Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 18.03.2013 Клубок смертей (заморожен)


18.03.2013 Клубок смертей (заморожен)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время и Место:
18.03.2013, Женева, квартира Ноа и Рене Мерц.

Участники:
София Рихтер, Ноа Мерц, Рене Мерц.

Предшествующий эпизод:
Ноа, Рене: 15.03.2013 Отзвуки музыки
София: —

Краткое описание эпизода:
Чреда резкого увеличения числа самоубийств среди, казалось бы, вполне жизнерадостных подростков, привлекла внимание представителей Главного управления федеральной уголовной полиции, а конкретно Софии Рихтер. Даже будучи человеком не слишком сообразительным, можно было связать друг с другом таинственные смерти - слишком похожие ситуации, слишком мало предпосылок к суициду. И еще много подобного "слишком". Именно поэтому, доказав начальству необходимость более тщательной проверки, София получила добро на свое расследование, в котором ей должны были помогать местные, стоящие ниже по иерархической лестнице, стражи порядка.
Начать решено было с более свежих происшествий, благо свидетели, в лице двух близнецов, были.

Предупреждения:
Ветка "Крысолов".
Возможно посещение персонажами иных районов города.

0

2

Серебристая Audi 80 плавно ехала по улицам Женевы – теперь София не любила торопиться, особенно если никуда не опаздывала. Несмотря на довольно раннее время, всего-то восемь утра, город уже бурлил жизнью – шли на занятия школьники и студенты, спешили на работу служащие, открывались многочисленные магазинчики и лавки в историческом районе. Все шло своим чередом.
А где-то умирали молодые люди. Те, кто даже не успел толком пожить.
Машина остановилась в небольшой пробке перед светофором, и  швейцарка, за неимением лучшего, рассматривала прохожих, идущих по тротуару. Вон две девушки, лет пятнадцати, строят глазки парню, стоящему на остановке, а вот там милая девчушка с рюкзаком за плечами постоянно смотрит на часы. Такие жизнерадостные, немного наивные, но никто точно не может сказать, что творится в их душах. Кто знает, может одна из них станет следующим именем в ее молчаливом списке самоубийц.
В чувство женщину привел сигнал другого автомобиля – она задерживала движение, глазея по сторонам. Рихтер помахала рукой в открытое окно, извиняясь за неудобства, и продолжила движение.
На соседнем с ней сидении лежала увесистая папка документов, которые она вчера забрала из местного полицейского участка. В ней находились личные дела всех юношей и девушек, покончивших с собой в последние несколько месяцев в этом районе. Кто бы мог подумать, что их так много. Но сейчас женщину интересовали только два последних случая, связанные между собой одной весьма примечательной парочкой. Близнецами, которые уже приобрели некоторую известность в городе.
Фотограф и модель. Люди творческих профессий, по мнению Эвелин, всегда находились в опасной близости со смертью, порхая, как бабочки, у открытого огня. Взлеты и падения, алкоголь, наркотики, сомнительные знакомства – все это, в совокупности, до добра не доводило.
Но сейчас Софию больше интересовал не моральный аспект жизни этих людей, а их странная связь с двумя последними самоубийствами. С обоими умершими они были знакомы, а при гибели последнего присутствовали лично. Это могло бы быть обычным совпадением, вот только в них Рихтер не верила, профессия не позволяла. Кто-то мог бы спросить, а как же можно заставить человека лишить себя жизни? Очень просто. Развитие паранойи, преследования, угрозы, пугающие сообщения и звонки, и вот перед вами уже не позитивный юноша, а затравленный, загнанный в угол, напуганный звереныш, до дрожи боящийся любого шороха. Людьми манипулировать не так уж и сложно, как это кажется на первый взгляд.
Тихонько скрипнув тормозами, Audi замерла перед входом в старый, видавший многое дом. Странный выбор для места жительства, но не ей об этом судить. Не забыв прихватить папку, София вышла из машины и, поставив ее на сигнализацию, направилась к дверям. Лишь бы близнецы были дома. Женщина нажала кнопку домофона и дождалась ответа:
- Доброе утро, меня зовут София Рихтер, я из  Главного управления федеральной уголовной полиции. Мне бы хотелось с вами поговорить.

+2

3

Второй день Ноа чувствовал себя не в своей тарелке. Две смерти за последнюю неделю - не так уж и мало, хорошо еще, что на похороны того самоубийцы-"летуна" их не приглашали, не настолько близнецы с ним были дружны. Да и Рене... Не хотелось снова проводить ее через все это - траурные платья, скорбные лица, ветреное кладбище... Нет, хватит с нее и того дня, больший груз, того и гляди, надолго придавит ее к земле, ведь сестра только с первого взгляда была такой сильной и независимой, в жизни же Ноа не встречал пока человека, больше всего нуждавшегося в моральной поддержке и твердом плече рядом.
   Было нечто странное в двух самоубийствах, что-то неуловимое, неясное. Мерц всей своей сверхъестественной сущностью чуял подвох, но никак не мог ухватить верткую мысль за хвост, не мог связать воедино последние слова парнишки и слухи, окутывавшие первого погибшего. Ноа отменил все свои встречи до четверга, решив посветить это время сестре и осмысливанию произошедшего, прибрался в студии, придав ей до ужаса цивилизованный мир, и теперь, сидя за компьютером, искал в сети информацию о последних случаях самоубийств. Попадались в основном лишь сайты с психологической помощью, множество религиозных центров, несколько сомнительного содержания сайтов с разнообразными эзотерическими воззрениями... И до ужаса мало конкретной информации даже в онлайн-изданиях местных газет и журналов. Словно и не было последних смертей, словно и не существовало никогда тех двух юношей...
   Звонок в дверь вырвал Ноа из задумчивости, заставил вздрогнуть и нервно выдохнуть: так легко накрутить себя, когда ты один и ничто не нарушает тишину... Пришлось таки поднять себя с кресла и впустить в дом незнакомку...

- Проходите, пожалуйста. - Посторонился юноша, пропуская в квартиру полицейскую. С порога открывалась маленькая домашняя студия,  свернутые под потолком рулоны фонов, высокие стеллажи с реквизитом, затянутые тканевыми чехлами от пыли, да вполне себе обжитый гостиный уголок с чуть потертой временем мебелью.
- Кофе? Честно говоря, я не представляю, что полиции могло бы от нас понадобиться... О том пареньке, что утопился, мы рассказали все еще несколько дней назад, вряд ли мы вспомнили что-то новое.
   Ужасно не хотелось вспоминать о недавних событиях, о ветре на крыше, о скрипе песка и прошлогодних жухлых листьев под ногами, о безумной улыбке и сломанном теле на асфальте. Сознание отказывалось воссоздавать картину полностью, лишь отрывками, как фотокарточки. И пролистывать их в ускоренном режиме Ноа еще не решался.
- Моя сестра будет позже. Вы хотели поговорить с нами обоими? Тогда, наверное, придется ждать довольно долго...
   Женщина, София Рихтер, была симпатичной - ни годы, ни тяжелая работа так и не смогли этого скрыть. Если бы она была кем-то из крылатых, то наверняка очаровывала бы не одно поколение своих коллег... "Нет, ты снова думаешь не о том." - мысленно одернул себя Мерц, нервно улыбнувшись своей собеседнице и сцепил готовые задрожать пальцы в замок. Неделя обещала быть очень нервной.

+2

4

- Черный, без сахара, если Вас не затруднит. – София прошла в квартиру Мерцев, присев на предложенное место. – Я действительно надеялась застать и Вашу сестру тоже, именно поэтому пришла так рано. Если у меня не получится поговорить с ней, передайте ей, пожалуйста, мою визитку, – женщина протянула руку к карману пиджака и достала оттуда строго оформленную визитку, на которой были указаны ее контактные данные, и протянула ее молодому человеку, - мне очень важно поговорить со всеми свидетелями. Чтобы составить полную картину происшествия. То, что не заметили Вы, могла увидеть она, и наоборот. Не волнуйтесь, – Рихтер ободряюще улыбнулась, всем своим видом показывая, что настроена дружелюбно, – никто ни в чем вас обоих не обвиняет, это стандартная процедура.
Швейцарка окинула взглядом интерьер квартиры, отметив про себя, что для мастерской, совмещенной с жилыми помещениями, здесь довольно комфортно. Совсем неплохо для довольно молодых людей – у нее в их возрасте была в распоряжении только тесная съемная квартирка.
- Ноа. Я ведь могу Вас так называть? Так вот, Ноа, буду с Вами откровенна, Вы, наверняка, слышали, что в последнее время участились случаи самоубийств среди молодежи. Вокруг все только и делают, что об этом говорят, списывая все на влияние секты. Возможно, что в чем-то они правы, кто-то явно подталкивал этих ребят к краю пропасти. По крайней мере, я в этом уверена. Я знаю, что один из погибших был Вашим близким другом. Думаю, Вы наверняка хотели бы узнать, что, на самом деле, с ним случилось, и для этого мне нужна Ваша помощь. – София достала из папки фотографию парня, спрыгнувшего с крыши, и протянула ее Ноа, наблюдая за его реакцией. – Я думаю, что Вы были на той крыше. В отличие от местных я более тщательно подошла к данному вопросу. И знаете, что я обнаружила? В день гибели этого человека в том самом доме проходили похороны Вашего друга, и этот парень приходил туда – его видело несколько свидетелей. Кроме того, один из соседей утверждает, что видел двоих, мужчину и женщину, которые ругались с покойным. Еще немного времени у меня ушло на то, чтобы опросить несколько людей, бывших в тот день на похоронах, и узнать у них, кто из друзей утопленника, по их мнению, больше всего подходит под описание, данное соседом. Так я нашла вас обоих. Ноа, Вы ничего не хотите мне рассказать?

+1

5

Я посмела сбить очередь, так что, Ноа, извини, что тебе придется передумать на счет своего поста. Впрочем, ты после меня, полагаю, так что все не очень-то сбито, кажется.
[AVA]http://sa.uploads.ru/ZWaQn.jpg[/AVA]
Проснулась я резко, будто на меня вылили стакан воды. Непроизвольно щуря глаза от яркого солнца, я стала шарить ладонью по постели, искать Ноа. Мне нужна его рука, объятия, тепло. Хоть немного. Прав он был, говоря когда-то, что я слишком близко воспринимаю переживания людей. И теперь, после ударной дозы человеческих чувств, я валяюсь без сил уже который день...
- Ноа... - я надеялась на то, что он сидит на подоконнике и курит, но ни запаха дыма, ни ответа. По крайней мере, я догадалась сначала позвать, обойдясь без попытки посмотреть на убийственное солнце.
Я, как была, в одних трусах, стала искать Ноа... И черт меня дернул, за секунду до того, как увидела его, сказать громко: "Мне нужен утренний поцелуй и немного больше". Картина маслом. Какая-то женщина, брат, и я топлес. Не сказать, что мне было что скрывать, но несколько неловко.
- Хм. И кто Вы? - не смогла сдержать агрессивный прищур, поджатые губы, аж руки скрестила на груди, и тут же плюнула на это выяснение обстоятельств, - Позвольте мне забрать брата на пару минут, если можете пережить их без него.
Короткий кивок в сторону спальни, и не ради того, чтобы исполнить мои желания - я просто хотела выяснить обстоятельства, перед тем, как вновь появиться перед этой женщиной.
Я не ожидала что он действительно пойдет за мной, потому и стала сразу копаться в своих вещах, оттягивая момент повторного появления перед чужой. Мне было неловко, и я это достаточно успешно скрыла. Моя агрессия к чужим сыграла на руку - прикрыла всякую стыдливость, на те мгновения, пока мне приходилось делать вид, что я вовсе не нага.
Пока я ждала брата, решила осмотреть собственное тело. На предмет того, как скоро потребуется подновить мои тату. Выяснилось, что достаточно скоро. Тон на древе, что росло по моему боку от бедра и до подмышки, уже почти выцвел - его корни потеряли ту глубокую зелень, что все еще красовалась на моих набросках. Стопка карт же, "закрепленных" подвязкой, наоборот, будто вчера набита. Азарт и целомудрие. Любопытно то, что азарт мне присущ лишь в отдельно взятых моментах жизни, а целомудрие и вовсе, лишь тогда, когда я ищу очередную модель для портрета.
Непередаваемое ощущение доминирования сопутствует этому выбору. Ты смотришь на модель, изучаешь ее изгибы столь пристально, что она начинает думать о всяких пошлостях, и вот румянец касается ее щек, взгляд становится томным. А я, в такие моменты, все стою, как фригидная, и изучаю ее линии. Люблю это чувство. Ну, да не о том речь. Одежда выбрана.
- Ноа, кто она?.. - мой голос уже не так тверд, как ранее, а шаги брата я услышала, пока натягивала на себя платье. Бардовые кружева зацепились за цепочку, и я нелепо стала стоять, в попытках одеться-таки пытаясь дергать платье, - помоги, пожалуйста. За цепочку зацепилось, - крест на шее. Я его надела чтобы чувствовать поддержку. Брат не сможет меня обнимать на глазах этой женщины, наверное, а так нужно...

Отредактировано Рене Мерц (25.05.2014 01:29:34)

+3

6

Хотя София и уверяла, что визит ее носит мирный характер, Ноа было не по себе. Его кружка с кофе осталась нетронутой, напиток можно было с чистой совестью выплескивать в раковину - он уже потерял все свое очарование и теплоту. Выслушивая полицейскую, Мерц лишь кивал, не поднимая глаз и смотря только на темный провал кофейной поверхности. Только когда перед носом у него возникла фотокарточка - вздрогнул и скривился, как от боли.
- Я... Простите... Две минуты. - Голос Рене, пусть и наполненный враждебностью ко всему инородному в их жилище, звучал райской музыкой, ведь этот сердитый оклик позволил Ноа подняться и отойти подальше от Софии Рихтер, полицейской с чересчур цепким взором и острым умом. Позволил скрыть от нее свое волнение, совладать с неизвестно откуда взявшимся страхом. Они с сестрой ведь ничего не сделали, ничего, за что их можно было бы осудить. Или нет?..
- Полиция, Рене. Они хотят поговорить о том происшествии. - Тихо, почти шепотом ответил Ноа на вопрос девушки, выпутывая украшение и религиозный символ в одной подвеске из кружева, помогая стянуть ткань вниз, оглаживая складки на талии, и, отведя волосы Рене в сторону, осторожно застегивая молнию-"невидимку". - Думаю, нам все же следует ей обо всем рассказать...
   Напоследок, пользуясь последними мгновениями сомнительной уединенности, Ноа крепко обнял сестру, спрятал лицо в ее волосах и вдохнул их запах. Ему очень хотелось оставить Рене здесь, не выпускать ее к утренней посетительнице, не заставлять заново проматывать в памяти тот кошмар. Но у жизни на близнецов были иные планы, пришлось выйти из спальни и возобновить так неловко прерванный разговор.
- Да, мы видели его. Мы как раз собирались уходить, когда этот ненормальный напал на Рене.
   Присутствие сестры определенно благотворно сказывалось на Ноа - он перестал так нервничать, голос обрел твердые нотки, теперь он мог заглянуть в лицо Софии и не отвернуться. "Нам нечего бояться..."
- Естественно, я погнался за ним... сами понимаете - не оставлять же такой инцидент без последствий. А потом... Он просто стоял там, на краю, улыбался и нес какую-то околесицу. Что-то про музыку или... Не помню. Рене?
[AVA]http://sa.uploads.ru/GzReC.jpg[/AVA]

Отредактировано Ноа Мерц (25.05.2014 19:04:31)

+1

7

«Вот это поворот, – София проследила взглядом за полуголой девицей, набросившейся на нее, иначе и не выразиться – таким негативным оттенком обладало каждое слово Мерц, будто обманутая жена, застигшая мужа с любовницей, – интересные порядки в этой семейке»
- София Рихтер, я из… – только и успела ответить полицейская, прежде чем девушка, не слишком утруждая себя церемониями, попросила брата уйти за собой, что тот послушно и сделал. Рихтер лишь тихо вздохнула, проворчав себе под нос что-то о современных нравах и неуважении к представителям закона, и отпила кофе, принесенный для нее. Ей-богу, не ломиться же вслед за ними. Чего-чего, а терпения у нее всегда было в достатке.
Пока хозяева квартиры отсутствовали в поле ее зрения, женщина позволила себе чуть лучше осмотреться вокруг, пытаясь заметить что-то, что может заинтересовать ее. Но, к счастью или нет, ничего особенного, на чем остановился бы профессиональный взгляд, она не нашла и вернулась на свое место. Как раз вовремя, потому что близнецы, уладив свои семейные вопросы, вышли к ней.
После признания Рене, кажется, давшегося не так-то просто, женщина некоторое время молчала, обдумывая новые вопросы.
- Я рада, что вы оба не пострадали. Еще раз повторяю, что ни в чем вас не обвиняю, вот только, согласитесь, такое поведение выглядит несколько необычным. Если бы кто-то из моих коллег взялся за расследование так же, как я, вас могли бы арестовать до выяснения всех обстоятельств и, скорее всего, сделали бы главными подозреваемыми хотя бы из-за того, что вы все утаили. Я бы хотела, чтобы вы с максимальной точностью вспомнили, что говорил погибший, как он двигался, не показалось ли вам, что он был под воздействием наркотиков?

+1

8

Я не двигалась, пока брат помогал мне с платьем, улыбаясь молчаливым прикосновениям к моей талии. И облегченно выдохнула, когда брат обнял меня - я знаю о чем он думает, посему я просто кладу ладони ему на грудь, чуть глажу и отстраняю. Ему незачем беспокоиться обо мне больше положенного, а мне незачем соблазняться на то, чтобы продлить наше одиночество еще ненамного. Мои волосы сейчас пахли какой-то травой. Потому что мой шампунь закончился и я воспользовалась шампунем брата.
Пока брат вновь пошел к полицейской, я отправилась на кухню - сварить себе кофе и покурить, пока есть время - боюсь, под взглядом мента я подавлюсь дымом. Под тихий шелест турки я стала дымить в приоткрытую форточку, ежась от будто клубящейся вокруг меня прохлады.
Поставив чашку на столик, зажав в пальцах недокуренную сигарету, набитую тяжелым табаком, я опустилась на диван, рядом с братом. И почти забросила ноги ему на колени, как делала это обычно, когда мы сидели здесь... Полицейская.
- Он говорил не про музыку, брат, - я посмотрела в глаза полицейской. Да, наверняка я источала враждебность, но я ко всем служителям закона была такова. Оставалось лишь надеяться на то, что взгляд мой был хотя бы не полным ненависти, - Я знаю как выглядят те, кто уже не в адекватном состоянии. Вам действительно нужны показания сумасшедшего?
Впрочем, сама себя одернув - это ж полицай, им все под запись нужно брать, рассказала таки:
- То, как умер этот человек, разнесется песней по городу, заразит всех мелодией, и станет гимном каждого, - произнеся это, я стряхнула пепел с истлевшей сигареты в пепельницу, вдавила окурок в стеклянное дно, - Вот что сказал тот мальчишка. Я же говорила, он болен. Вам же не стоит цепляться за околесицу, не имеющую реального или скрытого смысла. Впрочем, да, что может знать человек, который не является псом закона, конечно, - хмыкнула.
А она, на удивление, не среагировала на мой выпад, либо среагировала излишне пассивно. Мои показания, произнесенные с напускной агрессией лишь потому, что я не люблю неконтролируемых людей в нашем доме. Не приглашенных, но имеющих право здесь находиться и лезть в любую щель. Иначе, кажется, "препятствие следствию".
- Конечно, - скрестила руки на груди, пропуская мимо ушей угрозу о подозрении - мы не виновны и являемся в большей части зрителями, надзирателями всей этой ситуации, а не ее генераторами, - Человек, сиганувший с крыши, являлся преследователем. Помните, больные сталкеры? Должны бы помнить. И недавно умер объект его любви и болезни. Я не знаю, что послужило причиной его состояния - неадекватность сознания от горя, или же принятие наркоты на той же основе. Впрочем, после такого, Вы, вероятно, тихонько прикроете дело - это был самоубийца, и никакого криминала здесь нет.

Отредактировано Рене Мерц (31.05.2014 16:05:02)

+1

9

"Мы не посчитали нужным уведомить власти," - так и просилось сорваться с языка, Ноа с трудом удержался от этой реплики, понимая, что ни к чему хорошему она не приведет. Да и, в конце-концов, он и сам не до конца понимал, почему близнецы никому не говорили о том происшествии. Хотели забыть поскорее? Вполне возможно...
   Признание Рене вызвало у него лишь горькую улыбку. Так уж получилось, что именно девушка стала одной из осей, вокруг которых завертелись события последней недели, но она этому совсем не была рада, впрочем, как и сам Ноа. И тем не менее, ему хотелось разобраться, докопаться до причины самоубийств, пусть сестра и не одобрила бы этого стремления...
- Тогда, на похоронах, говорили, что Маркус тоже слышал песню... - негромко дополнил экспрессивное повествование близняшки Ноа, переводя взгляд с сестры на Софию и внимательно всматриваясь в ее лицо. - Его тоже считали сумасшедшим, но он хотя бы не бросался на людей. Госпожа Рихтер, скажите честно, что вы сами думаете насчет этого дела?
   Может, следовало немного усилить давление на женщину? Внушить ей ощущение безопасности, наполнить доверием... Ведь это было так просто, ведь для Потомка было бы так естественно...
   "Нет!" Не в первый раз Ноа замечал, что его тянет использовать дарованную то ли природой, о ли высшими силами сущность чудовища, тянет доказать себе, что он тот, кем является. Но Рене - она тоже была человеком, что, если после таких выходок она решит, что все ее окружение, вся ее жизнь - продиктована деспотичным близнецом? Что ее характер, ее привычки - лишь попытки избавиться от стороннего вмешательства в сознание? Ноа не мог пойти на такое, не мог еще раз напомнить сестре об их существенном различии.
- Я мог бы помочь! - неожиданно для себя самого заявил молодой человек, пожимая плечами. - Нас с Рене знают в смежных компаниях, охотнее разговорятся, может, и получится узнать что-то новое... Впрочем, если вы не против на пару дней сменить имидж, то и сами сможете на всех взглянуть.
   Еще одно безумие, но гораздо более приземленное: София еще молода, если ее приодеть и накрасить, то мало кто заподозрит в ней полицейскую. Она же видит, как среагировала Рене на ее появление, а ведь такое отношение будет у большинства из клубной неформальной тусовки. У всех тамошних обитателей были свои тайны, даже сам Ноа не мог сказать с уверенностью, что у них за плечами - лишь разовое курение травки или извращенные маниакальные страсти. На всякий случай он протянул Софии свою визитку - рабочую, с тисненой серебристой рамкой и стилизованной химерой - логотипом компании.

+2

10

Женщина очень внимательно посмотрела на своих собеседников. С людьми их занятия, да и что скрывать, привычек и характера, она сталкивалась не единожды. Кто-то из них пытался угрожать связями, кто-то попросту не пускал в дом «без ордера», кто-то охотно сотрудничал, а кто-то пытался выплеснуть излишнюю агрессию. Как эта девушка. Она, судя по наблюдениям Софии, или просто очень не любила полицию, или была явно раздосадована  внезапным появлением в ее уютном жилище, незнакомки, теперь выливая на нее, как из ведра, накопившуюся раздраженность. А может быть и се сразу – Рихтер не могла отнести себя к категории признанных знатоков человеческих душ, но зато она отлично умела сохранять спокойствие в разговорах с самыми разными людьми. Исключение составляли, разве что, случаи, касающиеся лично ее.
- У Вас хорошая память, госпожа Мерц, – София записала в блокнот точную фразу, услышанную от Рене, сделав небольшую пометку-напоминалку рядом с ней, – очень хорошо, что Вы все дословно пересказали, благодарю. Не могли бы Вы сказать мне, в котором часу вы с братом впервые заметили его на похоронах, было ли у него что-то с собой? Возможно, наши криминалисты могли что-то упустить из виду. И еще, мне бы хотелось узнать, какими были отношения между двумя погибшими. – Рихтер намерено не отреагировала на очередную нападку со стороны девушки решив, что ей, наверняка, сейчас не по себе от ее расспросов, связанных со смертью не только прыгуна, но и друга. Воспоминания далеко не всегда приносят радость. – А дело, по крайней мере пока, я не намерена закрывать. Я изучила показания родителей, друзей и знакомых многих погибших ребят и не нашла никаких предпосылок к самоубийству. Откровенно говоря, я считаю, что им помогли совершить этот страшный шаг, большинству уж точно.
«Мне уже доводилось сталкиваться с подобным, тогда очень милый, добродушный психиатр внушал своим пациентам, что они избраны Господом и он жаждет принять их в свои объятья. В результате четыре трупа и врач, сам ставший пациентом».
- Значит, господин Мерц, - полицейская не стала называть его по имени, чтобы избежать гнева сестры, – Вы утверждаете, что Ваш друг тоже слышал что-то подобное? А это уже похоже на тщательно проработанную схему промывки мозгов. В любом случае, я обещаю вам обоим, что буду прилагать максимум усилий к поимке преступника. В том, что здесь не все чисто, я даже не сомневаюсь.
София собрала фотографии, положив их обратно в папку, и ненадолго задумалась, услышав предложение Ноа. Имидж, значит. Видимо с этой работой она стала совсем плохо выглядеть, раз сказано все так осторожно. Женщина позволила себе легкую улыбку – а ведь когда-то она любила экспериментировать над собой.
- Я не против, если не против Ваша сестра. Думаю, это будет интересным опытом.

+1

11

Рене не могла сказать, почему она так агрессивна, но увидев фотографию воробья, девушка поняла, что сейчас взорвется, вспыхнет, бомбанет. Она должна взять себя руки. Она обязана взять себя в руки.
  Ее раздражало то, что София никак не реагировала на ее выпады. И внезапно поняла, что ее раздражает спокойствие Ноа. Она единственная здесь была мегерой. Не совсем оправдано, не совсем понятно. И когда Рене это поняла, она буркнула извинение и, прежде чем продолжить беседу, вышла в туалет.
  Девушка включила холодную воду и, упершись руками в раковину, хмуро посмотрела на свое отражение. И где же та превосходная Рене Мерц, которую так сложно вывести на откровенную агрессию? Где тот провокатор, которого так ненавидели и так обожали? Он сдулся. Виной ли тому усталость или череда смертей — не важно. Она должна взять себя в руки. И она возьмет.
Умывшись холодной водой и сделав пару глубоких вдохов и медленных выдохов, Мерц вытерла лицо полотенцем и вернулась в гостиную.
— Прошу простить мне этот резкий выпад, — произнесла она, вновь присаживаясь рядом со своим близнецом. — Вы должны меня понять — две смерти буквально за неделю, свидетелями одной из которых нам с братом довелось оказаться, несколько подорвали мое состояние. Мы не привыкли иметь дело со смертью. Для меня это оказалось ударом.
  Рене говорила медленно, взвешивая каждое слово. Ноа не должно быть стыдно за ее поведение. В конце концов, она уже не маленькая истеричная девочка, и вести себя так — унижать саму себя. К тому же на провокации Рихтер не велась.
— Дайте подумать, — Рене сделала маленький глоток кофе и посмотрела куда-то вглубь себя. — Я не заметила его во время церемонии. Ноа? — она посмотрела на своего брата, как бы спрашивая, может быть он его заметил? — Мы были слишком подавлены случившимся, к тому же большую часть времени я провела с Лил — девушкой Маркуса. У нее случилась истерика, знаете? Она очень любила его. И я потратила около часа, пытаясь  ее успокоить. После я нашла Ноа, и мы решили покинуть это мероприятие, потому что оно очень давило на нас. Понимаете?  — Она внимательно посмотрела в глаза полицейской, впрочем, не ожидая увидеть в ее глазах даже толики понимания.  — Воробья... То есть Криса — поправила она себя, — мы встретили на лестничной площадке, когда в доме отключили электричество. — Рене старалась абстрагироваться от своего рассказа, и это было видно. Ей тяжело было вспоминать тот день: она до сих пор не успокоилась. —  Он был безумен, в руках у него был нож. Мы с ним столкнулись, он попытался причинить мне вред. — Ложь чистой воды. Парень вообще не обратил на них внимания — это Рене бросилась к нему. Но Рихтер знать это совсем не обязательно. — Ноа обезоружил его.
  Рене сделала глубокую затяжку, докурив в один вдох почти дотлевшую сигарету, и выдохнула в сторону дым. София не спрашивала о том, что происходило дальше, а Рене не считала нужным рассказывать о том, как они хотели вывести мальчишку наружу, как он лягнул ее брата, как они погнались за ним на крышу. Может быть, Ноа ей все уже рассказал. А может быть и нет.
— А на счет отношений... Не было между ними никаких отношений. Вы просто не знали Криса при жизни — невзрачный парнишка, тень да и только. Он фанател от Маркуса. Нет, он не был поклонником. Скорее, он его желал. Вы же понимаете, о чем я? — Легкий вопросительный изгиб брови. — Маркус его практически не замечал. Трудно заметить мышь. Поэтому между ними не было никаких отношений, кроме стандартного «привет-пока».
  Рене внимательно слушала то, о чем говорит представитель закона. Она уже успокоилась и готова была воспринимать информацию.
  Значит, трупов намного больше, чем два? Странный клубок смертей. Дети, не склонные к суициду, покидают этот мир, оставив после себя... ничего. Лишь труп и вопросы без ответа. Но почему Вы считаете, что Маркус и Крис относятся к этому делу? Впрочем... а почему бы и нет? Вполне логично.
  Предложение Ноа сильно удивило Рене. Он предлагал полицейской окунуться в их среду? Он хочет выдать ее за одну из нас? Шок. Полные удивления глаза, устремленные на архитектора.  Ты в своем уме, брат мой?
  Рене обескуражена. Из состояния «зависа» ее вывела реплика Софии. Девушка тут же отвернулась от Ноа и посмотрела на детектива. Она не спешила с ответом, взвешивая все «за» и «против» такого предложения. Смерила женщину взглядом. Долгим, оценивающим.
  Как превратить эту незнакомку в девчонку из их тусовки? Предположим, Рене сможет сотворить из нее неформала. Чисто внешне, потому что она художник, для нее это не проблема. Но манеры полицейской выдадут ее с головой. Салдафоны всегда остаются салдофонами.
  Мерц вновь посмотрела на своего близнеца, пытаясь понять, почему он вызвался помочь. Смерть Маркуса все же задела его? Или он просто больше не может сидеть в этой неизвестности? Желание скинуть себя ответственность за смерть воробья? Не важно. Рене доверяет своему брату целиком и полностью. О причинах, побудивших его совершить этот странный поступок, они поговорят позже. А сейчас...
— Да, — наконец заговорила девушка. — Это будет интересный опыт.

Отредактировано Рене Мерц (21.08.2014 01:59:20)

+2


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 18.03.2013 Клубок смертей (заморожен)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC