Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 16.03.2013 У темного-темного озера


16.03.2013 У темного-темного озера

Сообщений 21 страница 40 из 44

21

Проиграл. Каин даже не был удивлен результату, хотя искренне старался, пытаясь сосредоточиться только на игре. Кий скользил в руках, удары были почти идеальными, отполированные шары круглыми боками сталкивались друг с другом, но так и не попадали в лузу. Через несколько минут после начала партии азарт вытеснил ненужные мысли о Потомках, но выиграть так и не удалось. Что ни говори, но удача от Норберга отвернулась. К тому же отвлекали двусмысленные взгляды Крамера, которых Дитер не скрывал, а секретарь не мог не замечать. Да и вино подогревало и без того горячую кровь, разгоняя ее по венам.
В бильярдной время шло как-то по-другому. То ли из-за шума тяжелых капель барабанящих по крыше, то ли из-за отсутствия окон, но они оказались отрезанными от мира. Здесь никто не мог их потревожить, нарушив уединение, выдернув из атмосферы томительной недосказанности. Звуки музыки ласкали слух и, сливаясь со звуками дождя, перерождались в единую мелодию.
- Ставки? – Норберг поднял удивленный взгляд от шаров, расставленных на идеальном сукне бильярдного стола ровным треугольником, на Крамера.
Предложение было интересным, а главное, та серия ударов, которую предложил пробить Каину начальник, хоть как-то могла уравнять их шансы. Или создать видимость этого.
Три желания..три желания это много, к тому же Норберг понятия не имел, что можно попросить исполнить собственного начальника, если он вдруг выиграет. Тем более три раза.
- Хорошо, давайте сыграем, - Каин потер маленьким кусочком мела наконечник кия, причин отказываться не было. К тому же отказать, значит, проиграть заранее, так почему бы не рискнуть.
- Серия ударов, да?
Норберг склонился над бильярдным столом, кий скользнул по расставленным пальцам и пирамида разбита.
Везение Норберга закончилось на третьем ударе, когда кий неудачно попал по битку, а прицельный шар вместо запланированной лузы, глухо стукнулся о борт стола. Каин тихо чертыхнулся, откладывая кий. Как ни крути, а тягаться с Дитером было плохой затеей. Нужно включить в список своих непреложных правил пункт: "Не играть с начальством под желания при его явном преимуществе".

Отредактировано Каин Норберг (11.06.2014 02:05:46)

+2

22

Все в этом небольшом алькове спокойствия обретало иные очертания, стоило только в нем появится Норбергу. Взять хотя бы эту бильярдную, в которой Крамер провел ни один вечер в компании существ, коих он мог назвать своими приятелями или собственной персоны и размышлений, к коим так располагала игры, требующая сосредоточения и рассчета. В комнате всегда присутствовал красный цвет: лепестки на изысканных обоях цвета мокрого мха играли приглушенными красками алой осени, абажюр, низко свисающий над благородным зеленым полотном так же привлекал взгляд опасным контрастом. Красный - цвет страсти и крови. И именно в этим был так притягателен Каин, столь живой и сосредоточенный сейчас. Откровенно говоря, Крамеру, наблюдающему за игрой в фору, даже стало любопытно проиграть. Он, конечно, стремился контролировать все и вся, но еще больше он любил водить за нос, давая почувствовать мнимую власть. Вложить воззжи в ладони секретаря, но случайно забыть сказать ему, что лошади слушаются только определенных команд, и затем посмотреть, что из этого выйдет...
Расстроенное личико Норберга возвестило о потере преимущества. Крамер перевел взгляд на поле, где в совершенном беспорядке и хаосе расположились шары. Играть после новичка было еще забавнее и неожиданней, ведь он то загонял шары в совершенно патовые позиции, то подставлял их для прекрасной комбинации своего противника. Очередная сигарета осталась забытой в пепельнице, а демон даже закатал рукава рубахи, слегка изображая осознание серьезности своего положения.
Удар, прицел... Удар еще. Три прекрасно расставленных Норбергом шара ушли в лузы, а Дитер еще не решил для себя, что ему хочется в данный момент больше - разложить свое секретарское сокровище прямо сейчас на сукне, или поиграть еще в кошки-мышки. Ничья в данном виде игры не предполагалась, так что предстояло решиться следующим же ударом.
Как ни странно, ответ пришел сам собой - опьяненный потаенными желаниями и добротной порцией вина, Крамер сделал ошибку, поставив шары для себя в неловкое положение. Теперь даже притворяться не придется, вышибая из угла столь плотно стоящие мишени.
- Что ж, я констатирую вашу победу, Каин, - кий демона лишь слегка коснулся одного из злосчастных шароф, тем самым нарушая их группу, выстраивая в четкую линию для одного красивого удара. Не надо быть профессионалом, чтобы вогнать такую подставу в лузы.
- Добивайте, - Крамер отошел в сторону от стола, налил себе еще вина и закурил новую сигарету. В его улыбке, адресованной секретарю, не было и капли фальши. Если Норберг выиграет, это будет почти... Почти честно.

+2

23

Идеальная расстановка шаров для идеального удара, это было так просто, что даже не верилось. Судьба решила преподнести очередной сюрприз и в этот раз вполне приятный. Норберг склонился над столом, прищуриваясь. Дело оставалось за малым, лишь подтолкнуть и направить шар в лузу. Звонкий стук, партия.
- Желание.. - в одном звучание этого слова, сорвавшегося с губ было гораздо больше, чем во всех взглядах Крамера, во всех мимолетных касаниях, но как бы не раздирало все внутри от жгучей жажды прикоснуться пальцами строго очерченного подбородка и провести вверх по скулам, надо было держать себя в руках. Вино играло сейчас с секретарем злую шутку, позволяя маленьким монстрам, что томились в подсознании выползать наружу. Ведь сейчас их ничто не сдерживало: ни дышащая на ладан субординация, ни мнимые, выставленные собственным самосохранением барьеры. И та черта, за которую категорически нельзя заступать, расстворилась.
Каин присел на край бильярдного стола, слушая переливы музыки, поставил кий на пол, оперся о него ладонями. В его душе сейчас был исинный восторг от победы, ведь до последнее он думал, что проиграл и почти приписал себе поражение.
Три желания. По сути, можно попросить все что угодно. Все.. что угодно, один из вариантов уже крутился на языке, но в слова еще не был облачен, потому что трудно просить начальство сделать что-то выходящее за рамки деловых отношений. А требовать – что-то пресное, простое и не интересное – банально.
- Господин Крамер, - тихо произнес секретарь, прищурившись, - надеюсь бестактность Вы мне простите..По клинике ходят слухи, что вы прекрасно танцуете..
Конечно, эти слухи касались то ли вальса, то ли танго, но сейчас не это было важно.
- Станцуете… приватный танец?
Желание не такое уж редкое в играх на спор, но то, что Норберг озвучил его своему начальнику, делало это желание..опасным. Был высок процент того, что Норберга поднимут на смех, укажут на его место, обозлятся или просто проигнорируют, но позвольте, разве не сам Крамер говорил о возможности что-то потерять.. Ставки были сделаны, проигравший обозначен, и Норберг хотел получить ему причитающееся. Отказываться же от своего выигрыша он не собирался, хотя бы потому, что будь на его месте Крамер, он бы получил от секретаря свои три желания не раздумывая.

Отредактировано Каин Норберг (15.06.2014 20:55:38)

+4

24

Каин не промахнулся, что означало, что подстава осталась нераскрытой, а Дитер - все еще превосходный актер. Не ускользнула от внимательного взгляда демона и искренняя неожиданная радость победы, сменившаяся сперва поволокой растерянности, которая уступила вскоре место откровенно лисьему выражению лица секретаря. Обычно с таким вот лицом он являлся в кабинет начальства, чтобы доказать Крамеру какую-то ошибку в рассчетах, которую он, Каин Норберг, нашел и исправил. С одной стороны в этой эмоции скользил колкий страх перед руководством, не любящим, когда его тыкают в собственные ошибки, с другой - неоспоримая смелость и наглость, базирующуюся на платформе "все во имя дела". Но интрига длилась недолго, и Крамер толком не успел погадать шарады настроений своего секретаря, поскольку Желание было озвучено.
Первые несколько секунд сероглазый мужчина никак не реагировал, спокойно докуривал сигарету, улыбчиво разглядывая сияющую мордашку победителя. Затем рассмеялся. Да уж, он то расставлял сети, раздумывал, как по-ласковее и не травматично затащить аппетитную тушку подчиненного в постель, а в итоге сам оказался под прицелом. Но разве это рушило его планы?
- Норберг, вы разочаровываете меня, - демон оставил бокал там же на стойке и плавно, почти под музыку ослабил галстук, - я ожидал, что ты человек рациональный, потребуешь прибавку к зарплате или дополнительные отгулы. Но променять одно желание на сомнительное удовльствие наблюдать непрофессиональную пародию на стриптиз...
Дитер покачал головой, аккуратно сдергивая с шеи свободный от узлов галстук. Узкая полоска ткани, элегантным полозом скользнула по его груди, затем оказалась в руках. По одному концу в каждой ладони.  Сделав пару шагов в сторону секретаря, демон накинул на его плечи галстук, притянул к себе, так, что без труда видел собственное отражение в широких его зрачках.
- Потанцуем? - музыка, откровенно говоря, слабо подходила под парные танцы, но Крамер неспеша развернул парня от стола, и на манер вальсового шага повел его по свободному пространству комнаты. В неспешных движениях они не касались друг друга, связующей нитью стали лишь неотрывный взгляд демона и полоса крепкой дорогой ткани. Как только ведущий почувствовал отдачу партнера, увидел его понимание коротких и плавных шагов, ненужный теперь элемент гардероба невесомо слетел на ковер под ноги танцоров. Все еще не касаясь, но ощущая магнитизм между телами от этого особо остро, Крамер поднял руки к груди и в том же ритме неторопливой, дождливо томной музыки начал расстегивать пуговицы на рубахе. Одна пуговица - один шаг. Скромная пауза, заполненная огненным взглядом, затем еще одна пуговица и шаг, продолжающий томное противостояние желаний и разума. Эта игра все больше нравилась Дитеру, но теперь ход ее повернулся в иную сторону.
- Ваше желания выполнено, мон шери? - музыка кончилась на предпосленей пуговице. Демон замер, улыбчиво разглядывая секретаря. Как ни крути, а танец вышел совершенно приватным, пусть даже и оголение было частичным, в рамках приличия.

Отредактировано Дитер Крамер (17.06.2014 02:42:19)

+4

25

Иногда танцем можно сказать больше, чем словами. Как бы мы ни пытались облачить в слова все наши эмоции и чувства, сказанное – всегда является пародией на то, что творится у нас в душе.
Тонкая полоска скользнула по шее, вовлекая Норберга в танец, делая его соучастником. Хотя так не должно было быть. Секретарь планировал лишь понаблюдать, но никак не участвовать в этом танце. Хотя все приличия были соблюдены: их тела не касались друг друга, хоть расстояние между ними было опасно мало. Стоило всего лишь протянуть руку, чтобы коснуться пальцами груди, стоило оступиться, чтобы в следующее мгновение начальник и его подчиненный столкнулись, но..
Плавных шагов по ковру почти не слышно, музыка, рассыпающаяся мелодиями по комнате, вплеталась в ритм шагов, делая их точными, четкими. Их движения почти синхронны, хотя Норберг смотрит лишь в глаза Крамера.
Будучи студентом выпускного курса Каин, как и положено ученикам, готовился к балу по поводу окончания университета. И самое первое правило, которое пришлось запомнить парню было как раз это – в танце нужно смотреть в глаза партнеру и только так можно понять, как он двигает и каким будет его следующий шаг.
Галстук неслышно упал на ковер, Норберг даже не обратил внимания на такую незначительные сейчас деталь, потому что его взгляд был прикован к незатейливым действиям Дитера, пуговица за пуговицей, под легкую музыку начальник обнажался.
Каину было жарко и почему-то только тогда, когда рядом находился Крамер. Вот и сейчас..
Дело было не в танце и даже не в выпитом вине, просто напряжение между ними росло в этом доме, отрезанном от цивилизации, с катастрофической скоростью. Выйдя из машины и шагнув в холл Каин думал, что они посвятят выходные работе. Но вот сейчас в серо-зеленых глазах секретаря можно было прочитать совершенно другое, далеко не о работе думал юноша.
Музыка оборвалась, оставив незаконченным танец и нерастегнутыми последние пуговицы. Норберг выдохнул, он не знал радоваться надо или расстраиваться от того что Крамер, так и не снял рубашку. С одной стороны секретаря лишили возможности лицезреть полураздетого начальника, с другой – спасли от собственного провала: Норберг мог сорваться с любую минуту. Эта опасная игра перестала быть забавной и милой. Каина тянуло к Дитеру словно магнитом.
- Не до конца, - стоило замолчать, согласиться, что желание исполнено и вернуться к бильярду, вину, да хоть к чему-нибудь, но желательно подальше от Крамера, но нет же, язык мой враг мой – У Вас остались еще две пуговицы..и рубашка.
«И штаны..» - услужливое воображение в красках расписало последующее раздевание начальника, только уже почему-то не под музыку и совершенно для других целей. В горле пересохло, Каин бросил взгляд на бокал вина, оставленный на бортике стола.

+3

26

Нет-нет, здесь не могла таиться ошибка: Дитер всем нутром своим ощущал ответное желание человека, его боязливую пока еще страсть, его нереализованные и постыдные лишь для него самого желания. Обычно серьезное и строгое лицо хирурга в сегодняшний вечер слишком часто расцветало улыбками, и в очередной раз он не постеснялся изменить себе - одарил секретаря ироничным изгибом губ, - приватный танец - это не стриптиз, Каин. И я не ошибся, ты загадал именно танец...
На этом стоило все оборвать, отстпупить, давая свободу телу, мыслям и душе человека, но ведь и демон попал в ловушку магнитизма, из которой не спешил искать выхода. Крамер поднял руку, коснулся тыльной стороной ладони щеки подчиненного, тем же самым ласковым жестом, что и недавно в каминной комнате. Невинный, ничего не значащий кроме заботы момент соприкосновения двух тел в этот раз вызвал целый сомн чувственных переживаний, электрическими разрядами пронзивший каждый нерв от кончиков пальцев по позвоночнику и далее... До кончиков крыльев.
Крамер едва удержал их на месте - стол сильно было желание взорваться своей истинной сущностью. Вместо этого, он сделал то, о чем давно уже грезил - поцеловал сладкие губы Нобрерга.
Стоит ли описывать поцелуй, к которому шел год, а может и больше. Ох не зря Дитер хранил и берег секретаря от собственных посягательств. Божоле по сути своей неплохо, но нет в нем богатства и глубины, коими наполненно выдержанное марочное вино. Так и этот поцелуй - соблазн и запрет сделали его упоительно-томным, тягучим и в то же время жадным. Крамер сохранил дистанцию, но вплел пальцы в волосы на затылке парня, не позволяя тому отстраниться, пока не закончилось глубокое и подробное исследование нового долгожданного вкуса.
- Это вместо оголения, мон шери, - теплый шепот в губы обозначил финал поцелуя. Крамер отстранился от секретаря и прислушался к собственным ощущениям и звукам снаружи. Да, гроза явно шла на убыль, чего не скажешь о буйстве чувств разыгравшихся внутри небольшого загородного дома у озера. Послевкусие поцелуя Дитер не спешил сбивать ни сигаретой,  ни вином, но паузу, неловкую, и тем самым столь изящно-привлекательную, следовало чем-то заполнить.
- У тебя еще два желания, Каин. Дать тебе время подумать? Или ты уже решился? - кончик языка неспешно прогулялся по губам, словно собирая остатки вкуса другого человека, прикосновения к нему, интимного и горячего. Взглядом демон следовал за зрачками Каина, не отпуская этот контакт ни на мгновение.
Музыка загромыхала вновь, теперь быстрая, рваная, отчего-то настырно хлещущая латино-американскими мотивами.

+5

27

Лучше бы Дитер оставался на месте, лучше бы не приближался. Норберг слышал, как стучит о грудную клетку собственное сердце, видел, словно в замедленной съемке, как на губах Крамера расцвела очередная улыбка. Секретарь выиграл партию в бильярд, но проиграл в противостоянии напряжения и нереализованных тайных желаний. Этот поцелуй был неожиданным, пьянящим, стирающим все грани разумного.
Каин сорвался в пропасть собственных желаний, летел вниз спиной, чувствуя, как его предают собственные эмоции, собственное сердце, он падал, уже не надеясь на спасение. Время потеряло свое значение и все вокруг перестало быть значимым. Он пропал.
Пока длился поцелуй, Каин, кажется, забыл, как дышать. Стоило Дитеру отстраниться, как секретарь шумно вдохнул, закрыв на секунду глаза. Он больше не мог сохранять в себе все буйство эмоций, поэтому сейчас реакция на чужие губы, так своевольно накрывшие его, была на виду Крамера: Каин чувствовал, как горят румянцем щеки, как напряглось все тело, он мог поспорить на всю годовую зарплату – зрачки его расширены, выдают с головой.
Каин не отводил взгляда, к чему, если у тебя и так все на лице написано?
Секретарь закусил нижнюю губу, скользнул по ней языком. Черт, еще так остро чувствовался вкус этого запретного поцелуя.
Норберг вернулся в реальность вместе с вопросом Крамера, хотя предпочел бы остаться в своих мыслях, чтобы привести их в порядок. Ему это сейчас было очень необходимо. Ведь не маленький мальчик, а реакция на простой поцелуй столь открытая и чувственная, будто бы он ждал этого момента всю свою жизнь.
- Я помню, - Каин кивнул, отвел глаза, точка предела достигнута, выдерживать взгляд Дитера стало тяжело. Еще два желания.
Ему бы время, чтобы расставить по местам собственные чувства, ему бы время, чтобы решить для себя, как вести себя дальше. Вот сейчас стоило бежать, искать или придумывать причины, по которым Норбергу нужно срочно вернуться домой.
- Мне нужно время подумать..
Над чем? Над желаниями? Над происходящим сейчас? Чертова противоречивость давила неподъемным грузом. О каких желаниях могла идти речь, если единственное о чем сейчас мог думать Каин, это о пьянящем, жарком поцелуе, пальцах в волосах и опасной близости. Если разум кричал «беги! спасайся!», а душа и сердце тянулись к погибельному омуту серых глаз, жаждали крепких объятий и страстного продолжения сегодняшнего вечера.
- Но думаю с бильярдом на сегодня все, - Норберг взял в руки бокал с вином, но пить не стал, лишь беспокойно взглянул на блики света по идеальному стеклу, поднял глаза на Крамера и попытался улыбнуться. Улыбка вышла неискренняя и напряженная.

+2

28

Смятение на лице секретаря было неожиданным и приятным. Норберг мастерски владел собой, достаточно вспомнить для примера ситуацию с когтястым потомком, искромсавшим его друзей, а тут из колеи сдержанного молодого мужчины, уверенного в себе и своем мире, выбивает один поцелуй. Это приятно грело душу и льстило самолюбию демона. Возможно, будь секретарь чуть настойчивей, чуть грубее и откровеннее в своих желаниях, они уже бы перешли границу, скатились бы в омут объятий, уходя с головой в трясину удовольствия, столь пленительную, что даже смерть останется незамеченной.
Крамер проследил за маленьким розовым пятнышком языка, повторимшим его собственное движение, заметил и момент, когда Норберг сдался и отдал ветвь первенства начальству в игре "пронзи меня взглядом, детка". Пора было переходить к играм более серьезным.... Демон опустил взгляд на грудь парня, затем ниже, на его брюки, ощущая как до покалываний в кончиках пальцев искрится энергия либидо, желание коснуться, получить ответ тела. Крамер и так слишком долго ждал, чтобы оттягивать момент, и сделал паузу лишь для того, чтобы вновь восхититься удивительно привлекательными чертами лица и фигурой своего подчиненного. Он даже благородно дал ему время перевести дыхание и отпить вина, после чего вновь сократил дистанцию, на сей раз властно притянул к себе, обнимая за талию. Норберг был почти такого же роста, что вполне устраивало демона. Без слов и успокаивающих фраз губы ринулись исследовать чужое пространство, собирая вкус вина и человека, впитывая его тепло, силу, целуя его уста с жадностью голодного зверя. Свободной рукой Крамер скользнул по ряду пуговиц на рубашке секретаря, безжалостно открывая проход к телу, пускай и с жертвами для его гардероба. Целовать, искать на теле страстными прикосновениями изъяны и не находить их, скользить языком внутрь, почти насиловать манящий, все еще пахнущий терпкой сладостью винограда рот... Ладонь опустилась ниже, чтобы поглаживая и дразня, сжимать, ощупывать плоть парня, в очередной раз убеждаясь в ответном чувстве. И целого мира мало.... Крамер дал своей жертве возможность дышать, ведь еще осталось множество мест, где не побывали чуткие губы хирурга. Не закрывая глаз, влажными, продолжительными поцелуями он заструился по скулам и шее секретаря, вдыхая аромат чистой кожи с легким налетом парфюма, фиксируя каждый томный вздох и легкую дрожь мелкими укусами, не способными оставить долгий след, но вносящими в ласки острую перчинку на грани боли. Он желал... Желал прямо здесь и сейчас, уже не слыша музыки кроме часто колотящегося человеческого сердца, его сбившегося дыхания и шелеста одежды.

+4

29

Норберг сам того не ведая попал в ловко расставленные сети демона. Даже не сети.. скорее паутину. И как теперь не барахтайся, увязать в ней будешь все сильнее и сильнее.
Каин даже не успел прийти в норму, да и вряд ли бы теперь это потребовалось. Его резко притянули за талию, и весь воздух словно выбило из легких. Он задохнулся от нехватки кислорода, губы обожгло чужим горячим дыханием, а последующий по-настоящему наглый поцелуй подавил все возможные протесты со стороны секретаря.
Сердце бешено заколотилось, предательски пропуская удары, но о попытках отстраниться не было и речи. Норберг сдался. Пошел на поводу собственных чувств и эмоций, которые с каждым прикосновением Дитера к телу, к обнаженной коже разгорались ярким пламенем всепоглощающего желания и тянущим возбуждением внизу живота. Он мог сколько угодно отрицать очевидное, но реакцию собственного тела скрыть бы вряд ли удалось.
Каин не заметил, как рефлекторно дернувшись на откровенные прикосновения Крамера к паху, задел рукой почти пустой бокал, но отчетливо услышал звук разбивающегося стекла, вместе с которым сейчас разбивались в сознании Норберга последние хрупкие преграды между ним и его начальником.
Он в ответ скользнул ладонями по обнаженной груди Крамера вверх, наслаждаясь прикосновениями к чужому и такому желанному сейчас телу, а сам уже плавился от поцелуев, чередующихся с легкими укусами по коже, от бесцеремонных поглаживаний через ткань брюк по уже порядком возбужденной плоти. Душно, жарко..невозможно жарко.
Все было так закономерно, и так просто. В доме, за полсотни километров от городской суеты, нервной работы, обязательств и проблем, они, разделяя одно на двоих безумие, сорвались. Каин не думал, что все так обернется, не думал, что именно сегодня они переступят эту грань дозволенного. Но иначе он уже не хотел и жалеть ни о чем не собирался. Потому что не о чем жалеть. Когда сердце разрывает от страсти, душу переполняют настолько живые, чистые эмоции, что хочется кричать – все кажется правильным.
Пальцы вцепились в плечи и Каин потянул Дитера на себя, отступая спиной к бильярдному столу, ловя помутневшим от возбуждения взглядом темный от желания взгляд Кремера.

+2

30

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+4

31

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

32

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

33

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Каин Норберг (06.07.2014 04:08:23)

+3

34

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

35

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

36

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

- Любые слова будут банальны, не правда ли, Каин, - теперь, когда желаемое было достигнуто, крепость взята,  а защитники ее безоговорочно капитулировали, казалось интерес  будет потерян, но нет... Дитер вновь впивался взглядом в тонкие пальцы секретаря, в его развратные фарфоровые колени, предательски дрожащие ресницы, румянец на щеках, коему позавидовала бы любая девица, не достигнувшая еще совершеннолетия. А запах... Он устойчиво въелся в память демона, этот теплый аромат летнего свежего вечера с легкой крапинкой мускуса. Теперь этот запах всегда будет напоминать о горячем тугом теле, выгнувшемся дугой под напором страсти, о призывно распахнутых губах, о впивающихся в самые недра сознания стонах, способных излечить даже самого безнадежного импотента.
Одной сигареты, чтобы полностью привести мысли в порядок, Крамеру оказалось недостаточно. Он закурил следом вторую, борясь с желанием схватить секретаря на руки и унести под струи воды, где без сомнения придется поддаться соблазну снова.

+4

37

Каин выгнулся, резко выдохнул, чувствуя последние финальные движения Крамера и тепло заполнившее его теперь изнутри. Тело пылало от каждого прикосновения, и когда Дитер вышел из него, Каин раскинулся на столе, тяжело дыша. Он закрыл лицо руками, медленно возвращаясь в реальность: они в доме у озера, вдвоем, приехали на выходные поработать..Черт, о какой работе может быть речь, его только что разложил на бильярдном столе собственный начальник, причем без сопротивлений с его стороны. Завтра будут предательски болеть мышцы, напоминая о произошедшем, а желание повторить все это не будет давать спать по ночам. Первой, вполне осознанной мыслью, возникшей в голове было: «Я идиот». Но она была необоснованной по одной просто причине – Норберг не сожалел ни о чем. Сейчас его переполняло чувство высшего блаженства, а сердце продолжало выстукивать одному ему понятный ритм.
- Еще бы..
Любые, совершенно любые слова сейчас были бы некстати, и уж тем более слова объяснений случившегося. Толку то объяснять что-либо, ведь итак все понятно. Секретарь не думал, как их отношения будут складываться теперь, но почему-то казалось, что долгие вечера в клинике в компании начальства будут посвящены не только работе.
Каин разглядывал потолок, витая где-то в своих мыслях, а ведь еще надо привести себя в нормальный вид. Знакомый запах сигарет наполнил комнату – Дитер закурил. Каину иногда казалось, что он где угодно узнает этот запах.
Он облизнул пересохшие губы, чувствуя солоноватый привкус пота: сейчас бы в душ.
Норберг уперся ладонями в поверхность стола, осторожно усаживаясь на бортик, кроме расстегнутой рубашки на нем ничего не было. Он все еще тяжело дышал, смотрел как Дитер затягивается сигаретой и безумно хотел вновь припасть к его губам, не дав выдохнуть горький дым, целовать иступлено, впитывая в себя этот запах.
- Мне нужно привести себя в порядок, - он ногами соскочил на пол, подобрал одежду, взял в руки ботинки, и не стесняясь наготы прошел через комнату к выходу.
Да, это была чудесная партия в бильярд, где выигравшим был Каин, а получившим выигрыш – Дитер.

+3

38

Абсолютное спокойствие секретаря и его бесстыдное дефиле от бильярдного стола к выходу, заставили демона плотоядно облизнуться. Особенно привлекали внимание упругие ягодицы, едва прикрытые ненадежным шлейфом измятой рубашки. Зачем Норбергу вообще одеваться? Он хочет привести в негодность все свои комплекты одежды или наивно полагает, что его прекрасный зад останется теперь в благостном покое до самого отъезда?
Не особо спеша Крамер докурил, допил свое вино и отправился следом за ходячим зеленоглазым соблазном. Догадаться где именно прячется его секретарь было несложно. После столь бурного знакомства с либидо начальника, он наверняка чистил перышки в одной из ванной комнат, и вероятнее всего делал это в ближайшей от выбранной им спальни.
Поднявшись по лестнице демон замер, прислушиваясь, и был вознагражден манящим звуком льющейся воды из-за прикрытой двери. Лишь положив руку на ручку, Крамер задумался, а не сочтет ли его секретарь слишком настойчивым, не похож ли он сейчас на озабоченного маньяка, преследующего свою жертву денно и нощно? Улыбнулся своим мыслям и толкнул дверь. Да, он безусловно похож на маньяка, на параноика, преследуемого образами алебастровой изящной шеи, дурманящего запаха чистой крови и неописуемо прекрасной музыкой стонов человека по имени Каин Норберг.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

39

Он чувствовал на себе далекий от скромности пожирающий взгляд Дитера, чувствовал, на внутренней стороне бедер влажные следы от недавнего оргазма Крамера и лишь дойдя до двери бильярдной осознал, что лицо его пылает алым румянцем смущения, перебивающим недавнее бесстыдство.
Выскользнув в коридор, Норберг первым делом заглянул в отведенную ему комнату. После бурного, спонтанного и жаркого секса не хотелось вновь облачаться в никому ненужные вещи. Тело хотело свободы, хотело дышать. Поэтому Каин благополучно кинул лишнюю одежду на кровать, оставив на себе лишь рубашку и направился искать ванную, которая обнаружилась в непосредственной близости от спальни.
Норберг планировал по-быстрому принять душ, поэтому, недолго думая, стащил с себя рубашку, еще раз придирчиво осмотрел подживший шрам на плече и, убедившись, что от непродолжительного контакта с водой ему явно ничего не будет, шагнул в душевую кабину.
Теплые упругие струи смывали с кожи липкую испарину и следы недавней своеобразной игры в бильярд на столе. Шум воды успокаивал, умиротворял, не хотелось сейчас ни шевелиться, ни двигаться вообще.
Каин услышал, как открылась дверца душевой и, рефлекторно обернувшись, увидел Кремера, хотел что-то сказать, но поцелуй, настойчивый и горячий, лишил Норберга всех связных мыслей и возражений по поводу бесцеремонного нарушения начальником уединения Каина.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

40

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 16.03.2013 У темного-темного озера


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC