Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 27.03.2013 С каких пор у нас общие проблемы?


27.03.2013 С каких пор у нас общие проблемы?

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Время и Место: ночь с 27 марта на 28 марта 2013

Участники: Каин Норберг, Рейвен Чельберг

Предшествующий эпизод:
Каин: 26.03.13 Свет маяка
Рейвен: упоминание ранения 7.03.2013 Редкий экземпляр, 3 пост
Краткое описание эпизода:
Факт того, что Рейвен знает адрес Норберга, в последнее время выводит Каина из себя. Еще больше его напрягают ночные визиты дилера, потому что обычно звонок в дверь в первом часу ночи ничего хорошего не предвещает.

Предупреждения: -

Отредактировано Каин Норберг (01.06.2014 17:02:11)

0

2

Всем известный факт – ночь создана для сна, особенно, если днем ты пашешь как проклятый.
Однако современная молодежь, как правило игнорирует сей факт и предпочитает вести активную жизнедеятельность исключительно в темное время суток. Благо Женева изобиловала множеством баров, клубов и прочих заведений, где можно оставить за один вечер месячную зарплату, а то и больше.
Норберга же было трудно сманить из дома после полуночи. Секретарь клиники пластической хирургии предпочитал являться на работу выспавшимся, свежим и бодрым. Вряд ли бы он таким смог быть после бессонной ночи в каком-нибудь баре.
Стрелки на часах медленно подползали к двенадцати, Каин еще не спал, зато успел принять душ после вечерней пробежки и поужинать. Теперь же Норберг сидел в кресле в гостиной и читал Канта: «Критика чистого разума» - идеальная вещь, чтобы отрубиться. Вот Норберг и дремал, пока не предпринимая попыток сменить место дислокации и переместить тело до кровати.
Кажется, звонил телефон, но мобильный был брошен на тумбочке в спальне, а идти туда было лень. Только вот через пятнадцать минут тишину нарушил звонок в дверь, кто-то очень настойчиво давил на кнопку, стараясь привлечь внимание хозяина квартиры. И если телефон можно было проигнорировать, сделать тоже самое с нежданным гостем было невозможно.
- Ну и кого там принесло, - недовольно проговорил Норберг, захлопнув книгу. «Критика чистого разума» была отложена на журнальный столик, а Каин отправился открывать дверь, вспоминая на ходу, закрыл ли он кран в ванной и не залитые ли это соседи с нижнего этажа. А то был прецедент, пришлось потом половину их ремонта оплачивать. Спонсировать снова это семейство Норберг не собирался.
Однако лучше бы это были соседи. Через дверной глазок ночной гость был идентифицирован, как Рейвен. Лучше бы это были залитые соседи. Интересно, можно ли прикинуться, что его нет дома? Хотя этот засранец стопроцентно засек свет в окнах квартиры. Зачем явился Чельберг посреди ночи пока было загадкой, и, если честно, Каин совсем не хотел знать зачем дилер притащился. Идеальным вариантом было бы, если Рейвен сейчас решит уйти, так и не дождавшись, что ему откроют.
Звонить перестали, зато тут же последовал стук кулака о дверь. Не выдержав, Норберг все же открыл и замер в ожидании посреди дверного проема.
- Слушаю, только коротко..
Ой, что-то подсказывало, что все это опять затянется и будет далеко не коротко и не быстро. Неприятности в последнее время притягивались к Рейвену как магнитом. И постоянно, постоянно каким-нибудь боком, но они касались и Каина. И это бесило. У секретаря Дитера Крамера своих проблем хватало по горло, а в связи с недавними событиями эти проблемы приобретали катастрофичный характер. Жизнь подкидывала сюрпризы один лучше другого, но все они были не очень приятными.

Отредактировано Каин Норберг (02.06.2014 03:42:17)

+1

3

В планы Рейвена не входило бродить по городу среди ночи, но так уж сложилось, что обстоятельства хотели класть на его планы.
Он, как всякий хороший мальчик, валялся вечером на кровати, жевал хлопья, выуживая их пальцами прямо из пачки и ничем не запивая, листал книжку, которая рухнула на него, пока он шел мимо книжной полки, и никого не трогал. Безобидней, чем Рейвен сейчас, был разве что грудной младенец, да и тот орал.
Сначала появилось предчувствие опускающейся сверху задницы, но Рейвен принял его за обычное чувство голода и попросту начал засовывать руку в картонную упаковку чаще.
Потом в дверь постучали.
Рейвен, который гостей не ждал, но всегда им был рад, пошел к двери и приоткрыл ее. Глазка не было: на такие мелочи он никогда не разменивался, зато цепочку повесил в первый же день.
— Поболтаем? — предложили ему.
Взгляд человека Рейвену не понравился. Он видел много обдолбанных парней и барышень, но этот отдельный экземпляр казался выходцем из ада: у него были горизонтальные зрачки, они будто не фокусировались, смотрели на все лицо Рейвена разом и вообще никуда. Сразу стало стремно.
Рейвен, ласково и очень по-доброму улыбаясь, тут же согласился:
— Ну ладно, давай, только дверь открою.
Разумеется, чтобы снять цепочку, нужно было сначала дверь прикрыть, что Рейвен и сделал. А потом, пока козломордый не опомнился, припустил к окну, из которого очень удачно можно было выбраться на пожарную лестницу. Рейвен подбирал квартиру, не прощаясь с параноидальными мыслями, потому что знал, что уж лучше перебдеть, чем потом снимать свои же кишки с потолка.
Пока он бежал по квартире, в дверь начали ломиться. Рейвен, каким-то чудесным образом подумавший мозгом, схватил сумку, которую еще сегодня тащил с собой на лекции, сиганул из окна, больно приземлился на лестницу и поскакал вниз.
Нужно было где-то спрятаться, но людное место казалось Рейвену опасным: лица козломордого он не запомнил, только эти ненормальные глаза, от которых все внутри ощетинилось и сделало пару десятков непрерывных сальто. Проще сказать, от жуткого визитера его мутило. Встретить его неожиданно в каком-нибудь клубе можно было приравнять к фатальному бедствию. Еще меньше Рейвен был бы раз увидеть его в пустынном переулке.
С помощью коротких логических соображений Рейвен пришел к выводу, что ему срочно нужно сходить в гости в ближайший радушный дом. Он выудил из кармана штанов мобильный телефон, чудом попадая в сенсор, нашел номер Каина в телефонной книге, приложил к уху. Этот был не тем человеком, который без проблем принял бы Рейвена в ночи, но как-то так выходило, что в трудную минуту лучше бежалось именно к нему.
Каин трубку не брал. Рейвен решил не мелочиться и забежать в гости так, как есть.
После пар он забежал в магазин, купил три банки пива и забыл из в сумке. Кто ж знал, что он такой молодец? Главное вообще своевременность.
Чувство того, что за ним продолжается погоня, не покидало Рейвена долго, а потом очень к месту притупилось, когда он пару раз повихлял по дворам, перепрыгнул через один забор и окольными путями, пробираясь прямиком через кусты и не жалея ни одного долбаного растения, добрался, наконец, до дома Каина.
Когда дверь открылась, Рейвен успел десять раз мысленно воззвать к половине богов, которых он знал, а филология предполагала знакомство с кучей мифологических персонажей. Каин появился в поле зрения на "аидперсефонагребаныйматьегосет". Рейвен тут же лучезарно улыбнулся ему и, наплевав на всякие правила приличия, просочился внутрь, отодвинул хозяина квартиры в сторону, прижался спиной к двери, захлопывая ее и наслаждаясь звуком щелкнувшего замка.
— Да я, знаешь, купил пивка и понял, что пить его не могу без своего любимого друга Каина! А пока его нес, оно согрелось, но мы сейчас спасем ситуацию, ты не переживай, — Рейвен болтал как ни в чем не бывало и уже сам нашел и кухню, и холодильник: даже открыл последний, а теперь рылся в сумке, выуживая оттуда по банке пива.
Он повернулся, прижался спиной к прохладному металлическому корпусу и заулыбался, будто действительно пришел в гости, притом делал подобное каждый день, а не в очередной раз решил скинуть с себя груз проблем и бед. Было бы очень обидно, очухайся сейчас полусонный Каин, схвати его за шкирку и вышвырни на улицу к козломордому, но Рейвен искренне надеялся на понимание и прощение.

Отредактировано Рейвен Чельберг (02.06.2014 04:25:49)

+1

4

Не удосужившись спросить разрешения, Рейвен проник внутрь квартиры. Вот уж для кого – наглость – второе счастье. Этот представитель вида «студент обыкновенный» обладал такой изворотливостью и таким талантом подстраивания любой ситуации под себя, что, казалось, когда-нибудь он обставит и саму старушку Смерть.
- Что-то мне во все это слабо верится, - Каин вздохнул и последовал за нарушителем спокойствия на кухню. Это вот как должно все выглядеть? Они усядутся за стол, будет пить пиво, разговаривать по душам, как хорошие друзья?
Норберг недовольно смерил взглядом Чельберга, так по-хозяйски роящегося у него в холодильнике.
Очень хотелось выпнуть Рейвена за дверь, но это лишний шум, а привлекать внимание соседей к своей квартире не хотелось.
- Да и с каких пор мы «друзья»?
Перетягивать сугубо коммерческие отношения в дружеские, значит рыть могилу их маленькому бизнесу. Каина вполне устраивало созваниваться с дилером время от времени и пересекаться на нейтральной территории раз в месяц, а то и в квартал. Но каждый раз, каждый божий раз у Рейвена что-то случалось и так или иначе парень умудрялся втягивать в свои неприятности Норберга. Не смотря на это, Рейв был единственным через кого можно было осуществлять сбыт препаратов и не опасаться раскрытия.
Вот и сейчас, Каин чувствовал, что Чельберг явился посреди ночи не просто так. Оставалось выяснить, какого черта ему было нужно.
- Если ты сейчас не озвучишь внятную причину, почему я не должен тебя выгнать в шею, я действительно тебя выгоню. И отмазки типа «на улице темно и страшно» не прокатят.
Каин достал пачку кофе и включил кофеварку, пить пиво он был не намерен, но раз все равно придется терпеть компанию Рейвена, нужно было себя чем-то занять.
Страшно подумать, а ведь семь лет назад Каин был таким же беспокойным, суетным подростком, тратящим большую часть своего времени на продажу наркотиков. Только он был гораздо осторожнее, чем вечно попадающий в неприятности Рейвен. И одумался Норберг в восемнадцать, а этот субтильный все торгует, да и завязывать, как видимо, не собирается.
- Дай угадаю, проблемы с клиентами? Или ты опять кому-то что-то должен?
Наиболее вероятное развитие событий.

Отредактировано Каин Норберг (04.06.2014 16:25:46)

+1

5

Рейвен пожал плечами: вера Каина ему сейчас была не особо нужна, а вот приют — очень даже. Тем более, он ведь лгал. Рейвен никогда не ходил ни к кому просто так, а уж здесь бы точно не появился без повода. Все-таки он не был дураком и знал, где ему рады, а где — нет.
Только ему было на это плевать.
— Что?! — Рейвен изумился с такой искренностью, что чуть сам себе не поверил. — Ты не считаешь меня своим другом?! Каин, ты бездушная сволочь, ты только что разбил мое сердце!
Он схватился за грудь и плавно съехал вниз по холодильнику, пока не остался сидеть у пола. Удачно появившийся повод подурачиться однозначно спасал положение: у Рейвена ужасно тряслись колени, он не был уверен, сколько сможет простоять и получится ли опуститься на стул плавно, а не рывками.
Рейвен понимал, что на самом деле ему не весело, это защитная реакция организма. Он паниковал, был в настоящем ужасе, и теперь мозгу хотелось сделать вид, будто ничего шокирующего не произошло. Если бы Каин принял правила игры и согласился на перебрасывание колкостями, а не сразу перешел к проблеме, возможно, у Рейвена окончательно отлегло бы от сердца. Отвратительно, было бы обидно лет через пять превратиться в такого же собранного и не готового на великие свершения человека, как Каин, так ведь жить невозможно. Или дело в позднем часу?
Вздохнув, Рейвен опустил руки и принялся следить за Каином одними только глазами. На вопрос он не отвечал: думать о козломордом не хотелось, рассказывать как-то тоже не горело. И так будто бы эти глаза все еще пялились на него, хотя, вроде, дурное предчувствие немного отпустило.
"Конечно, ты же у Каина, придурок. Тут все настолько чинно и прилично, что не может вообще ничего произойти".
Наверное, именно поэтому Рейвен периодически врывался в его жизнь: ему хотелось покоя, для которого он не был создан, и уверенности, что все будет хорошо. У него не было постоянных нервотрепок и стрессов, зато когда случалось что-то странное, опасное, так или иначе нарушающее его привычный распорядок дня, — сильнее, чем постоянно нарушал он сам, — Рейвен прямо-таки физически нуждался, чтобы Каин, у которого всегда все было, как казалось со стороны, хорошо, помог с башни этой своей уверенности в завтрашнем дне.
Вон, у него даже стулья на кухне были, а Рейвен на прошлой неделе сломал тот единственный, который оставался в живых с момента заселения.
— Там темно и страшно, Каин, — пробормотал он, надавил пальцами на веки, помассировал их. — Хрен знает что творится.
Рейвен опустил руку, и перед глазами поплыли разноцветные круги. Он проморгался, вздохнул, забегал взглядом по всем столам и полкам, разглядывая кухню, лишь бы только отвлечься и продолжить сохранять спокойствие. Пока он бежал сюда, ему казалось, что в какой-то момент нервы не выдержат: Рейвен был готов орать, что никуда не пойдет и останется жить с Каином, с родителями Каина, с его первой учительницей — с кем угодно, лишь бы не возвращаться больше в собственную квартиру.
Он поморщился, чувствуя себя жалким в этой чистой, ухоженной и правильной кухне.
— Да ко мне тут один в гости хотел зайти... открываю дверь, а у него, ну, глаза с горизонтальным зрачком, как у козла, знаешь? — неловко пробормотал Рейвен. И повторил: — Хрен знает что, короче.
Звучало это ужасно глупо и нелепо.

Отредактировано Рейвен Чельберг (08.07.2014 19:04:53)

+2

6

С каких это пор Рейвен ночи стал бояться? Каин отхлебнул кофе и тут же резко отставил кружку в сторону.
«Твою ж мать, горячо!». Норберг обжег язык, зато сонливость как рукой сняло. Каин бросил взгляд на Чельберга, который сполз на пол и теперь походил на потерянного ребенка, но роль заботливой мамочки Норберг играть не собирался. Хотя бы потому, что Рейвену было не десять лет, чтобы кидаться его утешать, гладить по волосам и говорить, что все будет хорошо. Ему было почти двадцать, а значит пора начинать думать своей головой: Норберг – не панацея от всех бед.
Итак, значит к дилеру явился кто-то странный с вертикальными зрачками? К дилеру..ночью..кто-то странный..
- К тебе постоянно не пойми кто ходит и далеко не в светлое время суток. Или наркоту ты только элите нынче поставляешь?
Норберг вот за все то время, что сбывал наркотики, умудрился насмотреться на такой сброд, половину из которого можно было снимать в «Живых мертвецах» без кинопроб и без грима. Если ты дилер, тебе приходится общаться не только с тусующейся золотой молодежью по клубам, но и пересекаться с теми, кто уже одной ногой в могиле, с теми, у кого земельный цвет лица, впалые глаза и нет живого места на венах. Вот именно их глаза в момент настигающей ломки гораздо страшнее вертикальных зрачков.
- Может это..ээм..линзы были? – спросил отвлеченно Норберг, усевшись на высокий стул.
Это было самое логичное объяснение, если конечно Рейв не дернул барбитуратов. Сейчас можно было заказать себе линзы любого цвета, с любым рисунком. Фиолетовые, красные? Да пожалуйста. С вертикальными зрачками, горизонтальными, с пентаграммами? Без проблем. Были б деньги.
Или же.. Возможно ли, что это были реально вертикальные зрачки? Какова вероятность, что тот кто нарисовался на пороге квартиры Рейвена был одним из тех самых Постомков? После того, как Каин узнал о из существовании, он уже ни в чем не был уверен. Зрачки, когти.. что-то часто дилер натыкается на необъяснимое. Что-то часто Норберга в это все втягивают.
- Выгонять не буду, но только сегодня. А то ты скоро у меня поселишься.. И, боже, Рейвен, возьми себя в руки! Ты действительно выглядишь так, будто бы к тебе сам Дьявол явился.

Отредактировано Каин Норберг (07.06.2014 16:35:43)

+1

7

Рейвен поморщился, глядя на Каина со смесью раздражения и обиды.
— Ты думаешь, я идиот? — резко спросил он. — Никто из клиентов не знает, где я живу, мне не нужно вавилонское столпотворение из нариков. Хорошо, если человек десять наберется, которые смогут назвать мой адрес.
Поразительно, как быстро люди все забывали. Вот Каин, например, тоже торговал наркотой, только каким-то чудесным образом перестал учитывать различные правила безопасности, как только "завязал". Да и наличие мозгов у Рейвена, кажется, тоже в расчет не бралось.
— Тут-то вся херня как раз в том, что ко мне никто запереться не может, — продолжал он. — Эта паскуда меня, похоже, выследила. Я к тебе сюда такими путями бежал, что сам сейчас точно не скажу, где и как петлял, так что, если начал переживать — нет, тебя он не найдет.
Можно было бы сделать вид, что это забота о Каине, но им обоим было прекрасно понятно, что заботился Рейвен о сохранности собственной задницы, судьба чьих-то еще его не интересовала.
— Не знаю, я решил не дожидаться того момента, пока он заорет "Попался!" и признается, что это был крутой розыгрыш, — кисло отозвался Рейвен, глядя на Каина и рассеяно ковыряя пальцем пол. — Может, и линзы. После того, который мне всю руку разодрал, я стал еще более осмотрительным, чем до этого, знаешь ли, поэтому предпочитаю драпать сразу, как только почую намек на опасность.
Расписывать то, как сходило с ума предчувствие, он не стал. Конечно, многие знакомые предпочитали верить Рейвену, когда он говорил, что должно произойти что-то плохое, но за ним того и гляди было готово закрепиться звание городского сумасшедшего. Все эти твари треклятые, с когтями да глазами... Ведь никто не поверит, ни один человек! Даже ребята, с которыми он был тогда, когда психопат напал на них, потом сомневались, а не ножом ли их так.
Ну конечно, четырьмя ножами. Им встретился гребаный Росомаха.
Каин, вроде, и без того относился к Рейвену не очень хорошо, значит, и вся эта сверхъестественная ерунда репутацию не подпортит.
— А ты знаешь, что одним из животных Дьявола является козел? — тут же приободрившись, Рейвен собрал свои конечности, оттолкнулся от пола и встал. — Может, это был как раз он, а?
Все-таки правильно он сделал, что пошел к Каину: Рейвен даже не стал шутить по поводу того, что не может собраться, пока его не успокоят и не погладят по голове — можно сказать, уже успокоили и погладили.
Он полез в холодильник, по-настоящему хорошо оценил ассортимент, взял не пиво, которое притащил, а молоко и печенье, оглядел кухню в поисках кружек, болтая тем временем:
— С утра же свалю, не переживай. Не обещаю, что не буду заглядывать, но утром меня здесь уже не будет.
Думать о том, куда деваться и как быть, когда всякие странные козломордые мужики знают место проживания, не хотелось, но он не был бы собой, если б не нашел выход из положения.

+1

8

Слабо верилось, что за Рейвеном мог прийти посланник Дьявола, чтобы забрать его грешную душу. Дилер святым не был, но и мирового зла не творил. Так, мелко пакостил, но в масштабе планеты Земля это выглядело совсем незначительно.
О Потомках же Норберг заикаться не стал. Во-первых, потому что обещал Дитеру молчать, а во-вторых, он еще сам знал недостаточно, чтобы рассуждать о природе тех существ, что в последнее время так активно попадаются ему на жизненном пути.
От нервоза дилер вроде отошел, что все же радовало.
Норберг взглядом проследил, как Чельберг поднялся с пола и начал хозяйничать в холодильнике. Нет, ему не было жалко молока и печенья, просто Каин никак не мог привыкнуть к своевольному поведению Рейвена у себя дома. Просто каждый раз повторялось одно и тоже, чуть ли не пять лет подряд. Это должно было уже войти в норму и приниматься, как само собой разумеющееся. Рейв словно был не очень любимым родственником, которого и выгнать жалко и видеть не особо хочется. Норберг не понимал простой истины - Чельберг идеально вписывался в картину его бытия. В его повадках Каин видел прошлого себя, это напрягало, но и позволяло закрывать глаза на проступки Рейвена, лишь изредка ворча о неблагоразумности знакомого.
Дилер пообещал свалить утром. Что ж, так и будет, иначе Каин, уходя на работу, сам выпнет парня из квартиры.. Боже, завтра же на работу! Заметив озирающиеся взгляды Рейвена, который замер с пакетом молока в руках, Норберг вздохнул, открыл верхний шкаф, целенаправленно выискивая белую керамическую кружку с желтым ярким подсолнухом на боку, купленную давно, просто для того, чтобы было. Гости в этом доме появлялись не часто, поэтому и лишней посуды почти не было. Все посещения его квартиры сводились к точечный набегам Чельберга.
- Рана-то зажила? Без осложнений? – Каин поставил перед Рейвеном кружку, отобрав у него пакет молока, вынул с подставки разделочный нож, вскрыв бумажную упаковку. – Он же очень сильно тебя зацепил.
Прошло уже дней двадцать, хоть малахольный мальчишка с когтями успел и Каина наградить шрамом, его рана зажила давно, оставив после себя тонкую розовую полоску. Рейвена же полоснули гораздо сильнее.
Норберг налил молока в кружку, отставил пакет в сторону.

+2

9

Рейвен кивнул, хотел было взять кружку, но Каин сам взял ситуацию в свои руки: и молоко открыл, и даже налил его. Вот, спрашивается, и как ему удавалось после этого удивляться, что, случись какая неприятность, бегут к нему? Да Рейвену уже никто около года вот так молока не наливал, максимум — пива или чего покрепче во время пьянок. Или воды, если делалось плохо, а это происходило редко.
Все, что делал Каин, представлялось Рейвену суровой заботой. Не той, на которую горазды бабушки, вроде, приятной, но такой, что от нее не отмашешься. Это было мрачное "о-боже-что-за-придурок-иди-сюда-помогу-а-то-аж-смотреть-невозможно". После такого даже по шее могло прилететь, чтобы потом неповадно было, но до Рейвена то ли не долетало, то ли воспитательный момент Каин упускал.
В общем-то, все было так хорошо, что лучше и не придумаешь, а мрачной обреченности человека, наливающего в кружку с веселеньким подсолнухом, он не замечал.
Рейвен опустился на стул, поставил на стол локоть, причем так далеко, что, когда поставил подбородок на кулак, растекся чуть ли не по половине поверхности.
Может, ему удастся напроситься утром на завтрак? Ну, в самом-то деле, если Каину не жалко молока, то и пары яиц он не зажмет. Или что там едят нормальные люди?
— Ну... так, — он попытался пожать плечами, но в этой позе такой маневр показался сложным.
Рейвен сел прямо, закатал рукав рубашки — клетчатой, немного замусоленной, одной из многих, у него почему-то водились исключительно однотипные — и продемонстрировал шрам. Выглядело достаточно жутко, кожа вокруг четырех широких бледно-розовых полос на плече была темной, коричневато-красной. Такое и не скроешь, если вдруг придется. Он долгое время носил бинт, даже боялся его снимать, а пару раз Рейвен вообще думал, что это месиво никогда нормально не затянется. Можно сказать, что обошлось практически без проблем.
— Все еще чешется и болит, если дотронуться, но, вроде, затянулась, — Рейвен пощупал покраснение, поморщился и раскатал рукав обратно. Его чувство прекрасного не давало в полной мере гордиться боевой раной. Да и боя-то толком не было, только наступившее разом поражение. Обидно, в общем. — Руки бы оторвал тому говнюку, чтобы на людей кидаться было неповадно, вот честно. Это были не самые лучшие мои дни.
Он потянул на себя кружку, поднял, отпил, а потом отставил на стол, но выпускать из рук не стал.
— А что с ним-то, кстати? — Рейвен мотнул головой на свое плечо. — В смысле, ты знаешь, кто это был?
Каин наверняка должен был знать: он вообще знал если не все, то многое, не даром знал ответы почти на все вопросы Рейвена.

+1

10

Да, шрам у Рейвена зажил далеко не идеально. Как Каин и предположил, дилер не удосужился обратиться ни в ближайший травмпункт, ни в больницу, чтобы зашить рану, вот и затянулась она кое-как. Хорошо хоть обошлось без осложнений. А то дилер с одной рукой…это как-то не эстетично.
- Кто это был.. – повторил вопрос Каин, словно пробуя его на вкус. Он бы сейчас с удовольствием поведал Рейвену историю своей встречи с парнем, который умудрился покалечить находившихся сейчас на кухне. Причем со всеми подробностями и, возможно, нецензурными комментариями. Только вот было одно «но», Норберг обещал своему начальнику молчать, а, значит, Рейву придется обойтись маленькой и безобидной ложью. Не кинется же Чельберг проверять, правду или нет ему сказали. Да и разве можно заподозрить секретаря Дитера Крамера во лжи?
- Понятия не имею, кто он такой, - Каин пожал плечами, - если честно я сначала тебе и не особо-то поверил, сам же знаешь, как это все глупо звучало. А потом да, все же разыскал этого.. с когтями. Он немного..того. – Норберг покрутил пальцем у виска, - с явными признаками шизофрении. К тому же буйный.
Каин искренне считал, что Дитер зря выпустил Адольфа на свободу, его бы упечь куда-нибудь подальше. В психбольницу или еще хуже, отдать Дому. Кто знает, какие там были условия для существования этих самых Потомков. Может это только с виду правительственная организация, а за закрытыми дверьми над ними ставят жестокие и бесчеловечные опыты, наподобие тех, какими прославился отряд 731. Все это было страшно, и в глубине души Норберг даже испытывал сострадание к судьбе этих существ, но..на этом все и заканчивалось. Потомки должны быть под контролем, иначе кто знает, сколько еще людей они могут покалечить или убить.
Чельбергу не обязательно было знать, что с Миттенхайном Каин разговаривал. Пусть думает, что они всего лишь пересеклись.
Каин вернулся к своему кофе, уже порядком остывшему, и уселся на стул за столом напротив дилера.
- Забудь о нем, это пропащий тип. – Норберг зевнул, кинул взгляд на часы: полвторого.
- Он докрутится, его прирежут в какой-нибудь подворотне, и когти ему не помогут.

Отредактировано Каин Норберг (20.06.2014 11:56:29)

+1

11

Рейвен кивнул. В психа он верил больше, чем во все остальное, к тому же, исполосовавший его парень вел себя очень и очень странно. Рейвен не помнил его лица, он сомневался, что вообще разглядел что-то, кроме общего силуэта, в полумраке, но фантазия дорисовывала и испуганные бешеные глаза, и искривленный рот.
— Ну да, по нему видно было, что он того, — понимающе хмыкнув, Рейвен отпил молока.
Значит, Каин действительно смог наткнуться на того ненормального или хотя бы узнать, что с ним не так. Каким образом постоянно выходило так, что нынешний наркодилер имел связей меньше, чем бывший, было непонятно, но с этим можно было смириться: Рейвен всегда мог положиться на то, что ему все расскажут. Он был уверен, что Каин от него абсолютно ничего не утаивает, а если и делает это, то просто ради отсеивания ненужной информации.
— Развелось психопатов! — возмущенно нахмурился Рейвен. — Честным людям скоро по улицам ходить страшно будет.
Под честными он, конечно, имел в виду себя. Ему хватало мужества признать, что страх был сильнее, чем желание работать в ближайшее время, вот только деньги не появлялись сами. Рейвен понимал, что всякая подобная шваль ходит там, где ходил он сам, значит, встречи с психами были неминуемы. Конечно, не факт, что он еще раз встретит того с когтями или козломордого, но все-таки нужно было быть очень осторожным: если первый тоже мог не разглядеть, на кого напал, то последний уродец приходил явно целенаправленно.
— Уже забыл, — отмахнулся Рейвен. — Пока что помню о козломордом, но о нем тоже надеюсь забыть. Нафиг мне такое веселье, вот серьезно!
Он врал. Если бы ему случилось встретить исполосовавшего его парня, Рейвен непременно потребовал бы ответа. Кроме того, он не сомневался, что второго на него натравил тот, который был первым.
Забывать своих недругов вообще было опасно, а эти два кадра на хороших людей не тянули, как и на тех, кто к нему, Рейвену, нормально относился.
— Спать хочешь? — спросил Рейвен, увидев, что Каин поглядывает на часы. Интонации получились почти удивленными: в это время он сам привык активничать, веселиться и развлекаться. Спать Рейвен ложился около четырех-пяти, а иногда даже позже, но все же понимал, что он один из немногих, кто живет по такому режиму дня. А уж график того, у кого собрался ночевать, соблюдать стоило. — Ну... если хочешь — иди, я тут еще немного посижу.
Рейвен улыбнулся, взял кружку с молоком и разом выпил половину.

+1

12

- И оставить тебя наедине с холодильником? – хмыкнул Норберг, отпивая холодный крепкий кофе. Он шутил, ему, честно говоря, было плевать сколько может съесть Чельберг, пусть кушает, а то вон какой худой, – Хочу, конечно, очень хочу спать. Если ты еще не забыл, я работаю, и должен как порядочный человек подняться с кровати по будильнику в семь часов утра. Обычные нюансы обычной человеческой жизни.
Удивление в голосе Рейвена Каин понимал. Когда Норберг торговал наркотой, он приходил домой с рассветом и дрых без задних ног до вечера. Стандартная перемена дня и ночи местами.
Норберг не сомневался, в институте Рейв появляется в последнее время редко, а на парах нагло спит.
- Кстати о работе.. Ампул с гидроморфоном в ближайшее время не будет, максимум с майской партией можно будет что-то провернуть, и то не факт, а так придется пока довольствоваться морфиносодержищими обезболивающими. Благо с их поставками проблем нет, - Каин отставил кружку в сторону и утянул у Рейвена одно печенье.
Стоило бы вообще пока свернуть эту сеть сбыта, в последнее время Норберга не оставляло непонятное чувство тревоги, хуже всего, что Каин не мог понять, что является причиной этого беспокойства. Предположения, чек сожалению, не радовали.
- В общем ты прав, надо топать спать, диван в гостиной в твоем распоряжении, одеяло, подушка там же в шкафу, думаю сам найдешь. Чур ночью не храпеть, не топать, телевизор громко не включать. - Раздав указания, Норберг сунул свою кружку в раковину - потом помоется.
И все-таки, за последний год, Чельберг был единственным кому Норберг разрешил остаться на ночь. Ну действительно, не выгонять же его.
Каин оставил дилера на кухне, а сам отправился в комнату. Его откровенно тянуло в царство Морфея, даже не смотря на выпитый кофе. Каин стянул с себя кофту и завалился на кровать.
"Пять минут, я полежу пять минут"
Но сознание обмануло Норберга и Каин заснул на третьей минуте, как до конца и не раздевшись: в эту ночь он не видел снов.

Отредактировано Каин Норберг (28.06.2014 15:26:59)

+1

13

— Ой, да не надругаюсь я над твоим холодильником! — Рейвен поморщился, отмахнулся.
Конечно, в его планы входило поесть, но в него бы попросту не влезли все продукты, которые Каин у себя хранил. Да и наглеть все еще не хотелось, а то, что он завалился в чужую квартиру среди ночи, Рейвен за наглость не считал.
— Отстой, — быстро оценил перспективы взрослой жизни Рейвен, не обратив внимания на то, что его от этой взрослой как раз отчеркнули, хотя, в общем-то, сам он себя ребенком не считал. Или кем там еще его периодически норовили назвать? Зато он заметил, что Каин будто бы тоже хотел отделиться, но не выходило.
Рейвен склонил голову к плечу, улыбнулся.
Каина он знал действительно давно. Пожалуй, дольше всех остальных своих нынешних знакомых.
— Хреново. Постарайся, проверни, будь человеком, жрать-то хочется. На обезболе и колесах долго не продержишься, — Рейвен проводил печенье, взял еще одно, чтобы не упустить возможность поесть, хлебнул молока.
Вот она — их реальность: сидят на кухне среди ночи, пьют молоко и кофе, едят печенье и говорят о тяжелых наркотиках абсолютно будничным тоном, с улыбками, будто погоду обсуждают. Рейвен был в достаточной мере идиотом, чтобы ему это нравилось. Не нравилось бы — смог бы найти работу поспокойней.
Каин встал, явно собираясь отходить ко сну. Рейвен выпрямился, наблюдая за его движениями, отслеживая, куда тот ставит кружку, что делает дальше.
— Нарушу все твои запреты, — пообещал он и широко заулыбался. Конечно, он будет вести себя прилично, они оба это прекрасно знали. Рейвену было даже не до телевизора, хотя, конечно, включить и посмотреть стоило: в его квартире такой радости не было.
Каин все же развернулся и пошел, бросив Рейвена одного, который, не сдержавшись, крикнул ему вслед:
— А где мой поцелуй на ночь? — и заржал.
Каин ничего не ответил, Рейвен пожал плечами, допил молоко из кружки, сжевал одно печенье. Нужно было проснуться пораньше, желательно, вместе с хозяином квартиры, развести его хотя бы на яичницу и свалить домой. От мысли, что придется вернуться в квартиру, в которую наведался козломордый, стало не по себе. Рейвен поежился, поставил свою кружку рядом с кружкой Каина, вырубил на кухне свет, подсветил себе путь телефон, вошел в гостиную, закрыл за собой дверь, щелкнул по выключателю. После того, как проморгался, он полез в шкаф, вытащил подушку, кинул на диван, с трудом вытянул толстое одеяло, бросил рядом.
Ужасно хотелось курить. Рейвен открыл окно, высунулся далеко на улицу, закурил, разглядывая кусты, мусорные баки и фонари. Один стоял прямо напротив и мигал. Рейвен перевел свое внимание на него, докурил, отшвырнул бычок далеко вперед, помахал рукой перед лицом, будто бы мог так отогнать запах табака, и оставил окно немного приоткрытым.
Взгляд скользнул по телевизору. Посмотреть стоило... нет, ну его. Рейвен лег на диван, накрылся одеялом, обнял край и вжал его в щеку.
О завтрашнем дне думать не хотелось, о сегодняшнем — тем более, поэтому он предпочел все же строить планы на будущее.
За мыслями, где найти квартиру, Рейвена вырубило.

0

14

Каин услышал, как заорал на телефоне будильник и сунул голову под подушку, как и ожидалось – он не выспался. Музыка разрывалась, вокалист орал что-то о несправедливости в жизни, постоянно возникающих проблемах и еще какой-то мути. Норберг не раз порывался поменять мелодию будильника и поставить что-нибудь позитивное, но как-то времени не хватало заниматься такой ерундой.
Норберг протянул руку к тумбочке, пошарил по ней ладонью, ища телефон, но тщетно – его там не было. Злополучный мобильник лежал на подоконнике, продолжая терзать слух басами.
Доиграв песню до конца, телефон заткнулся, и Каин облегченно выдохнул. Он знал, что надо вставать с кровати, но тело отказывалось подчиняться, поэтому секретарь Дитера решил побаловать себя еще пятью минутами горизонтального положения. Он чуть заново не заснул, но ровно через пять минут будильник включился снова и Каину все-таки пришлось подняться с постели. Зевая, Норберг босиком направился на кухню, чтобы сделать себе крепкий кофе, настругать бутербродов и может приготовить яичницу.
Пересекая гостиную, Каин замер, его удивленный взгляд остановился на развалившемся на диване Рейвене.
- Господи, точно..он же вчера притащился, - тихо прошептал Норберг, запуская пальцы себе в волосы и зачесывая их назад. Как-то за несколько часов сна из памяти стерлось появление в его доме дилера.
- Хэй, просыпайся, хорош пускать слюни на мой любимый диван, - Каин потрепал по макушке спящего ночного гостя, но безрезультатно. Дилер дрых и покидать царство Морфея видимо пока не собирался.
Махнув рукой на спящего Рейвена, мол, сам проснешься, Каин первым делом направился в душ. Холодная вода помогла проснуться окончательно и согнала остатки сна, даже настроение улучшилось. Закончив с водными процедурами, Каин натянул на себя домашние светлые хлопковые штаны и вышел из ванной.
- Рейвен! - предпринял еще одну попытку Норберг, вытирая волосы полотенцем. Ноль реакции.
- Война начнется, а ты так и будешь спать.
Дверь на кухню Каин закрывать не стал, кинул на стул полотенце, взял с холодильника пульт и включил новости на небольшом настенном телевизоре: там опять рассказывали об очередном самоубийце, демонстрируя кадры с места происшествия. Норберг не хотел забивать себе голову с утра всякими ненужными мыслями, тем более воспоминания о смерти Ганса были слишком свежими, поэтому он убавил звук и отвлекся на кофеварку, предварительно все же вымыв оставленные ночью в раковине две кружки.

Отредактировано Каин Норберг (30.06.2014 01:34:58)

+1

15

Рейвена беспощадно будили.
Сначала он услышал голос, хотел было пробурчать, что черта с два встанет в такую рань, потом почувствовал руку на голове и решил вообще не реагировать. Пусть его погладят еще, это же круто, когда аккуратно стараются поднять с кровати, даже как-то мило.
Но рука тут же исчезла, Каин куда-то утопал. Через несколько мгновений раздался шум воды, а Рейвен опять провалился в сон.
Второй раз трогать его Каин не стал: просто завозмущался с порога. И чего так орать с утра пораньше?..
Рейвен честно пытался встать, вчера он даже собирался поставить будильник, но забыл, потому что, собственно, никогда будильников не ставил, предпочитал просыпаться так, как то диктует организм.
Сейчас и мозг, и тело активно сопротивлялись. Рейвен застонал, попытался впечатать лицо в подушку настолько глубоко, насколько это возможно.
Он прекрасно помнил, что вчера случилось, знал, у кого находится и почему, знал, что должен свалить вместе с Каином, как хороший мальчик, потому что никто его, Рейвена, в здравом уме у себя дома не оставит. Вроде бы, он был достаточно безвреден, но бытовало мнение, что чужих людей, занимающихся нелегальным бизнесом, близко подпускать нельзя, а без присмотра оставлять — и подавно.
Каин к числу этих ребят не относился, и подводить его не хотелось именно из-за этого.
— Да ща-а-а... — протянул Рейвен, поднял голову, огляделся.
Каина не было.
Он сел, пытаясь продрать глаза, услышал, как на кухне бормочет телевизор, потер лицо руками, встал, замер, рассеянно почесал живот. Рейвен был чистоплотным настолько, насколько чистоплотным может быть студент, живущий в жалкой захолустной квартире с явным недостатком мебели и предпочитающим проводить все свое время в пьяных дебошах, поэтому страшно хотел почистить зубы.
Рейвен прошагал в ванную, открыл дверь, огляделся, пошарил по всем шкафчикам, но нашел только одну зубную щетку, расстроился. Тогда, не мелочась, он выдавил зубную пасту па палец, принялся тереть им зубы, прополоскал рот водой, умылся, не справился с управлением рук, залил футболку и пол. Рейвен поморщился и вытер лужу носком. Ладно, и так сойдет. Он старался все сделать по-человечески, просто вышло так, как всегда.
Каин занимался кофе. Рейвен застыл в дверях, все еще не в силах нормально воспринимать действительность, потер закрывающиеся глаза.
— Доброе утро, солнышко, — ласково пропел он, стараясь говорить внятно и нормально, но после сна голос был сиплым. — Ты же покормишь меня завтраком?

Отредактировано Рейвен Чельберг (30.06.2014 02:11:05)

+2

16

Норберг услышал, как Рейвен протопал в ванную, и довольно хмыкнул доставая с верхней полки стеклянную банку с кофе. Отлично, значит дилера больше не придется насильно вытаскивать из царства снов. Из арсенала «разбуди заспанного гостя» у Каина остался лишь вариант с ведром ледяной воды, но приводить в негодность любимый диван как-то не хотелось – придется потом сушить, а это долго и нудно. Да и Рейвен бы полдома перебудил, стопроцентно сорвавшись бы на трехэтажный мат. А уж в словарном запасе дилера Каин не сомневался, филолог мог послать чуть ли не на восьми языках, в том числе и на латыни. Последнее обычно звучало как проклятье.
В последний момент секретарь клиники «Золотые Небеса» передумал включать кофеварку и переключился на металлическую джезву: итальянский кофе требовал бережного обращения и приготовления, время еще было, так что можно и уделить чуть больше внимания приготовлению этого замечательного напитка. Что ни говори, кофе Каин любил и ценил.
Но вот когда Чельберг нарисовался на кухне, хорошее настроение Норберга как рукой сняло. За «солнышко» очень хотелось заехать Рейву туркой по лбу. Со всей любовью.
- Солнышко варит нам кофе, - сквозь зубы процедил секретарь, а затем натянуто улыбнулся, - Так что пусть зайка приготовит завтрак сам и на две персоны.
О кулинарных способностях Рейвена Каин знал мало, но риск дело благородное! Кто знает, какие таланты скрывал дилер. К тому же от него не требовалось ничего экстраординарного, так, яичницу сварганить.
- Передничек с рюшками выделить?
Нет, Каина не бесило присутствие в его квартире Рейвена, просто у дилера был язык без костей..или Рейв специально провоцировал Норберга?
Каин поставил турку на медленный огонь, бросил взгляд на телевизор – очередной чиновник что-то вещал о благосостоянии населения.
Каин переключил внимание обратно на турку - за кофе надо было следить иначе утро они проведут оттирая газовую плиту.

Отредактировано Каин Норберг (05.07.2014 20:50:18)

+1

17

— М-м-м, кофе... — Рейвен потянул носом воздух так, будто до этого кофейного запаха не слышал.
Как и следовало ожидать, Каин мастерски парировал все насмешки Рейвена, хотя и вел себя так, будто был возмущен. На него всегда была надежда, как и на то, что он еще недостаточно постарел. Рейвен не был достаточно сентиментальным, чтобы вспоминать, сколько лет они знакомы, но точно знал: давно, раз поставщиком всегда был Каин.
Нет, он не должен был вырасти. Почему он не выбрал Неверленд, как это сделал Рейвен?
— Без проблем, зайчик сделает все так, как понравится солнышку! — он поднял вверх руки, направился в сторону холодильник, открыл его, придержал дверцу плечом.
Ничего кроме яичницы он готовить не собирался, но не из-за того, что не умел: на остальное ушло бы больше времени, а Каин наверняка спешит на эту свою дурацкую работу.
Рейвен прикинул, из чего можно смастерить еду, вытащил сосиски и два помидора, положил на стол, затем вернулся за яйца.
— Передничек? О, не стоит, иначе, чтобы он хорошо сел, мне придется раздеться, а мне так лень! — Рейвен быстро пооткрывал ближайшие шкафчики, в третьем же нашел сковородку, поставил на плиту, сдвинув Каина легким движением задницы, принялся нарезать сосиски.
Готовить он умел, иначе не выжил бы в собственной квартире. Сначала Рейвен, разумеется, питался всякой дрянью, первую неделю даже пытался прожить на чипсах и быстрорастворимой лапше, а потом понял, что еще чуть-чуть — и будет ловить желудок по всему полу.
В общем, школа жизни заставила.
— Если хочешь, я могу даже обед тебе приготовить. И ужин, — Рейвен с усмешкой глянул на Каина, швырнул поверх сосисок порезанные кольцами помидоры, залил все маслом и включил огонь, принялся разбивать яйца. Тут-то он понял, что облажался. Подвис, глядя на четыре болтавшиеся в прозрачной слизи желтка, чертыхнулся, метнулся к холодильнику, взял молоко, ливанул в сковородку, схватил со стола нож и кое-как размешал молоко с яйцами.
— Ты не думай, что я всегда так, это я просто не проснулся! — Рейвен поднял вверх руки, замотал головой.

+1

18

Пока Каин следил за кофе, Рейвен порхал по кухне, занимаясь приготовлениям яичницы с должным, надо сказать, рвением и творческим подходом. Но лишь когда дилер кинулся за молоком, Норберг понял, что тот умудрился накосячить даже в этом несложном блюде. Пока Чельберг оправдывался, Норберг мысленно прощался со сковородкой. Богохульство! Ножом размешивать яйца с молоком по тефлоновому покрытию! А он же ее только на той неделе купил. Что за напасть?
- Рейвен.. – Каин вздохнул, но тут же ойкнул и принялся быстро снимать турку с огня, потому что еще бы чуть и газовая плита была бы испорчена.
- Ты – не только разносчик проблем, ты персональная беда для моей квартиры, - Норберг разлил свежезаваренный кофе по кружкам. – Так что достаточно с меня завтрака, потому что приготовление обеда и ужина кухня явно не выдержит.
Он быстренько настругал бутербродов, разложил их на тарелке и сунув кусок сыра в рот, уселся на высокий стул. Яркое утреннее солнце светило прямо в окно сквозь открытые жалюзи, но вставать и закрывать их было банально лень, поэтому секретарь то и дело щурился, прикидывая, через сколько солнечный свет переползет на другую сторону кухни.
- Давай, домучивай яичницу, а то мы так до двенадцати из дома не выползем. – Каин зевнул, придвинув к себе кружку кофе. У них в запасе было еще полчаса, но за это время надо еще собраться.
- Домой будешь возвращаться или так же, завалишься еще к кому? – горячий кофе согревал изнутри, сгонял остатки сна и приводил мысли в порядок. То что Рейвен не потащится к себе домой было ясно как божий день. И это было правильно. В связи с событиями последнего месяца, Каин бы вообще посоветовал Рейву валить из города. Да и сам бы так сделал, будь он на месте дилера.

+2

19

Рейвен непонимающе хлопнул глазами на Каина, а потом отмахнулся.
— Да ладно тебе, я ж аккуратно! — он и правда был осторожен, болтал только верха, поэтому молоко не до конца смешалось с яйцом и было готово превратить завтрак в катастрофу.
Белок, разумеется, уже побелел и загустел. Рейвен попросту махнул на это рукой — фигурально, а то что-то он размахался с утра пораньше, как ветряная мельница. Он запоздало вспомнил, что вчера вечером собирался быть не досаждающим, занимающим мало места и вообще удобным гостем, но как-то... не выходило.
— Я правда хорошо готовлю, — Рейвен старался не отвлекаться от плиты, хотя ужасно хотелось смотреть на то, как Каин разливает кофе по кружкам. Ой, да ладно, чего он там не видел! — Просто я правда не проснулся, мне еще слишком рано. Мои биологические часы орут, что я стою со сковородкой тогда, когда должен как раз начинать видеть самые крутые сны...
Каин уде начал возмущаться на него из-за скорости. Рейвен шикнул:
—Твое нетерпение испортит мое блюдо, тс-с-с!
Кажется, когда он ткнул в яйцо лопаткой, оно было готово — по крайней мере, так казалось. Рейвен потыкал еще немного, а потом полез за тарелками, разделил яичницу на две ровные половины, сунул одну прямо под нос Каину, а другую утянул себе. В сковородке остался валяться одинокий присохший ко дну кусочек сосиски, который не мелочившийся Рейвен проигнорировал.
— Дальше... м... — Рейвен оторвал вилкой немного яйца, сунул в рот, проверяя съедобность. Он явно мало посолил, но от этого можно было легко спастись. В общем, все-таки хороший из него гость получился, вон, даже завтрак приготовить смог. — Да не, к себе не пойду точно, я же не идиот. В универ схожу, посмотрю, стоит ли он еще на месте.
Рейвен усмехнулся, хлебнул кофе и остался очень доволен. Вот то, что было нужно утром, а не какая-то там яичница — кофе.
Каин смотрел на него, забавно щурясь, и Рейвен, сжалившись над ним, пододвинулся так, чтобы тень от его головы смогла хоть немного закрыть солнце.
— Надо подыскать себе новую квартиру, поспрашиваю там, может, у кого есть знакомые, которые сдают. Все проще, чем мыкаться по всем подряд. Меня это не смущает, но я задолбаюсь уже к концу недели. Чем быстрее подыщу, где жить, тем лучше, а? — Рейвен бодро взмахнул вилкой, будто бы дирижерской палочкой, на деле же ему было достаточно муторно от мысли о переезде. Он был легким на подъем, но где ему попадется такая дешевая и удобная квартира, как эта, в которой он обитал?

+1

20

Итак, Рейвен все же решил переехать. Это была не такая уж важная информация, но Каину она была очень кстати. Оставлять у себя дилера дольше, чем на одну ночь он не собирался.
Ради приличия стоило бы сказать «Ну если не найдешь квартиру, можешь пожить пока у меня», но Норберг не мог так рисковать. Иначе дилера потом отсюда за уши не вытянешь. И тогда уже Каину надо будет искать себе другую жилплощадь, а к таким кардинальным переменам в своей жизни он был еще не готов, ему по уши хватило информации о потомках, перевернувшей всю картину мира с ног на голову, к тому же события десятидневной давности не давали покоя.
Опустив взгляд на тарелку, Норберг замер на мгновение, подозрительно разглядывая яичницу, потыкал ее вилкой – могло быть хуже. Он все же рискнул попробовать сей шедевр студенческой кулинарии. Впрочем, яичница оказалась вполне съедобной, а вместе с кофе так вообще чудесной.
Стрелка на кухонных часах медленно подползла к половине восьмого, значит пора заканчивать с завтраком и уже выдвигаться.
- Можешь покидать посуду в раковину, я помою ее вечером, - Каин поднялся со стула, - За завтрак спасибо, а теперь в темпе вальса собирайся, я подвезу тебя до ближайшей остановки, а там уж сам как-нибудь.
Норберг мог его и до универа подвести, но это бы заняло какое-то время, а опаздывать на работу секретарь клиники «Золотые небеса» не собирался. Он всегда считал опаздывающих крайне неорганизованными и безответственными людьми, становиться таким же не хотелось. Так что ничего, доедет Рейв на автобусе, ничего с ним не случится. На улице вон солнышко, хорошая погода.
Каину потребовалось десять минут, чтобы полностью собраться и замереть у входной двери в ожидании Чельберга, и потом, уже в сопровождении дилера, спуститься к машине.

+1


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 27.03.2013 С каких пор у нас общие проблемы?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC