Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 1.03.2013 Ящик Пандоры


1.03.2013 Ящик Пандоры

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время и Место:
1 марта 2013, поздний вечер, Женева, склады.

Участники:
Северин Вернер, Адольф Миттенхайн

Предшествующий эпизод:
- - -

Краткое описание эпизода:
Охота за одной и той же вещью - дело увлекательное, но хлопотное. Два Существа прибыли в одно место за одним и тем же предметом, но владелец не спешит с ним расставаться. Стоит ли цель затраченных средств? И когда чужие тайны вмешиваются в процесс - какой выбор придется сделать?

Предупреждения:
пока нет

Отредактировано Северин Вернер (20.05.2014 15:33:59)

0

2

Женева всегда отличалась стабильностью и тишиной. Здесь не надо было беспокоиться о завтрашнем дне, не требовалось каждую минуту оглядываться за спину. Стабильность. Важность. Величие. И одновременно - целая сеть по сбыту антиквариата в обход официальных аукционов. Именно за такой вещью и охотился сейчас Вернер: за маленькой золотой фибулой в виде свернувшегося в клубок зверя.
   Информацию о фибуле доставили в Дом еще две недели назад, было время навести справки и подготовиться к встрече; все документы были подготовлены, выделена даже нужная сумма, перекрывающая все предыдущие ставки на невзрачную, но ценную своими чудесными свойствами застежку. Вернеру было поручено убедиться в подлинности фибулы и забрать ее как можно быстрее, не поднимая шума и, по-возможности, не используя дара внушения на продавцах, в случае же неудачи... Что ж, неудач быть не должно.

- Нет, нет! - На бойком английском трещал широкоплечий, но низкорослый мужичок, отмахиваясь от приставучего немца и всем своим видом давая понять, как он несчастен и как желает убраться отсюда подальше. - Найн, глупый человек! Продана, продана коробочка. Больше денег - понимаешь? Аргх!
   Северин медленно, но верно закипал. Шкатулка с фибулой должна быть где-то здесь, ее не могли увезти с этого склада, а то, что хитрый мошенник успел в последний момент послать все соглашения куда подальше ради лишней сотни франков. Неидеальное знание английского также не позволяло сосредоточиться и полностью вникнуть в то, что там балаболит продавец. Немецкого тот не знал, зато знал французский, на котором Вернер и продолжил переругиваться, то взывая к совести, то описывая последствиям такой аферы и порче репутации конкретного поставщика антиквариата... О полиции речи и не шло - ну кто в здравом уме, придя на подпольную встречу, станет вызывать сюда же стражей правопорядка? Так и самому загреметь за решетку недолго.
   Увы, торговец антиквариатом, выдав напоследок длинную нецензурную тираду, чуть ли не силой всучил в руки Вернера конверт с требуемой суммой и поспешно скрылся среди контейнеров, оставляя раздраженного Северина наедине со своим провалом. Что ж, раз не получилось по-хорошему, можно было действовать по-плохому. Отойдя в сторону, скрывшись в тени, ангел задумался над своими дальнейшими действиями: следовало либо сейчас же отыскать эту злополучную шкатулку, либо проследовать за покупателем. Проблема была в том, что Вернер совершенно, абсолютно не ориентировался в одинаковых коридорчиках между не менее одинаковыми контейнерами. А ведь сейф или иное хранилище должно было быть где-то там, в глубине склада... Разве что из местных кто мог бы помочь - оставалось выцепить какого-нибудь грузчика поневзрачнее, да заплатить ему за небольшую экскурсию.

+1

3

Недели полторы назад через третьи руки до Адольфа дошла просьба от одного Существа. Пока Миттенхайн тщетно силился определить видовую принадлежность более конкретно, посредник уже вводил Потомка в суть дела.
Работа на первый взгляд была совсем простой. В  одном из многочисленных тайников на складах хранится одна ценная вещичка, и Дом во что бы то ни стало ее заполучить. Ради этого он в скором времени направит к хранителю вещички одного из Координаторов, чтобы тот ценность перекупил и затем отдал в хранилище фонда, под который маскируется Дом.
Провал, говорило устами посредника неведомое Существо, очернил бы репутацию организации. Давал бы понять незарегистрированным Существам, что не так она всесильна, как себя малюет.  Адольфу отводилась роль перевозчика. В нужное время он должен забрать ценность из хранилища и отвезти ее по указанному адресу.
Вот только никто не говорил, что придется работать грузчиком по-настоящему!

Хайн с трудом выпрямил затекшую спину и утер пот со лба. Его рабочая одежда вся взмокла, а до конца смены оставалось еще шесть часов. Он не готовил себя к подобным нагрузкам, но над ним висело магическое слово "надо".
— Все, это последняя партия, можно отгружать. — С явным облегчением в голосе сказал он напарнику по смене. Герр Герман Шрайер был коренастый широкоплечий немец, он взял Хайна в свою бригаду, когда другие махнули на Потомка рукой — слишком уж ты тощий, говорили они, — того и гляди переломишься. И украдкой шепча, прибавляли: переломишься, а нам тебе страховку платить?
— Хорошо поработал, Миттенхайн. — Сказал герр Шрайер с улыбкой. Адольф улыбнулся и пожал протянутую для рукопожатия ладонь.
Знал бы герр Шрайер, что с ним способны сделать эти пальцы.
— С того дня, когда ты остаешься по ночам сторожить склады, ни одной кражи не было. — Добавил герр Шрайер. — Главный тобой очень доволен.
— Постараюсь и впредь не подвести. — Миттенхайн снова изобразил на лице улыбку человека, крайне польщенного подобной похвалой, но на душе у него сделалось гадко.
Вроде делает он самую обычную работу: разгружает и отвозит на автопогрузчике в приходящие грузовые машины ценные и особо хрупкие грузы, а с позднего вечера и до утра перетаскивает заколоченные наглухо деревянные ящики с контрабандным антиквариатом в глубины склада, откуда их забирают неизвестные покупатели. Те, кто полагал себя самыми умными и не хотел платить за товар, по частям отправлялись прямиком в контейнеры с особо ценными грузами. Хайн ненавидел убивать людей и знал, что особенно опасно так поступать с опытными ворами, но иначе в среде, в которой он оказался, не снискать доверия. 
Делать пакость Дому опосредованно, помогая в сокрытии исторических ценностей, было гораздо приятней, чем вступать с ним в прямую конфронтацию. 
— На сегодня больше работы не будет, можешь отдохнуть до своей ночной смены. Я тебе на вахте журнальчик оставил, — герр Шрайер пошло подмигнул смутившемуся Хайну. — Залюбуешься. Ну ладно, я отчаливаю. Сегодня следи за складом особенно внимательно, мой мальчик.
Хайн торопливо закивал и поспешил убраться в помещение, где был душ, холодная питьевая вода, тишина и одиночество.  Он с тоской подумал, что сегодня повторится то же, что и вчера. Чтение эротического журнала с подписями на немецком языке, затем обход складов и под утро короткий дерганный сон на пару часов. Первые три дня Миттенхайн еще как-то терпел такой график, но к концу недели у него начали трястись руки, дергаться левый глаз, а под утро ужасно хотелось курить.
Переодевшись в свежую футболку и штаны, Адольф мельком взглянул в зеркало и спешно зашагал на выход. Он петлял по коридорам из контейнеров и улыбался, едва ли не впервые радуясь своему положению. Он был самым невзрачным парнем в своей бригаде, самым слабым с виду, самым немногословным. Но ему доверяли, потому что он хорошо делал свою работу.

+1

4

Как и рассчитывал Вернер, среди местных работников таки нашелся один - помельче и поневзрачнее, и пусть он не выглядел замарашкой, но все равно вызывал желание украдкой всунуть ему в руки пару хрустящих банкнот, чтобы тот смог хотя бы нормально поужинать. "Да уж, такой талант пропадает". - С усмешкой подумал ангел, выходя из тени и догоняя свою цель.
- Постойте, погодите, пожалуйста! - на ломаном английском обратился он к незнакомому парнишке, протягивая было руку, чтобы остановить того, но так и не прикоснулся, убедившись, что и словами привлек внимание к своей персоне. - Меня прислали сюда... Взять, забрать... Да, забрать... товар. Но я не знаю, куда мне идти. Не могли бы вы мне помочь? Не знаю, может быть, должны были встретить? Это вас прислали, да?
   Говорить на полузнакомом тебе языке было сложно и раздражающе, язык путался, пытаясь по привычке перескочить на иное произношение; с превеликим удовольствием Северин перешел бы на родной немецкий, но вдруг его не знает этот юнец? Если работодателем парнишки был тот, с квадратной фигурой, то английский маленький охранник должен знать, а у Вернера появлялась прекрасная возможность закосить под не особенно умного покупателя. Впрочем, растерянность на лице ангела была вполне настоящей, не так уж сложно играть роль, если поставлен в нужные условия.
- Мистер Роджерс, мистер Роджерс, вот! - Из кармана пиджака была извлечена порядком измятая бумажка, где неровным почерком были написаны фамилия, инициалы, а также адрес склада. Бумажка на мгновение перекочевала под нос юноши и тут же вновь исчезла в руке Вернера. - Сказал идти сюда и куда-то внутрь. Не знать куда... Проведи, прошу.
   Продолжение "Я заплачу" повисло невысказанным, само-собой разумеющимся исходом такой "прогулки". Координатору оставалось лишь надеяться, что паренек знает, где находится офис у местных воротил и что проведет туда просителя без лишних расспросов. Ведь какой вред может быть от немолодого и озадаченного покупателя?

+1

5

Хайн посмотрел на экран мобильного телефона и нервно дернул плечом, демонстрируя явное неудовольствие складывающейся ситуацией. Предполагаемый заказчик контрабандной ценности должен был позвонить еще час назад, до того, как Адольф заступил на ночное дежурство. Однако звонка, который должен был стать сигналом к началу «операции» все не было и это вызывало беспокойство.
Обычный, не посвященный в конфликт Дома и контрабандистов-Существ человек, возможно, запаниковал бы и начал совершать ошибки — чего Адольф себе позволить не мог. Он не мог, к примеру, просто взять и позвонить Заказчику, чтобы спросить «в чем прикол, почему так долго тянете ту кашу, что заварили моими руками?», это было бы нарушением сделки. Хайн — простой исполнитель, которому в награду за успешную перевозку ценности обещали выдать какие-то документы из Дома, касающиеся его семьи и пулю в лоб, если он провалится или засветится перед непосвященным.  Оружия Хайн боялся до одури и ночных кошмаров, поэтому неудивительно, что Адольф вздрогнул и испуганно заозирался по сторонам, услышав в такое время незнакомый ему голос.
К Потомку быстрым шагом приблизилась фигура, по меркам здешних воротил весьма внушительная. Адольф услышал сбивчивую английскую речь и невольно поморщился, услышав явный акцент и обнаружив нарушение грамматических норм. Он не был перфекционистом или снобом, но упаси Грифон его самого совершить такие ошибки, когда он учился в школе.
— Вас прислали сюда за чем-то конкретным? — Хайн заговорил на чистейшем английском, который врос в него как секретарь в хороший костюм. Он улыбнулся незнакомцу как можно доброжелательнее. — Я не могу вам помочь, если вы не скажете мне, что ищете… а?
Черт бы побрал Заказчика, не оставившего ни номера телефона, ни опознавательных знаков связисту. Этого человека нужно было проверить — даже не то, что он говорит, а именно его самого. Может, он тоже Существо? Хайн украдкой пригляделся к мужчине и заметил, что на посыльного тот явно не похож. А еще он не похож на того, кого пытается из себя изображать — маска растерянного человека настолько диссонировала с его манерами и  внешним видом, что это вызывало у Адольфа сомнения, подогревало паранойю и отчаянно искало выхода в крике или сигарете.
А как этот тип вообще проник на склад? Может, он не связист, а конкурент, который хочет всех обдурить и провернуть похищение прямо под носом у Хайна?
Или ангелу (ангел это, ангел, позорным бы он был представителем рода Грифонов, если бы Существо не признал) просто жить расхотелось?
А когтей под ребра он не хочет?
— Мистер Роджерс? Это все объясняет, — Адольф облегченно выдохнул. Мужчина знал фамилию хранителя ценности. Взгляд лишь мельком зацепился за бумажку, но темнота и плохое зрение не помогли бы разобрать начертанное, задержи незнакомец бумажку перед его носом подольше. Хайн оторопело вытаращился на ночного покупателя и даже бросил ругательство на немецком.
Он что, совсем идиот?
Он разве не слышал, что бывает с теми, кто суется сюда посреди ночи с подобными предложениями? Адольф отправил на тот свет не одного ночного вора (ну и что, что его потом всю неделю кошмары по ночам мучили) и если будет нужно, он снова пойдет на убийство… только придется вонзать когти мужчине в спину. В честном поединке Хайну поможет только удача.
Но пока нужно было продолжать изображать из себя беспечного грузчика.
— Я ограничен и не понимаю интеллектуального юмора, но вы можете мне сказать, как вас хотя бы зовут? — Адольф сбивчиво заговорил по-немецки, все же этот язык был ему привычней. Он понятия не имел, разберет ли этот мужчина слова. И сразу дал ему ответ на просьбу.— А то называть вас «герр двадцать франков» мне как-то не очень хочется…

Отредактировано Адольф Миттенхайн (22.05.2014 22:45:54)

+1

6

- Вы правы, «герр пятьдесят франков» звучит куда более приятно. - С улыбкой заметил Вернер, с удовольствием переходя на родной язык и позволяя себе чуть-чуть расслабиться. По крайней мере, теперь можно было преспокойно разговаривать с этим незнакомцем. - Зови меня Карлом, если так хочется. Как я уже говорил, меня должны были встретить, но...

   Путешествие по складу прошло до ужаса спокойно, если не считать Парочки погасших прямо над головами путников ламп, да скребущих звуков откуда-то из глубины металлических контейнеров. Будь Вернер чуточку суевернее, решил бы, что все это неспроста, что вселенная посылает ему какие-то знаки, к которым стоило бы прислушаться. Но увы, Координатор, большую часть жизни окруженный необычным и неестественным, довольно скептично относился к подобным явлениям. Это всего лишь плохая проводка, перепады напряжения, да проседающий фундамент. Гораздо страшнее были люди и... не совсем люди, если такие все же окажутся среди бандитской братии.
   Центр склада был расчищен и хорошо освещен, здесь располагался стилизованный офис для "своих", здесь же, насколько знал Вернер, должны были хранить особые посылки. Они были на месте. На складном стульчика дремал один из охранников сего примечательного местечка, и его редкие громогласные похрапывания могли заставить вздрогнуть неподготовленного свидетеля. Роджерс же, этот пройдоха, уже передавал шкатулку в руки другого покупателя, того, что предложил сумму побольше, чем Дом. Северин опоздал.
   Надо было действовать, но как? Напасть напрямую и отобрать шкатулку? Слишком глупо, слишком много внимания и шума. Проследить за покупателем и вытянуть ценность уже у него? Действенно, вот только надо избавиться от другой маленькой и вредной детали - спутника Вернера, причем чем скорее, тем лучше, не хватало только того, чтобы он подал голос и обнаружил парочку новоприбывших раньше времени. Не сбавляя ритма шагов Северин развернулся, сжимая кулак и выбрасывая руку вперед, целясь в переносицу молодому человеку. Если ему повезет, то он вырубится, если нет... Что ж, снова придется действовать по обстоятельствам.

+2

7

У Адольфа голова кружилась от непроверяемых подозрений и страхов. Она итак начинала противно ныть в районе правого виска, но этот мужчина вбил последний гвоздь в надежду спокойно переждать ночь, пока подействует таблетка от головной боли. Кто этот ангел, какие цели он преследует? Он и есть Заказчик? Он вонзит Адольфу нож в спину, когда они придут на место?
Пока они шли туда, где по информации Адольфа находился особый тайник для встреч с клиентами, он думал, что же его так беспокоит в этом ангеле. Хайн все глаза проглядел, ища нужный поворот и стараясь пропускать мимо ушей странные звуки, доносившиеся отовсюду, и по дороге собирал в голове первое впечатление о странном спутнике. Скупая сводка: обучен как минимум двум языкам (впрочем, такой отвратительный английский надо еще поискать), манерам и в нем чувствуется выдержка, а голос обладает интонациями человека, привыкшего управлять.
Дом все-таки подсуетился, а Заказчик был прав в своих предположениях?
«Карл, говоришь?»  — Адольф посмаковал это имя, недоверчиво косясь на спутника. Он произносил его имя на разные лады: как сделал бы его отец, брат, Ноа. Миттенхайн-старший не обрадовался бы добавленным ангелом как бы вскользь словам «если хочешь», это бы тревожило его и заставляло бы говорить не те слова, которые он хотел бы. Август с большой долей вероятности поверил бы в информацию, которую ему дали. А Ноа парень умный, он бы наверняка полез в дебри причинно-следственных связей и не повел бы абы кого к секретному тайнику, толком ничего не спросив.
— Мы на месте, — шепотом сообщил Адольф, остановившись. По сердцу будто раскаленным ножом провели, когда он увидел, как неизвестный субъект и мистер Роджерс уже совершают сделку.
В голове, перебивая один другого, возникали вопросы: какого черта здесь происходит? Откуда у Роджерса шкатулка, если ключи от хранилища с ней были только у Миттенхайна? Его теперь убьют, а тело выкинут в канал? Карл им в чем-то помогает, отвлекая внимание Хайна?
Он собирался задать последние два вопроса Карлу, но не успел и рта раскрыть. Перед глазами резко потемнело, будто выключили свет, в следующее мгновение — ощущение, будто налетел со всего размаху на железобетонную стену. И только потом пришло осознание того, что его только что ударили в лицо.
Многострадальный нос, который уже дважды серьезно пострадал, еще на шаг приблизился к юбилейному перелому. Хайн рухнул на проседающий фундамент склада как подкошенный сноп, смешно и как-то нелепо раскинув руки. К оглушающей разум боли в переносице добавилось оглушительное гудение в голове. Адольф широко открыл рот, чтобы иметь возможность хоть как-то дышать, он почти терял сознание.
Когда он совладает с собой, Карл дорого поплатится за свой удар.

+2

8

Когда юнец упал и не пикнул, Вернер довольно кивнул и, не убедившись, что с его провожатым все нормально, поспешил снова раствориться в тенях. "Покупатель" уже уходил прочь, унося с собой шкатулку и ее содержимое. Роджерс пересчитывал наличность - видимо, тот самый "перевес" в цене, из-за которого фибула не досталась Дому, - и пытался одновременно совладать с ключами, пытаясь открыть дверь в офис-коробку. Выбор Северина был очевиден: стараясь не выдавать себя лишним шумом и не выходя на свет он следовал за своим соперником в негласном аукционе. Нагнать мужчину удалось достаточно быстро, вот только вырубить его так же, как того патлатого складского рабочего не удалось - новая жертва, перед тем как отрубиться, таки успела заверещать.
- Зараза! - Шкатулка была отброшена в сторону, фибула перекочевала в руки реставратора, его взгляд мертвой хваткой вцепился в украшение, изучая каждую выемку, каждый желоб узора. Не то. Не так. Слишком идеальные линии, слишком свежие царапины.
   Фибула была поддельной.
   Выругавшись на нескольких языках вперемешку, Вернер засунул фальшивку в карман и уже не таясь зашагал обратно. Эти барыги захотели срубить бабла побольше, продав искусную подделку разным людям? Невероятная глупость! Но они обязаны были знать, где находится оригинал, и раз уж отказались иметь дело с Вернером по-хорошему, придется по-плохому...
   Охранник, недавно так сладко спящий на стульчике, уже потянулся было рукой за пазуху, но хватило лишь яростного взгляда - и тот снова осел на жалобно скрипнувшую мебель, открыв рот и пуская ниточку слюны. Хорошо быть ангелом, особенно в подобных случаях, но главное - не переборщить, иначе вместо спокойного человека можно получить и человека-овощ. Роджерс, приметив ангела, заметался по офису, попытался сбежать, кинув в Северина стопкой каких-то бумаг, но был буквально пригвожден к обитой металлом стене ангельской дланью. Злость словно придала Вернеру сил, он не сомневался - при желании поднять этого начинающего тучнеть мужичка одной рукой не составит особого труда.
- Где?! - процедил Координатор, глядя в бегающие глазки продавца и многозначительно впиваясь ногтями в его шею. Роджерс скулил и бормотал что-то на своем варварском английском наречии, беся ничего не понимающего Вернера еще больше.

+1

9

Дышать получалось с трудом и только через рот. За каждый вдох и выдох приходилось платить металлическим привкусом во рту.  Кровь текла с носа на просевший бетон, обжигая лицо, и Адольф рискнул в ней захлебнуться, потому что боялся дышать.  На глаза навернулись слезы от обиды, от боли, от досады на самого себя.
Он прекрасно помнил, при каких обстоятельствах ему сломали нос в последний раз. Это было в 2009-м, и Хайну тогда крепко досталось.
Как только осмотрели место преступления и увезли труп вора-домушника, проникшего к ним в дом в морг, отец, ничего не говоря, повернулся к младшему сыну и ударил того в лицо крепко сложенным кулаком. Миттенхайн-старший вложил в тот удар всю свою силу, и удивленный Хайн совсем как сейчас, просто упал на пол гостиной и не проронил ни звука. Перепуганная до смерти мать отнесла сына в его комнату и вызвала скорую, но отец, встретив бригаду в дверях, просто не открыл им дверь. Мимо его ушей с удручающей очевидностью пролетали слова о заражении крови, о возможных осложнениях, о том, что Хайн может умереть, если его организм на самом деле так слаб, как было известно врачам. 
Запрокинув голову, Хайн пролежал в лежачем положении еще несколько минут. Его рот был широко раскрыт, а глаза отказывались открываться. Тело сотрясали мелкие судороги, становилось душно, в горло будто кинули мелкоизмельченного стекла.
В голове крутился только один вопрос: «За что?», отравляя все вокруг и отбивая всякое желание встать на ноги.
Преодолевая желание заплакать, Адольф сжал и разжал пальцы, проверяя, насколько его тело ему подчиняется. Он поморщился, когда скребнул бетон и зашипел, когда ощутил боль в подушечках пальцев. Но новая боль, хоть и ненамного, но отвлекала от предыдущей, самой главной. С трудом, но Хайн сумел приподнять голову. До его ушей долетел возмущенный крик Карла. Сквозь пелену боли, застилавшую разум от ясного и четкого суждения, Хайн понял только интонацию. Ангел не нашел того, что так искал.
Шкатулка оказалась фальшивкой.
Из горла вырвался слабый, хриплый смешок. Ангел, наверняка представитель Дома, всемогущего Дома — и оказался в дураках!
«Уму непостижимо!» — подумал Адольф и расхохотался во всю мощь своих легких. Дом слаб и некомпетентен, он решает вопросы силой и не особенно заботится о последствиях. Булькающий смех Хайна привлек внимание находившегося в заложниках мистера Роджерса. Дико тараща на Потомка глаза, Роджерс по-английски что-то лепетал. Адольф сумел разобрать только «вы у него сами спросите», «это он… прятал, должен был забрать и передать…», но ангел явно мало что понимал.
Адольф, с трудом поднимаясь на ноги, продолжал отрывисто смеяться. Он не ослеп от боли, но зрение сильно упало, перед глазами все плыло и качалось. Гудела голова. Хайн отхаркивал кровь, делая свои первые шаги. Волосы упали на лицо. Шатаясь как пьяный, Потомок двинулся в сторону настоящего хранилища, перебирая в правой руке связку ключей от тайника.
— Он тебе все равно не скажет, — пробормотал Адольф по-немецки. Он шел прочь и продолжал смеяться над Карлом.

+1

10

Сердито фыркнув, Вернер наконец-то отстал от Роджерса, напоследок таки приложив его посильнее о стену. Толку от этого мужичка не было никакого, слушать его бессвязное верещание не было никакого желания, тем более, что ангел уже понял - ничего человек не знал. Видимо, фибулу сняли с продажи, но предприимчивый торгаш решил не терять прибыль и все же распространил информацию о лоте. Еще одно прикосновение - и дрожащий комок плоти успокоился, обмяк и осел на пол, смежив глаза и погружаясь в крепкий сон. Когда Роджерс и его охранник очнутся, они не будут ничего помнить; а самому Вернеру следовало заняться поисками оригинальной фибулы или хотя бы документов, где намекается на ее месторасположение. Вот только... Что там за голос был на периферии сознания? Что говорил?
   В переходе, где Северин оставил тело складского рабочего, было пусто, малец успел очухаться и удрать, судя по капелькам крови на полу. Он был опасен, он видел Вернера, смог бы его опознать и навлечь на ангельскую голову лишних проблем. Жестко улыбнувшись, Координатор последовал по прерывистому кровавому следу и довольно скоро вышел на своего незадачливого проводника.

- Так вот кто был настоящим хранителем. - Негромко озвучил свои мысли Северин, останавливаясь неподалеку от юноши, увлеченно копающимся в скрытом среди груды ящиков сейфе. Идеальное укрытие - кому в голову придет искать сокровище у себя под носом?
- А теперь будь так добр, дай сюда фибулу и разойдемся по-хорошему. Тебе же не нужны проблемы?
   Вернер решил для начала попробовать договориться. Зачаровать беднягу все равно придется, просто он оказался не в том месте не в то время, просто ему не повезло. А если все равно придется вмешиваться в его воспоминания, то это можно сделать и потом. Сейчас же протянутая ладонь Координатора намекала пареньку пошевеливаться.

+1

11

Расстояние, разделяющее место, где он только что валялся в отключке и тайник, Хайн преодолел меньше чем за несколько минут. Запыхавшись от долгого бега, он с разбега опустился на колени, проехав на них оставшиеся полметра. Рабочие брюки пришли в абсолютную негодность и вряд ли поддавались починке, а верх был весь в пятнах, которые нельзя вывести стиральным порошком, но не об этом сейчас следовало заботиться. Тяжело дыша, Хайн вытащил из кармана связку ключей:  два маленьких, от рабочей раздевалки и вахты, и один плоский с длинной ручкой — от хранилища с фибулой. Согнувшись в три погибели, он дрожащими от колотившей его злобы пальцами с третьей попытки открыл дверь сейфа.
Миниатюрная шкатулка была на месте, можно было спокойно выдохнуть и закрыть дверь. А ключи выбросить в канал и уйти восвояси, залечивая пострадавший нос. Обида на ангела вскоре забылась бы, отвлекись Хайн на что-то отвечающее его интересам. Только проблема была в том, что ни ярко выраженных хобби, ни интересов у него не имелось. Не завел и в обозримом будущем не собирался, а теперь оказалось, что зря. Теперь громоотводом для обиды могла стать только сама фибула. Миттенхайн не собирался отдавать ее в чужие руки. Адольф твердо решил, во что бы то ни стало оставить Карла в дураках. В мертвых дураках. Мысль об этом приятно грела, отрезвляла, помогала прийти в себя.
На месте фибулы теперь лежало взрывное устройство самой элементарной конструкции. Когда Хайну объясняли его часть задания, то сказали, что от запуска до взрыва должно пройти минут пять, не больше. А значит, чем скорее тот ангел найдет Миттенхайна, тем лучше.
Хайн поднес связку ключей к зубам и принялся остервенело рвать ее, пытаясь отделить самый важный ключ от остальных. Истерзав рот прочной проволокой, Адольф сплюнул на пол сгусток крови. Запер дверь сейфа. Отбросил в сторону ненужные ключи.
Дело было сделано.
Услышав голос Карла, Адольф резко обернулся, судорожно вдохнул колючий затхлый воздух. В его руках был только один ключ — тот самый, от сейфа. Хайн тяжело поднялся на ноги.
— Ты удивительно догадлив, — прошипел он сквозь зубы, делая шаг в сторону Карла.  —  Можно было при первой встрече догадаться. Незачем было изображать из себя растерянного иностранца, анг… Карл. Если, конечно, это твое настоящее имя.
Адольф сделал еще несколько шагов, выпустив когти на левой руке, спрятал ее за спину и рванул к Карлу, выбросив вперед человеческую руку с ключом. Борьбы не получилось, ключ упал на пол, а его самого отбросило назад. Хайн успел оставить на бедре ангела глубокую царапину.

+1

12

Паренек выглядел из рук вон плохо, и если бы Вернер был сейчас не на складе, не на задании, а встретил его на улицах города, то наверняка отшатнулся бы, как от прокаженного. Шутка ли - залитый кровью, с безумным взглядом - мальчишке нужна была помощь, и не только в лечении ран телесных, но и душевных. В сознании Северина еще успела промелькнуть жалостливая мысль, но она тут же была вытеснена потрясением и шумом.
   Кожаная куртка была нещадно подрана, в груби и в руке назойливо шевелилась боль. Не удержавшись на ногах, Вернер упал на бок, тут же перекатываясь и пытаясь поймать взглядом шустрого психопата. Место, откуда тот забрал шкатулку с фибулой, было раскурочено, редкие деревянные рейки, оставшиеся от ящиков, тлели, грозя перерасти в полноценный костер при любом дуновении ветра. "Вот же сволочь," - мысленно шипел Координатор, пытаясь унять звон в ухе и не потерять из виду тело рабочего. Первая же попытка подняться на ноги принесла еще один сюрприз в виде испорченных брюк и довольно серьезной раны. Царапин было несколько, и шли они ровным рядом - ножом такое сотворить довольно сложно, а иного оружия у паренька не было, если только...
- Так вот что ты такое.
   Распахнулись за спиной белоснежные крылья, подняли тело ангела в воздух, перенесли на крышу одного из контейнеров. Перетянуть ногу было нечем, Вернеру пришлось просто зажать рану рукой, но отказываться от своего преследования он не спешил. Слишком дорого обошлась побрякушка ангелу, но он также понимал, что долго так не протянет, придется выбирать между долгом и собственным здоровьем. "В следующий раз выпрошу у Наставника пистолет." - дал себе зарок Северин и снова взмахнул крыльями.
- Я запомнил тебя, мальчик. Как думаешь, много ли времени потребуется, чтобы тебя отыскать? - Было ли дело этого Потомка в Доме? Кто знает, нужно будет послать запрос и в другие города, вдруг когтистого друга приметили и там. - И ты действительно надеешься удрать?
   Ангел и Потомок удалялись, один - петляя между проходами, второй - по верху, короткими перелетами пытаясь держаться возле юноши.
   Тлеющие деревяшки наконец-то загорелись; жадное пламя, ярким ручейком перетекая от одного предмета к другому, подбиралось к развалившемуся от взрыва контейнеру, в глубине которого можно было рассмотреть непримечательные брикеты промышленной взрывчатки...

+1

13

Адольф бежал, петляя меж ящиками и контейнерами так быстро, как никогда в жизни. Он был зайцем, которого терпеливый охотник по имени Карл пытается загнать в ловушку.  Боли Адольф почти не чувствовал, не было сил. Все уходило в ноги. Быстрый бег мог спасти его от ненужных вопросов, косых взглядов, невысказанных подозрений. Он бежал, не сбавляя темпа, затем оборачивался, быстро осматривался по сторонам, дыша так, словно в каждом легком пробили по дыре  — не преследует ли его Карл? Ответом ему было лишь эхо от недавнего взрыва. Методично расчищая себе дорогу, пиная со всей дури ящики-помехи, Хайн почти не смотрел себе под ноги. Лишь пару раз остановился, чтобы осмотреться и выбрать наиболее подходящий путь отхода. Взгляд лихорадочно шарил в темноте, ища источники света — выход со склада на пустынную улицу и канал, куда сбрасывают отходы.
Голос Карла, наконец, достиг его ушей. Миттенхайн среагировал. Отхаркивая кровь пополам со слюной, он громко выкрикнул в воздух:
— Сдохни уже, наконец! Всем было бы лучше, если бы ты уже умер!
«Отсюда нет выхода», — билась в голове паническая мысль. Она путала ноги, замедляла бег, сушила рот. Карл поймает его. Поймает, посадит на электрический стул и будет методично пытать, выведывая ответы.  — «Отсюда нет выхода. Моя бомба — это цветочки по сравнению с тем, что здесь хранится… если огонь доберется до ящиков с промышленной взрывчаткой — одними царапинами тут не отделаться»
Погони по земле не было. Похоже, Адольф все-таки смог опередить крылатого типа на несколько секунд, которых вполне хватит, чтобы забиться в укромную щель между ящиками с сыпучим строительным материалом.
В своей голове, Адольф уже был в безопасности и вызывал на склад бригаду скоро помощи, а Карл был мертв. Он не смог подняться на ноги и продолжать преследование неизвестного Потомка, перехватившего ценную для Дома вещь. Кровь сочилась из его ран, а шрапнель с каждым новым  вздохом приближала момент, когда перед ангелом должна была промелькнуть его жизнь.
Все в порядке, говорил себе Хайн, пытаясь успокоить себя. Все в порядке, он мертв. Но чертов голос обратился к нему с небес!
Хайн крепче сжал в запачканных кровью пальцах фибулу. Чем эта вещь так ценна, что ради нее неведомое Существо рискует жизнью ангела и Потомка? Фактически стравливает их? Рассматривать ценность, ставшую причиной всего его сегодняшних несчастий — сейчас для этого не было времени, да и ответы, приди они в голову Хайна немедленно, мало бы чем помогли. Оставалось только списать этот вопрос с повестки дня и продолжать убегать.
Адольф почти не чувствовал тело.  Взгляд — безумие пополам с отчаянием. 
Впереди замаячили огни главных ворот. Вот он, спасительный выход. Хайн улыбнулся, мгновенно ощутив боль в сломанном носу, но он не обратил на нее внимания. Он на бегу обернулся и с нескрываемым удовлетворением на лице и широко улыбаясь, показал парящему в небесах Карлу средний палец. Когтистый средний палец. Чтобы тому яснее было, кто кого обставил.
—Ты никогда не меня найдешь! Знаешь, почему? Потому что я не существую в природе!
Тлеющие деревянные доски, из которых было сложено большинство контейнеров, уже занялись пламенем. Некоторые из них уже успели прогореть до половины. Огонь подобрался к контейнеру с промышленной взрывчаткой и лениво лизнул плотный материал упаковки. Но реакция пошла. Мощный взрыв прогремел раньше, чем Адольф и Карл достигли выхода со склада. Сметая все на своем пути, взрывная волна приближалась к ним, стремясь поглотить и сделать их своей частью.

+2

14

Преследовать парнишку становилось все сложнее и сложнее: раны, хоть и не были смертельными, доставляли массу неудобств, голова кружилась, портилась координация. Пару раз Северин чуть не свалился с контейнеров - вот было бы смешно... Наконец время безумной погони подошло к концу, Вернер позволил себе дать фору юркому Потомку, а самому - перевести дух и собраться с силами для еще одного рывка - к звездному небу, к чистому воздуху и, желательно, к приземлению на голову юному наглецу.
- Идиот, - фыркнул ангел, с трудом подавив в себе желание послать в ответ мальчишке тот же самый жест, что тот адресовал Координатору. Самое банальное дело обернулось безумием, как такое объяснишь в Доме? Как сказать Наставнику, что не только не получил фибулу, но и не поймал Потомка? Злость на себя, на свою неосмотрительность заставляла Вернера совершать еще большие глупости, действовать не подумав, толкала на продолжение погони.
   Ангел не сразу обратил внимание на грозный гул, идущий из глубины склада, из самого его нутра, а заметив краем глаза яркий всполох - таки обернулся и на мгновение обомлел. Огненная волна, слизывая все на своем пути, мчалась к ним, переворачивала металлические контейнеры, жадно всасывала в себя кислород. К счастью, инстинкт самосохранения сработал раньше разума, пока сознание еще пыталось избавиться от чарующего, но чудовищного видения, тело уже рванулось вперед, крылья несколькими сильными взмахами буквально выбросили своего обладателя наружу, в спасительную темноту.
   Северин очнулся спустя несколько минут и не сразу сообразил, что произошло. Он сильно ослаб, его мутило - от кровопотери и сильного запаха жженых перьев. Болело крыло, неестественно выгнутое, зацепившееся за ветки скрюченного деревца. Потомка нигде не было, видимо, паршивцу таки удалось удрать, или же он сгинул там, в огне, вместе с зачарованными Вернером людьми...
- Гадство... - Выбраться из колючих кустов было той еще задачей, крылья пришлось дематериализовать, от них сейчас все равно не было никакого толку. Машина, на которой Координатор приехал сюда, должна была находиться где-то тут, на одной из уличных стоянок, оставалось только понадеяться на то, что он сам окажется достаточно крепким, чтобы добраться без происшествий до порога Дома. А там можно будет уже отключиться.
   Перед внутренним взором все стояла странная татуировка на запястье Потомка.

+1

15

В какой-то момент Адольфу показалось, что он будет бежать весь остаток своей недолгой жизни. Бежать, останавливаться в раздумьях «А туда ли я свернул? Стоило ли вообще куда-либо сворачивать?», а затем он наберет в грудь побольше воздуха и продолжит спасаться от невидимой угрозы.
Ангел прекратил преследование, Адольф не слышал в воздухе тревожного взмаха крыльев.
Он и раньше думал, что ангелы опасны, но и понятия не имел, что они в своем стремлении уничтожить свидетелей пойдут на массовое убийство и взрыв склада. Это было дикостью с их стороны. Хайн не допускал мысли, что гул, идущий к нему с глубин склада — не дело рук Существа. Ну не мог никто, кроме Карла подложить Потомку такую свинью! Хайн нервно рассмеялся. Вот он, главный этический принцип служителей Дома: «Вы ударите нас, но мы не подставим другой щеки для новой пощечины. Мы ответим вам десятикратно усиленным злом».
Если ангел выживет в пламени взрыва, то ему предстоит держать ответ перед главным в Доме. Ему будет весьма непросто найти объяснение причине, по которой он  провалил задание, допустил жертвы среди простых людей, упустил незарегистрированного Потомка… Впрочем, если немедленно не заняться восстановлением пострадавшего носа и устранением прочих особых примет — Дом за ним явится. И произойдет это очень скоро. Последователи Дома будут действовать явно жестче, чем Карл. Да и тот почти наверняка затаил на Потомка обиду, и в будущем будет изыскивать способ спустить на Адольфа всех собак.
Не думать об этом, не думать! Не слушать сейчас удушливый страх!
Миттенхайн вдохнул в грудь побольше воздуха. Он почти достиг своего предела, почти выбился из сил. Бежать быстрее он не мог — при первой же попытке свело икры. Нос кровил, во рту пересохло, на языке чувствовался вкус гари. Фибула будто грела пальцы, давала силы продолжать движение.
Взрыв настиг Потомка уже у канала с промышленными отходами — ударная волна мощным толчком  ударила Миттенхайну в спину и швырнула в грязную воду. Он инстинктивно зажмурился и постарался задержать дыхание. Едкие вещества, содержащиеся в отходах производства, растворяясь, крайне болезненно жалили по лицу. Звук взрыва донесся до ушей Хайна сквозь мутную толщу воды. Осознав,  что самое страшное уже позади, Адольф решил, что пора выбираться.
Он вынырнул из канала. Спешно достиг берега и без сил рухнул на холодный щебень, тяжело дыша и держа возле носа фибулу. Через сорок с небольшим минут Адольф с наслаждением втянул в легкие запах горелой древесины и паленых перьев.
— Миссия выполнена, — едва слышно произнес Миттенхайн и потерял сознание.

+1


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 1.03.2013 Ящик Пандоры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC