Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 14.03.13 Всё что угодно


14.03.13 Всё что угодно

Сообщений 21 страница 22 из 22

21

- Не... Не извиняйся. Ай! - Сидеть, не дергаясь, не получилось. Спине стало легче, но в ближайшее время спать придется только на животе. И ведь в больницу просто так не заявишься, придется как-то объяснять свои... повреждения. Оставался только Дом, там на такие шалости обращали внимания куда реже и не задавали лишних вопросов. Жаль, что Хайна с собой не взять, тот наверняка тоже мог поделиться с приятелем забавными воспоминаниями о пребывании в Доме.
- Помнится, ты не особенно-то и сопротивлялся в борьбе за полотенце, - со смешком откликнулся Мерц, дергая плечом и поудобнее распределяя повязку. "Как мумия". Что ж, Адольф умел справляться с бинтованием, этого у него не отнять... Да и неудивительно - с такими-то когтищами наверняка часто приходилось латать незадачливых жертв.
- Кто-то? - Непонимающе переспросил василиск, оборачиваясь к Миттенхайну и ухватывая его за подбородок. Заглянуть в глаза, что он там себе надумал, какие еще "чувства"? Неужто он... Ноа пришлось собрать все свое самообладание, чтобы не рассмеяться от такой простой разгадки: ну конечно же, первый секс по согласию же просто обязан быть с тем, кого ты любишь и кто любит тебя, иначе ведь и быть не может. Вот только проблема была в том, что все оказывалось в итоге гораздо проще, чем могло бы быть. И секс был просто сексом без обязательств, просто - приятное времяпрепровождение, не больше. Но как это объяснить Хайну? Не поймет ведь, убежит, и тогда Мерц потеряет с ним всякую связь... А Ноа очень любил все сверхъестественное, чтобы вот так просто отказываться от своего грифона.
- Ну конечно, Хайн. Конечно. Не беспокойся, все нормально. - Улыбнуться, тепло и успокаивающе, подарить еще один поцелуй - неспешный и теплый, как и все это утро. Проблема решена. Больше никаких слов и двусмысленных фраз. Потом Адольф и сам поймет, что кроме Ноа вокруг есть и другие люди, а до тех пор - пусть будет рядом, хуже не будет все равно.
   Потом пришлось повозиться и снова повоевать - уже за право стащить заляпанную кровью и прочими выделениями простынь, перевернуть вопящего грифона зубами в подушку и обработать его, с головы до ног красного от смущения. Перестелить постель, выделить Миттенхайну кое-что из своей одежды, настрого запретив надевать его безразмерные тряпки... И, почувствовав себя абсолютно вымотанным, наконец-то провалиться в глубокий сон. Что делать с внезапным приступом чувств от Адольфа он подумает на свежую голову...

+2

22

За произошедшее было почему-то стыдно.
То, что произошло между Ноа и Хайном — было именно "между", а не тем, что было в них самих. Потому и неловкости было больше. Хайн старательно обрабатывал раны василиску, а в это время его изнутри грыз червь сомнений. Как теперь быть? Следы от когтей были повсюду. Короткие и более глубокие украшали предплечье и алели чуть ниже лопаток, менее заметные были чуть ниже. При одном взгляде на них Адольфа бросало в дрожь. Если бы он не знал, при каких обстоятельствах Ноа получил свои раны, то высказал бы наивное предположение о том, что ему не повезло попасться своре бродячих собак в подворотне или, наоборот, повезло провести ночь в компании особо изощренных в сексуальном плане.
Ранам Ноа предстояло стать его шрамами и болеть каждый раз, стоит ему напрячь спину или руки. За это тоже было стыдно. Адольф закончил с перевязкой и успел мельком взглянуть на свои совершенно нормальные пальцы.
Человеческие, покусанные, со сбитыми костяшками. По ним и не скажешь, что они могут в секунду обратиться страшными когтями и распороть чью-то кожу. В теле Хайна жил монстр, которого было опасно выпускать и еще рискованнее были бы попытки приручить его. Но Адольф приручался быстрее, чем ожидалось.
Миттенхайн вздрогнул, почувствовав на себе губы Ноа. Внутри он весь сжался, ожидая продолжения банкета, но Мерц решил не пускать его по второму заходу и просто целовал. Сердце забилось чаще. Хайн хотел, чтобы в будущем василиск целовал его только так - нежно и осторожно.
— Это значит "да"? — непонимающе переспросил Хайн, глядя на Мерца. Ему хотелось знать ответ прямо сейчас. Но резкое изменение точки взгляда на мир мало походило на какой-либо из ответов в принципе. Адольфа грубо перевернули на живот и обработали уже его — одну-единственную, зато в каком месте — рану. Потомок грифона раскраснелся пуще прежнего. Он молотил кулаками по подушке и всему, до чего смог достать, кричал, когда чувствовал жжение от дезинфицирующего раствора у себя между бедер. Вскоре пытка прекратилась и Адольф снова проиграл — на этот раз в праве остаться замотанным в грязную простынь, на которой ощущался еще приятный запах Ноа.
Мерц позаботился напоследок о собрате и рухнул спать, явно отложив ответ на вопрос Адольфа до того, как проспится.
Потомок грифона некоторое время лежал рядом с Ноа, накрутив на указательный палец прядь волос и задумчиво хмурясь. Уже прошел рассвет, скоро наступит полдень, а определенности и ощущения защиты как не было, так и нет. Ноа ненадолго отвлек мысли Хайна от страха Дома и демона Крамера, но теперь все закончилось и нужно было двигаться дальше.
Что Хайну делать?
Бежать ему надо из этого дома, если он умный. Короткий взгляд на мирно спящего Мерца в бинтах. Адольф осторожно сполз с кровати, поморщился от боли меж ягодиц, но нашел в себе силы встать, одеться в предоставленную одежду и пройти на кухню. Хайн поискал взглядом сигареты. Секс оказался для него в большей степени новым, не пережитым ранее стрессом, а потому надо было как-то расслабиться. Лежать было больно, двигаться тоже, из доступных действий — только стоять. Ну и сигареты с зажигалкой.
Адольф выкурил одну, вернулся в ванную и почистил зубы. Стараясь особо не шуметь, проскользнул в комнату, пошарил и нашел ручку с листком бумаги. Снова ушел на кухню. Положил бумагу на стол и написал короткую записку.
Номер телефона Хайна.
С десяток извинений за доставленные неудобства и просьба не разглашать источник ран в Доме.
Короткое признание в любви, написанное с десяток попытки.
И просьба не искать его.
Адольф поднял перед лицом этот листок и каждая буква тяжким грузом легла на его плечи. Он понимал, что придется уйти, что его поступок будет выглядеть некрасиво и Мерц может расстроиться, прочитав записку. Но Адольф оставил ему свой номер телефона, так что архитектор сможет его найти. Это показалось достаточным оправданием, чтобы успокоиться. Хайн на цыпочках прошел в комнату, положил записку на подушку рядом с головой василиска, наклонился, осторожно поцеловал его в лоб и так же тихо вышел из комнаты.
Через окно, разумеется. Искать ключи от двери времени не было.

+3


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 14.03.13 Всё что угодно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC