаю, что лучше в клинике, но все же..
Каин смотрел на огонь и не мог оторваться, его душу словно выжигало изнутри это пламя, он с трудом оторвался, но лишь затем, чтобы встретившись взглядом с Дитером, понять, что он пропал.

Отредактировано Каин Норберг (19.05.2014 17:04:14)

+6

6

"Если это не гроза... Ох Норберг, не дано тебе познать, как прекрасна порьба с ветром, как упоительно вытягивают и ломают крылья его порывы, безжалостные и мощные, как терпко режет ноздри аромат черных туч и влаги и как сладостен миг победы над собой и стихией, когда ты начинаешь понимать суть грозы, ловишь направления ее бурлящей души, становишься с ней единым целым", - Крамер обожал грозы. Он познал их страсть сразу, как только освоился с крыльями и чуть не погиб в первый свой раз, но запомнил лицо бури на всю жизнь. Это была любовь с первого взгляда.
Конечно, как мог знать и сопереживать демону обычный мальчик-секретарь, человек, бескрылое двуногое существо, не способное летать без механических костылей в виде самолетов и прочей аэро техники. Крамер поискал взглядом штопор, и найдя, занялся откупориванием бутылки.
- Швы, конечно, мы снимем. Да и в сауне тебе придется быть осторожней, такие раны не терпят излишних влаги и тепла, - откуда появилась эта по-отечески заботливая нотка в голосе? И когда Каин Норберг сумел перешагнуть ступеньку и стать выше "еды", коей являлись для демона все человеческие индивиды? Пробка тесно сидела в горлышке, и хоть острый, похожий на поросячий хвостик, штопор уже пронзил самое ее нутро, никак не хотела поддаваться и выходить из плотно обхватывающего ее стекла. "Как я тебя понимаю..." - шутливая мысль, обращенная к пробке, вызвавшей закономерно откровенные ассоциации с иного рода процессом, заставила Крамера улыбнуться и кинуть полный желания взгляд на спину человека. Каин все еще стоял у камина, доверчиво грел руки у камина, не опасаясь его жара. Словно мотылек, стремящийся к огню... Словно секретарь, не смеющий отказать своему властному начальству, но все еще надеящийся на сохранение сугубо деловых отношений.
Глухой звук оповестил о долгожданной капитулации пробки-оккупанкти, и демону пришлось отвести взгляд от аппетитных форм Каина, которые уже нестерпимо хотелось смять в своих ладонях, жадно обхватить, раздвинуть и... Сперва снять одежду. Фантазии всегда далеки от банальной действительности, и такие мелочи, как наличие на объекте желаний как минимум двух слоев ткани в виртуальной реальности сознания не являются преградой.
Налив два бокала до середины, Крамер подошел к своему секретарю и протянул ему один.
- В местном ресторане есть удивительная коллекция вин. Не достаточно старых для наших VIP клиентов, но довольно подходящих для скромного ужина на природе, - он не смотрел на лицо Каина, отдав все свое внимание жидкости в бокале, удивительно точно напоминающей сейчас своим рубиновым светом человеческую кровь. Глубокого тона красное, оживленное бликами огня, оно уже начинало одаривать воздух своими тонкими ароматами жаркой осени, во всем ее богатстве запахов спелости и солнца.
Крамер покатал вино в бокале, чуть пригубил, закрыв глаза и прислушиваясь к собственным ощущениям. Хуже, чем было в прошлый раз...
- Не самое лучшее из запасов, стоит признать, - он сел в кресло и вытянул ноги. Стоило еще избавиться от туфель, чтобы дать отдохнуть ногам и расслабиться, но демон не спешил. Еще столько мелких дел, перед которыми можно лишь выпить один бокал, и выкурить еще одну сигарету.

Отредактировано Дитер Крамер (21.05.2014 06:32:47)

+6

7

Да, с раной все же стоит быть осторожней, ибо не хватало еще и осложнений. Хоть на Норберге все и заживало как на собаке, первые два дня травмированное плечо сильно болело. Приходилось глотать обезболивающие, терпеть и так ходить на работу. Потом слало легче. А сейчас.. Каин накрыл ладонью место ранения. Сейчас он ничего не чувствовал, почти все зажило, а скоро вообще останется лишь бледная полоска тонкого шрама.
Тихо и успокаивающе трещали поленья в камине, окутывая гостиную уютом. Сейчас даже Крамер был не таким как всегда, не было той обычной серьезности в глазах и металлических ноток в голосе.
Норберг глубоко в душе был рад, что ему посчастливилось увидеть своего начальника в такой непринужденной обстановке. Только вот, Дитер говорил о вине и открывал бутылку, а Каин слышал совсем другие слова.. в интонациях, в движениях. Словно вся эта беседа была лишь для приличия и служила поверхностным прикрытием чего-то другого. И на задворках сознания неуловимо, но все же, Норберг понимал, чего именно. Он не хотел принимать сей факт душей, лелея надежду, что это все выдумки, злая шутка воображения.
Каин принял протянутый Крамером бокал, неспешно сделал глоток. Он не был эстетом в плане дорогих напитков. Норберг хорошо разбирался в кофе, отчетах, двойной бухгалтерии, в тяжелых наркотических веществах и немецкой философии, но никак не в винах. Да и не к чему было изучать все эти сорта, года и качества производства.
В отличие от Крамера, его секретарю вино пришлось по вкусу, а теперь вместе с приятным теплом от камина, рубиновый напиток начал согревать кровь изнутри.
Да, и не стоит забывать про дела, все-таки они сюда работать приехали. Кажется, он оставил ноутбук при входе.
Норбергу было спокойнее смотреть на огонь, чем в глаза Дитеру. Пламя уничтожало поленья медленно, касаясь осторожно сначала краев, а затем, подбираясь к середине, охватывая полностью, разрушало древесину, превращая ее медленно в золу.
- Красное вино по  Керлоту символизирует кровь и жертвоприношение, а с другой стороны означает - юность и вечную жизнь, - Каин сделал осторожно еще один глоток и, наконец, отошел от камина. Взгляд упал на накрытый стол, но чувства голода так и не возникло. Было обидно, к их приезду готовили, старались, а в итоге все остынет.
А вином бы вообще не следовало увлекаться, иначе их работа так и не сдвинется с мертвой точкой.

+3

8

- Какое точное замечание, Каин, - прозрачное стекло бокала искажало действительность, но огонь оставался огнем даже через изогнутую призму.  Слова, сказанные секретарем, как нельзя кстати подходили обоим гостям домика у озера... Кровь и вечность, юность и жертвенность. И бесконечный дождь, отрезавший их от остального мира. Интересно, секретарь понимает, осознает, то, что неизбежно произойдет через час или два? А может уже прямо сейчас?
Крамер прикоснулся губами к тонкому краю бокала, сделал небольшой глоток. Норберг - для сероглазого демона, что хорошее вино, которое не следует пить лишь чтобы утолить жажду или захмелеть. Нет.. Его нужно слизывать по капельке, катать на языке, наслаждаясь сочностью и терпкостью, а так же ощущением, что эта драгоценность принадлежит единственному господину. Крамер не опустил взгляда, изучая исчерченное теплыми отсветами пламени лицо своего секретаря. Норберг не принадлежал к разряду писанных красавцев, не сочился приторной патокой сладострастия, коей отличаются содомиты, но отчего-то хирург был уверен - его подчиненный знавал мужские ласки. Руки бы оторвать тому, кто смел до него, до Дитера Крамера, касаться призрачно алебастровой кожи, терзать поцелуями эти слегка чрезмерно пухлые губы, срывать с них пошлые стоны. Разгоряченная близостью желанного объекта фантазия росчерком масленных красок тонов Ребмранда обрисовала смятую постель, развратные изгиб поясницы и округлости ягодиц, бесстыдно соскальзывающую с них простынь и кого-то чуждого, темного, врывающегося без жалости и придыхания в таинственный плен... Пунцово-красными будут губы, лилово-синими отметины страсти, и море.. Нет, океан крови!
Крамер едва заметно вздрогнул, ощущая прилив возбуждения. Вот именно так можно будет развлекаться, когда Норберг посмеет отступить в сторону от своего властного начальника.
- Иди сюда, я посмотрю рану, и может тогда сперва снимем швы, потом займемся остальными, - Крамер сделал глубокую затяжку и от того, а может из-за перехватывающего дыхание вожделения, голос его наполнился интимной глубиной, - делами?
Определенно демону нравилось играть в воздержание, дразнить себя созданными самим же собой запреты, дрожать внутри от невозможности коснуться горячих укромных мест секретаря... Но позже, позже.
Крамер отставил бокал на журнальный столик, затушил сигарету в пепельнице и поднялся с кресла. Небрежным движением он стряхнул с себя пиджак, откинул его на спинку кресла и закатал рукава  белоснежной рубашки до локтя, чтобы не запачкать ткань. Близость парня сделалась колкой, уже практически болезненной. Казалось, еще один шаг навстречу, и Крамер вопьется в эту нетронутую еще шею, превращаясь из сурового начальника и опытного хирурга в истинную свою сущность - в зверя, не знающего пощады, законов этики и морали, отдающего всего себя инстинктам и желаниям.

Отредактировано Дитер Крамер (26.05.2014 04:54:57)

+4

9

Сознание жадно запечатлевало в памяти образ Дитера, сидящего в кресле с бокалом красного вина в руке, сигаретный дым, потрескивающие поленья в огне камина и собственные яркие ощущения, чувства. Каину стоило задуматься над тем, к чему все идет. Стоило остановиться. Но он упрямо шел вперед к пропасти, явно осознавая, что каждый шаг может оказаться последним. Зачем? Он не мог ответить на этот вопрос, потому что сам не понимал своего странного желания находиться сейчас рядом с Крамером.
«Погода плохо влияет?» - мелькнула мысль в голове Норберга, словно свети за окном солнце, ему бы не было так жарко от красноречивых взглядов Дитера. А дождь за окном и не думал прекращаться, казалось, небо решило разом выдать месячную норму осадков.
Секретарь отставил бокал на стол и начал расстегивать рубашку. Как ни крути, а когда Норберг проделывал тоже самое неделю назад в кабинете начальника для того, чтобы тот наложил ему на рану швы, выглядело это куда более приемлемо и уместно, чем сейчас. Каин повесил рубашку на спинку стула. Он, как и положено прилежному секретарю, так никому и не рассказал о произошедшем в клинике, более того, никаких лишних вопросов Дитеру так и не было задано, а собственное любопытство пришлось поумерить. Здравый смысл подсказывал, что так лучше и правильнее, меньше знаешь – крепче спишь. После своеобразного знакомства с Тодом и его когтями Каина пару дней преследовала бессонница, было ли это связано с ноющей раной или в целом с ситуацией вокруг Рэнсона секретарь не знал и знать не хотел. Он как-нибудь потом для себя во всем разберется, главное, чтобы работало простое и непреложное правило: «о делах клиники, выпадающих из ее основной деятельности, не должна знать ни одна живая душа». А уже связано это со сбытом наркотических препаратов, странными личными делами тех, кто обитает в vip-палатах или о когтистом юноше – неважно. Пока Норберг является секретарем Дитера Крамера, репутация клиники «Золотые небеса» должна оставаться кристально чистой.
Норберг подошел к Дитеру, наверно, на полшага ближе, чем стоило и осторожно развязал бинт, Каин прилежно накладывал новую повязку каждый день перед работой, чтобы не раздражать рану. Что ж, образовывающийся шрам был вполне сносным, могло быть и хуже.
- Это вторая серьезная рана, которую мне зашивали.
Первый шрам Каин получил лет в пятнадцать, когда случайно попал под руку старшему брату, у которого начиналась ломка. В итоге: вышибленная стеклянная дверь, осколок, воткнувшийся в бедро, надрывные крики матери и отделение скорой помощи - совершенно малоприятное событие, въевшееся в память.
- И тоже полученная по глупости.

Отредактировано Каин Норберг (30.05.2014 02:27:45)

+3

10

Ковер с длинным ворсом глушил звуки шагов, но Дитеру и не надо было прислушиваться. Он смотрел неотрывно, наслаждаясь видом секретаря, словно произведением искусства, изысканного в своей не идеальности, столь точно и сочно изображающего реальность. Невольно хотелось протянуть руку, ощутить кончиками пальцев теплоту и нежность кожи, твердые изгибы мышц, шаловливую непослушность темных вихров. Крамер зачарованно следил, как обыденно, но при этом напряженно-сексуально, скользят пальцы секретаря по ряду пуговиц, как покорно соскальзывает с округлого плеча ткань. Приятная пытка.
На здоровье Норберг мог не жаловаться. Молодой и сильный организм легко справился с такой мелочью, как ранение, не задевшее серьезных сосудов, не потревожившее костей. Тонкая, слегка изогнутая линия шрама еще была воспаленно-розовой, но более не нуждалась в искусственном стягивании. Крамер подхватил под локоть своего одуряюще приятно пахнущего пациента и прошелся ощупывающими движениями вдоль пораженного места, в очередной раз убеждаясь, что пора снимать стежки, все заживает как должно.
- Старый шов не беспокоит? - дежурный вопрос, прозвучавший в сложившейся романтичной обстановке, как-то особенно нежно. Каждый человек в течение жизни накапливает на своем теле следы и отметины. По ним можно читать его историю, как книгу. Но шрамы в душе значительно глубже и интимней, до них добираться куда сложнее...
Крамер не стал спрашивать об истории первого серьезного ранения. Он оставил Каина в одиночестве на несколько минут, прогулялся до прихожей, в которой все еще стоял его чемодан. В комнату с камином хирург вернулся, неся в руках аптечку. Он не стал одевать перчатки, хотя они и лежали на дне коробки. В чистоте собственных рук он был уверен, и не хотел лишаться удовольствия прикосновений к сокровенному объекту желаний.
- Будет немного дискомфортно, - предупредил Крамер, снова обнимая пальцами локоть секретаря. Ловко орудуя пинцетом и хирургическими ножницами, он за минуту избавил шрам от нитей, скидывая отработавший свое материал на стерильную салфетку. Кровь выступила лишь на одном стежке, и Дитер не смог совладать с собой... Слишком манящей оказалась эта алая ягодка, сладко пахнущая силой и юностью человеческой жизни.
Он склонился, закрывая глаза от удовольствия предвкушения, и вдохнул глубоко аромат крови, запоминая его, отпечатывая в памяти, как одно из самых прекрасных явлений человеческой природы. Что за феромоны, что за элементы делали эту жидкость столь неоспоримо желанной? У каждого человека и существа, кровь несла особого рода информацию, и, вероятно, именно она и окрашивала для чуткого носа демона ее запах в причудливые пестрые оттенки. Но у Каина кровь пахла особенно вкусно.
Кончиком языка Крамер стер алый след с кожи секретаря, после чего резко прекратил всякий контакт с ним, выпрямился и занялся уборкой после операции. Ничего не произошло, ведь так? Только возбужденный демон слизнул кровь с раненого чертовски привлекательного юноши.
- Можешь одеваться, - Крамер не собирался комментировать свое поведение. Он вообще не хотел открывать рот, чтобы не потерять ни единого мгновения, покуда тает терпкая сладость частички Каина на его языке.

Отредактировано Дитер Крамер (30.05.2014 04:41:28)

+3

11

Прикосновения пальцев Дитера к шраму лишь с целью оценить степень заживления, вызвали закономерную цепную реакцию мыслей в сознании, а воспаленное воображение подкинуло и в без того горящий костер эмоций нескольких сухих поленьев из образов далеких от целомудрия: пальцы.. Дитер..близко. Близко!
Норберг нормально смог вздохнуть, когда Крамер отправился за аптечкой.
- Нет, не беспокоит.
Там остался тонкий ровный шрам, и о нем было забыть проще, чем о некоторых событиях прошлого, половину из которых, была бы его воля, Каин переписал.
Дитер осторожно вытягивал тонкие нити, еще недавно стягивающие края раны. Неприятно было лишь чуть, но вполне терпимо, а потом случилось-то, что отняло дар речи и вызвало самый настоящий ступор. Норберг не успел среагировать или даже одернуть руку – Крамер крепко держал за локоть. Ощущения чужого горячего дыхания на коже, легкое касание языка к шраму лишь за тем, чтобы собрать темную капельку выступившей крови.
Норберга накрыло такой волной жара, что в первую секунду показалось, что в легких вспыхнул кислород и теперь он сжигает все внутри. Но Дитер тут же отстранился и как ни в чем не бывало принялся убирать инструменты в аптечку. И Каина сразу же бросило в дрожь – будто ведро ледяной воды на голову вылили. Он не знал, что больше пугало, собственная реакция на это до безобразия интимное прикосновение или сам факт, что Крамер целенаправленно слизнул каплю его крови.
Нужно одеться, да. Норберг снял со спинки стула рубашку, пальцы на руках слушались плохо и секретарь застегнул ровный ряд пуговиц не сразу.
- Спасибо... – голос дрогнул, Норберг не знал, заметил ли Дитер, что секретаря сейчас ломает. 
- Да, дела же. Я принесу ноутбук.
Ему нужен был повод выйти из гостиной, сейчас находиться в комнате рядом с Крамером Норберг не мог. Каин осознал – он подошел слишком близко к пропасти и следующий шаг будет последним.
В холе было прохладно, а сумка с ноутбуком обнаружилась рядом со стойкой для зонтов.
Это в клинике можно было задвинуть лишние возникающие вопросы на задворки сознания, потому что надо заниматься работой, а не выяснять всякую ерунду о вип-клиентах. Сейчас же все накопившееся за последние две недели всплыло яркими образами: личные дела больных, озлобленный Тод, с выпущенными когтями, спокойный до ужаса Крамер.
Очень хотелось задать один единственный вопрос «Что тут происходит?». В городе, в клинике, в этом доме у озера. Что? Непонимание губило больше всего, и сейчас оставалось только одно -  сделать над собой усилие, вдохнуть как можно глубже и вновь запрятать лишние мысли куда подальше.
Вернулся Норберг в гостиную как ни в чем не бывало. Ведь по сути, ничего катастрофичного и не произошло.

Отредактировано Каин Норберг (31.05.2014 16:27:35)

+4

12

Все же Норберг сломался. Крамер спиной чувствовал на себе его пронизывающий ошарашенный взгляд, а затем слух встревожил слишком поспешный шорох одежды. Как будто тонкая материя, созданная людскими руками, может защитить, спасти секретаря от внешней опасности в лице мощного демона, тем более, когда самый страшный враг сидит внутри него. Темное, окутывающее щупальцами желание, столь похожее на развратные фантазии самого Дитера. Демон смаковал вкус желанной жертвы, и через тонкий аромат ее, через нежный запах ответного вожделения, идущего от кожи человека, ощущал почти физически близость того самого момента, после которого деловые отношения перестанут быть таковыми.
Норберг поспешил ретироваться, и Крамера слегка напрягла его поспешность. Предательская мысль, что секретарь сейчас сорвется в грозу, наплевав на все, послушно следуя инстинкту самосохранения, царапнула сознание, но входная дверь не хлопнула. Пара глотков вина заглушили немного пьянящий вкус самого драгоценного лакомства, и к тому времени, как Норберг вернулся с ноутбуком, его начальник уже как ни в чем ни бывало курил, расположившись на ковре у огня. Он скинул все же туфли, позволив себе больше свободы, сел, оперевшись спиной на кресло и вытянув ноги к огню, неспешно смаковал вино из почти пустого уже бокала.
- Мне нравится твое рвение к работе, но, пожалуй, я не готов сейчас погружаться в цифры и проблемы, - демон стряхнул пепел в пепельницу и взглянул снизу вверх на человека. Неужели его не гложат страхи? Или в человеке по имени Каин Норберг напрочь отсутствует любопытство? Крамер не хотел подталкивать страсть своего секретаря внушением, поэтому первым шагнул в обрыв.
- Сядь и давай поговорим, - он кивнул, указывая на место на ковре рядом с собой. Самое подходящее время и место, чтобы приоткрыть завесу тайны: за окном бушует стихия, расчерчивая небо яркими вспышками молний каждые пять минут, а здесь, за прочными стенами дома уютно трепещет пламя, ласково обнимает тепло человеческого жилья. И спокойный, как и всегда, голос начальства.
- Как думаешь, Каин, кто может питаться кровью? - Дитер не отводил взгляда от правильных черт лица парня, надеясь выхватить каждую ноту изменений его настроения. Испугается? Посчитает глупой шуткой? Вероятнее всего сочтет начальника законченным фетишистом, пересмотревшем фильмов о вампирах. Если, конечно, ему уже не нашептал правду тот Потомок, привезенный секретарем в клинику вопреки строгим ее законам.

+5

13

А вот Норберг с удовольствием бы забил себе сейчас голову цифрами и рабочими проблемами, лишь для того, чтобы отвлечься. Работа – самый мощный фактор, приводящий спутанные мысли в порядок. Только вот Крамер пока что не был расположен заниматься делами клиники.
Каин положил сумку с ноутбуком в кресло, у которого сидел Дитер и опустился на ковер рядом с начальником.  Поговорить.. что ж, можно и поговорить, только вот на душе отчего-то было неспокойно.
Вопрос, который вдруг задали Каину был совершенно неожиданным и нелепым, поэтому Норберг замер, почти уже протянув руку к ровному ряду поленьев, что лежали рядом с камином.
- Простите, что? – Каин растерялся, не понимая шутит сейчас Крамер или нет. Что за дурацкий розыгрыш?
- Эм.. – Каин все-таки взял одно из поленьев и кинул его в камин, выдохнул и ответил первое, что пришло в голову, - вампиры?
Как бы глупо это не звучало, но это самый распространенный вариант. Задайте наугад двадцати людям на улице такой же вопрос и шестнадцать из них ответят именно это, двое - свалят все на комаров, еще двое – на пиявок.
Что же касается отклонений, всякое, конечно, бывает, и фетиш крови еще не самое страшное, что может развиться у человека. Хотя..здесь тоже не все так просто, у кого-то такие игры перерастали в танатофилию, а затем в некрофилию. Каин вздрогнул. Нет, что за бред. К чему это вообще все? Меньше надо читать книг по психологии девиантного поведения.
- А к чему такие вопросы?
Что-то клыков у Крамера не наблюдалось, секретарь бы заметил, да и боязни солнца тоже не было. Но взгляд серых глаз был серьезен, будто Дитер ждал от секретаря обдуманного ответа. По спине пробежал холодок.
«Да что с ним такое..»
Если начальник собрался оправдываться за ту каплю крови, то это было лишним, не стоило, все нормально. Ведь нормально же? Он почти убедил себя, что это была всего лишь маленькая прихоть начальника. Только-только успокоившееся сердце, вновь начало усердно гонять кровь по венам. Норберг хоть внешне и старался выглядеть словно ничего не происходило, в душе метался и откровенно паниковал. А во всем был виноват Дитер со всеми этими недомолвками и тайнами.
Потребовалось совсем немного приложить усилий, чтобы наконец поднять взгляд и встретиться глазами с Крамером. Отблески огня в зрачках и нарастающее чувство тревоги.

+3

14

И вновь близость была преступно опасна. Еще пара сантиметров и мизинец правой руки Крамера коснется бедра секретаря, пока еще спрятанного под одеждой. Ворс ковра был таким уютно-мягким на ощупь, что невольно отсылал мыслями к постели, несмотря на то, что стрелки огромных старинных часов, висящих над камином, едва подбирались к самой своей вертикальной позиции. Как и напряжение между двумя запертыми грозой в доме существами. Для Крамера принадлежность желанного объекта к другому полу не была преградой, наоборот, добавляла соитию перчинку греховности, вкуса того самого яблока, ком Змий совратил Еву. Мужчины и юноши были искренними, их тело реагировало более честно, без налета игривости, особенно, если их гомосексуальность только-только начала переход от неосознанных позывов к откровенным потребностям и принятию их. Норберг источал энергию раскаленного металла, сжатой пружины.
- Не бойся.
Конечно, поздно бояться, когда ты уже в лапах ночных кошмаров миллионов людей, обращенных в волевого сексуального начальника. Крамер налил еще вина себе и добавил в почти нетронутый бокал своего секретаря. Реакция Каина на проступок демона означала, что о существовании чернокрылых и их особенностях он не знает.
- Мне импонирует твоя выдержка, но мы здесь одни и ты можешь задать интересующие тебя вопросы. К примеру, о том парне, - острожно начал прощупывать почву демон. Конечно, чем меньше в итоге будет знать Норберг, тем в большей безопасности он будет. Уважение Крамера, которое заслужил за недолгий срок службы молодой человек, начало обращаться в доверие. Было бы значительно легче принимать особых пациентов, будь личный секретарь в курсе всех нюансов.
Дождь с новой силой забарабанил по стеклу, словно обещая сохранить все происходящее в доме в тайне. Крамер посмотрел на Каина поверх своего бокала, открывая вкус вина заново. Он ждал ответа, откровения, и всем видом давал понять, что не собирается смеяться в лицо нелепицам и домыслам. Мысль о том, что сперва стоило бы испортить парня, а потом уже обсуждать с ним проблемы демонологии, пришла слишком поздно, чтобы что-то уже менять. Так или иначе близость случится, но какова бы она была между двумя равными взрослыми людьми... И какая будет между демоном и испуганным мальчиком?
- Была же причина, по которой ты решил привезти это сверхъестественное существо в клинику, а не сдать в полицию? Неужели ты не испытывал опасений за свою жизнь?
Перед глазами снова встала картина впивающихся длинных когтей в беззащитную плоть Каина. Следовало признать, что демон сильнее беспокоился за сохранность своего секретаря, чем он сам. Привязанность, совершенно нехарактерная для Дитера. Привязанность, которая принесет удовольствие, но так же может доставить уйму неприятностей... Каин становился слабостью Крамера, той самой ахиллесовой пятой, в которую метят многие его недруги.

+3

15

Их общение в клинике было чисто деловым, пусть и с многозначительными взглядами, но в рамках «начальник-подчиненный», а вот сейчас в обстановке близкой к домашней субординация таяла как лед на солнце.
Его «не бойся» острым ножом вспороло сознание, выпуская на поверхность мелкие страхи, которые своими тонкими паучьими лапками оплетали разум. Это было не оцепенение, не ужас, просто мелкий, липкий страх. Ни одно слово Крамера не было сказано просто так. Вопросы, ответы, откровения? Что ж, стоит попробовать. Хуже, чем есть уже не будет.
- В полиции его бы продержали до утра да выгнали. – Каин провел ладонью по ковру, мягко касаясь ворса. – Так как бы никому нет дела до таких маргиналов как он. Тем более, если бы я там сказал, что это чудо выпускает когти, меня бы тоже определили, только в психбольницу.
Норберг начал говорить и уверенность со спокойствием вернулись в голос, не хватало для счастья только душевного равновесия, но откуда оно может взяться в такой непосредственной близости от Крамера и его пристального взгляда? Казалось напряжение было в самом воздухе, еще чуть-чуть и можно будет ощутить его кожей, потрогать руками.
- А до клиники он все дорогу бредил: о Доме, о регистрации, о каких-то крыльях.
Пусть осторожно, но Каин чуть ли не с позволения Дитера сейчас начал медленно пробираться через дебри неведения к тайне, которая не была для него предназначена. Все началось с чертового «Салуса» и неожиданно обнаруженных личных дел vip-пациентов, с тех пор хотелось либо уже наконец обо всем узнать, либо обо всем забыть. Только вот благодаря Тоду, который со злости наградил Норберга шрамом на всю жизнь, забыть как раз и не получалось.
Огонь в камине резко полыхнул, а затем, успокоившись, вновь продолжил гореть ровно и спокойно. Каин пальцами коснулся ножки бокала, зачарованно следя за бликами пламени, играющими на идеальном стекле.
- Вы знаете кто он? Или лучше спросить «что он такое?»
Норберг был уверен, что Дитер знал, не мог не знать. У Каина же не было конкретных мыслей на этот счет. Единственное предположение вокруг чего выстраивались догадки в голове секретаря -  необратимая мутация, возможно на генном уровне. Эдакий герой книги Даррена Шэна, представитель цирка уродов.
Фантомная боль пронзила руку на месте заживающего шрама, возвращая воспоминания того злополучного утра. Ведь дело было не только в когтях.. Каин тогда впал в ступор, совсем не мог пошевелиться, казалось даже мысли замедлились – состояние полной беспомощности. И как тут объяснить все опираясь на науку? Гипноз? Но что-то Тод не тянул на высокопрофессионального психолога, способного ввести в транс одним взглядом.
Каин поднял бокал и сделал небольшой глоток, прикрыв на секунду глаза. Словно и не с ним это все.

+2

16

Конечно Дитер знал. И о крыльях, и при том не по-наслышке, и о Доме, и о существах, отличных от людей как физиологически, так и духовно. Но стоило ли сейчас пугать человека, чье тело непрерывно манило демона совершенно бесстыдным образом?. Сомнительно, что Каин осознавал степень своей сексуальной привлекательности. В каждом жесте его, в том, как к примеру, он взял в руки бокал, в том, как скользнул небрежной мгновенной лаской ухоженный пальчик по полированному до блеску тонкому стеклу, дрожало сводящее скулы сладострастие.
Крамер слушал исповедь секретаря, но мысли его путались, сбивались в зону интимности, близости, желание которой было уже сверх любого терпения.
А еще эти запретные темя для разговоров!
Дитер спрятал свое нетерпение, вновь закурив сигарету, - Его слова не голимый бред, Каин.
Хорошо вот так, вдали от объекта повышенной опасности рассуждать о его сущности. Возможно, при помощи этого разговора, человек подготовится к новой встрече, а возможно, завтрашним же утром побежит сдавать Крамера и его пациента в полицию. А может в специализированную больницу, где лечат Икаров и Наполеонов. Конечно, демон не допустит ареста или обследования докторами, но перспектива возни с чиновниками и детективами не радовала. И еще больше огорчило бы предательство его верного секретаря.
Риск - дело благородное. К тому же Крамер уже придумал, как подать информацию наиболее мягко и неполно, таким образом, чтобы успокоить человека и не выдать себя.
- Такие как Тод бывали и раньше. Мне встречались они несколько раз за время моего сотрудничества с Домом, - абсолютная правда давалась с трудом, но ложь демон считал ниже своего достоинства, - до конца их природа не известна, и ученые Дома, организации, что занимается ограждением обычных людей от подобного рода существ, дали им кодовое наименование  "Потомки". По моей личной теории, признаки животного происхождения, проявляющиеся у Потомков - не более чем атавизм, как повышенная волосатость или четыре и более сосков. Встречается редко, но не является чем-то сверхъестественным.
Крамер говорил спокойно и размеренно, словно читал лекцию студентам. Он надеялся, что объяснение, выданное им, отвлечет внимание Каина от персоны начальства, а Дом останется в восприятии человека всего лишь засекреченным государственным институтом по изучению патологий, связанных с атавизмами и иными животными признаками.
- Надеюсь, все, что я сообщил тебе сейчас, останется между нами. Иначе я могу лишиться научной деятельности, которой я посвятил некоторое количество своих лет, - стоило дать секретарю почувствовать вкус власти над заведомо более сильным человеком, коим он считал Крамера. Идеальный начальник признается в своей слабости, имеет тайну, о которой никто не должен знать, но в которую уже посвящен его подчиненный. Разве это не высшая степень доверия? Демон вскользь взглянул на парня, словно проверяя его душевное состояние, после чего уделил все свое внимание огню. Пора было подкинуть дров в камин, но напряжение, возникшее во время разговора между двумя существами, не давало пока возможности к смене обстановки или резких движений. Пришлось просто пошурудить кочергой имеющиеся головешки, которые тут же вспыхнули неровным пламенем и зазолотились снопом искр.

Отредактировано Дитер Крамер (05.06.2014 04:44:56)

+3

17

Каин слушал внимательно, настороженно, обдумывая каждое слово Дитера. Все сказанное казалось настолько логичным и правильным, что возникали сомнения в правдивости начальства.
Так бывает, когда тебе показывают одну сторону медали, ту, что выгоднее смотрится, оставляя все самое неприглядное скрытым. Причин врать у Крамера не было, причин недоговаривать – слишком много.
Потомки значит.. Существа чье происхождение вызывает кучу вопросов, а существование – ставит под сомнение всю теорию эволюции? Забавно.
Оставался открытым теперь один вопрос: при чем тут крылья? Они не тянули на атавизмы никаким боком. Каин мог понять когти, хвосты, даже мохнатые пятки, как признаки, оставшиеся от предков. Но..оперение?
И если задача Дома ограждать человечество от потомков,  значит, vip-клиенты в клинике к ним не относятся? Или все упирается в деньги? Было еще столько вопросов, на которые нужны ответы, ведь той информации, что дал сейчас Дитер было мало. Она лишь раззадоривала любопытство, побуждая в дальнейшем на попытки докопаться до истины. И эти попытки будут, Каин был уверен, что не сможет сдержаться.
- Все останется между нами.. – Норберг смотрел как искры, взметнувшись вверх, плавно осыпаются вниз. Он не собирался никому ничего рассказывать, и не потому, что ему некому было рассказать, скорее потому, что звучало все на грани реального и мифологического бреда. Не увидел бы когти собственными глазами – не поверил бы.
Слова давались с трудом, но говорить было нужно.
- Я никогда не думал, что подобные отклонения возможны в природе.
Получается, что эти Потомки не такое уж и редкое, феноменальное явление, раз этот самый Дом создан с целью контроля над этими существами. И видимо хреново контролирует, раз один из них махает когтями направо и налево.
Мир в глазах Норберга сейчас менялся, в него добавлялись новые малоприятные составляющие, неотъемлемые части бытия. Секретарь чувствовал себя представителем Средневековья, которому прямо в глаза уверенно заявили «Вообще-то земля круглая!».
Жарко..Каин расстегнул манжеты, подворачивая рукава. Почти заживший шрам на руке сейчас легонько покалывало, видимо из-за того, что швы только-только сняли. В памяти снова вспыхнул образ Дитера, наклонившегося к рубиновой капле крови. Каин сухо сглотнул, сжав пальцами ножку бокала.
Сегодня много чего останется между ними, и видимо не только этот разговор.

Отредактировано Каин Норберг (05.06.2014 14:08:45)

+2

18

- Когда я столкнулся с существованием Потомков, я был ошарашен еще больше, чем ты. Современная медицина разводит руками, мол не может быть таких существ, но мы же их видим.
И снова - чистая кристальная правда. Крамер пытался исследовать свою собственные плоть и кровь, когда начал ощущать рвущиеся наружу демонические голод и силу. Но те отклонения, что он смог заметить были ничтожны, и никак не могли влиять на его таланты в области влияния на сознание людей и умение насытиться от мощных эмотивных зарядов. Когда же в Доме ему открыли крылья, которые даже не пытались пробиться через рациональную стену цинизма и неверия, Дитер чуть было не сошел с ума, с трудом принимая факт существования существ иной формации. И собственную к ним принадлежность. Но рассказывать о своих переживаниях он не стал. Хватит на сегодня стрессов для человеческих нервов?
Дитер в очередной раз поражался устойчивости своего секретаря. Каин поверил словам демона, но не выказал чрезмерного удивления. Можно было  уже начинать откровенно сомневаться в нормальности психики парня. Или его спокойствие - лишь годами отточенная маска, настолько въевшаяся в кожу, что граница между настоящим и искусственным стала практически неощутимой?
Огонь вновь полыхнул яркой вспышкой, найдя нетронутый им еще участок бревна. Демон молчал, давая человеку переварить услышанное. Вино же заполняло паузу, согревая изнутри, одаривая своим богатым ароматом. Прошло несколько минут, после чего Крамер поднялся со своего места, оставил пустой бокал на полном яствами столе и принялся подкидывать аккуратные поленца в прожорливую пасть пламени. Простое действие, незамысловатое и какое-то примитивное, непривычное для городского жителя вызвало приятные ощущения. Как и близость секретаря.
- Все в порядке, Каин?
Крамер закончил кормить камин деревом, подошел к сидящему на ковре парню,  склонился над ним и по-отечески погладил тыльной стороной ладони его щеку. Гладкая, теплая, живая... Не похожая на маску безразличия и хладнокровия, за которой прятался оголенный нерв души человека.  Манящая. Контакт с кожей секретаря не хотелось разрывать, но пугать его еще больше демон посчитал излишним. Впереди обещанием наслаждения маячил вечер, который растворит все барьеры, а сейчас нужно было привести парня в чувство, отвлечь его от мыслей о новом мире, в котором он оказался волею беспощадной судьбы. Обладай демон тонкой натурой и талантом сопереживания, он наверняка остро ощутил бы жалость к несчастному мальчишке, попавшему в водоворот смертельно опасных событий.
- Если ты не голоден, то можем сыграть партию в бильярд либо проинспектировать сауну. На твой выбор. Все же мы приехали отдыхать, а не обсуждать тайны этого мира, - улыбка, адресованная Норбергу сияла теплом и спокойствием. Дитер протянул руку, подтверждая свое приглашение открытым жестом.

+2

19

Сколько людей в мире знают о существовании Потомков? Как много самих Потомков среди нас? Ведь по сути, они ничем не отличаются от обычных представителей рода человеческого, до тех пор пока не проявится их звериная сущность. Не из-за них ли тогда возникли все эти мифы и легенды об оборотнях? Человек превращается в полнолуние в волка: отрастает шерсть, зубы, когти. Конечно утрированно, но в те далекие века воображение плюс доля здравого преувеличения как раз и рождали все эти сказания. Передаваясь от одного поколения другому, обрастая все новыми подробностями.
Дитер казался спокойным, Каин – пытался казаться спокойным. На простой вопрос Крамера, все ли в порядке, захотелось ответить «нет». В самом деле, как может быть все в порядке и нормально после того как тебя просто ставят перед фактом существования кого-то отличающегося от нас в этом мире. Еще столько терзающих сознание вопросов, требующих ответа. Но..
- Все в порядке, - Каин поднял взгляд на Дитера ровно в тот момент когда теплая ладонь так заботливо коснулась его щеки. Такое нежное и легкое прикосновение, совершенно не вписывающееся в их отношения, отодвинуло на второй план все мысли о существах иррациональных, до конца не изученных. Знал бы Крамер, какие яркие всплески эмоций вызывают в душе его секретаря, какие чувства зарождают все эти на первый взгляд невинные касания. Норберг сильнее сжал ножку бокала.
- Я думаю, сауну мы еще успеем проинспектировать, - он чуть помедлил, но все-таки взялся за предложенную руку, поднимаясь с ковра. Действительно, разговоры о тайнах этого мира подождут. Пока ему вполне достаточно той информации, что рассказал ему Крамер. Пока… Все остальное при желании он постарается нарыть сам.
- Давайте все-таки бильярд, - Каин допил свое вино и поставил пустой бокал на стол рядом с бокалом начальника. Игра хоть как-то могла сейчас привести в порядок бардак, что царил в мыслях секретаря клиники «Золотые небеса».
В бильярд Каин играл сносно. Да, это было как раз то слово, описывающее уровень Норберга - сносно. Что-то среднее между «отлично» и «кто подпустил его к бильярдному столу!?». Как правило все зависело от удачи. Каин не умел рассчитывать траектории, хоть всегда честно старался просчитать последствия удара кия по шару. Вот и получалось, что попал-не попал зависело лишь от фортуны.
- Только я далеко не мастер в этом деле, - честно сознался Норберг, покидая вслед за Дитером гостиную.

+2

20

Действительно, из Норьерга хорошего противника не вышло. Удача, на которую, видимо, и рассчитывал при своих ударах секретарь, в бильярде решает не больше, чем в шахматах. Несмотря на победу всухую и откровенно скучную игру, Крамер получал удовольствие от процесса, и особенно - от видов, которые ему открывались. Увлекшись, Каин облизывал губы, поглаживал полированную поверхность кия, склонялся низко, прицеливаясь, подставляя упругую пятую точку под жадные взгляды начальства. В общем, творил осознанно или нет все то, что было необходимо для соблазнения и без того увлеченного им демона.
В коротком перерыве между партиями Крамер принес еще одну бутылку вина и бокалы. Напряжение, витавшее в комнате с камином, почти исчезло, уступая место азарту игры секретаря и интересу иного рода начальства. Бильярдная находилась на втором этаже, в ней отсутствовали окна, но гроза все равно давала о себе знать бесконечной дробью по крыше. Единственная музыка, гармонирующая с дождем, по мнению демона, это клавишный джаз... По велению нескольких прикосновений к пульту управления ожил музыкальный центр, несколько старомодный, проигрывающий диски, и пространство наполнили острые капли звуков фортепьяно. Каин расставлял шары на вторую партию, казалось, музыка его нисколько не потревожила.
- Может поставим ставки? Поговаривают, что нет лучше стимула, чем возможность потерять что-то, - сквозь сигаретный дым предложил хирург. На эту мысль его натолкнули хриплые переливы джаза,  У него были особые планы на продолжение вечера, но к ним следовало подступать осторожно, постепенно, красться, как это делает рысь бесшумно, чтобы не спугнуть свою жертву.
- К примеру, если ты проиграешь, то выполнишь три мои желания, - демон сделал глоток вина и убрал бокал в сторону, на полку, чтобы случайно не уронить его в процессе. Активной игры, конечно же...
- Если проиграю я, то так же последую твоей воле ровно три раза, - откуда взялось это магическое число "три"? Джины исполняют не больше не меньше желаний, братьев в сказках чаще всего трое, даже закономерностью случайность начинают считать с третьего раза. Но в этом случае Дитеру было мало одного или двух, так же много было бы четыре или пять... Три, вот идеальное количество повелений, на первый взгляд невинных, но ведущих к тропе, с которой не будет возврата. Конечно, назначать такую ставку было несправедливо - Крамер был значительно опытней в бильярде, поэтому, предвидя возмущение секретаря, и чтобы сделать победу более сладкой, он внес и следующее предложение:
- Я дам тебе фору в три биллия. В начале игры, конечно.
Серия ударов до первой ошибки, подряд... Все те же три магических раза. Серьезный шанс на победу, но только если воспользоваться им с умом.

+3


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 16.03.2013 У темного-темного озера


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC