Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 5.04.13 Всё включено


5.04.13 Всё включено

Сообщений 21 страница 31 из 31

21

Аоки устало потер бровь. Возиться с двумя пленниками ему не очень-то хотелось, тем более что больше ничего интересного Рэнсон не сказал. Что-нибудь занятное мог бы поведать Бауэр, но приводить его в сознание было рискованно, да и что-то подсказывало Джею, что жадничать не стоит. Пусть допросом занимаются ищейки Дома. В конце концов, если с ним не захотят любезно поделиться информацией, можно будет намекнуть на то, что и сообщник Крысолова тоже у него в руках.
- Этого в багажник не надо, - сказал Аоки телохранителю. – Свяжите ноги и руки, положите на заднее сиденье. Поедем в загородный дом.
Потомок, кивнув, легко подхватил на руки худосочного Тода. Джей направился следом. Уже в машине он позвонил господину Вернеру, сообщив, что нашел кое-что, что его сильно заинтересует. Потенциальных защитников Бауэра Аоки не опасался. На своей территории проще.
- Нужно узнать всю биографию обоих, - дал Джей новое указание. Демон-телохранитель вез Крысолова в одной машине, а в другой находился связанный Рэнсон, Аоки и его второй телохранитель. – У вас же есть связи, насколько я знаю.
Потомок молча кивнул.
- Парнишке вреда не причинять.
Тода не было жаль. Если он говорил правду, то добрый Северин Вернер еще, глядишь, объявит его жертвой. В любом случае, Джею очень не понравилось, что парнишка пытался им манипулировать.

+1

22

Хайн не смог бы сказать, сколько времени он провел без сознания. Но одно он знал точно: его вырубили чем-то очень похожим на внушение. Потомок настолько не хотел верить в своеобразный "акт предательства", который разыграл с ним Аоки, что вбил себе в голову совсем другую мысль: он сам как-то виновен во всем происходящем и кару получает заслуженно.
С трудом разлепив глаза, Хайн обнаружил, что света в помещении, в котором он находится, очень мало. Ни черта не было видно, даже хваленое потомственное зрение не помогало. Темнота казалась если не абсолютной, то очень значительной. И это пугало. Хайн дернулся, вскрикнул и чуть не упал — он сидел на коленях и неловкая попытка шевельнуть рукой чуть было не окончилась плачевно. Конечно, он не поранился бы, но дышать пылью и собирать ртом грязь не хотелось.
— Где я? — хрипло позвал он хоть кого-нибудь. Может, Бауэр был в сговоре с кем-то из Дома и этому "кому-то" так сказочно повезло встретить Хайна? Или Джей его специально караулил? Как же голова болит... — Зачем? Джей! Вы здесь?
Что могло заставить демона так жестко поступить с ним? Адольф сдал ему опасного преступника, предъявил доказательства его вины, да он всех спас! И вот так его благодарят? Было ужасно страшно. Непонятно было ни где сейчас находится Хайн, ни есть ли здесь кто-то еще. Потомок сел как мог удобно, вжал голову в плечи и часто задышал, чтобы не заплакать.
— Зачем я вам? Что я вам сделал? — снова и снова спрашивал он пустоту.

+1

23

Никто не отвечал, и потомку пришлось провести в одиночестве около часа. Его руки были связаны спереди, ноги тоже, завязаны глаза, но все же он мог удобно устроиться в мягком кресле. Не слишком большое утешение, тем не менее, никто не причинял парню вреда. Аоки и не собирался этого делать. Когда он вошел в комнату, его новый знакомый был сильно напуган. Джей снял с него повязку и, придвинув к креслу стул, сел.
- Ну, как ты тут? Видишь ли, - Аоки вздохнул, откидываясь на спинку, - я очень не люблю, когда мне чего-то не договаривают, прося об одолжении. «Это не моя забота, кому кто и во что будет верить». Грубо.
В загородном особняке мадам Мэй было тихо. Его хозяйка отсутствовала, потому сын ее распоряжался всем по своему усмотрению. Вряд ли бы она одобрила то, что он все еще церемонится с мальчишкой. Его следовало бы без лишних вопросов отдать Дому, а не затевать двойную игру. Но у Джея на этот счет были свои соображения.
- А еще очень странно, знаешь… Мой человек сейчас навел справки, и, кажется, Тод Рэнсон умер. Как такое может быть?
Джей поднялся на ноги и обошел потомка со спины, встав за креслом.
- Я позвонил координаторам, - вкрадчиво произнес Аоки. – Скоро они будут здесь. Заберут твоего Крысолова. Может, мне следует отдать и тебя? Объяснишь им все, например, кто такой младший брат Августа, главы Ищеек Дома. Мм?

+1

24

Когда Аоки появился перед Потомком вновь, тот испытал противоречивые чувства. С одной стороны это был жуткий, иррациональный страх перед Существом, которое не гнушалось применять по отношению к более слабым представителям сверхъестественной братии насилие (которое, впрочем, ограничивалось всего лишь связыванием рук-ног и помещением в замкнутое пространство, но много чего пережившему Адольфу этого было достаточно). С другой была радость - как-никак его не запихнули в темный чулан, не разделывают по кусочкам, не вгоняют иглы под ногти и не подвешивают за жизненно-важные органы под потолком. Эта радость граничила с облегчением, которое примиряло Хайна с одной простой, но очень классной в плане умиротворения истеричности в себе мыслью.
Ему не собираются делать больно. С ним хотят всего лишь поговорить.
Заставить себя раскрыть рот и произнести хоть слово было очень трудно. Адольф предпринимал две попытки, но обе кончились лишь тем, что он открывал рот, делал над собой усилие, брал дыхание и - ничего. Ничего не выходило.
"Если я не заговорю он убьет меня" - билась в голове мысль.
Потомка охватило странное оцепенение. Он поднял голову, посмотрел в лицо демону. В лицо своей смерти?
"Я должен. Нужно себя заставить"
- Джей, вы не понимаете, что делаете, - как можно более ровным голосом сказал Хайн. Голос все равно дрожал, как и пальцы рук. - Джей, это опасная игра и вы... Не провоцируйте меня. Пожалуйста. - Потомок умоляюще посмотрел на Аоки. - Это не угроза, просто я...
"Он знает про Тода",- холодея, понял Адольф. - "он знает, у него есть шпион в Доме,  может быть, это он планирует покушение на Августа!"
- Просто я ничего об этом не знаю. - Сглотнув, закончил Адольф. - Ничего, правда. Я не был в Доме.
Поверит ли ему этот демон? Вряд ли, поводов, располагающих к этому у него нет. Хайн глубоко вздохнул.
Мысленный голос сказал: "встречу тебя еще раз, Аоки, кишки выпущу, оставив по ветру болтаться!"
Если информация от человека Джея заставила Адольфа оцепенеть, от последнего известия он и вовсе впал в ступор. Координаторы означали мгновенную смерть, допустить их появление здесь - значит поставить крест на пробуждающейся гражданской сознательности Хайна, наглыдно продемонстрировать, что его мнение, его самого ценят как единицу редкого вида - и только.
- Пожалуйста, Джей, я ничего не знаю! - Адольф дернулся, но путы были слишком крепки. - Брат Августа мертв! Зачем вам знать о нем? Кто он такой, как жил?.. Не сдавайте меня, Аоки-сан, - произнес он почти устало, опустив голову и закрыв глаза. - Иначе вы получите монстра, по сравнению с которым Крысолов - кроткая овечка.

+1

25

- Очень интересно, - протянул Аоки в ответ на все причитания парня, называющего себя Тодом Рэнсоном. – Значит, ты мне не все рассказал.
На первый взгляд потомок оставался все таким же неврастеником с той только разницей, что сейчас он трясся сильнее. Но было в его словах что-то странное, чему Джей не сразу предал значение. Все сказанное звучало как предупреждение, и потомок будто бы сам боялся того, что могло произойти. Может быть, он притворялся, разыгрывая из себя напуганную кем-то овечку. Если подумать, не было никаких доказательств тому, что Бауэр и есть тот самый Крысолов. Он просто мог оказать не в том месте, не в то время, а вот парнишка… Многие психопаты выглядят как тихие, забитые и непримечательные личности.
- Видишь ли, я не собираюсь выслуживаться перед Домом, - стоявший за креслом Аоки отошел в сторону окна, задернутого шторами. – Мне это не нужно. И я понимаю прекрасно, что лезу не в свое дело. Но ты сам втянул меня в него, - о том, что у него изначально был личный интерес, Джей снова умолчал. – Я всего лишь хочу разобраться. Ты называешь себя чужим именем, прикидываясь беднягой, которого завели на ложный путь. Говоришь, что ничего не знаешь, но утверждаешь, что я ввязываюсь в опасную игру. Сколько противоречий… - Аоки покачал головой. Он не выглядел разозленным, напротив, говорил мягко, будто втолковывал несмышлёному ребенку, что врать не хорошо.
- Я ведь могу подумать, что ты наврал мне, и не Бауэр, а ты главный преступник. Это ведь очень умно: выдать вместо себя другого, остановив ищеек Дома. Разве нет? А какой хороший ход – сделать вид, будто за Бауэром должны прийти.
Джей подошел к спинке кресла и ленивым жестом огладил парня по волосам.
- Давай так. Я тебя освобожу и потом отпущу, но взамен ты раскроешь мне все карты. Что скажешь?

+1

26

- Неправда, - страх стал почти ощутим на физическом уровне, Хайна снова сковал ледяной ужас от понимания того, насколько же он только что влип. Этому демону можно было наплести с три короба, сделать это почти так же непринужденно и умеючи, как в стаые добрые времена, когда он, Потомок грифона, еще был собой прежним. Неделимость и цельность обеспечивали относительное спокойствие, но теперь, когда Адольф чувствовал опасность, грозящуюдругому Существу, он начинал паниковать и совершать ошибки. - Неправда, я рассказал то, что знаю.
Демоны - искуссные лгуны. Что если Джей обманет? Именно сейчас, когда наступил тот самый момент, когда Хайн, паникуя, вновь замыкается в себе. Аоки его связал, хотя на то не было поводов, Адольф ему не угрожал, даже намеков никаких в эту сторону не делал, а его принудительно лишили свободы. Паника смешалась с обидой. Если Джей такой умный, что даже про мертвого Тода узнал, тогда почему он хочет правды именно сейчас? Ведь ему ее дали - еще тогда, в "Терновнике" Хайн рассказал демону все, что мог и что знал. Но это недоказуемо.
Жизнь Адольфа в опасности.
- Ах, - пальцы задрожали сильнее, волосы встали дыбом на том самом месте, где его головы касался Джей. Удивленное междометие вырвалось само. Потомок впал в ступор и не среагировал на фразу Джея. Его губы легко дрожали, явно силясь произнести какие-то слова, но страх лишил его голоса. - Я... Дж... - потомок попробовал снова, но дрожь тела усилилась, глаза закрылись и несколько кратких мгновений Поток не двигался.
Не двигался до тех пор, пока не открыл глаза и оскалился, задрал голову и с наслаждением облизал пальцы демона.
- Пошел на хер, - лениво протянул Тод Рэнсон, откинувшись назад и с улыбкой смотря на демона. - И да, это приглашение.
Рэнсон был в крайней степени недоволен демоном. Особенно методами, которыми тот вел переговоры. В связанных руках уже начинало ощущаться неприятное онемение, ногами же Адольф шевелил меньше и потому там пока не чувствовалось ничего.
- Мой тебе совет на предмет ведения деловых переговоров: не начинай разговор до того, как не убедишься, что тебя готовы слушать. А, еще руки-ноги не связывай. Кстати, руки. - Тод тряхнул головой, скосил взгляд на путы. - Кстати, руки! Это важный инструмент в моей работе, поганка ты смазливая, а ты их связал!
Рэнсон сокрушенно покачал головой. Странные эти демоны, крайне странные. И все-таки мысль о побеге пришлось пока отложить. Наклонившись, Тод явил гоготь на указательном пальце правой руки и наклонился, рукой потянувшись к путам на ногах.
- Нахххххххер, - с тяжелым вздохом Тод выпрямился. Коготь был убран, работать им из-за онемения рук не получалось совершенно. - Уф, ладушки, уболтал, любитель допытываться правды стандартными методами. Хотел с мертвым Тодом Рэнсоном поболтать? Вот он я! Непосредственный исполнитель плана Крысолова. Но тебя интересует не он, верно?

+1

27

- Может, и так. Но сдается мне, что ты рассказал не все, - протянул Аоки, запустив пальцы в волосы потомка. – Чего ты боишь…
Джей медленно отвел ладонь. Засранцу все-таки удалось его удивить. Вытерев пальцы платком, он молча наблюдал, как беснуется проснувшаяся новая личность.
- Интересно, - пробормотал Джей, обходя вокруг кресла. Нечто похожее он уже видел – там, в Италии, когда внушил религиозной синьоре, что ею завладели демоны. Те самые, о которых говорит Священное Писание и снимаются фильмы ужасов. Выкрученные руки, ругань и похабные предложения. Вот и тетушку Паоло пришлось связывать. Правда, тут руки паренька оказались в путах раньше. Джей не боялся, но не видел смысла рисковать – потомки непредсказуемы, если не знаешь, от каких тварей они произошли.
Колкости и оскорбления Аоки оставил без внимания, понимая, что этот другой бесится от бессилия, специально провоцируя. О том, чтобы развязать пленника не было и речи. Главное, чтобы не покалечился, отчаянно вырываясь. Парнишка нужен был Джею невредимым.
- Ну, здравствуй, Тод, - он вновь встал за креслом, чтобы потомок не смог установить с ним зрительный контакт. – С кем я говорил до этого? Уж не с Адольфом Миттенхайном ли? – Джей ткнул пальцем в небо. – Славный малый. Он нравился мне больше.
Раздвоение личности – страшная вещь. Равно как и любое безумие. Крысолов мог воспользоваться недугом парня, если, конечно, пойманный Бауэр был им.
- Что ж, давай попробуем договориться с тобой. Верно, меня больше интересуют те, кто стоит за Крысоловом. Расскажешь мне все, что о них знаешь, и я оставлю тебя в покое, - голос Аоки стал тише. – Заранее вношу ясность, пока ты не решился на глупость. Вырваться не получится, даже если у тебя в кармане припасен какой-нибудь фокус. В доме несколько человек охраны, и, поверь мне, не все они обычные люди.

+1

28

Демон занял позицию за креслом, что несколько расшевелило в затекшем было теле Адольфа Миттенхайна некоторое подобие пластичности. Тод заерзал в путах, пытаясь извернуться таким образом, чтобы и руки не вывихнуть, и видеть хотя бы фрагмент лица хитрого азиата. Он нуждался в этом и отнюдь не потому что страсть как желал внушить ему съесть, скажем, собственные локти, отжаться от пола сорок раз и затем походить по полу на руках, от этого самого места и до главного входа, а просто потому что ему — и без того издерганному, вымотанному во всех смыслах и желающему только отдохнуть, это просто было нужно. Рэнсон никогда не жил в помещениях, превышающих по метражу сорок квадратных метров и потому терялся, не знал, существуют ли в этом огромном строении еще двери, потайные ходы, окна. Этот пробел худо-бедно восполнялся прочитанными при жизни книгами и уже их опыт говорил, что главный вход-то здесь точно есть.
Осталось только его найти.
— Ах-ха-ха! Ну здравствуй, здравствуй, — поприветствовал демона Тод. Он временно перестал ерзать, почувствовав, что еще немного — и запястья окончательно онемеют, опустил голову и ухмыльнулся почти так же жизнерадостно и предвкушающе, как в день совершаемых им преступлений. Эффект слегка притупляла усталость тела, поэтому испугать кого-либо вроде Джея вряд ли получилось бы. — Ты смотри-ка, хитер!
Новая порция смеха — искреннего, громкого, эхом отражавшегося от стен. Безумия в них было ровно столько же, сколько и искренности.
Много.
— Ума не приложу, кто мог выболтать тебе про Адольфа, — продолжил Тод как только приступ смеха утих. — Крамер? Его подручная шавка Каин Норберг или... а-ха-ха, да ты меня дурачишь! Дурачишь, точно же! Никто не может знать про Адольфа. — Уязвленный предпочтениями демона, Рэнсон вспылил. Он говорил зло и отрывисто. — Никто. Адольф только мой и я унес его в могилу! Он мертв так же, как остальные семнадцать человек, которых я убил!
В порыве гнева Рэнсон встал и предпринял неудачную попытку шагнуть к Джею и затем ударить его. Занеся руки, он оступился и рухнул где сидел, чудом не упав и не покалечившись.
Поэтому замечание Джея было встречено новой порцией смешков и отвратительно-мерзких улыбок.
— Ты меня выпустишь, Джей, — сказал Тод. — Выпустишь, у тебя просто выхода нет. А твои дружки... вряд ли они выстоят против меня.
Потребовался ровно один долгий выдох, чтобы сдержаться и не дать себе воли снова махать кулаками. В конце-концов, ему надо драть отсюда когти и если те крохи, что Рэнсон знал о странных людях, стоявших за Крысоловом помогут ему в этом — он их расскажет.
— Так, окич, момент. — Рэнсон закатил глаза, вспоминая. — Люди, стоявшие за Бауэром. Так. Ага. Были два типа, — начал рассказ Тод. — Мужик и баба. Старый, но молодится и она — карга точно старая. Мужик нелюдь, бабу плохо разглядел. Одеты хорошо, речь правильная. У мужика акцент. Виделись минут двадцать и то случайно. Надо было забрать эти списки с именами, я раньше припер, а он с ними болтал.

+1

29

Один – безумен и зол, другой – не совсем здоров, но, в сущности, безобиден. Самое интересное, что первый, похоже, догадывался о существовании второго, что нетипично для раздвоения личности. Но Аоки не стал долго раздумывать над диагнозом. Пусть этим занимаются специалисты.
- Значит, я прав, - Джей удовлетворенно кивнул. – А сам Адольф и сказал. Он был здесь минуту назад. Как видно, с ним ты просчитался. Живехонек.
Парнишка боролся, прежде чем обернуться агрессивным Рэнсоном. И теперь было понятно, кого он так боялся – себя другого. Иная личность засела внутри него бесом, но ее, как видно, удалось ненадолго связать.   
Разительная перемена не казалась наигранной. Да, это была игра. Особый вид актерства, в которое человек погружается бессознательно.  Джей не просто так дразнил Рэнсона. Он действительно с большей охотой поговорил бы с Адольфом, но тот не знал всего того, что знало его альтер эго. 
- Сколько самонадеянности, - холодно заметил Джей. За телодвижениями потомка он проследил с иронией, но все же сделал шаг назад на всякий случай.
- Имена их помнишь? – Аоки стал слушать внимательно. Рассказ о парочке неизвестных мог быть враньем от начала и до конца, но в равной степени мог оказаться и правдой. – О чем они говорили с Крысоловым?

Отредактировано Джей Аоки (14.12.2014 22:53:08)

+1

30

Если бы его скромные физические возможности позволяли обернуться и смерить демона презрительным взглядом и расхохотаться в лицо, Тод бы так и поступил. Чем дольше он находился в этой комнате, среди отголоска роскоши, к которой не мог иметь даже косвенного отношения в любой из своих ипостасей и жизней, тем яснее понимал: страх потихоньку его оставляет. Он был вызван непривычно-спорым выходом, ладно завязавшимся разговором, и одним моментом, который не давал ему улетучиться совсем.
Демон знает истинное имя того, с кем вел  беседу.
Задушевный разговор с Хайном прервался, не успев толком получить развитие, потом пришел Рэнсон и все пришлось начинать сначала. Им обоим.
Все-таки Тод позволил себе улыбнуться. Этот Джей даже не подозревал, в какое болото суется. Он уже занес одну ногу, чтобы ступить на него и каждая его реплика приближала момент, когда в топкую вязь опустится вторая.
— Знаешь, сколько тебе светит за такое? За то, что влез в частную жизнь, все дела?.. Жизнь и уж тем более смерть Адольфа Миттенхайна — правда не твоего уровня доступа, понял? Колись, откуда про него раскопал. Это будет приятным бонусом к тому, что я тебе расскажу.
Конечно, набивать себе цену — не лучшая стратегия в нынешних обстоятельствах, особенно когда путы вот-вот перекроют ток крови в запястьях, но против своей природы Тод Рэнсон пойти не мог. Он многое способен был вытерпеть, но такой подставы, какую устроил Джей, он не ожидал, не одобрял и хотел причинить ему в будущем как можно больше трудностей в жизни.
Такие не ломаются под грузом жизненных обстоятельств, зато бегают быстро и изворачиваются как уж на сковородке — любо-дорого смотреть. 
— Пошел на хер, — огрызнулся Тод, сжав челюсти и буквально выплюнув на пол свои слова. Сказанное его задело. Демонстрировать это потенциальному врагу не стоило, было апогеем глупости, но время шло на минуты, его вот-вот повяжут прибывшие по вызову Координаторы, но агрессия, порожденная врожденным неврозом Адольфа и сдобренная природой Тода, давали о себе знать именно в неподходящие моменты вроде этого.
Джей хотел подробностей о встрече Крысолова и той парочки. Рэнсон разжал челюсти и принялся водить языком вдоль передних клыков с внутренней стороны. Вверх-вних, тик-так, время думать и давать ответы. Ох, и не повезло этому демону, он не повезло!
— Те, встречи с кем ты наверняка ищешь, переломят тебе хребет и глазом не моргнут, — выдал Тод, откинувшись  на спинку того, на чем сидел. — Они опасные. Не по-стариковски опасные, как тот же Крысолов, и причин мстить у них нет. Они забавляются так. Играют в судей. Насчет имен — тут все запарно. Точно не помню, да они и не назывались. Краем уха когда подходил только помню, что Бауэр назвал бабу как-то... по фамилии, что ли. То ли Глэб... то ли Гауб... короче, она на "глыбу" похожа, фамилия. С Бауэром общались как с Крысоловом. Мужик был поувереннее, но себя тож не назвал. — Тод помолчал. Потом щелкнул пальцами, но путы смазали гипотетически возможный эффект крутизны. — Там про парнишку речь шла. Типа... как же... А, да: "Паоло бы одобрил".
Рэнсон поднял руки вверх.
— Ну, я рассказал тебе, что знаю. Теперь развяжи меня!

+1

31

- Ну-ну. Не пугай.
Джею было что терять. Родителей. Пусть они и похожи скорее на деловых партнеров, чем на семью. Любимое дело и богатство. Но после смерти сестер и сицилийской мимолетной дружбы, говоря поэтическим языком, в душе у Джея что-то надломилось. Когда ему угрожали, он улыбался, но не от особой смелости, которой у него никогда не было, а от понимания, что может потерять все, включая жизнь, в любую минуту.
- Я же говорю. Сам Адольф мне и рассказал. Может быть, он знает больше тебя?
По совести, с потомком должен был разговаривать психиатр. И с доктором Джекилом, и с мистером Хайдом. Специалист, наверняка, сказал бы, что Аоки делает что-нибудь не так. Уж тем более не стоило бы дразнить Рэнсона, однако Джею это доставляло удовольствие. Удержаться было сложно.
Но, посмеиваясь, Аоки не забывал слушать. Потомок мог наврать в три короба, и тут уж тоже его слова никак не проверишь. Оставалось по крупицам собирать информацию. Имена, названные Рэнсоном, Джею ни о чем не говорили. Был в его жизни один Паоло, но тот повесился и был похоронен на сицилийском кладбище. А людей с именем Паоло на земле не мало. В одной только Италии это имя стоит двенадцатым в рейтинге популярности.
- А кто тебе сказал, что я ищу с ними встречи? – Джей еще раз насмешливо провел рукой по волосам потомка.
- «Может быть, это они хотят со мной встретиться», - пронеслось у него в голове.
Аоки с небрежной медлительностью вышел из-за кресла. Смотрел прямо и неотрывно. Не отводя от пленника взгляда, он потихоньку тянул из него жизненные силы. Совсем чуть-чуть – только для того, чтобы Рэнсон успокоился.
- Извини, тебе придется еще немного поспать. Спи, - вкрадчиво проговорил Джей, приближаясь. – В следующий раз, когда ты очнешься, Тод, ты будешь плохо помнить наш разговор. Мое имя и лицо будут помниться смутно. Спи, - он склонился к самому уху потомка, легко дотрагиваясь до его лица. – Первым проснешься ты, Адольф. Ты ведь очень хочешь, чтобы тот, другой, не приходил. А теперь спи.
Джей не рассчитывал на то, что потомок излечится, но надеялся, что по приезду ищейки им удастся поговорить не с буйным Рэнсоном, а с более безобидным Миттенхайном.

+1


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 5.04.13 Всё включено


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC