Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 08.04.2013 Кажется, мы уже знакомы


08.04.2013 Кажется, мы уже знакомы

Сообщений 1 страница 20 из 39

1

Время и Место:
8 апреля 2013, женевский Дом

Участники:
Северин Вернер, Август Миттенхайн, Адольф Миттенхайн, Ноа Мерц

Краткое описание эпизода:
"Крысолов" пойман. Самое время познакомиться и с его протеже.

Предупреждения:
пока нет

0

2

Предыдущая неделя выдалась на редкость насыщенной. Принесенные на черных демонических крыльях вести об Охотниках уже разлетелись птичками по всем отделениям, дошли и до ушей Главного Дома. То и дело на мобильный Северина поступали звонки от подключенных к делу Ищеек и их информаторов, работа шла полным ходом - собирались воедино все случаи нападений на Существ, открывались новые детали, перепроверялись уже известные факты... Беспокойство, возникшее в прошлый понедельник, несколько притупилось. Ни на кого из Существ не напали, не похитили, никто не сообщал о пропажах или угрозах. Это еще не значило, что Охотников нет в городе, но радовало и одновременно тревожило хотя бы то, что они еще не вышли в открытое наступление.
   За всеми делами Вернер и думать забыл, что целый месяц до этого охотился за своей химерой в виде разнесчастного Потомка Тода. Конечно, его преследование никуда не делось, отчеты об экспертизе крови лежали в ящике письменного стола, как и копия о смерти Тода Рэнсона, который совсем не был похож на фоторобот и фотографию с медицинской карточки. Сейчас было не до Потомка, проблема посерьезнее требовала решения, а потому Координатор был несколько удивлен, когда ему позвонил глава Ищеек и назначил встречу. Сначала Вернер подумал, что дело касается Охотников, ведь только ими половина Координаторов сейчас и занималась, да вот только зачем бы Миттенхайну отчитываться перед Северином, когда он мог послать отчеты о работе напрямую Наставнику, после чего информация дошла бы и до всех работников Дома? Причина для визита не была обозначена, поэтому Северин, немного подумав, решил не забивать себе голову и списать все на простую консультацию: в конце-концов, Август был человеком, работающим среди Существ, а люди не всегда спокойно переносили общество кого-то, кто так отличается от них.
   Предупреждающий звонок, последняя проверка - ровно ли лежит стопка бумаги, прикрыто ли окно, убрана ли на полку кофейная кружка, - и ангел был готов принять гостя.

+2

3

Наутро солнца в Женеве не случилось. Прогноз погоды, который вчера перед отходом ко сну слушал Август, бессовестно соврал. Врут все: от младших служащих до вышестоящих чинов и только диктору с радиоканала ничего за вранье не грозит.
  Утром пятого апреля Миттенхайн поймал себя на мысли, что подсознательно ждет дождя. Урагана с порывистым ветром, штормового предупреждения — любое стихийное бедствие, которое могло бы послужить объективным обстоятельством не являться на службу именно сегодня. Что-то должно было произойти именно сегодня, и он, Август, непременно должен быть этому свидетелем. С чутьем не имело смысла спорить. Он отзвонился дежурной Ищейке, сказал, что все же воспользуется правом на отгул и еще один день поработает на дому. Подчиненный не стал оспаривать разумность решения, посчитав, что начальству виднее.
  События в последнюю неделю развивались поистине с космической скоростью: новости о чудесном воскрешении младшего брата, обретение оного, затем побег и — ничего. Затишье перед бурей. Дело об Охотниках, десятки звонков от информаторов.
  От Рейвена так же не было никаких новостей, и это тоже серьезно тревожило ум Августа. Он не брал трубку, в университете его не видели, в клубах той части города, где он частенько бывал, тоже ничего не слышали о нем. Впрочем, утром пятого апреля он наконец предстал пред светлые очи Августа. Одежда Чельберга выглядела так, будто его прицепили за штанину к машине и протащили по земле кварталов десять, а сам Рейвен старался бодриться и как всегда отбрыкивался от любых попыток себя разговорить. На вопросы о самочувствии отвечал коротко, говорить, где был последние несколько дней не хотел, чем вызвал серьезное беспокойство со стороны Миттенхайна. Не спрашивая согласия соседа, Август сам провел первичный осмотр, параллельно пытаясь увернуться от то и дело прилетающих в колено пинков.
  Вызывать карету скорой помощи не было нужды: ни переломов, ни травм, требующих медицинского вмешательства. На очередной вопрос "где ты был" Рейвен вздохнул и коротко ответил: "Он тебе сам все расскажет". Сомнений о том, что он говорил об Адольфе, не было.
  И верно, шестое апреля встретили за утренней чашкой кофе все участники инцидента тридцать первого марта: Адольф нервно грыз ногти и все время озирался по сторонам, словно загнанный в ловушку зверек. К своей чашке он даже не прикоснулся. Рейвен молчал, изредка бросая усталые взгляды на Августа и всем своим видом как бы говоря "я свою роль сыграл и больше никому ничего не должен". Что же до самого Миттенхайна, то он спокойно допил свой кофе и позвонил в Дом, намереваясь провести утреннюю летучку и заодно узнать последние новости.
Обычный отчет превратился в аналог "совета в Филях". Миттенхайн едва успевал отвечать на входящие звонки и выдавать устные разрешения на проведение той или иной процедуры. Он быстро и по-деловому выдал инструкции Ищейкам и стал собираться в Дом.
  Младший Миттенхайн занервничал еще больше. Рейвен лениво поинтересовался, что такого случилось, что Август срывается с места, не допив свой кофе. Пришлось объяснить.
  В Дом доставили и поместили под усиленную охрану предположительного виновника серии загадочных самоубийств, бередивших умы аналитиков-ищеек Дома и простых людей в течение всего марта, и требуют личного присутствия Августа. Более того, на руках имеются вещественные доказательства, доказывающие причастность к делу именно этого Существа.
  И не только его.

  Август остановил машину рядом с Домом и выключил двигатель. Сидевший на заднем сидении Адольф нервно дернул плечом и крепче обнял себя за плечи. Он чувствовал себя неуютно рядом с местом, которым его пугали с детства и еще нервничал, несмотря на принятую таблетку успокоительного.
  Сегодня восьмое апреля. На этот день была назначена очная ставка Северина Вернера и Адольфа.
— Я рад, что ты согласился поехать со мной, — Миттенхайн вышел из машины, открыл заднюю дверь автомобиля и посторонился, пропуская младшего брата. Адольф ответил коротким кивком и натянул на себя капюшон одной из толстовок Рейвена — привычка носить одежду с чужого плеча так просто не выведешь. Август присел перед ним на корточки, взял за руки, заглянул в глаза. Теперь он знал, что этот неуверенный в себе Потомок и вправду его непутевый родственник, которого еще предстоит во многом убедить и еще о большем расспросить.
— Все будет хорошо, Адольф, — Август постарался улыбнуться. Не получилось. Но брат, почувствовав что-то доступное лишь ему одному, крепче сжал пальцы.
— Я знаю, — поджав губы, быстро пробормотал он. Искренняя вера или отчаянная мольба?
  Август, держа Потомка под руку, провел его в здание фонда через главный вход. Мимо них пробежала стайка молодых демонов. Увидев уверенную фигуру в сером костюме, они, признав в нем Ищейку, с хохотом разбежались кто куда и, оказавшись за спиной, стали корчить рожи. Правда, забава им довольно быстро надоела и через несколько минут холл был пуст.
Август остановился перед дверью кабинета Вернера. Перед тем как войти, он наклонился и так же глядя в глаза младшему брату сказал:
— Помнишь, как мы с тобой договаривались? Ты не пытаешься сбежать, не хочешь никому навредить и не ввязываешься в драки с молодняком, как бы те не были приставучи. Сейчас я переговорю с Северином, а ты пока посиди здесь. Договорились?
Получив утвердительный ответ, Август выпрямился, поправил воротник рубашки и, придерживая рюкзак с документами на плече, постучал в дверь. Услышав разрешение войти, он протиснулся в кабинет и аккуратно закрыл за собой дверь.
— Доброго времени суток, Северин. Не возражаете, если я присяду? — Август занял свое место - место гостя. — Благодарю вас. Собственно, я пришел к вам по очень важному делу. Делу "Крысолова". У меня есть информация, что в деле замешан некий Тод Рэнсон. Вы можете рассказать мне о нем? Я читал ответы, но их полнота меня не удовлетворила.

+2

4

Крысолов. Головная боль Дома этой весной, маньяк, неуловимый как тень. Каждый раз, когда казалось, что Ищейки вот-вот схватят виновника всех бед, оказывалось, что они гоняются за миражом, Крысолов успевал улизнуть, оставляя после себя лишь трупы, записки и издевательскую музыку. И вот, наконец, что-то стало проясняться. Спустя столько времени... Непозволительно долго они копались с любителем манипулировать чужим сознанием.
   Вернер не занимался этим делом; к счастью, никто из курируемых им семей не столкнулись с трагедией, хотя и были насторожены. Кто же мог предположить, что к нему заявится главная Ищейка, да еще с такими вопросами? Неужели что-то все же произошло?... Северин внутренне напрягся, ожидая худшего. Не только демоны могли разносить плохие вести.
- Тод Рэнсон, да... - Знакомое имя горчило на языке, заставляя кривиться в гримасе, словно Координатор неожиданно проглотил добрую порцию лимона. Ха-ха, как иронично, Потомок оказался причастен не только к контрабанде и незаконной торговле антиквариантом, а еще и к убийствам. Что ж, петля для шеи Рэнсона становилась все толще и крепче.
- Очень мало информации. Жил, играл в какой-то паршивенькой музыкальной группе, умер. Причем умер задолго до того, как его имя стало мелькать в наших сводках. Вот, полюбуйтесь. - Перед Августом легли две фотографии, одна - копия с каких-то документов настоящего Тода, вторая же испуганно глядела на человека глазами его брата. - Подозреваю, вот это... создание позаимствовало имя нашего покойника. Увы, выяснить, где же проживал Рэнсон не удалось, наверняка мотался по съемным квартирам, как и все они, андерграундные музыканты...
   Дело Потомка-Тода было снова извлечено на свет из глубин темного ящика и передано Ищейке. Август знал, что Вернер ищет это существо, но вряд ли вникал в детали. Но если они в своих поисках вышли на одного человека, то и правда стоило объединить усилия и знания.
- Так он замешан в деле Крысолова? Скажу честно, удивлен я мало. Стоило ожидать чего-то подобного. Это Потомок, господин Миттенхайн. И в базах Дома он не числится.

+2

5

— Почему вы не обратились ко мне раньше, Северин? — Август осторожно достал и положил на стол Координатора папку с личным делом и всем, что удалось собрать на исполнителя самоубийств и распространителя листовок. Тонкий картон, под которым скрывалась интересующая Вернера информация, вмещал в себя сорок пять плотно запечатанных листов с данными: фотографии, отчеты  психологов, счета на оплату коммунальных услуг. Все, что доказывало существование Тода. — Действуя в обход официальной инстанции, уполномоченной вести следствие, вы, конечно, повышаете скорость получения информации, на которую в другом случае понадобился бы официальный запрос и следование служебным инструкциям, регулирующим совместную деятельность Ищейки и Координатора. Но собранные вами данные о какой-либо персоналии и свидетельства против него не имеют юридической силы в суде. Вам повезло, что наши интересы пересеклись. В противном случае на столе Наставника уже лежала бы докладная о злоупотреблении вами служебных обязанностей. — Август поднял вверх ладони, опустил и вновь поднял голову, смотря на Северина. Жест демонстрировал некоторую степень иронии в словах Ищейки.
На личном деле значилось: «Тод Гризайль Рэнсон, 12.03.1989, муж. Место рождения и регистрация: кантон Берн, ул. Готтхельфштрассе, 45. Холост, детей нет». Если бы не красный ярлык, приклеенный поверх фоторобота Рэнсона и печать доступа к особому отделу архива Ищеек, можно было бы подумать, что это личное дело младшего служащего, каких за годы существования Дома успело накопиться предостаточно.
— Оригинал дела Рэнсона. — Август кивнул на папку. — Информация о нем впервые появилась в сводках Дома в январе этого года. Вам этого, по-хорошему, знать не полагается, но дело исключительно важное, поэтому я позволю себе некоторую откровенность: он был главным подозреваемым в убийстве Ищейки, демона. Против него были доказательства: видеоматериалы, показания свидетелей. В то время Главой института Ищеек был ангел, Герберг Атлус, он и выписал ордер на его ликвидацию.
Миттенхайн положил ногу на ногу, сцепив пальцы в замок и положив руки на живот.
— Мне пришлось подписать этот ордер. И в конце января Тод Рэнсон был убит. Нами. По ошибке.
В это до сих пор не верилось, но признать пришлось. Август перевернул всю информацию, что была в архиве на имя ныне покойного человека, стремясь отследить его мотивацию. Почему он пошел против Дома? Что гнало его снова и снова подбрасывать листки самоубийцам? Ответ на этот вопрос в краткой форме дал сам Тод, сказав через Адольфа, что им двигало желание отомстить. И выяснить заодно, кто был причастен к его убийству.
Август был лишь проходной инстанцией. Через его руки в месяц проходили десятки подобных дел, поэтому он действовал по отработанной схеме: получил дело, проверил валидность и качество представляемых доказательств, подтвердил их или опроверг, шлепнул печать, а потом дело уходит либо Ликвидаторам, либо в архив соответственно.
Парцелляция в предложениях свидетельствовала об испытываемом сожалении.
Август привстал, взял двумя пальцами фотографию и фоторобот. Первое было тут же отложено, а вот фоторобот Миттенхайн ненадолго приставил  рядом с лицом.
— Найдите десять отличий, Северин, — во взгляде Ищейки промелькнула тень эмоции. Грусть и чувство вины. Убедившись, что Вернер выводы сделал, Август положил фоторобот поверх фотографии Рэнсона, вернув ладоням положение замка. — Тод Рэнсон не просто замешан в деле Крысолова, он увяз в нем по уши. Расскажу, что сумел узнать я: имя Рэнсона нигде не фигурировало в феврале, однако в начале марта его следы нашлись в клинике пластической хирургии Дитера Крамера, демона, который лоялен к Дому. Восемнадцатого марта его, — Август ткнул пальцем в фоторобот. — Видели в компании самого Крамера. Двадцать первого марта он пытался совершить самоубийство. Полиция обнаружила при нем листовку с воззванием против Дома, точно такую же, как и у прочих жертв Крысолова. Он сумел выжить и вскоре удрал из-под бдительного ока стражей правопорядка. Дальше его след теряется. И все это время, что в клинике Крамера, что в сводках полиции фигурировало одно и то же имя: Тод Рэнсон. Это подтверждает ваше предположение о том, что лицо с фоторобота позаимствовало его личные данные.
Август помолчал, давая Северину осознать, осмыслить и коротко обдумать услышанное. Затем продолжил:
— Лицо с фоторобота — в самом деле Потомок. Адольф Миттенхайн. Мой младший брат. Он не мог быть зарегистрирован в базах Дома, потому что на момент смерти не явил свою Сущность.
Дом не регистрирует мертвых. Как отреагирует на информацию Северин — одному Наставнику известно. Миттенхайн знал, что Координатор может потерять контроль над собой, но его следовало подготовить к тому, что он в скором времени увидит своими глазами.
Август слышал возню за дверью. Адольф нервничал.

Отредактировано Август Миттенхайн (19.07.2014 16:09:22)

+2

6

- Не было необходимости. Это личное дело, не Дома. - Несколько раздраженно отмахнулся Вернер, хмурясь и заинтересованно поглядывая на папку. Может, действительно стоило обратиться к Ищейкам, да вот только с какой просьбой? "Помогите мне найти и прибить Потомка"? Он дал описание, помог составить портрет того, кто помог ему провалить дело - и все, на этом его участие в поимке неизвестного официально закончилось. Ангелу не нужен был суд над Потомком. Он намеревался сам отыскать последнего и воздать ему по заслугам. Но и Август был прав - такого рода самодеятельность не поощрялась, Координатору грозил минимум выговор за такое нарушение, и все же, все же...
- Вы угрожаете мне, Август? Сомневаюсь, что это начинание даст плоды, я не нашел ничего, что не могли бы отыскать ваши люди в кратчайшие сроки.
   Имя Атлуса он помнил, общался с демоном пару раз и оба раза уходил недовольным. Когда пост занял Август Миттенхайн все вздохнули с облегчением. А уж каким образом из жизни Дома исчез предыдущий глава Ищеек Вернера не интересовало.
   Зато Координатора очень впечатлила следующая сцена, разыгранная перед ним человеком. Сначала ангел и не понял, чего от него хочет Август, но, посмотрев на фоторобот и лицо Миттенхайна, пришло понимание. Брови, овал лица... Да неужели?..
- И как давно вы знали, что ваш... брат жив? Главная Ищейка, укрывающая преступника. Звучит не очень хорошо, вам так не кажется?
   И что значило "на момент смерти"? Адольф успел умереть? Или Август специально подстроил такую ситуацию, чтобы иметь в рукаве козырь - незарегистрированного Потомка? В любом случае дело очень нехорошо пахло.
- Вы могли просто промолчать, Август. Почему вы пришли именно сейчас и именно ко мне?
   Неужели Август думал, что Координатор поможет ему с братом? Что готов рискнуть своим положением ради того, кто чуть не убил его месяц назад? Если так, то Ищейка очень сильно ошибся...

+3

7

— Личные дела? В обход Дома? — Август чуть нахмурился, пытаясь уловить смысл отмашки Вернера. По сему выходило, что Координатор хотел оставить Ищеек несолоно хлебавши и проявить излишнюю самостоятельность в вопросах, которые по-хорошему следовало решать с ним, Августом. Это Ищейке не нравилось. —  Северин, я признателен вам, вы проинформировали нас о неизвестном злоумышленнике, который предположительно и стал причиной взрыва на складе с незаконным антиквариатом в начале марта, помогли составить его фоторобот и не отправились творить кровавую вендетту. Поймите, не в моих правилах угрожать вам, и уж тем более, это не является моим жизненным интересом. Я всего лишь хочу, чтобы в работе Дома каждый элемент системы работал как должно. Когда ваши личные дела становятся важнее службы обществу Существ, когда ради одной жизни вы срываетесь и нарушаете с десяток служебных инструкций, прописанных для Координаторов, — Дом этого не спускает.
Конечно, кто бы говорил: Август тоже далеко не идеален. Он хорошо, даже слишком, делает свою работу. Миттенхайн — человек системы, взрощенный Домом, воспитанный им; он словно родился в Доме и был плоть от плоти его.
Его можно упрекнуть только в одном: в наличии младшего брата с искореженной психикой и трудным детством. Адольф вставал у Августа костью в горле, становился мишенью и одновременно грозным оружием против врагов Дома; устраивал диверсии против него и сам же помогал сдавать преступника, ставшего в итоге истинной причиной всех бед. Потомок грифона, склонный в равной степени к добру и ко злу, сбитый с толку, потерянный, не знающий, кому верить и вместе с тем желающий доверять каждому, кто проявил по отношению к нему хоть каплю милосердия и понимания.
Франц Штейнберг. Ноа Мерц. Рейвен Чельберг. Среди имен тех, кто однажды помог Адольфу нет имени Августа.
И это было горше всего.
— Перестаньте думать, что я угрожаю вам, Северин, — Август покачал головой, полез в сумку и вытащил оттуда листки с копиями допроса Отто Бауэра. Показал его фотографию, отпечатки пальцев, приложенный к делу оригинал списка будущих жертв. Снова ткнул в фоторобот Адольфа. — Ничего не нашли? — Миттенхайн отцепился от листков, поднял правую руку и стал загибать на ней пальцы. — Образец крови, идентичный тому, что предоставили вы; имена людей и Потомков, с которыми встречался подозреваемый, график его перемещений по часам, начиная с четырнадцатого марта; люди с измененными воспоминаниями, уверенные в том, что Адольф Миттенхайн — на самом деле Тод Рэнсон; поимка подозреваемым настоящего Крысолова и объяснение его мотивов; подтверждение ваших промахов, Северин; фибула и склад незаконного антиквариата, Северин! Не заставляйте меня указывать на очевидное. За такое в институте  на пересдачу отправляют.
Ужасно нелогичное было в развернувшейся сейчас сцене. Август, в самом деле, выглядел извергом, но он никогда не знал другой точки зрения. Не держал в уме, что кроме его мнения есть чье-то еще. Не тяготился впечатлением, которое оставлял у людей.
Миттенхайн повернул голову в сторону двери, понимая, что совсем скоро сведет воедино недостающие детали паззла.
— Во-первых, я посылал вам служебный запрос, с целью проверить свои подозрения в «живучести» моего младшего брата. Помните? Тридцать первое марта. Он оказался в моих руках, но сумел скрыться. Я увидел его самого два дня назад, — к тому моменту Крысолов уже был пойман, и именно с его помощью. Чувствуете, сколько времени прошло между тридцать первым марта и сегодняшним днем?
Август поднялся с места, привычным жестом поправил воротник рубашки, одернул пиджак и прошел к выходу. Открыл дверь, высунул голову в коридор, перебросился с кем-то парой дежурных фраз. Вернулся, подпер спиной стену, скрестив руки на груди. Эмоций на его лице было не больше, чем  у стула, на котором сидел в коридоре Адольф.
— Я не могу молчать, когда встает о невиновности Потомка. Редкий вид, Северин. Вид, представители которого и слышать не желают о Доме, потому что он ломает их жизни и судьбы. Поэтому я здесь. — Август повернул голову к двери. — Заходи, Адольф.

Потомок неуверенным шагом вошел в кабинет Координатора. Остановился возле Августа, опустил голову, но поднял ее, услышав свое имя снова. Миттенхайн-старший наклонился к нему, потрепал по волосам и кивнул на Северина.
Адольф поднял голову повыше.
Моргнул.
Его взгляд почти мгновенно явил потаенный ужас. Адольф начал было пятиться назад, он пребывал в шоке от встречи с виновником третьего по счету перелома носа, но был остановлен твердой рукой старшего брата.
— Август, это он, — заплетающимся языком сказал, почти выплюнул Хайн, глядя на ангела. — Август, это тот самый… Карл… это он ударил меня!
Ладонь Миттенхайна-старшего легла на плечо.
— Воздержись от обвинений, Адольф. Сейчас не время и не место. — Август перевел взгляд на Вернера, кивнул на дрожащего как осиновый лист Потомка. — Видите ли, Северин, у меня есть предположение, что мой брат не умирал. Как он провел четыре года, что мы с ним не виделись, его дело, другой вопрос, что странности начали происходить с ним после десятых чисел марта. Первого марта, насколько мне известно, ничто не предвещало беды. Седьмого марта он попал в клинику Дитера Крамера и пробыл там двое суток. У него диагностировано расстройство личности, Северин.
Адольф сделал два нерешительных шага вперед, съежившись под огнем взгляда ангела. Он страшился, что его в любой момент порвут.
— Хайн, будь добр, — тихо попросил Август, подтолкнув его к Вернеру. — Позови Тода на минутку. Это важно.
— Это… действительно необходимо?
— Да.
— Хорошо… — Адольф глубоко вздохнул, словно собрался нырять, и… затем произошло странное. Потомка забило в мелкой дрожи, он, запрокинув голову, что-то лепетал, а затем рухнул на спину и минуты две просто лежал.

Тод обнаружил себя лежащим на спине и ему это не понравилось. Он чувствовал жгучую ненависть по отношению к себе, но не мог объяснить ее источник. Выстонав короткое ругательство голосом, совсем не похожим на голос Адольфа, Рэнсон поднялся на ноги. Его еще немного шатало после пробуждения.
— Еб твою мать, Авги, нахуя ты меня сюда притащил? — Тод потер переносицу, недовольно нахмурившись.
— Я рассказывал тебе о Северине Вернере. Ты встречался с ним раньше?
Август предусмотрительно отошел к выходу, готовый в любой момент сорваться за неотложной помощью, если бы та вдруг понадобилась.
Тод же поднял взгляд на ангела. Плотоядно улыбнулся, упер руки в бока. Не оставалось никаких сомнений в том, что Северин остался неузнанным.
— Не видел. — Это был ответ Августу. А потом Рэнсон спокойно подошел к Вернеру и потыкал указательным пальцем ему в живот. — Как дела, хуесос?

+2

8

- Насколько я помню, то был запрос не о личности, всего лишь медицинские данные, и я вам ответил. - Уже с усталостью в голосе вторил Северин Августу, начиная тяготиться этим разговором о живых и мертвых. Редкий вид, надо же. Не так уж много Потомков уклонялись от регистрации, в данном вопросе Миттенхайн явно был предвзят. Вернер хотел было уже завершить встречу, тем более, что она шла какими-то уж слишком извилистыми путями, вот только...
- Надо же...
   И что здесь еще скажешь? Вдох-выдох. Успокоиться, не сорваться на старшего, не броситься и не задушить младшего, выглядящего наконец-то отмытым и кое-как облагороженным. Подготовился к визиту, ничего не скажешь. С мелочной радостью Северин заметил, что Адольф узнал ангела и испугался. Это хорошо. Правильно... Было правильным ровно до того момента, когда место Потомка явно занял кто-то другой.

- Очаровательно. - По-французски отозвался Вернер, не меняясь в лице. Происходящее пыталось уложиться в голове, ранние предположения пересобирались заново с учетом новой информации. Ухватив наглого Тода под локоть, Северин медленно вывел его из-за стола, усадил на гостевое кресло, на котором пару минут назад восседал Август, и на всякий случай крепко ухватился за плечо Адольфа - то ли чтобы тот не убежал, то ли чтобы не растворился, как призрак из внушенных воспоминаний. И чтобы не видеть странного взгляда Адольфа-Тода, коим тот одарил Координатора при своем... "пробуждении". От такого хотелось почему-то поежиться и выбрать пиджак поплотнее.
- И что же вы предлагаете, Август? Просто отпустить его? Сделать вид, что вашего брата никогда не существовало? Что?!
   Вдох-выдох. Собраться с мыслями, сильнее впиться пальцами во вздумавшего ворочаться Потомка. Признать поражение...
- Дом не полицейская организация, - Осторожно начал рассуждать ангел, четко проговаривая каждое слово. - Зарегистрированные Существа вольны заниматься любой деятельностью, в том числе и незаконной, мы не препятствуем этому ровно до тех пор, пока подобная работа не начинает угрожать непосредственно Дому. Август, вы понимаете, что если ваш... брат замешан в чем-то подобном, то его ждет наказание? Легко прикрываться сумасшествием, чтобы уйти от ответственности. В любом случае, Адольфа надо лечить. И он будет числиться в базах Дома с особой пометкой - "Опасен".
   Работа Координатора. Собрать информацию, заполнить личное дело, проследить за новеньким... Но почему именно Северину на голову свалился такой "подарочек"?! Но это же Август Миттенхайн. Свой. И его проблемы, которые как раз может отрегулировать Дом.
- Что ж... Я хотел отыскать этого наглеца и упрятать его в казематы Дома. Но раз уж он сам сюда пришел, достаточно будет задать всего один вопрос - кто нанял его забрать фибулу с того склада?

+2

9

На эффектное приветствие ангел отреагировал гораздо спокойнее, чем рассчитывал Рэнсон: взвился, ухватил за плечо и довольно грубо усадил в кресло, предназначенное для гостей. С каким-то мрачным злорадством Тод про себя подумал, что они здесь бывают нечасто — Координатор явно был не душа-рубаха парень, возможно, он в некоторой степени даже мизантроп.
— Эй, дядь, повежливее! Не пренебрегай предварительными ласками, это может  для тебя фигово кончиться! — С большим трудом удалось удержаться от ругательств. Вернер ухватился за раненое в драке с Рейвеном плечо, которое тут же отозвалось острой болью, заставило поморщиться, убрать улыбку с лица. Попытка вырваться вполне ожидаемо закончилась провалом. Хватка ангела ничем не уступала августовской. 
Вернер говорил с Августом не как коллега, пусть и из другого ведомства, он явно гнул свою линию. Тон, с которым ангел обращался к Августу, ни Рэнсону, ни Адольфу не нравился.
Слишком осторожный. Чересчур рациональный. Скучный. Блеклый.
— Я так понял, что меня не особенно спрашивают, поэтому я пошел. Аривидерчи, ребят, ненавижу постные рожи. За последнюю неделю приходилось слишком часто их видеть. Адье.
Тело Потомка обмякло в кресле, голова наклонилась так низко, что задевала подбородком грудь. Длилось это всего несколько секунд. После реплики Вернера о фибуле Адольф открыл глаза. Не запаниковал, как в прошлые «появления» Тода, только потому, что был предупрежден заранее.
Он не подавал вида, что очнулся. В ушах молотом по наковальне бухали отдельные куски фраз Вернера.
«Казематы Дома»… — и тут же подсказка от альтер-эго — «Лечить»… «Особая помета»...
«Бред какой-то, — Хайн нервно дернул другим плечом, невидяще уставившись вниз и считая половицы. — Я ничего не делал! Это все равно, что попасть в тюрьму за ограбление, которого не совершал!»
«Не совсем точная аналогия, — ответил из глубин подсознания шелестящий голос младшего Богарди. — Ограбление было, просто ты не помнишь, как в нем участвовал».
Так, не нервничать. Успокоиться, выровнять дыхание. Получилось.
Единственное, что мог сделать Хайн — отрешиться и признать, что он болен. Позволить помочь себе.
Но страх Дома… он заставлял чувствовать себя неуютно, сидя в этом кабинете, вселял в душу ощущение опасности и указывало ее источник — ангела.
— Франц… — Хайн робко подал голос, стараясь смотреть на лицо Августа и не чувствовать на себе взгляд Северина. — Господин Штейнберг знал, что я жив… Август не причем, господин Вернер. Пожалуйста, не обвиняйте его в том, что… что он простил мне мою ошибку. Что теперь со мной будет, господин Вернер?

+2

10

Не обращать внимания на Потомка. Не реагировать на его слова, на всех тех личностей, что засели в этой несчастной голове... Сложная, практически невыполнимая задача, с которой Северин худо-бедно справлялся до определенного времени. Безэмоциональный Август-Ищейка напротив, нервно ерзающий Адольф под ладонью. Вернер старше и сильнее их обоих, всего-то и стоило - вырубить старшего брата и уничтожить младшего, воспользоваться методом Крысолова, искусственно создать еще одну - самую последнюю - его жертву... А человеческая память с радостью примет иные картины произошедшего. И жизнь продолжится...
- Такое ощущение, что обо всех бедах мира все вокруг знают больше, чем Дом. - Хмыкнул ангел, с сожалением отмечая, что ни Крамеру, ни Штейнбергу доверять более не стоило. С другой стороны, они оба заключили негласную сделку, и если с Францем она сорвалась - дневник погибшего демона так и не удалось вытащить из архивов Дома, - то Дитер просто-напросто провел Вернера вокруг пальца. Хоть воспоминание о "цене" заставило Северина на мгновение сконфуженно отвести глаза в сторону, он не мог не восхититься хитростью хирурга.
- Вот мы и решаем, что с тобой делать, Потомок. Ваше племя устроило нам самую настоящую осаду: Крысолов, воскресший брат нашей главной Ищейки, чихающий суматошный змей... Август, надеюсь, на этом сюрпризы закончатся или же вы припасли что-то еще напоследок? А что касается вашего родственника... Что ж, вы - часть Дома, господин Миттенхайн-старший, и вправе воспользоваться кое-какими.. привилегиями. Адольфа все равно зарегистрируют, но вам решать, где он будет жить и кто за ним станет присматривать. На вас же ляжет ответственность за его действия на ближайший год-два. Надеюсь, вы это понимаете.

+2

11

— И я благодарен вам за столь скорый ответ, Северин. В ту же ночь я получил всю интересующую меня информацию. — Невозмутимо кивнул Август. — Благодаря  быстроте вашей работы практически на подлете была отбита теория о  некоем «другом» Потомке, который может быть замешан в Деле Крысолова.
Ищейки и Координаторы имеют один и тот же уровень доступа к информации, но глупо было думать, что два отдела — это сообщающиеся сосуды. Фактически, Август и Вернер окопались каждый в своей песочнице и просто выполняли свою работу, как могли и как умели. У них была выучка, опыт, исчисляющийся не одним годом, лазейки в служебных инструкциях (о которых Миттенхайн-старший не уставал твердить изо дня в день почти в каждом своем разговоре), они умеют находить выход из, казалось бы, поистине безнадежных ситуаций.
Но между ними все же была разница. Вернер не мог копаться в грязном белье Августа и вытаскивать на свет его родство с больным (это термин, а не манифестация цинизма) родственником, а Миттенхайн мог вывернуть факты, предоставленные Северином наизнанку и сказать, что так и было. К счастью для ангела, Август предпочитал работать честно.
Тод тем временем решил оставить измученный бессонницей разум. Адольф вернулся и испуганно таращил глаза, переводя взгляд с Ищейки на Координатора и обратно.
Миттенхайн покачал головой.
— Нет нужды говорить мне то, что мне и без того прекрасно известно, Северин. На вашем месте я был бы более толерантен к Адольфу, и дело вовсе не в том, что он родственник Ищейки. Сейчас я говорю вам о другом. Дело в том, что сумасшествие и расстройство личности — разные вещи. Вопрос терминологии, согласен, но все же повторю просьбу: будьте помягче.
Подойдя к Северину, Август встал напротив него и спокойно положил ладонь на левое плечо. Адольф, увидев в старшем брате поддержку, почти перестал дрожать.
— Я выдаю вам информацию на правах Ищейки, ведущей это дело: Адольф Миттенхайн никогда не нападает первым. До тех пор, пока ему ничто не угрожает, он и думать не будет о том, как причинить кому-либо вред. Он обороняется, Северин, только и всего.
Но Вернер говорил правду. Правду того сорта, когда она не требует ответов, будучи оглашенной. Поэтому слова об опасности младшего брата Август оставил без ответа.
Убрав руку с плеча Координатора, Август подобрал упавший на пол рюкзак и, покопавшись, извлек оттуда отчет одного своего хорошего знакомого — он был ангелом, экспериментирующим с химическими веществами. Его услугами примерно с месяц назад воспользовались странные люди.
Август протянул бумаги Северину.
— Этот отчет составлен одним из младших служащих, работающих на Дом, поэтому нет нужды беспокоиться о конфиденциальности информации. Посмотрите вторую страницу: там значатся адреса, по которым мой человек поставлял заказы — безобидная химия, вроде успокоительных таблеток. Один из адресов соответствует складу, взорванному первого марта. Вы договаривались о встрече с торговцами антиквариата через Дом? — По губам Августа скользнула тень усмешки. — Они предусмотрели это и  хотели подстраховаться, всучив вам снотворное. Неизвестно, каким образом им это удалось, но факт остается фактом: вы находились в опасности. Адольф спас вам жизнь.
Миттенхайн закинул рюкзак на плечо.
— Отвечая на ваш вопрос: наниматели неизвестны, но по косвенным признакам я могу с уверенностью отвечать, что это были люди, стоящие за Крысоловом. Охотники.
В это было невозможно поверить, но Август имел дело с фактами и общался с Северином на их языке. Он успокаивающе улыбнулся — быстро, дрогнули лишь уголки губ, но брат все понял и улыбнулся тоже — и вновь положил ладонь на плечо Вернеру.
— Не печальтесь, Северин, — мягко сказал Ищейка. — У Существ с таким большим опытом как у Франца всегда есть свои интересы. Кстати, хочу предупредить вас: даже не думайте пытаться делать мне внушение.
Он посмотрел вниз, на гостевое кресло. Адольф поинтересовался о своей дальнейшей судьбе.
Август не колебался ни секунды. Вот Вернер, вот Август со свободной комнатой, какие могут быть вопросы?
Чихающий змей. Ноа Мерц.
А «сюрприз» у Августа был только один и звали его Рейвен Чельберг. Но вопрос о его регистрации еще решается, ни к чему торопить события.
Он отрицательно мотнул головой. Медленно, чуть смежив веки.
Привилегии — это замечательно, но Вернер все время забывает, что Август играет по правилам и не кусает больше, чем может заглотить.
— Я уже оформил все необходимые бумаги на его Координатора, Северин. Вам осталось только их подписать. Что касается змея… я думаю, он сможет удержать Адольфа в стенах Дома, пока идет процесс регистрации и медицинского освидетельствования, подтверждающего статус «опасен». Вызовите его сюда, я пока ответу Адольфа на нижний уровень.

+2

12

И все же Август защищался, сам того не осознавая. Это обстоятельство неожиданно приравнивало его с Вернером - Ищейка все же не был бесчувственным роботом, каким казался большинству, у него тоже были слабости, и одна из них - семья.
   Кивнув, Координатор зарылся в бумаги, внимательно пробегая взглядом по строчкам, столбикам цифр, корявым графикам... Неожиданно нашлось более интересное и важное дело, чем съежившийся в кресле Потомок. Охотники, очень интересно. Вот только в свое спасение руками Адольфа Вернер все равно не верил ни мгновения - всего лишь удачное стечение обстоятельств, не более. В конце-концов, та встреча все же могла окончиться весьма плачевно для ангела, учитывая, сколько крови он тогда потерял.
- Я не настолько глуп, чтобы пакостить там, где работаю, - пробормотал Северин в ответ на предупреждение Августа о внушении. Желания-желаниями, но идти против своих ангел бы не посмел, вся его жизнь была связана с Домом, и он хотел сохранить то, что имеет. Проследив, как за братьями закрылась дверь, Северин позвонил в приемную и наказал отыскать другого Потомка, присутствующего в Доме в настоящее время, а сам сел за изучение документов младшего Миттенхайна, действительно практически полностью готовых и ждущих только минимальных правок.

Кожа Ноа нещадно чесалась в последние дни. Самое страшное, что периодически она клочками слезала с рук, с ног и со спины, вызывая у Потомка приступы настоящей истерики - такое с ним происходило впервые и он поспешил обратиться в Дом, где и находился вот уже три дня, радуя медицинский персонал своим сияющим облезлым видом и, как подросток, суя свой нос в любую незакрытую дверь. Дом был удивительным местом, здесь было столько удивительного...
   Когда мобильный пикнул сообщением , Ноа лишь пожал плечами и, поправив свободную футболку с широким воротом, поплелся в указанный кабинет к Координатору Вернеру. Что за дело у ангела было к Потомку? Наверняка примутся отчитывать за шум по вечерам или за шипение на молодняк... Пусть привыкают к суровой действительности! В конце-концов, не только пернатые бегают под луной...
- Мерц прибыл! - Постучав, молодой человек проскользнул внутрь и с любопытством огляделся по сторонам, улыбаясь Северину и его гостю - человеку, отчего-то смутно знакомого самому Потомку. Может, сталкивались в коридорах? Кто знает. Запястье с намотанным бинтом снова заныло и потребовало к себе внимания. Ноа поморщился - он и так состриг себе ногти, чтобы не травмировать обновляющуюся кожу, но чесаться хотелось все равно очень и очень сильно. - Если это по поводу вчерашнего вечера, то это точно не я! Я в это время на крыше был, можете расспросить остальных. Но... Я ведь здесь не из-за чей-то глупости, да?

*совместно с Вернером

+2

13

Август не считал наличие у себя живых родственников слабостью.
Например, он защищал родителей от бдительного ока Дома исключительно для того, чтобы градус давления на младшего брата снизился хотя бы на одно деление. И отца, и мать Миттенхайн-старший знал как облупленных, мог хоть в горячке, хоть в бреду пересказать детали их биографий, перечислить список перенесенных заболеваний. Знания не пригодились, за десять с лишним лет работы на Дом случая зарегистрировать старшее поколение не представилось. Точнее, не совсем так: случай был и не один, но после двадцатилетия Августа пришлось забыть о семье — слишком ненадежным она была фактором.
Родители отпали сами собой, а что же младший брат? В Доме о нем особенно не интересовались. Пара вопросов, заданных Августу Гербергом Атлусом — и всё.
«Со следующей недели можешь преступать к исполнению своих обязанностей», —  услышал Миттенхайн стоя одной ногой в дверях кабинета тогдашнего главы института Ищеек.
Итак, младший брат тоже исчез с горизонта, но лишь затем, чтобы возникнуть снова, спустя восемь лет. И «умереть» в глазах того, кто считал Потомков нормальными членами общества.
Возвращаясь в кабинет Северина, отказавшись сесть в гостевое кресло снова, Август подумал: а ради чего все это было? Круг замкнулся, Адольф почти зарегистрирован, Земля не трещит от землетрясений, небо на нее не обваливается, младший Миттенхайн повел себя даже спокойнее, чем от него ожидали — так ради чего он, Потомок грифона, бегал четыре года?
Август просунул руки в лямки рюкзака, который смешно сочетался со строгим костюмом Ищейки и взглянул на вошедшего. Молодой человек явно пришел сюда не с улицы, если судить по одежде, да и бинты красноречиво свидетельствовали о том, что Мерца делегировали сюда из медицинского крыла.
Миттенхайн счел нужным пригласить Потомка войти. Протянул ладонь для рукопожатия, отметив механически разницу в росте.
— Август Миттенхайн, — представился Ищейка ровным, лишенным каких-либо эмоций голосом. Но ощущался он спокойным и, пожалуй, впервые за долгое время, приятным человеком. Грязноватая аура вокруг него чуть просветлела. — Не беспокойтесь, ваши действия не могут расцениваться как… апчхи!
Руку пришлось отпустить, стащить с плеч рюкзак, быстро найти противоаллергенный пластырь и сменить старый, который был на шее и скрывал шрамы. На несколько мгновений они открылись чужому взгляду, но быстро исчезли. Август наспех извинился и высморкался в платок.
— Извините, Ноа, аллергия. — Набор первой помощи был убран в рюкзак, который Миттенхайн держал левой рукой за лямку. — Нет, вы здесь не из-за чьих-то наветов. Вы знакомы с Адольфом Миттенхайном?
Наверняка и Ноа не избежит участи, которая  ранее  постигла Вернера, и будет так же искать общие черты между братьями.
Август шмыгнул носом, что для человека с его данными выглядело смешно и как-то по-детски.
— Ноа, я буду с вами откровенен: вы здесь из-за Адольфа. Нам нужна ваша помощь и ваше присутствие.

+2

14

Люди не были особенно выдающимся явлением в Доме, и тем не менее именно здесь, в этих стенах, подсознательно ожидаешь их не видеть совершенно. Люди настораживали и пугали, они не принадлежали к крылатому племени и были вне семьи Потомков, ими было так легко управлять, но в то же время было легко и утонуть под человеческим давлением. От присутствия Августа становилось не по себе, Ноа неосознанно обхватил себя за плечи, ежась и стараясь встать подальше от Миттенхайна... "Стоп! Вот оно!" - заслышав фамилию жуткого человека, Мерц с удивлением вытаращился на него и чуть было не тыкнул пальцем.
- А Вы, Вы... - Слова застревали в глотке и отказывались лезть наружу, словно Потомок не был взрослым и полноценным членом общества, а, попав в Дом, вернулся к своему подростковому бунту, выключив сознательность и оставив только неуемное желание молодого пацана всюду сунуть свой нос. Впрочем, василиску и так всегда казалось, что из-за поворота фонда выйдет кто-то строгий, надает Ноа по рукам и отведет отчитываться перед Координатором, и плевать, сколько Потомку лет - четырнадцать или шестьдесят.
- Да, я... Адольф? Он здесь? А что случилось? Он в порядке?
   Грозное шуршание со стороны ангела-Координатора не остановило полета мысли Мерца. Вот так поворот - Адольф что-то натворил или попал в переделку и теперь ему требуется помощь Дома! Совпадение ли, что и Ноа оказался тут? Кто знает... Но надо бы выяснить. "Почему он не пришел ко мне?"
- Если он тоже линяет - я ему не помощник, - покачал головой молодой человек и снова почесал запястье. Сделал шаг назад, ближе к двери, готовясь вылететь из кабинета быстрее пули, тем более, что ангельский взгляд обещал долгое и не вполне приятное общение. Вести же долгие проникновенные беседы Ноа ой как не хотелось, тем более с этим Координатором...
- Присутствие... Когда? Сейчас? Так идем скорее! И, собственно, вы кто Адольфу, м?

+2

15

Реакция Ноа ничем не отличалась от реакции большинства работников Дома. Испуганный взгляд, оторопь, накрывающая разум в считанные секунды и странное, непонятное рациональному разуму Ищейки ощущение животного, иррационального страха перед, в общем-то, обычным человеком.
Безэмоциональное лицо служит отличным прикрытием эмоциональному инвалиду.
Мерц испугался Августа, испугался не на шутку. Никто и никогда не станет боятся абстрактного человека, ни разу с ним не увидевшись. Вариантов оставалось всего два: либо Ноа успел узнать об Августе нечто такое, от чего впору рвать на себе волосы, либо у Мерца была своя история, связанная с Ищейками и воспоминания прошлого острием иглы вонзаются в сердце при каждой встрече с безликим человеком.
«Нет, не то, — подумал Миттенхайн, пытаясь таргетировать спектр идущих от Ноа ощущений. — Ни я сам как человек, ни мой статус в Доме здесь не причем. Ноа занервничал при упоминании фамилии. Хм. Интересно».
Если предчувствия Августа не лгали , получалось, что Потомок испугался чего-то еще.
Чего же?
Август даже не пытался улыбнуться, чтобы успокоить нервы молодого человека. Во-первых, он прекрасно понимал, что на подобный подвиг мышцы его лица не способны. Во-вторых, наличие в кабинете Северина Вернера все равно свело бы все старания Миттенхайна к нулю — Координатор с мрачным видом зарылся в бумаги по делу Адольфа и явно был далеко не в восторге от свалившейся на него работы.
— Я – Глава института Ищеек, Ноа. Не стоит робеть или бояться: пока вы здесь вы находитесь под защитой корпуса Координаторов и моего института, — все же от какой-то жест доброй воли проявить стоило: Август похлопал Мерца по спине, мягко взял за плечо, осторожно развернул лицом в сторону выхода. Никаких резких движений, никакого давления на юные умы Потомков.  — Что вам успели наговорить обо мне?
Первое знакомство человека, которого Адольф боялся и ненавидел и собрата, которого он без памяти любил, прошло без эксцессов.
Камертон предчувствия качнулся и на этот раз ощущения были легкими.
Но не летним бризом несло от них, нет. Это была легкость, с которой поднимает голову человек, переживший грозу.
— Идемте, Ноа, тянуть в самом деле не стоит. — Август пропустил Потомка вперед, подождал, пока тот покинет кабинет и обернулся к Северину, оценивая, насколько разумно будет просить его опекать Адольфа. Хмыкнул. Вернер поднял голову. — Северин, я понимаю, что просить вас о чем-либо с моей стороны было бы наглостью, но я все же позволю себе обратиться к вам с официальным прошением стать Координатором Адольфа Миттенхайна. Подумайте над этим, я скоро к вам загляну.
Август вышел, мягко взял под руку Мерца и неторопливым спокойным шагом прошел с ним на нижний этаж. Лестница, искусственный свет свечей.
—  Сюда, пожалуйста.
Они миновали пропускной пункт, который контролировал отдел Ищеек, ответственный за регистрацию входящих на закрытые для общего доступа территории, вышли на минус первый этаж, и только тогда Август ответил на вопросы Ноа — не потому, что на них не было ответов, а из-за ощущения, что они еще не дозрели для вербального выражения.
— Прошу прощения за молчание, Ноа, но оно было мне необходимо. Что ж, отвечая на ваш вопрос касательно местонахождения Адольфа: да, вы все поняли правильно, он в данный момент находится здесь. Ответ на вопрос о случившемся… — Миттенхайн кивнул мимо проходившей Ищейке, несущей увесистую папку в архив. Он вел Ноа по длинному полутемному коридору, похожему на тюремный. Но его нисколько не смущала мрачность нижнего этажа. — Здесь все несколько сложнее. Я беру на себя определенный риск, рассказывая об этом вам, но если вы пообещаете, что все услышанное вами не будет передано лицам, не имеющим отношения к Дому и к конкретно этому делу, то все в порядке и проблем нет. Так вот, случилось следующее: Адольф Миттенхайн в данный момент является… технически убийцей семнадцати человек, включая Существ. Думаю, про дело «Крысолова» слышать доводилось?
Ноа стремительно бледнел. По нему было сложно прочитать внутреннюю карту его мира, но одно можно было сказать наверняка: услышанное должно его шокировать. Оглушить, не оставить камня на камне от былой уверенности в силе и чистоте их с Адольфом дружбы.
Одно дело, когда ты Потомок, потерянный и всеми забытый, с расшатанными нервами, но не способный обидеть и мухи.
Убийца — совсем другое.
Они прошли еще один регистрационный пункт, Август отметился простым кивком, указал на Ноа, как бы говоря «он со мной».
Пред ними предстало большое светлое помещение, образующее квадрат с арочными сводами и скупой отделкой.
Август кивнул Ноа на «южную» от коридора дверь. Заглянул в решетчатое окошко: Адольф отвернулся лицом к стене и не подавал признаков жизни.
— Ноа, буду откровенен: Адольф нуждается в психологической помощи. От врачей он отказывается и это его право, как только что зарегистрированного. Он нервный молодой человек и я хотел бы попросить вас побыть с ним некоторое время. Хотя бы до завтрашнего утра, пока мы с Северином закончим оформление бумаг и начнем сбор медицинских показателей для подтверждения статуса «Особо опасен». Побудьте с ним. Поговорите. У него выдался трудный месяц.
Август осторожно открыл дверь, снова впустил Ноа первым.
— Что же до того, кто я Адольфу… технически, я его старший брат. Не удивлюсь, если после нашей встречи он откажется от меня.
Миттенхайн окинул помещение, в котором томился брат мрачным взглядом. Маленькая комната с низким потолком, лишенная окон. Под потолком закреплена одна-единственная лампа дневного света. Темные стены, способные вызвать припадки у особо нервных Существ.
Август вышел из комнатки, со словами:
— Удачи вам, Ноа.

Кабинет Вернера встретил Августа менее гостеприимно, чем раньше. Август вошел, сел в гостевое кресло, подобрал рюкзак с документами, проверил его на предмет сохранности, удовлетворился результатом осмотра и обратил взор на ангела.
— Вы подумали над моим предложением, Северин?

Отредактировано Август Миттенхайн (29.07.2014 20:28:33)

+2

16

Глава Ищеек. Этого еще не хватало! Новые знакомства Ноа уважал и любил, но уж очень редко его случайные друзья работали на Дом, да еще и в таких должностях... Это нервировало.
   С подвалами Дома также было связанно множество историй. Молодых Существ, отбывающих так или иначе свой адаптивный срок в местных стенах, не пускали вниз, мотивируя это закрытой зоной, рабочими помещениями, да и просто запретной зоной для простых смертных. Тем интереснее было предпринимать попытки проникнуть сюда, а по ночам рассказывать страшные истории о таинственных воплях, гигантских насекомых и реках крови, что льются под фундаментом фонда "Sanguis". Но все оказалось весьма прозаичнее. Здесь не было цепей и склизких стен, обычный коридор, только без окон и солнышка. Мерц даже успел испытать разочарование, так хотелось отыскать подтверждение хотя бы одному из ночных мифов, но все, что ему досталось - это информация о камерах, что действительно были в Доме. Настоящая тюрьма, пусть и по-своему облагороженная...
- Семнадцать человек... - Побледнев, вторил Августу Ноа, покрываясь мурашками и чувствуя, как ухнуло в пятки сердце. Крысолов всегда был рядом с ним, получается? Адольф... мог просто разорвать Мерца на части, внушить ему те самые мысли, что привели бы к гибели?.. И сейчас василиска вот так просто ведут к этому... этому... Даже слов не подбиралось. Сложно было представить, что Адольф, такой маленький и забитый, мог кому-то причинить вред, но стоило вспомнить о его когтях и их остроте - и фантазия начинала работать с удвоенной силой. Ладонь Мерца легла на решетку, он осторожно заглянул в камеру, нашел взглядом фигурку младшего Миттенхайна и как завороженный смотрел на нее, с запозданием улавливая те слова, что ему говорил Август.
- Вы псих. - Тихо подытожил Ноа, проходя внутрь и собирая в кулак всю свою смелость. Его заперли здесь с убийцей. Просто нет слов...
- Адольф? - Негромко, ласково, лишь бы не напугать и не спровоцировать на какую-нибудь глупость. Подойдя ближе, Ноа присел возле Потомка и положил ладонь на его плечо. - Как ты? Что случилось?..

- Все заполнено по форме, не хватает только сущих мелочей. - Подытожил Северин после ознакомления с бумагами Адольфа. Август поработал на славу, сделав за Координатора практически всю работу, но все равно данные стоило проверить в ближайшем будущем, доверять Миттенхайнам оказалось чревато неожиданными последствиями. - Вы хорошо подумали, Август? Нас с вашим братом связывает... не самое радужное прошлое. Я буду следить за ним вне зависимости от того, хочет он этого или нет. Вы уверены, что ему нужен именно такой Координатор? Ох, а еще этот второй Потомок, Ноа... Магнитом их друг к другу тянет, что ли?

+2

17

Адольф использовал время, отведенное до встречи с Ноа наиболее рациональным для себя способом. Он решил выспаться. За последние трое суток он ужасно устал, и в сумме спал дай боже часа четыре. Потом еще были переживания, смена личности (брр, до сих пор мурашки по коже!), очередной раунд бегов на выживание, поиск свидетеля, побег от настигшей их погони... последним, что вспомнил Адольф перед тем, как отдаться в руки сна, было пятое апреля.
Вечер, склад, связанный Бауэр. Черная форма охранников, прибывших по наводке. Вечернее солнце бликовало на черных очках. Идеальная выучка, высокая скорость бега... Хайн ворочался во сне, хмурил брови, несколько раз провернулся вокруг своей оси, будто никак не мог найти удобной позы для сна. Ему не давала покоя одна-единственная мысль: если Крысолова поймают и устранят — это будет хорошо и всем полезно, а личное участие и посильный вклад Адольфа учтут при вынесении приговора... если дело дойдет до суда. Август по дороге в Дом скупо обмолвился о том, что если его невменяемость будет доказана, то срока удастся избежать.
Ходить с клеймом шизофреника, честно говоря, не очень хотелось, но еще меньший энтузиазм вызывала перспектива отсидеть пожизненный срок. Семнадцать человек, включая Существ, шутка ли?
Так вот, если Крысолова уберут, то жизнь продолжит свое неспешное течение. Но личность Бауэра будет предана огласке, если у него была семья, то наверное и ее тоже уничтожат... вина тяжким грузом ложилась на неокрепшие еще плечи Потомка грифона. Он сопел и ворочался, сминая под собой простыни, даже лягнул пару раз ногами невидимого противника.
А вдруг эти парни в черном ходили под его началом?..
Адольф вздрогнул и открыл глаза. Моргнул.
Перед ним был Ноа, его Ноа! И он беспокоился о самочувствии Хайна! Это было безумно приятно. Потомок не замедлил повиснуть у василиска на шее. Уткнувшись носом в плечо, он несколько минут просто наслаждался долгожданным облегчением.
— Я...  я нормально. — Он все-таки утащил Ноа к себе под бок и теперь заплетал ему косички, чтобы успокоиться. Сосредоточиться на чем-то, помимо своего самочувствия было сложно. Но Хайн пытался и пока это у него получалось. — Представляешь, тут даже кровать почти мягкая! Сам можешь оценить... — ужасно хотелось рассказать, как же ему на самом деле страшно, но он боялся грузить своими проблемами Ноа. — Случилось страшное... помнишь, я рассказывал тебе о том, как попал в клинику к демону по фамилии Крамер? Я двое суток пробыл у него в клинике и за это время что-то во мне изменилось. Но я не сразу понял, что именно.
Хайн закончил заплетать косичку с правой стороны, но закрепить ее было нечем. К тому же пальцы вдруг начали страшно дрожать.
— Моя природная... нервическая природа... при попадании в стрессовую ситуацию... усугубилась. Ноа, я... Ноа, обещай что не сбежишь, когда я признаюсь тебе! Это ужасно сложно, я сам поверил не сразу... в общем, Ноа, у меня... раздвоение личности.
Сказав это, Адольф тут же ткнулся носом под руку Ноа, прячась от возможных обвинений.

+2

18

Август удовлетворенно кивнул, бросил взгляд на стол, оценил бегло его обстановку. Северин был на хорошем счету в институте Ищеек не в последнюю очередь потому что просматривал детально каждую бумажку. Из-под его бдительного ока не могло ускользнуть ничто и, Миттенхайн очень рассчитывал, что и никто в том числе.
Он вздохнул, сложив ладони домиком.
— Адольф будет очень трудным подопечным. Ему очень нужна твердая рука, и чем сильнее за ним будут следить, тем лучше. в первую очередь для него. Его склонность к бегству известна.
Он чуть помолчал, тщательно подбирая дальнейшие слова.
— Да, Северин, я хорошо подумал, взвесил все за и против. И решил, по крайней мере для себя, что лучшей кандидатуры, чем вы, мне не найти. Ваше прошлое, — Ищейка кивнул на дверь. — Навсегда останется вне этих стен. Инцидент уже замяли, служебное расследование показало, что вами обоими кто-то воспользовался. Поскольку в в ваших с Адольфом действиях не было заложено злого умысла, мы будем раскручивать ниточки по линии Охотников. Зацепки есть. Главное, знать, как их правильно использовать.
Август приложил кончики указательных пальцев к губам, слегка наклонил голову, создавая видимость задумчивости. Слова Северина о другом Потомке были интересными. Как минимум в личностном аспекте.
Ищейка посмотрел на Координатора.
— Северин, как вы думаете, почему именно он? Почему Ноа Мерц? Насколько я усвоил из его личного дела, то он тоже далеко не всегда следует поведенческим нормам общества. Что его может притягивать в Адольфе? Что Адольфа — в Мерце?

+1

19

Старший Миттенхайн выглядел уставшим. Неудивительно, ведь он занимал весьма нервную и ответственную должность, совмещал людскую работу и работу на Дом, а теперь еще объявился давно потерянный родственник, оказавшийся весьма проблемным созданием... Августа было немножечко жалко, но лезть с сочувствием к коллеге не спешил, ведь то было не его дело, не его семья.
   Забавно, что человек признавал, что за Потомком нужен глаз да глаз, ведь именно этому незатейливому делу Северин и собирался посвятить несколько следующих дней, недель а, возможно, и месяцев. Подкупало и то, что Миттенхайны решили не давать делу двухмесячной давности ходу, ведь и сам ангел уже поостыл в своем стремлении во что бы то ни стало поймать и наказать того, кто подпортил ему крылья. Один пункт из двух был и так уже выполнен.
- Потомки редкие создания, вы и сами это знаете, Август. Их не всегда удается привлечь к работе в Доме, чаще они предпочитают жить... сами по себе.
   Ангел деловито собрал разложенные по столу листы личного дела обратно в папку, пробежался еще раз глазами по заглавной странице и поставил свою подпись там, где в графе "Координатор" было напечатано его имя. Вот и все. Теперь у них с Ищейкой одна проблема на двоих.
- Ноа очень яркий юноша. Он стремится быть замеченным, выделиться, но, к сожалению, только своим внешним видом, а не заслугами, и стремится окружить себя людьми, что восхищаются им. Адольфу просто не повезло попасть под его влияние. Наверняка Мерц заинтересовался парнишкой только потому что тот Потомок, то же Существо, те же способности... Вы должны понять это, Август. Всем нам легче находиться в компании с себе подобными, Потомки - не исключение. Если Адольф перестанет послушно следовать указке Ноа, то последний скоро и безболезненно о нем забудет, а наш Грифон... Что ж, вам лучше знать. Сейчас Мерц может помочь нам разговорить вашего брата, но полагаться на Василиска я бы не стал, он слишком легкомысленный.
   Подписанное личное дело легло в сторону, сегодня им заниматься не было смысла - стоило дождаться результата экспертизы, внести данные, написать рекомендации для того, кто мог свериться с делом в отсутствие Вернера... Бумажная возня, которую нельзя было пустить на самотек. Теперь, когда с основной работой было покончено, ангел позволил себе с любопытством податься вперед и будто бы заново взглянуть на человека напротив.
- Вы считали его мертвым, Август... Внушение? И даже после такого вы продолжаете за него беспокоиться... Как же он попался вам на глаза?

+2

20

Такое откровенное проявление чувств сначала испугало Ноа, а затем вызвало улыбку. Мысли до сих пор пребывали в смятении: перед ним был самый настоящий убийца, беспринципный и хладнокровный, но при всем при этом это же существо было всего лишь Хайном, его маленьким бестолковым Хайном, испуганным и неопытным. Мерц гладил Потомка по обстриженной голове, незаметно для самого себя задерживаясь пальцами на его шее и позвонках, напряжение в теле, вызванное отчаянной реакцией Адольфа, постепенно сходило на нет.
- Устроили с комфортом. - Хмыкнул он, ерзая на новом месте и только морщась от редких резких подергиваний волос. Ноа совершенно не знал, что делать. Тогда, в квартире, все было просто, да и сам он был не в пример менее соображающим, чем сейчас. Решив занять выжидательную позицию, Мерц внимательно выслушал сбивчивые речи друга.
- Ага. - Задумчиво поставил точку в обсуждении Великой Тайны Миттенхайна Ноа и машинально прижал Потомка к себе. Интересно, заметил ли Адольф то малюсенькое обстоятельство, что их заперли здесь вдвоем? И если Хайна, возможно, вполне заслуженно, то Мерц в подземелье очутился только благодаря своей личной неудаче.
- То есть... Погоди-ка, какое еще раздвоение личности? Как это вообще возможно? А... ты знал? Когда пришел ко мне тогда - знал об этом?..
   Был еще один вопрос, который следовало задать Хайну. Перед ним меркло и трогательное признание в любви, начерканное неровным почерком, и распахнутое окно, и даже ночевка в подвалах Дома.
- Мне сказали, что ты убийца. Это правда, Адольф? То есть... но как же это вообще... Ты собирался убить и меня тоже?
   Сухой, бесцветный голос. Боль, проскользнувшая только во взгляде. На всякий случай Ноа сжал голову Адольфа в своих ладонях, не позволяя тому отвести взгляд. Зачем тот приходил тогда на самом деле?..

+2


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 08.04.2013 Кажется, мы уже знакомы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC