Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 18.03.2013 Как снег на голову


18.03.2013 Как снег на голову

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

Испуганный внезапным появлением демона объект даже не огрызался в своей привычной манере, а судорожно трепал языком, подтверждая слова Вернера. Огого... Что же такого произошло между этими двумя, если один, несмотря на гордыню опускается на колени, ради того, чтобы найти другого? А искомый потомок обращается за помощью к тому, от кого готов был бежать как от огня! Крамера тянуло к таким историям, но он обожал в них занимать роль кукловода. Сейчас, для того, чтобы забрать бразды правления в свои профессиональные руки, ему требовалось понять саму суть, зерно конфликта между столь разными существами.
Крамер сделал еще несколько затяжек, немного отпуская ледяную хватку взгляда. Его на мгновение отвлекло какое-то движение за спиной Тода: всего лишь какой-то чумазый хиппи решил полюбопытствовать, что за фигуры стоят на фоне стены. Любую компанию во время разговора хирург счел лишней, он качнул головой, одновременно начиная идти в сторону от палаточного лагеря:
- Прогуляемся. Где здесь можно выпить кофе в тишине?
Этот район Женевы Дитер знал поверхностно, но был уверен, что на облюбованных туристами площадях имеются и клубы и кофейни.
- Все очень просто, Тод. Я смогу хоть что-то сделать для тебя лишь зная всю правду о произошедшем, - нужно было держать Потомка в напряжении и дальше, и даже если тот посмеет опять показывать зубы, без зазрения совести можно будет навести на него Вернера. Мог ли он Крамер в действительности стать щитом для недоумка-потомка, встать между ним и Домом? На какое-то время да. Даже ликвидаторы лишний раз не сунуться в клинику, и сомнительго, что Вернер ради личного дела поднимет на уши всю организацию Существ в Женеве. Но это неразумное существо чересчур нестабильно, его мозговая деятельность нарушена, бесконтрольна, а значит вскоре он сам выдаст себя с головой неосторожным поступком. От собственной глупости Потомка никто защитить не был в силах.
Одна из кофеен в приземистом здании еще мигала вывеской, хотя внутри не было ни одного посетителя. Крамер толкнул дверь, пропустил внутрь Потомка.
Устроившись в углу, как можно дальше от окна, хирург заказал кофе даже не глядя в меню. Официант, сонно мигая глазами, кивнул и вопросительно уставился на потрепанного жизнью собеседника респектабельно одетого мужчины.

+1

22

Крамер, услышав причитания Потомка, не стал гнать его от себя. Адольф воспрянул духом, но внешне это практически никак не проявилось, только ладони, когда Хайн убрал их за спину, не сжимались больше в кулаки. Внезапная перемена настроения могла вызвать недовольство, сдержанность приветствовалась больше.
Было очень здорово, что разговор происходил на открытом пространстве — значит, оставалось пространство для маневра. Если бы демон повел себя более враждебно, можно было бы, пройдя с десяток шагов, скрыться в тени ближайшей улицы. И плевать, что так не поступают, что это выглядит некрасиво, невежливо и кладет тень позора на всех Потомков разом. Если бы Адольф вздумал сорваться с места и сбежать, наплевав на то, что хотел сообщить ему Крамер, он бы подставил собратьев. Этого делать не хотелось. Поэтому Хайн постарался успокоиться или, что было более выполнимо, нервничать меньше.
Он махнул рукой в сторону улицы напротив стены Реформации.
— Кажется, в кофейне неподалеку готовят неплохой латте... — это было все, что успел сказать Потомок до того, как демон развернулся и уверенным шагом направился в указанном направлении. Хайн старался идти в ногу с ним, но на деле на один шаг Крамера приходилось два шага Потомка.
Предложение прогуляться его успокоило, но все же на душе скребли кошки. Что такого важного собирался сообщить — или, вероятнее, в чем-то разобраться — владелец клиники пластической хирургии? Какую игру он ведет? Интуитивно Миттенхайн не верил в его искренность. Вряд ли Крамер стал бы искать представителя презираемого им вида просто так, по доброте душевной. Прислушавшись к чутью, Хайн коротко заглянул в энергетику темного Сушества. Ощущения были странные. Будто он, Хайн, влез туда, куда его не просили. Грязь страстей, воспринимавшаяся как машинное масло, хитрость, но никакого намека на опасность... Все верно, Крамер не желал ему зла.
Адольф вздохнул с облегчением. Было приятно осознавать, что он в безопасности.
Зайдя в кофейню, он продолжил неотступно следовать за своим спутником, стараясь не отставать ни на шаг. В любом темном углу Хайну мерещилась рука, сломавшая ему нос.
Потомок сел и заказал то же, что и демон. Вместо страха он ощущал теперь странное волнение. Под ребрами появилось противное тянущее ощущение. Адольф сложил руки на коленях, поднял голову и заговорил как мог спокойно:
— В начале марта меня попросили достать один артефакт. Заказ был сделан через третьи руки, так что имени истинного просителя я не знаю... да, простите. Так вот, я несколько дней проработал под прикрытием, следя, чтобы артефакт оставался в сохранности. И вот, в день, когда я должен был взять и доставить артефакт заказчику, приходит мутный тип из Дома, представляется Карлом, разыгрывает какой-то спектакль с незнанием языка... он ведь выдавал себя за иностранца... простите, да. Так вот, он нашел меня и попросил проводить к... — Хайн замялся, думая, как ему назвать мистера Джонсона, плюнул и назвал по имени. — ... я проводил. Но как только мы достигли места встречи — он меня ударил.
Принесли заказ. Хайн замолчал, торопливо отпил из чашки, поморщился от горького вкуса, но сделал еще глоток. Черты лица заострились от горечи. Адольфу было ужасно обидно, что Координатор его подставил.
— Он мне нос сломал, гад! — Хайн начал возмущаться, но был осажен Крамером и враз притих. — Извините. Он не представился Координатором, хотя знал, не мог не знать, что на этом складе только Существа и работают! Ну и еще люди, посвященные в тайну... да, простите. В общем, я решил его проучить, — да-да, проучить, не смейтесь, господин Крамер! Он заслужил! — и... я взял фибулу, взорвал настоящий тайник, убегал, меня преследовали... и... затем я взорвал склад целиком. Ох как тогда воняло ангельскими перьями...
Хайн в два глотка осушил чашку с кофе и только после этого бросил в рот два кубика сахара, лежавшие рядом на блюдечке.
— А потом послал ему письмо с вложением — его обгорелые перья... но он не обратил на это внимания.

+3

23

Крамер слушал внимательно, не перебивал, помятуя о том, что для сумасшедшего парня, сидящего перед ним, любые внезапно оброненные фраза или вопрос, могут послужить поводом для смены направления рассказа и вернуть его в конву истории, случившейся между ним и координатором Женевского дома, будет ой как непросто.
Сбивающееся повествование внушало некоторое сомнение в его искренности. Разве мог кто-то в здравом уме и трезвой памяти поручить такому как Тод что-то стоящее? Или он был всю жизнь мелкой сошкой, которую решили безопасно устранить, ибо сама она непредсказуемо-опасна? Про нелегальные группировки, торгующие артефактами, Крамер слышал не впервые, но никогда особо не стремился найти на них выход. Слишком сомнительной казалась ему выгода от подобного знакомства. Однако, Вернер готов заплатить всем, чем угодно за одно крошечное украшение, и этот факт неоспоримо доказывал демону наличие сил в упомянутой Потомком фибуле. Может до встречи с загадочным артефактом Тод не был сдвинувшимся бомжом, а получив на руки столь драгоценную и мощную вещь попросту свихнулся и начал творить глупости?
Когда Потомок не без гордости начала перечислять разрушения им учиненные, Крамер едва сдержал улыбку: как маленький ребенок, требующий внимания, Тод красовался перед ним, силясь найти союзника в недавнем враге.
Мысли о том, что Потомок может оказаться сильнее Координатора не тревожила хирурга. Почему? Потому что Вернер, вероятнее всего, просто не рассчитывал вести войну с безумцем, к тому же слишком давно протирает штаны в кабинетах своего антикварного убежища.
- В целом ситуация мне ясна. Ему не нужна только фибула, спешу тебя расстроить, ему нужна твоя голова, причем, желательно, с намотаннвми на нее твоими же кишками в виде этакого экзотического головного убора, - Крамер не стал называть имен, так же, как и его собеседник, - укрыть тебя от Дома и его ищеек будет не так-то просто, с учетом того, что у них теперь есть твоя кровь.
Крамер не считал себя нарушителем договора, в конце-концов, он лишь дал инструмент для поисков, хотя прекрасно знал, как найти Потомка значительно быстрее.
- Для того, чтобы по ней выследить Существо, Координатор наверняка отправит ищейку из твоей же братии, вот и считай сам, через какое время он сможет найти тебя в Женеве.
Крамер снова закурил, ловя на себе недовольный взгляд официанта, который явно надеялся, что незванные гости вскоре уйдут и он сможет задремать за стойкой. Кофе, к слову сказать, оказался вполне приличным и доставлял удовольствие демону своей обжигающей терпкостью.
- Я помогу тебе, но за отдельную плату. Думаю, цена тебе известна. Я хочу, чтобы ты отдал мне фибулу.

+3

24

Известие о том, что Крамер вручил Ищейкам Дома железный аргумент в пользу того, что Адольф — это вовсе не мертвец, а вполне себе жизнеспособный Потомок, возмутило сильнее, чем слова об экзотическом украшении из собственных кишок.
Не то, не этого сейчас нужно бояться. Против одного Координатора отлично сработал вариант со взрывом склада, точнее, с оговоркой, но благодаря этому инциденту получилось выиграть почти месяц относительно спокойной жизни. И это был всего один ангел.
А что Адольф сможет противопоставить целой армии цепных псов, пущенных по его следу?
Ничего, кроме своей странной харизмы и перекошенной улыбки, конечно же.
Помнится, в зарубежной истории был подобный пример, причем человек по праву рождения с детства ходил в мехах и ни в чем не знал нужды. Никому ничего плохого не сделал, но реагировал на стремительно крутящееся колесо истории не так спокойно, как следовало бы. Ну и подорвался на бомбе во время ежевечернего чая.
А Хайн не такой, он парень скромный, ему отличных результатов не надо. Ему достаточно быть мертвым по бумажкам и живым неофициально. Потомок посмотрел на демона испуганно. Но в уме он лихорадочно пытался высчитать примерные сроки до того, как Ищейки его найдут.
— Страшные вы вещи говорите, господин Крамер. Вас послушать, так половина женевского Дома жаждет у меня аудиенции, словно я не презренный Потомок, а турецкий царь. — Хайн опустил глаза. Теперь он смотрел на чашку, из которой пил кофе демон. Сил на игру в гляделки, которую так любили устраивать демоны в подобных нынешним обстоятельствах, не было. Адольф нервно дергал коленом под столом, пытаясь привести свое душевное состояние в общему знаменателю. — Если вы знаете имя этого Координатора, скажите его мне... в конце-концов, я должен знать своих врагов в лицо. В том, что я в лице этого ангела враг, я не сомневаюсь. Ведь кроме крови вы наверняка показали ему что-нибудь еще... Вы сказали ему мое имя?
Хайн внутренне весь сжался, а в действительности всего лишь свел плечи и опустил голову ниже. Теперь его было слышно чуть хуже, но по прежнему внятно. Крамер по-прежнему ощущался убийцей в белых перчатках. Хитрым кукловодом, дергающим за нити в удачно подвернувшейся игре ангела и Потомка. Подобное было Адольфу отвратительно, он презирал манипуляторов, вне зависимости от их расы. Но попробуй он ляпнуть такое вслух и сидящему напротив него демону, то тут же лишится языка. В лучшем случае.
— Две недели, — тихо пробормотал Адольф, поднимая голову чуть выше. — В лучшем случае это займет у них две недели... но где они возьмут мое имя? Ладно, это не важно... или им понадобится месяц... что?
Хайн нервно дернул левым плечом, бросил панический взгляд на официанта, который не обратил на странного посетителя ровным счетом никакого внимания. С отвращением он почувствовал как вспотели его ладони.
— Господин Крамер, уважаемый... — каждое слово приходилось в буквальном смысле тащить из себя. Было неприятно, страшно и стремно признаваться в том, что фибулу он потерял. — Фибула... я... не обнаружил ее в числе своих личных вещей, когда меня выписывали из вашей клиники. Она попала ко мне первого марта, спустя неделю я встретил Каина... простите, вашего секретаря... и с тех пор — темнота.
Адольф, стараясь быть максимально тихим, поставил локти на стол и запустил пальцы в волосы. Вид у него был самый отчаянный.
— Совсем забыл об этой ерунде, пока у вас торчал... потом дома был, потом еще в одном погостил... тьфу, ну спросите у Каина! — Руки упали на стол, задели чашку и та упала на пол, чудом не разбившись. Хайн поднял ее, рассыпаясь в извинениях. — Она с собой у меня была, когда мы с ним встретились. Точно вам говорю, господин Крамер. Больше ей деваться было просто некуда, я хранил ее как зеницу ока. Этот артефакт стоит больше, чем я когда-либо буду, я хранил ее в надежде, что заказчик со мной свяжется... спросите у Каина.
Внутренний голос ехидно напомнил предостережение, выданное Норбергу несколькими неделями ранее. Интересно, сбылось ли оно? Упал ли Каин в омут своих темных страстей?
Адольф сложил в молитвенном жесте ладони.
— Господин Крамер, время идет на минуты. Помогите мне сейчас, пожалуйста! Должно же быть что-то еще, что нужно вам и что могу достать я...

+1

25

Крамер не терпел рядом с собой сумасшедших и подлиз, готовых ради спасения своей шкуры идти вопреки своим убеждениям. Сидящий рядом за столиком кафе Потомок отлично подходил под обе категории, да вот беда, демон не привык нарушать свои обещания. Ничего не стоило сейчас же свернуть парню шею и исчезнуть в ночи, оставив Вернеру лишь возможность плюнуть на труп и сплясать на безымянной могиле в качестве мести. Соблазн велик, и тем приятнее от него отвернуться в угоду собственной гордыне.
Как укрыть мальчишку от ищеек Крамер всерьез задумался только теперь. Лучшим вариантом было отправить его в коробке с апельсинами куда-нибудь за пределы Евросоюза. К примеру, в Монголию. В этой забытой и Богом и Дьяволом стране его дикой натуре будет где разгуляться, не причиняя вреда социуму, и ни один представитель дома не сумеет найти в пустынных степях одну маленькую пернатую зверюгу. Можно было пустить вернеровских псов по ложному следу, сделав полное переливание крови какому-нибудь хиппи и отправить его в бомжатник Женевы, в то время как объект поисков укрыть в шале в горах или в пригороде столицы. Но эта мера временная, химия организма через несколько недель вернет все на свои места, а судя по настрою Координатора, отступать, пока не увидит обезглавленный труп Тода, тот не собирался.
- Что? - кажется, Дитер совсем перестал слушать Потомка, уйдя в свои тяжелые думы, но тревожная искра мысли зацепилась за слово-маркер. Фибула...
Петля вокруг очаровательной шеи сексуального секретаря затягивалась все стремительней, с неумолимой неизбежностью врезаясь в нежную кожу, чей запах не вытравить из памяти ни литрами чужой крови, ни сотнями крепких сигарет. Как один простой человек сумел обезоружить, ограбить опасное существо, пустить пыль в глаза демону, соблазнив его своей идеальностью и кажущейся невинностью. Гнев полыхнул в стальных глазах хирурга, хрупкая керамика белым крошевом разлетелась меж пальцами. Кофе обжег ладонь, но Крамер этого не замечал. Норберг. Хитрый, скользкий, судя по всему работающий на третье лицо, даже не на Вернера, но имеющий в своих планах столкновение двух гигантов. Нет, детка, просто так из рук Крамера уйти не выйдет.
- Остановить ищеек не в моей компетенции. У тебя есть выбор: либо ты уезжаешь к чертовой матери за пределы Швейцарии, либо ищешь в течение суток донора, готового отдать свою кровь тебе.
Крамер вытер руку салфеткой, одним лишь взглядом отогнав спешащего к ним официанта, затем достал из пиджака визитницу и положил на чистый край стола кусочек лощеного картона:
- Позвони, как только решишься.
Трепаться с Потомком дальше не имело никакого смысла. Демона ждали дела куда более важные.

Отредактировано Дитер Крамер (17.07.2014 03:45:08)

+2

26

Адольф боялся Крамера до дрожи в коленях, до боли в костяшках пальцев, когда сжимал ладони в тщетных попытках успокоиться. Но в его душе еще теплилась надежда на спасение. Когда Хайн сбивчиво излагал демону проблему с фибулой, он думал, что ниже падать некуда.
Оказалось, что пропасть человеческих страстей поистине бездонна и в нее может сорваться даже такой доходяга как Хайн.
Адольф стремительно катился навстречу безумию и рядом с ним не было никого, кто смог бы нажать на стоп-кран.
Когда чашка в руках хирурга разлетелась вдребезги, Миттенхайн вжался в спинку стула, выпучив глаза и поспешно убрав со стола руки. Внезапная перемена настроения его напугала. Крамер был не просто рассержен, он был вне себя, готов был на части порвать, но —
не Адольфа?!
"Что здесь происходит, мать вашу?" — Потомок грифона не двигался, превратившись в каменное изваяние. Он отлично смотрелся бы в компании статуй с острова Пасхи. — "Почему он так разозлился при одном только упоминании Каина?"
Ответ пришел сам собой. Для того, чтобы понять, что чувствовал жесткий демон, для которого ничего не стоило свернуть Адольфу шею в ближайшей подворотне, не нужно было быть семи пядей во лбу.
Секретарь где-то крупно накосячил. Допустил просчет, из-за которого ему теперь может серьезно влететь. Хайн разрывался от желания сказать, что Каин ни в чем не виноват и порывом спасти собственную шкуру.
Ведь как могло быть? Может, это не он забрал фибулу, может, она выпала из ослабевших рук Потомка, когда в его плечо ткнулась игла ампулы с успокоительным, а Норберг просто не заметил в темноте тусклую фибулу? Да нет, хватка у Адольфа была железная, к тому же он носил артефакт в кармане брюк... фибула с большой долей вероятности находилась у Норберга.
Но собственная шкура была важнее. И если Каину предстоит всего лишь выволочка от начальства, то у Хайна стоял вопрос жизни и смерти. Он неотрывно следил взглядом за демоном, не смея даже шелохнуться.
Внутренний голос опешил и, вопреки обыкновению, молчал.
— Х-хорошо, — с трудом выдохнул Адольф, когда за Крамером закрылась дверь кофейни. Он четко услышал слова о компетенции демона, о вариантах спасения шкуры Потомка. Хайн осторожно подцепил со стола визитку, смотрел на нее в течение нескольких минут и прокручивал в голове фразу "...кровь донора, готового отдать ее тебе". Он знал, что может выйти на улицу и легко уговорить на это первого попавшегося человека, но предпринимать подобный шаг значило обозначить себя. Светиться среди простых людей, когда в тайне ото всех, в уголке, в своем мирке, но замышляешь диверсии против серьезной организации, имеющей связи везде... а вдруг первый попавшийся человек окажется служащим Дома? Рисковать нельзя...
— Извините нас, — Адольф встал, коротко извинился, оставил деньги за кофе и вышел на улицу. Пару купюр, явно превышающих по стоимости чашку горького напитка, но нервозность достигла пика и не было времени смотреть на достоинство платежных знаков.
Он вдохнул полной грудью прохладный воздух Женевы и медленно побрел в сторону квартиры Рэнсона, сунув руки в карманы пальто.
Если он сам не в силах себя спасти, значит, это должен сделать кто-то другой.

0


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 18.03.2013 Как снег на голову


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC