Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 19.03.13 Занимательная экскурсия по нутру "Железной Девы"


19.03.13 Занимательная экскурсия по нутру "Железной Девы"

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

Время и Место:
19.03.13 Женева. Клиника пластической хирургии "Золотые Небеса" и квартира Каина Норберга
Участники:
Каин Норберг, Дитер Крамер
Краткое описание эпизода:
Предательство должно быть наказано сполна, даже если предатель чертовски сексуален...
Предупреждения:
Сцены жестокости и насилия.

+1

2

Девятнадцатое марта две тысячи тринадцатого года. День как день, обычнее некуда. С самого утра Каин был погружен в рутинную работу: март медленно, но верно подходил к концу, и договоры с некоторыми поставщиками требовали продления. Монотонность процесса «поднять договор - созвониться с партнером - решить все вопросы» выматывала. Норберг то и дело пил кофе, тер рассеянно виски и вновь принимался за работу. После бурных и крайне насыщенных выходных, в голову лезли откровенные мысли и крайне приятные воспоминания, а вот дебет к кредитом никак не хотел сходиться, выплывали какие-то левые ошибки, которые при внимательном рассмотрении все же пропадали и строки отчета о поставках выравнивались. Эта несобранность объяснялась вполне просто, виной тому был Дитер Крамер – человек, который после событий прошлого уикенда, занимал большую часть мыслей своего секретаря. Было бы Каину восемнадцать, он бы решил, что влюбился аки красна девица, но рационализм, преобладающий в Норберге свалил все на вспышку страсти и желания. Хотя.. одно другого не легче.
С Дитером Норберг за сегодня пересекся лишь пару раз, и то мимолетом: Крамер был как всегда серьезен, но вместе с тем странно задумчив. Секретарь спиной чувствовал изучающий взгляд начальника, но обернуться и взглянуть в его глаза так и не рискнул. Что-то было не то, что-то не так.
Каин мысленно строил предположения по поводу плохого настроения Дитера, но все они казались нелогичными и неверными.
Закончив с работой, Каин как обычно распланировал день на завтра, сделав в ежедневнике пометки относительно основных отчетов и тех бумаг, которые нужно подготовить для резолюции Крамера, и, наконец, отправился домой.
Квартира встретила Каина тишиной и спокойствием, впрочем, как и обычно. Норберг включил телевизор для фона и, пока в микроволновке разогревался заказанный накануне ужин, принял контрастный душ. Стуча зубами от холода, Норберг с одним полотенцем на бедрах быстро переместился в комнату, дабы достать из шкафа футболку, которую по сути надо было изначально с собой брать.
Вода капала с мокрых волос, щекотала кожу шеи, и Каин, недовольно сдернув полотенце с бедер, принялся тереть шею.
- Хоооолодно, ж блин. – он выцепил с верхней полки первую попавшуюся чистую футболку, надел домашние хлопковые штаны и, было б его воля, тут же б залез под одеяло, но на кухне противно пищала микроволновка, извещая, что ужин готов.

+4

3

Крамер впервые за долгие годы напился. Да так, что утром едва не опоздал на работу. Пил он дома в полном одиночестве, раскладывая все "за" и "против", собирая словно пазл осколки информации, так или иначе ведущей дорожкой из желтого кирпича прямо к Норбергу. Спалось в связи с принятым алкоголем демону крепко, без сновидений и на утро, приняв всего пару таблеток и ледяной душ, он выглядел бодрым и крепким. Никто не сумел бы разглядеть в спешащем по коридорам собранном и аккуратном мужчине хотя бы намек на похмелье.
Особых усилий требовало невозмутимое спокойствие при виде причины демонических треволнений. Норберг, как ни в чем ни бывало с самого утра заявился к нему с чашкой кофе, сияя чуть более теплой, чем деловая, улыбкой выложил распорядок дня перед молчаливым боссом. От его тела шел знакомый до одури аромат, желание коснуться нежной кожи над идеально-белым воротничком острыми коготками раздирало изнутри, но Крамер уже давно вышел из возраста несдержанного мальчишки, чтобы слушать наветы своего тела, отключая напрочь разум и сердце.
Чтобы избежать соблазна растерзать секретаря прямо на рабочем месте, Дитер перенес две операции на этот день, а так же назначил сбор хирургов для ежемесячной беседы. В дела врачебные Норберг совсем не совался, оставался в приемной, в то время как Дитер весь день мог провести в компании своих коллег, обсуждая новые тенденции в мире косметической хирургии, проблемы клиники, распределяя планы работ на следующий месяц.
К финалу рабочего дня Крамер поспешил вернуться в кабинет. Секретарь не имел привычки уходить раньше положеного срока, наоборот, часто засиживался на работе, завершая дела и планируя следующие дни. И сегодня он все еще склонялся над каким-то невероятно важным для него списком, не замечая, что стрелки часов уже десять минут как призывают отправиться домой.
Шаги начальства отвлекли парня от дел, но Крамер поспешно скрылся за дверьми кабинета. Через несколько минут он услышал заветное: "Господин Крамер, если у вас нет более ко мне поручений, я отправляюсь домой".
Не составило бы труда посмотреть в деле Норберга его адрес, но демон предпочел пойти следом, сесть в машину и, стараясь не мозолить глаза, двинуться за секретарем. Парень мог не жить в том доме, что значился в его личном деле, мог сменить место обитания, а мог и вовсе отправиться после работы не домой а к девушке... Или, в свете последних открытий, к парню или мужчине. Ревновал бы демон, узнав, что у его собственности есть кто-то еще? Нет. Просто избавился бы от того, кто смеет прикасаться к Норбергу, слышать его стоны, целовать его губы...
Дом, возле которого Норберг припарковал машину, оказался обычным домом нового фонда, но выполненным на французский манер. Невысокое здание, с одинаковыми кованными парижскими балкончиками, ничем не примечательное среди многих своих соседей. Крамер не стал парковаться там же, где и секретарь. Отвел машину к ближайшему ресторану, где купил бутылку дорогого бурбона. После чего, зайдя в ближайшую подворотню, распустил крылья и взмыл вверх. Наступающая темнота окутывала город своей уютной периной, а он, мятежный, зажигал в ответ миллиарды своих фонарей....
Вычислить балкон, за которым пряталась квартира холостяка оказалось довольно просто:  Норберг как-то упомянул в беседе, что обитает на последнем этаже, а среди увитых плющами, оправленных розовыми шторами и уставленных горшками только один манил к себе аскетичной простотой. Крамер мягко опустился на небольшое пространство между дверью и решеткой и заглянул внутрь. Ничего не подозревающий секретарь рассекал голышом по квартире, чувствуя себя в совершенной безопасности.
- Это ты зря...,- засиживаться на виду не входило в планы демона, как только парень приоделся и смылся из комнаты, он спрятал свои иссиня-черные крылья,  толкнул балконную дверь, с радостью обнаруживая, что эффектно бить стекла не придется. Тихо прикрыл ее за собой, поворачивая ручку, прислушался.
Негромко шуршал новостями телевизор, по-домашнему уютно звенела посуда, что-то бормотал сам себе хозяин квартиры... Крамер поставил на столик бутылку, закурил, хоть и не чувствовал в воздухе постоянного присутствия сигаретного дыма. Проходить глубоко в комнату он не стал, замер у подоконника, оперевшись на него и ожидая, когда до Норберга долетят знакомые запахи.

Отредактировано Дитер Крамер (25.07.2014 03:03:45)

+3

4

Разогретый ужин был перемещен из микроволновки в идеально белую керамическую тарелку, а зеленый чай заварен в любимой стеклянной кружке, как вдруг..
Каин читал как-то о различных видах галлюцинаций, но никогда не испытывал на себе эти выкрутасы сознания. До сегодняшнего вечера Норберг думал, что у него все в порядке с головой. Даже когда Крамер рассказал ему о существовании потомков и о Доме, секретарь и то был уверен – он нормальный, это мир съехал с катушек. А сейчас, замерев у открытого холодильника, Каин вдруг засомневался в собственной адекватности – он почувствовал знакомый запах сигарет Крамера. Сердце екнуло, но скорее не из-за страха перед причудами собственной психики, а от сладкого чувства в груди, от воспоминаний связанных с этим запахом. Первоначально еле уловимый всего через несколько секунд он стал более навязчивым и Норберг, захлопнув дверь холодильника насторожился, обернулся в сторону двери ведущей в коридор. Сам Каин не курил, да и никому не позволял курить в квартире, слишком рьяно он относился к этому месту, именуемому своим домом.
«Что за бред?»
Каин вышел в гостиную и вновь впал в ступор. Вопрос о сигаретном дыме отпал сам собой.
- Господин Крамер?
Увидеть в собственной квартире начальника Норберг никак не ожидал. Он был уверен, что закрывал за собой дверь, всегда закрывал – привычка, с тех самых пор как среди его знакомых появились личности далекие от правопорядка. Неужели в этот раз забыл?
Приоткрытая дверь балкона наводила на крамольную мысль, что начальник появился как раз оттуда, но это было как-то глупо. Обычно к Каину домой прошенные и непрошенные гости попадали все же стандартным путем.
- Что-то случилось? – осторожно поинтересовался Каин. Слабо верилось, что Дитер мог прийти просто так, без серьезного повода. Только вот бутылка бурбона на столе не осталась незамеченной, значит, визит вряд ли является официальным.
Холодный взгляд серых глаз заставлял нервничать, начальник будто бы сканировал своего секретаря, видел его насквозь. Неосознанно захотелось сделать шаг назад. То чувство, которое преследовало Каина с самого утра вновь нахлынуло тревожной волной: что-то не так.
В глазах Дитера плескалась еле сдерживаемая ярость, он был собран и сосредоточен, словно охотник в засаде. И это сравнение возникшее в голове Норберга ему ой как не нравилось.
Каин сделал вдох, но воздух показался разряженным, будто бы из него выкачали весь кислород. Плохой знак. Затишье перед бурей.

+2

5

После близкого знакомства с Норбергом в уютном домике на берегу озера, Крамер уже не удивлялся ни его спокойствию, ни его умению держать себя в руках в тех ситуациях, когда обычный человек уже бы громкими воплями требовал себе успокоительного, орал бы "спасите-помогите" или деликатно падал в обморок. Но именно это чрезмерное спокойствие и наталкивало теперь демона на мысль, что его преданный секретарь, как сундучок с секретом, являлся совсем не тем, кем себя выдавал эти долгие годы работы на клинику. Крамер не ответил на вопрос хозяина квартиры. Вместо этого он подошел к нему вплотную, выдохнул в лицо сигаретный дым и скомандовал:
- Пепельницу, если не хотите, чтобы на вашем полу появилась грязь, - холодно и жестко. Сомнительно, что секретарь начнет сейчас читать нотации о вреде курения или о неприкосновенности частной собственности. И, конечно, Дитера не интересовала чистота дома его подопечного, но вот лишних следов оставлять он не хотел. Особенно, если придется после своего визита оставить обездвиженное прекрасное, но мертвое тело.
Стряхнув пепел в оперативно предложенную пепельницу, даже не заостряя внимания на ней, Крамер жестом приказал секретарю сесть, но сам остался стоять.
- У вас есть пять минут, чтобы выложить мне по пунктам на кого вы работаете, какую информацию уже имеет на меня Дом и где фибула?
Затяжка, другая. Крамер нервничал? Да... Все его нутро сейчас горело желанием разорвать хитрого мальчишку, обортня, соблазнившего и обманувшего опытного демона. Может все дело в том, что Крамер чересчур долго жил в мире и согласии, забыв о жестокостях войны и подлости человеческой натуры? Пока Норберг соображал, что наплести своему разъяренному начальству, демон смог оценить простое убранство комнаты, поймать в руку пульт и найти приличный канал, заодно сделав звук немного громче.  Малознакомая опера в исполнении малознакомых талантов вполне подходила для аккомпанемента предстоящим событиям.
Пять минут истекли. Крамер затушил сигарету и снял пиджак. Он аккуратно расправил его на спинке кресла, и вопросительно посмотрел на секретаря, одновременно расстегивая манжеты и неспешно закатывая рукава, так, словно прямо сейчас собирался приступать к срочной операции.

Отредактировано Дитер Крамер (27.07.2014 03:39:49)

+2

6

Ему не нравился тон Крамера, не нравился его пронизывающий взгляд. Он понимал, что характер у начальника не из простых, но сейчас его поведение выхолило из рамок нормального.
Каин с трудом, но все же нашел пепельницу на кухне в одном из крайних ящиков шкафа, ему как-то давно подарили ее то ли на день рождения, то ли еще на какой-то праздник. Пепельница была сунута куда подальше, хотя наверно следовало ее просто передарить кому-нибудь, тому же самому Рейвену она бы пригодилась куда больше. Стеклянная, самая обычная. Такая же обычная как и сам Норберг.
Дитер указал на рядом стоящее кресло, а секретарь мысленно удивился такому странному предложению сесть в своей собственной квартире. Хотя, Каин пререкаться не стал, сел, но тут же замер, не понимая о чем начал говорить Дитер. На кого он работает? Что за бред, на Крамера и работает. Какая информация есть на него у Дома? Да он то откуда знает. И что за..фибула?
Норберг чувствовал себя на допросе, словно преступник, которого поймали на месте преступления и теперь из него хотят выбить показания. Но только обвинения были ложны.
Чем дольше тикали стрелки часов, отмеряя пять минут, тем понятнее становились заданные вопросы и ужас от осознания патовости всей ситуации начал заполнять сознание, а звуки оперы - действовать на нервы.
- Я ни на кого не работаю. – голос дрогнул лишь на секунду, - Я не имею никакой связи с этим самым Домом. И ничего о нем, кроме того, что Вы мне рассказали, я не знаю.
Каин запнулся, чувствуя, как страх липкой паутиной начал опутывать сознание. Это было плохо, очень плохо. Он пальцами сжал подлокотник кресла, напряженно сглотнул.
- Господин Крамер.. с чего Вы..
Он не успел договорить, просо встретился взглядом с Дитером и осознал, что больше не может выдавить из себя ни слова. Вдох-выдох. Он как бабочка, которую английской булавкой прикрепили к доске - крылья еще дергаются, но уже не улететь.
- Я не работаю ни на кого, - вновь повторил секретарь Дитера, словно это могло сейчас что-то изменить. Неужели Крамер ему не верит? С чего вообще такая резкая перемена отношения? Взгляд вновь зацепился за бутылку бурбона. Первая ли она? Может начальник пьян?
- Нам лучше поговорить завтра, сейчас слишком поздно и Вам лучше уйти, - Каин поднялся с кресла, желая, чтобы Дитер покинул его квартиру.

Отредактировано Каин Норберг (28.07.2014 00:20:08)

+2

7

Надежда - то самое человеческое чувство, которое было мало знакомо рациональному демону, и он не испытывал особых страданий из-за того, что слабый ее огонек задуло ожидаемым порывом ледяного ветра, коим являлясь ложь Каина. Конечно, видя пред собой ярость начальника, он начал отпираться, но еще вероятнее, он стал бы отпираться будь Крамер с ним нежен или по-деловому строг. Он два года водил за нос одного из самых  древних демонов Женевы, и не ему, безусловно, сдавать свои карты даже без попытки вновь провести свое влюбленное начальство.
Наивное удивление давалось Норбергу на "ура", руки чесались рассыпаться апплодисментами, да оказались заняты натягиванием хирургических перчаток, прихвачнных с собой из шкафчиков рабочего кабинета.
- Пять минут, как показывает практика, никогда не добавляют ума..., - щелкнула резинка, плотно обтягивая запястье демона. Будь Каин лапушкой и послушным мальчиком, совсем иного рода изделие могло сейчас пригодиться... Но увы.
Секретарь взвился. Он испугался, и страх его пропитывал не только внешне. Крамер чувствовал его во взгляде, в попытке удержать твердые нотки голоса, в самом запахе человека. Невиновный бы так не подорвался...
Резкий, острый удар поддых, так учили его в армии в свое время. Навык, который въедается в мышечную память до конца жизни. Крамер видел, как расширились от боли и удивления глаза секретаря, как распахнулся немым стоном и жаждой вдоха безупречный, отчаянно сладкий рот. Парень осел в кресло, так, словно и не пытался подняться.
- Здесь указываю и приказываю я, - холодный и спокойный голос. Ударом Крамер смог выплеснуть некоторую часть своей ярости и вновь завладел ситуацией. Пока Норберг приходил в себя, демон деловито открывал один за одним ящички тумбочек и шкафов, ища не фибулу, нет, но что-нибудь, что помогло бы ему в дальнейшем контролировать передвижения своей жертвы. Галстуки - безупречные шелковые петли, нашлись почти сразу. Крамер шагнул к секретарю и, не дав тому опомниться скрутил его руки полоской ткани, крепко, перетягивая сосуды и явно причиняя боль. Ну же, детка, скажи всю правду, покайся, и может тогда эти запястья еще будут согреты поцелуями...
- Потомок, которого ты, обычный человек, смог доставить в клинику, оказался в розыске, это раз, - гораздо проще отвечать на конкретно поставленный вопрос. Вжав одной рукой секретаря в кресло, Крамер разматывал второй еще один галстук, - и этот же потомок признался в том, что именно у тебя теперь принадлежащая ему вещь. Вспоминай, Норберг. Если тебе дорога своя жизнь.
Сперва фибула, потом предательство. Так решил для себя демон, рассудив, что вероятнее всего секретарь пойдет на сделку с меньшим из зол, отдав артефакт, но не сдав своего нанимателя из Дома. А с мертвого уже драгоценности не повытряхиваешь.

+2

8

Медицинские перчатки всегда ассоциировались у Каина с кровью и стремлением обезопаситься от чего-то мерзкого. Их партиями заказывали каждый месяц для нужд клиники из расчета количества операций и так же партиями утилизировали. Сейчас на Дитере они выглядели некстати и не к месту, если только..
Удар под дых выбил весь воздух из легких, заставив Каина согнуться, в беззвучном вскрике раскрыв рот. Боль тупой, удушливой волной накрыла сознание, заставив секретаря сделать шаг назад на подкосившихся ногах и опуститься обратно в кресло. Самый страшный удар – удар от человека, от которого этого не ожидаешь.
Незаданный вопрос «за что?», замер на дрогнувших губах, и вместо этого Норберг с шумом, глубоко вдохнул, закашлялся, чувствуя, как новая волна боли возвращается, стремясь подчинить себе тело.
Каин понимал, что надо бежать, подниматься на ноги и бежать сломя голову от Дитера, но Крамер действовал с такой просчитанной точностью и скоростью, будто бы готовился с сему действу заранее. Запястья стянули шелковой лентой, врезавшейся в кожу – неприятно и больно. Каин чувствовал себя героем широко бюджетного фильма ужасов про хирурга-маньяка, на которого сейчас походил Крамер. Эму только скальпеля в руках не хватает да злобной, безумной ухмылки и все, можно прощаться с жизнью.
Боль давила снизу на грудную клетку. Дитер вновь начал говорить, но Каин как ни пытался, все никак не мог уловить суть. Миттенхайн наплел Крамеру, что оставил у него какую-то вещь? Вот же сука.. Надо было сдать его обездвиженное транквилизатором тело Рейвену, чтобы дилер на нем отыгрался как следует за ранение и все. Легче, проще и без последствий. Теперь же нет, ненормальный ублюдок наплел с три короба что-то Крамеру да так, что обожаемое начальство съехало с катушек.
- Он. Мне. Ничего. Не оставлял! – чеканя слова, произнес Норберг, дернувшись на жесткую попытку вдавить его в кресло. – По Вашему у нас были настолько доверительные отношения, что он оставил у меня..эту..как ее..фибулу? Или мне делать больше нечего, как отбирать у полоумного цацки?
Ведь именно про нее спросил Дитер, буквально пару минут назад, про фибулу? Ее он хотел получить? Но.. Каин действительно не отбирал ничего у Адольфа, он даже не соизволил проверить его карманы, после того как всадил в него лошадиную дозу успокоительного, как было привез в клинику.
Норберг распахнутыми глазами смотрел на Крамера, опасаясь отвести взгляд, казалось, стоит отвлечься и Дитер вцепится в глотку. Начальник слушал своего секретаря, но вот только не слышал.

+3

9

Кожа парня под крепко стиснутыми пальцами хирурга была маняще теплой, это чувствовалось даже через перчатки. Чтобы скорее избавиться от излишней сентиментальности, Дитер накинул на шею секретаря галстук и поспешил убрать руку. Хитрый узел безупречно зафиксировал полоску ткани, прерывая ложные оправдания.
Пощечина, резкая, наверняка до звезд в глазах разрезавшая сознание мальчишки, послужила доказательством того, что демон не поверил ни единому слову своего пленника. У Миттенхайна не было повода и причины лгать, да и испуг его был нешуточным. Дитер рывком потянул галстук на шее секретаря, призывая подняться. И выбора у того не было: либо встанет, либо задохнется.
В висках снова запульсировала ярость. Как мог этот человек столько времени притворяться, да еще и так нагло обманывать страстью, в которую поверил бы даже самый закостенелый циник? И какие бонусы он получал от Вернера или других координаторов Дома?
Крамер почти протащил сопротивляющегося мальчишку к его кровати, грубым толчком уронил его навзнич на покрывало. Страх в глахах Каина тоже не был ложным, да и кто бы не испугался, оказавшись на его месте? Ладони хирурга прогулялись по шумно вздымающейся груди экс-любовника, сжали сквозь ткань домашней одежды горошины сосков, обманчиво ласково. Трепетнет ли хоть искра желания в широко распахнутых от ужаса глазах человека? Сомнительно. Не медля более, Крамер дернул футболку, разрывая ее на части и огладил взглядом открывшийся вид от пояса брюк до судорожно сжатых губ. Прекрасное тело, и такая гнилая душа...
Именной скальпель, как изящное оружие и дань профессии, Дитер всегда носил с собой, но он оставляет слишком явные следы. Пришлось вновь как следует припечатать Каину в живот, чтобы тому было чем заняться пока мучитель исследует кухню. Будь условия и причны появления начальника в этой квартире иными, он оценил бы и скромное изящество холостяцкого жилища, и порядок, нарушенный лишь уютными деталями обжитого помещения. Ножи у секретаря были далеко не идеально острыми. Крамер взял самый тяжелый, прихватил так же точило и стакан. Когда он вернулся в комнату, оправданно опасающийся за свою жизнь Каин уже соскочил с кровати, и намылился драпать к двери. Очень вовремя.
- Лежать, - кончик ножа уткнулся в соблазнительную ямку под кадыком. Крамер надавил на лезвие, давая понять, что не шутит.
Вновь отправив секретаря на постель, Дитер открыл бутылку и плеснул себе бурбона.
- Повторяю вопрос - где фибула?

Отредактировано Дитер Крамер (03.08.2014 02:53:01)

+3

10

Страшно, когда шелковый галстук стягивает горло, лишая возможности дышать. Страшно, когда тот, кому ты безропотно доверил свое тело чуть ли не пару дней назад сейчас стремится лишить тебя жизни.
Норберг дернулся, попытался вдохнуть, но пощечина обожгла щеку, заставив замереть, судорожно впившись ногтями в ладони, стиснув зубы. Его протащили до кровати, Норберг по пути нечаянно задел ногой журнальный столик, услышал, как что-то со звоном падает на пол, но ускользающее сознание не дало понять, что это было. Секретарь чуть не отключился, он связанными руками пытался вцепиться в удавку, сдавливающую шею, но все попытки ослабить галстук были тщетны. И лишь когда Дитер кинул его на кровать, когда Норберг почувствовал нежные прикосновения к соскам, он смог судорожно глотнуть воздуха.
Треск ткани от рвущейся футболки и нарастающий страх в расширенных зрачках. Каин не понимал, какого черта тут вообще происходит?
Но не успел Норберг даже попытаться задать хоть один вопрос, его наградили еще одним ударом, и парень согнулся вдвое от очередной волны острой боли, закашлявшись, повернулся на бок и уткнулся лицом в покрывало.
Он не видел, но услышал, как Крамер покинул комнату, этого хватило лишь на то, что бы кое-как сползти с кровати, пошатнувшись, встать на ноги и попытаться рвануть к двери. Лишь в последнюю секунду Каин успел остановиться и замереть, увидев, как сверкнуло в руках Дитера лезвие ножа и почувствовать холодную сталь, касающуюся горла.
- Я не..
И вновь его не стали слушать, просто опрокинули на кровать. Норберг отполз к спинке кровати, не моргая следя за Крамером и за ножом в его руке. Поистине шикарный стимул для мыслительного процесса. Что такого ценного мог оставить у него Потомок, а главное когда? Они разговаривали лишь поздно ночью на улице, а потом встретились утром в клинике. Неужели скинул или оброним в машине? В машине..
Каин широко распахнул глаза, мысленно возвращаясь к событиям прошлое недели.. Был то ли вторник, то ли среда, он вспомнил, что в багажнике валяется подранная Адольфом рубашка, спустился на парковку, чтобы забрать ее, а затем выкинуть, и застрял у машины часа на полтора, втянутый в невеселое занятие «убери и пропылесось салон». Тогда-то он и нашел какую-то невзрачную, тусклую заколку, посчитал что ее обронила одна из медсестер Золотых небес, которую он как-то подвозил после работы, совершенно не придал этой безделушке значения, выкинул из головы, а теперь выходит именно эта вещица принадлежала Потомку? Это из-за нее весь этот концерт?
- Стойте, подождите.. – Норберг хрипло выдохнул, - Она в машине.
Чертова фибула валялась в бардачке.

+3

11

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дитер Крамер (05.08.2014 06:11:27)

+2

12

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

13

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

14

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

15

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дитер Крамер (13.08.2014 06:18:12)

+4

16

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Каин Норберг (13.08.2014 21:57:32)

+2

17

Сцеловывать боль с привкусом крови с мягких, прохладных губ можно было бесконечно, но Дитер оторвался от сочного лакомства. Сквозь пелену желаний сожрать непокорного человека, посмевшего его предать, раскаленным золотом вливалась в гортань горечь, словно он потерял что-то очень важное, словно ему только что отрезали крылья и ядом струится по спине его собственная материя.
Жить... Это ли читалось в глазах Каина, смотрящих сейчас удивительно чисто, прямо в самое нутро нависшего над ним мучителя? Нет... Дитер провел кончиками пальцев по окровавленному краю раны, зная, что под болевым шоком парень не почувствует этого прикосновения. Алая, теплая, еще не успевшая потемнеть и застыть некрасивыми сгустками жидкость вен человеческих пропитала каждый сантиметр пространства своим ароматом, своим щекочущим нервы свойством жизни. Крамер поднес пальцы к губам и медленно, смакуя каждую секунду облизал их, стараясь не пропустить ни единой капли. Перчатки портили вкус...
Любить? Ответный взгляд демона был пытливо-холодным, лишающим последней воли. Нет, каким бы ни был крепким нрав секретаря, чем бы не стращал его Дом, столь странной смеси чувств человеческому существу на грани смерти сыграть не дано.  Дитер вынул нож осторожным рывком, опустился ниже и припал губами к пульсирующей багрянцем ране. Он пил неспешно, аккуратно сдерживая свой неутолимый голод, чтобы не прикончить любовника.
Люди - обманчиво хрупкие существа. Крамеру можно было выпить еще несколько глотков и то, парень не умер бы мгновенно от кровопотери. Насытившись, вернее, чуть приглушив жажду обладать распрострертым под ним существом полностью, демон принялся делать то, что не позволял себе очень долгое время - отдавать. Нежно целуя края раны, он пускал потоки своей мощной живительной энергии в раскрытую плоть, соединял ласковыми нитями силы искореженные им же самим сосуды, мышцы, кожу... В какой-то момент Крамер понял, что его "пациент" больше не трепещет, не дрожжит агонией, а мирно и глубого дышит, провалившись в здоровый сон.
Он еще долго сидел на окровавленных простынях с застывшим взглядом. Копался в собственных чувствах, давно уже, как он считал, похороненных под полувековым опытом жизни. Курил, пил бурбон и вздрагивал каждый раз, когда острый слух не улавливал очередного вздоха человека рядом. Серый рассвет заставил хирурга выйти их сумрачного забвения.

- Кофе? - к обеду ни одна ищейка в мире не смогла бы найти следы насилия и ужасов, что происходили в этой квартире ночью. Крамер старательно убрал все, что могло хоть как-то натолкнуть Норберга на воспоминания, но был уверен - парень не забудет ни единой секунды. И не собирался стирать ему память, глушить иными чувствами и страстями. Нет.
Крамер не стал лезть к только что открывшему глаза секретарю, аккуратно вымытому, завернутому в чистую простыню, с поцелуями. Он курил, сидя в кресле напротив кровати. Рядом на столике тонкими струйками под потолок вился паром только что сваренный кофе.

Отредактировано Дитер Крамер (14.08.2014 04:23:47)

+2

18

Острая боль продолжала пульсировать в груди, и когда Дитер рывком вытащил злосчастный нож, Норберг хрипло и резко выдохнул, широко распахнув глаза. Перед глазами все плыло и двоилось, а потолок квартиры опасно раскачивался.
Секретарь словно в бреду видел, как Крамер склонился над раной, припал к ней губами, забирая драгоценную кровь. Вместе с кровью уходила жизнь, Норберг чувствовал, как холодеют пальцы рук, как туманом беспамятства затягивает сознание, как на грани бешено колотится собственное сердце. В какой-то момент он все же отключился, всего на несколько секунд, но был выдернут из забытья почти сразу же.
Кровь перестала течь из ран, Дитер губами все еще касался ее краев, но теперь все было по-другому. Его заново собирали, как разбитый витраж, осторожно по кусочкам, ему дарили жизнь. Каин не мог сейчас связно мыслить, его сознание лишь фиксировало происходящее на жесткий диск памяти.
По телу разливалось приятное тепло, нежное, убаюкивающее и через пару минут Норберг погрузился в глубокий сон.
Каину снились его руки, с обманчивой нежностью скользящие по телу, серые глаза, пожирающие душу и улыбка, бесконечно прекрасная и одновременно опасная. Он плавился от его прикосновений, растворялся в чувствах и дарил себя без остатка. Вот пальцы нежно очерчивают линии живота, затем грудь, ключицы..безумно приятно, но в следующее мгновение, они уже сжимают горло Каина, он пытается дышать, но избавиться от мертвой хватки не выходит. Он задыхается, отчаянно вцепившись в запястья своего мучителя. Ему нечем дышать.
Дышать!
Норберг резко распахнул глаза, но тут же, поморщившись, прикрыл их рукой: слишком ярко.
В горле все пересохло и страшно хотелось пить.
Воспоминания прошлой ночи ярким потоком хлынули в сознание. Норберг резко сел, простынь сползла, обнажая торс, он рефлекторно коснулся груди – раны не было, зато появилась тонкая бледная, еле заметная полоска шрама. Голова гудела, мешая сосредоточиться.
В комнате приятно пахло свежесваренным кофе и знакомым до дрожи сигаретным дымом. Крамер сидел в кресле напротив кровати, по его лицу нельзя было понять, о чем он думает, зато эмоции Норберга захлестывали.
Что произошло ночью?  Почему он все еще жив? Куда подевалась рана на груди? Что вообще творится в этом мире?
- Кофе.. – повторил секретарь, разлепив и облизав пересохшие губы: нижняя припухла и немного саднила, сообщая о том, что ночной инцидент не выдумка его воспаленного воображения. К тому же..все что ниже поясницы болело так, будто его жестко имели.. Ах да, это тоже было в ночной программе.
Каин спустил с кровати ноги, прикрываясь простынкой, все же он голый.
Лучше бы Дитер ушел пока Норберг спал, ему бы было легче. Но что, если Крамер его так и не отпустит, так и будет издеваться? Каин вздрогнул, поднял взгляд на начальника и замер. Он должен был его ненавидеть за случившееся, но не мог.

+2

19

Ни крика, ни панического ужаса... Непонимание в глазах, поволока страха - значит память вежливо оставила все воспоминания при Норберге. Надеяться на обратное было глупо, Крамер это понимал. Он не спешил с разговорами, смолил сигаретой и беззастенчиво рассматривал последствия действий рук своих, открывшиеся по воле сползшей чистой простыни. И без того бледная кожа секретаря от кровопотери приобрела благородно-синеватый оттенок, словно парень всю свою жизнь провел в застенках. Темные круги под глазами, припухшие губы, судорожные, боязливые движения... Пожалуй, то, что сотворил демон теперь не исправишь ни единым лекарством.
Крамер нарочито медленно, чтобы не напугать секретаря еще сильнее, поднялся с кресла и взял в руки теплую чашку кофе. По-хорошему человеку следовало бы и поесть что-то сытное и горячее, восстанавливающее силы.
- То, что было вчера - не было сном, Каин, - осторожно, бережно, Дитер вложил уже не обжигающий фарфор в тонкие пальцы любовника. И тут же убрал руки, давая понять, что не собирается больше причинять боль или учинять насилие. Вернулся в кресло, вновь задымил сигаретой.
- Но я обещаю тебе, что отныне я не коснусь тебя без твоего разрешения.
Редко, ой как редко давал обещания подобные этому Крамер. Пальцев одной руки хватит, чтобы перечислить их, а человеку, так вообще впервые приходилось слышать такое из уст кровожадного и жестокого демона. Но сможет ли оценить это Норберг? Горечь утраты секретаря будет ощутимой, возможно, даже долгой... Но не вечной. Отпустит ли от себя теперь его демон? Дитер и сам не знал ответа на этот вопрос и все зависело лишь от действий человека. Оттолкнет? Не справится со страхом? Не обретет вновь веру в своего начальника?

+1

20

Крамер был спокоен, словно ничего и не произошло, но, вручив Каину кофе,  сам подтвердил: Норбергу не показалось. События ночи яркими образами колыхали сознание, Норберг сжал пальцами ручку фарфоровой чашки. Пружина терпения секретаря скрутилась до предела. В его квартиру ворвались без разрешения, его унизили, оскорбили, чуть не отправили на тот свет, а теперь этот..человек, как ни в чем ни бывало варит ему кофе?
- Для Вас это норма, да? – Каин скривил губы в подобии усмешки. Вот значит истинное лицо его начальника? Жестокий тиран с наклонностями маньяка, заключенный в оболочку добропорядочного хирурга?
Это галантное обещания..не коснусь без разрешения! Насколько ему можно верить? Можно ли вообще верить Дитеру после того, что он натворил?
Норберг поднялся на ноги, чашка с кофе полетела на пол, по бежевому ковру расползлись  темные пятна. К черту ковер! Пружина терпения лопнула вместе со звоном фарфора.
- Я не Ваша собственность, господин Крамер! – пальцы вновь впиваются в ладони, нет, он не чувствует ненависти, его душит злость и несправедливость, - Вы не можете так просто являться в мой дом и делать то, что Вам хочется!
Секретарь взглядом выцепил на краю кровати домашние хлопковые штаны – единственное, что можно было сейчас на себя надеть. Голым перед Крамером сейчас он чувствовал себя более, чем не уютно. Каждое движение отдавалось во всем теле болью, мышцы сильно ныли, но Каин старался не обращать на это внимания: штаны надеты, можно вернуться к главной теме дня.
Норберг смотрел прямо в глаза Дитера, пытался в них что-то прочесть, но не мог. Спокойный, боже, какой спокойный!
- С чего Вы решили, что я работаю на Дом? Потому что я притащил к Вам потомка или потому, что не завалил Вас после этого вопросами? – Каин нервно дернул плечом, - Да мне по боку, чем занимается Дом и побоку существование этих тварей с когтями, но теперь это касается меня.. И сейчас у меня один вопрос.. Где.Чертова.Рана. И ради всего святого даже не пытайтесь лгать.

+3


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 19.03.13 Занимательная экскурсия по нутру "Железной Девы"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC