Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 30.10.09 «Испортить вам пати!»


30.10.09 «Испортить вам пати!»

Сообщений 21 страница 28 из 28

21

Ощущения от происходящего были… странные. Если бы кто-нибудь еще несколько дней назад сказал, что Хайн будет валяться посреди маленькой комнаты в обнимку с малолетним мальчишкой, да еще и вымокший с ног до головы в спиртном, то Потомок... поверил бы. А потом отвернулся и закрыл глаза, сбегая от реальности наиболее излюбленным для себя способом. Ну в самом деле, он и к девушкам подходить боялся, и случайные разговоры с ними на улице бросали его в холодную дрожь, да и вообще Адольф страшно смущался всех этих вещей, связанных с проявлением эмоций.
Но то было в девушками! А про парней ни слова не было. Хайн запаниковал бы в любом случае — даже если бы все-таки прочел тот злополучный параграф про размножение млекопитающих. Ни в одной чертовой книжке не было написано, как это происходит у парней!
Что делать, куда бежать? Как отсеять "пьяные" и свои ощущения?
Колюче-приятные, они пробирали все нутро, не оставляя после себя ни времени одуматься, ни цельных мыслей. На их месте были только обрывки фраз, которыми Адольф пытался себя успокоить: «не бойся, все будет нормально» — когда ушей достигла реакция Рейвена на обнаженное тело, и «это совсем не страшно делать с парнем» — когда мальчишка под ним двинул бедрами, подтолкнув Потомка к очередному акту откровенности. Было еще фоновое «я рациональный и вменяемый, я совсем не пьяный» —  но оно сгинуло почти в самом начале встречи. Кажется, даже братья Богарди были не самой главной причиной для того, чтобы вывести Адольфа из равновесия.
Главная причина вдруг перехватила инициативу и вот уже Адольф елозит затылком и задницей по полу. Робея, смущаясь и — совсем, вот уже почти! — стыдясь себя.
— Рейвен!.. — в такой ситуации оставалось лишь свистящим шепотом произносить одно-единственное имя.
Отчаянная надежда на то, что Рейвену в какой-то момент просто надоест, исчезла без следа.
План действий был ясен, а вот с практическим его воплощением возникали проблемы. Хайн часто видел, как Мориар липнет к случайному человеку на улице, зажимает какого-нибудь субтильного парня в углу ночного клуба. Не хотел смотреть, но Мортен заставлял. К тому же, была еще одна причина, по которой старший Богарди в принципе к кому-то лез.
Ангелы.
Оседлавший Адольфа был человеком, потомственное чутье не обманывало.
Но с ним же надо что-то делать! Уж очень активно он культивировал в себе образ мальчишки, испорченного алкоголем и желанием. Щеки самого Хайна тоже горели огнем, за уши он ручаться не мог, а руки... руки точно были очень теплыми. Адольф судорожно выдохнул и принялся расстегивать дурацкие пуговицы на дурацкой рубашке. Упрямо хотелось равноправия. Справившись с разоблачением, Хайн вспомнил поведение Мориара, когда он к кому-то лез, притянул к себе за шею и снова поцеловал с широко открытыми глазами. Ладони тут же скользнули ниже, а Хайн приподнялся и потерся о голый торс своим.
— Рейвен... — сказать это, поверить в реальность происходящего. Набрать больше воздуха и быстро, не давая себе шанса пойти на попятный, целовать его губы, шею, грудь... Он все еще был в юбках, их никак не удавалось стащить... кажется, заело молнию. Хайн отстранился. Шумно дыша, он попросил Рейвена ненадолго встать с него, но лишь затем чтобы приподнять слои ткани и усадить его обратно. Эффект от более тесного контакта возбужденного тела с тканью нижнего белья оказался шокирующим. Сведя ноги вместе и помогая Рейвену двигаться, Потомок даже думать не хотел о том, что будет после. Он был готов повторить это еще раз, два, десять... его пьянило это ощущение собственного всемогущества.
Когда все закончилось, Адольф не сразу перестал двигаться под Рейвеном. Он прикусил запястье, чтобы не закричать во всю мощь своих легких. Затем отвел руку, несмело поднимая взгляд на партнера.
— Рейв?..

+1

22

Приятно осознавать, что тебя хотят.
Желания равноправия Рейвен не понял. У него не хватало сил и времени раздеться самому, хотелось держать Адди, но прикасаться оголившимся животом к вспотевшему телу оказалось бесконечно круто. И когда Рейвена прижали, после поцеловав, он не сдержался: застонал прямо в рот Адди, закрыл глаза, скребнул пальцами по полу. Первый сексуальный опыт, неловкий и даже не очень настоящий, был одновременно ужасно приятным. Реагировать настолько откровенно было почти стыдно, но черт же с ним, со стыдом, когда так хорошо!
В какой-то момент мозг Рейвена почти полностью отключился, а потом оказалось, что он просто оставил глаза закрытыми. Как этого вообще можно было не заметить?..
Адди попросил приподняться, и Рейвен, хоть даже выполнил просьбу, продолжил хвататься за плечи и целовать, а потом его усадили обратно. Изменений он не почувствовал: на Рейвене все еще были жесткие джинсы, снимать их было страшно, да и, в принципе, не нужно. В том, чтобы быть пятнадцатилетним, была масса плюсов.
В какой-то момент пришлось уткнуться лбом Адди в плечо, чтобы не рухнуть. Рейвен прикусил губу, посидел так некоторое время, приходя в себя и вздрагивая по инерции. Поднял голову он только тогда, когда услышал свое имя.
Стоило взглянуть на Адди, как тут же захотелось много раз признаться ему в любви, но пока что даже дышать нормально не получалось.
— Ща-ща-ща... — пробормотал Рейвен, с трудом сглатывая, покивал и вновь уткнулся лбом в плечо Адди, коротко по-идиотски улыбнувшись и вновь став серьезным. — Я ща...
В какой-то момент все-таки отпустило, даже сердце перестало стучать так быстро, как делало до этого. Рейвен опять посмотрел на Адди, отметив про себя, что все это время неосознанно гладил его по груди, улыбнулся, медленно поцеловал и перекатился на бок. Он улегся рядом, чтобы уже наконец-то не давить своим весом, но не отодвинулся.
Между ног было неприятно липко, Рейвен старался не обращать на это внимания — просто свел ноги вместе. Он уткнулся носом в кончик носа Адди, водил туда-сюда рукой по плечу и спиной чувствовал продолжение лужи, которое они каким-то чудом не успели стереть собой. Даже, кажется, какая-то стопка в лопатку упиралась.
— Я раньше никогда... ну... — Рейвен смутился и не смог закончить. Идея срочно поцеловать Адди показалась идеальным решением всех проблем.
Ему ужасно не хотелось, чтобы сейчас или вообще когда угодно зашли Богарди. Рейвен был готов увести Адди с собой, назваться пидорасом и жить счастливо вдвоем где-нибудь на окраине города — так далеко, чтобы их не обнаружил никто лишний.
Рейвен был влюблен, причем, наверное, даже не только сейчас, а целый вечер с того момента, как увидел Адди!
На душевные терзания не хватало душевных же сил, после того, чем они занимались и чему не было никакого адекватного названия, очень хотелось спать, но Рейвен прекрасно понимал, что если сейчас попытается задремать, то наверняка пропустит момент этих ленивых ласок. Нет уж, такое упускать было бы слишком обидно.
Он то и дело целовал Адди в губы, медленно, коротко и расслабленно, так часто, как хотел признаться в любви.
Когда открылась дверь, Рейвен чуть ли не взвыл от разочарования.
[AVA]http://sf.uploads.ru/lkEme.jpg[/AVA]

Отредактировано Рейвен Чельберг (08.08.2014 00:03:08)

+1

23

Поцелуи сменялись поцелуями — короткие и робкие, потом чуть глубже и будто бы отчаяннее. Адольф был пьян и оттого дико смущен произошедшим. Но решив быть лучше, чем есть на самом деле, Потомок запретил себе отступать, прятаться и юлить. Бежать от последствий было поздно.
Он повернулся на бок, потом опять на спину, будучи не в силах найти оптимальную позицию. Хотелось ведь и Рейвена из виду не терять, и перестать чувствовать под лопатками рюмку. Поцелуи и сам наркодилер здорово отвлекали от неудобств, но когда основная волна возбуждения схлынула, оставив после себя ленивое послевкусие приятного безделья, то боль вновь стала ощущаться.
"Блин, ну почему нельзя было сделать это на диване?.. — с ленцой протянул про себя Хайн. — Или не стоило... нет, пожалуй, все же не стоило. Диван казенный, платить бы заставили".
Адольф раскидал по углам мешающую удобству мишуру, со второго захода стащил-таки с себя юбки, оставшись в нижнем белье, затем поправил футболку, а потом вернулся к Рейвену и его губам. Их было мало, преступно мало. Хайн не чувствовал щек, даже боялся к ним прикасаться, ему казалось, что они такой температуры, когда можно обжечься. А Рейвен и сам был не прочь отвлечься, похоже его тоже что-то смущало.
Скакать верхом на малознакомом парне и целовать его уже черт знает сколько времени, например. Ладно, Адольф был тем еще неудачником, он и сейчас соображал вяло, через силу, нехотя. От выпитого алкоголя и ощущений внутри собственного тела хотелось в равной степени сунуть голову в песок или в морозильную камеру.
Он обнял Рейвена за талию, двинул ногой, случайно попал коленкой по рюмке и тоненько взвизгнул. Адольф как раз собирался закинуть на мальчишку ногу и уснуть с ним прямо тут, на полу, но открылась дверь и удивленный возглас заставил Потомка выпрямиться и встать по стойке смирно.
В одних трусах и футболке. Осознав всю нелепость внешнего вида, Хайн догадался сесть на диван и стянуть футболку до колен. При этом он краснел без перерыва и опасливо посматривал на выход.
— П-простите, но в-вам здесь не рады, — выдавил из себя Потомок, принимая на колени тяжесть Рейвена. Неугомонный подросток решил гнуть линию до конца и явно не спешил расставаться со своим "партнером".
В дверях стоял тот самый мужик, от которого Рейвен прятался в баре. Но тот был не то пьян, не то искал кого угодно другого, но не Рейвена — обыскав помещение совершенно мутными взглядом, знакомец поспешил покинуть локацию, вызвав вздох облегчения у обоих разом.
Рейвен осмелел настолько, что положил ладонь Адольфа себе на бедро и неспешно водил ею.
— Это... Рейв, — Хайн ткнулся тому в плечо, но сообразив, что его будет ничерта не слышно, поднял голову и прошептал на ухо просьбу достать ему где-нибудь штаны.

+1

24

Адди подскочил, как только в двери кто-то вошел, и Рейвен, не успев толком подумать, рванул следом. Он даже не понял толком, сам забрался на колени или его усадили. Все происходило слишком быстро, он был до сих пор расслаблен, его страшно вело.
Рейвену даже не сразу удалось понять, что за человек вошел в зал.
Вдруг стало очень не по себе. Рейвен вцепился в Адди, сидя на нем сверху, пялился на Фила и все пытался понять, что ему делать, если мужик решит остаться. Побег — это самое оптимальное, но бежать-то придется не одному. А вдруг ему сейчас припомнят ту любовную неудачу на танцполе?
Рейвен молчал и пялился на Фила, пока он не вышел, и только после этого выдохнул. Адди, кажется, тоже пришел в ужас от появления третьего лица, заметно напрягся и выглядел ужасно смущенным. Рейвен решил помочь ему расслабиться. Вообще, нужно было и вовсе сделать так, чтобы Адди понял, что произошедшее не было ошибкой... хотя для начала стоило убедиться в этом самому.
Он положил себе на ногу ладонь Адди, а сам потерся носом о щеку.
Нет, это точно не было ошибкой. Рейвену же нравится.
— Хорошо, — согласился он и поддался первому появившемуся желанию: чуть приподнялся, стоя коленями на диване, расстегнул ширинку. Увидев взгляд Адди, Рейвен неловко засмеялся и пояснил: — Я тебе отдам свои штаны, они должны налезть, а сам найду чего-нибудь себе, идет? Помоги только их снять.
Рейвен рухнул боком на диван, стараясь снять джинсы, не расшнуровывая кеды, потом все-таки сдался, торжественно вручил разбираться с одной ногой Адди, а сам взялся за другую. Вышло ничуть не быстрее, зато в разы веселей. Иногда Рейвен начинал шипеть, что ему щекотно, выворачивался и пытался снять штаны самостоятельно, но поймавший волну веселья Адди мешал.
— Ладно, одевайся давай, — он махнул рукой. 
Хорошо, что в вип-комнате было темно: Рейвен в очередной раз подумал, что кончить в трусы было совершенно, абсолютно просто плохой идеей, но, благо, джинсы оказались вымазаны исключительно в алкоголе. Вряд ли это расстроит и без того грязного Адди — уж лучше какие угодно штаны, чем странные бабские юбки. Как вообще так вышло, что он был одет, как девчонка? Нужно было не забыть его спросить об этом, когда они справятся с насущными проблемами.
Оставалось придумать, откуда достать штаны ему самому. Рейвен смутно представлял, как будет просить у кого-то на время джинсы, а потом вдруг вспомнил, что за сценой, наверное, валяется куча ненужных шмоток. Он даже на диване сел, резко цапнув себя за колени, чтобы не рухнуть обратно.
— Слушай, ты же наверняка знаешь, что там у вас по сценическим костюмам? Там должны быть штаны, так?
Адди только-только надевал джинсы, старался попасть в перекрутившуюся штанину ногой. Рейвен замер, наблюдая за этим, подполз ближе, выпрямился, не поднимаясь с дивана, подался вперед.
— Адди, Адди? — Рейвен притянул Адди за футболку, вцепился в плечо и в очередной раз поцеловал.
Храбрость росла с невероятной скоростью, стоило только распробовать вседозволенность. Адди теперь совсем походил на нормального парня. Рейвен подождал, пока он застегнется, опять притянул к себе — на этот раз не для поцелуя, а чтобы оттереть с лица остатки косметики. Пару раз он даже смущался, по-дурацки смеялся и продолжал тереть черноту под глазами или, наоборот, слишком красный подбородок.
— Вроде, нормально, — заключил Рейвен, придирчиво осмотрев Адди. — Теперь ты похож на человека. Ты же сходишь со мной за сцену, да? Я боюсь, меня туда не пустят.
Рейвена абсолютно не смущало то, что через половину клуба ему придется пройти без штанов, будто он каждый день так делал. Это, на его взгляд, было гораздо лучше, чем оставить Адди одного здесь или заставить в очередной раз тащиться за ним в юбке или, того хуже, без нее. Пусть уж лучше будет в джинсах.
Наконец-то спрыгнув с дивана, Рейвен пошел к двери, задумался на некоторое время, а потом протянул Адди руку.
— Ты не против? — он улыбнулся во все зубы.
Все равно никто даже на них толком внимания не обратит, а если обратит, то Рейвен без проблем даст ему в челюсть.
[AVA]http://sf.uploads.ru/lkEme.jpg[/AVA]

Отредактировано Рейвен Чельберг (10.08.2014 15:39:29)

+1

25

Глаза Потомка в прямом смысле чуть было не полезли из орбит, когда он узрел процесс разоблачения Рейвена. Адольф нервно сглотнул, провел серию релаксирующих вдохов-выдохов, призванных восстановить хоть сколько-нибудь и без того шаткое спокойствие, но это не помогло и пришлось, стиснув зубы, в совершенно придавленном состоянии выслушивать план. Рейвен подошел к делу творчески: не стал просто снимать штаны и не протянул их Адольфу, а попросил еще и помощи. Хайн не нашелся с ответом вербальным, но за него все сказало его ошалевшее и красное от смущения лицо.
Быстро кивнув, Потомок сполз на пол, встал на колени и осторожно положил ладонь на ширинку джинсов. Горячо. Хайн снова набрал воздуха в грудь. Неожиданно у нового знакомца подкосились ноги и он пал на диван, внеся в разум неудачливого помощника очередную волну сумятицы. Адольф и стрессы выдерживал плохо, а тут одна чрезвычайная ситуация за другой. После сегодняшней ночи ему точно понадобится несколько дней отгула от дел братьев Богарди. Спокойные выходные на Женевском озере, например...
— Рейв?
Ему вдруг стало весело, в голову ударил алкоголь, требуя выхода. Так же как стресс лучше всего выходил через слезы, так и пьяное веселье лучше всего было отпустить на волю. Когда Хайн чуть успокоился, Рейвен уже закончил с ширинкой. Он еще немного посмеялся и окончательно затих. Перевел дыхание и протянул руку за штанами.
— М-м-м, — помычал Хайн, отводя глаза и старательно перебирая в памяти обстановку единственной в клубе гримерки. — Да, там есть то, что нам нужно. Не знаешь, сколько сейчас времени? Тут после нас перерыв в час-полтора, а потом приезжают какие-то совсем новые ребята... люди, насколько я понимаю, — последнее было сказано тихо и скорее самому себе. Из головы совершенно вылетело название этой группы, но раздобыть штаны нужно было Рейвену, а помогать Адольф любил и очень хотел. — Так, пошли, время терять нельзя. Если нас увидят в таком виде — то ты дашь им в табло, да? Ты кажешься очень решительным...
"И крайне, крайне бухим".
— Рей---, — но поздно взывать к крупицам разума, когда тебя целует неразумный! Адольф чудом удержался на ногах и ответил долгим глубоким поцелуем, как бы ставя на этом точку. "Больше ни с кем и никогда не буду целоваться! — Решительно и твердо решил для себя Адольф, не знающий, что будущее ему еще покажет. — Ни с кем! Даже по пьяни! Тем более по пьяни!"
— А раньше я на кого был похож? — Адольф аккуратно ступая обошел алкогольную лужу и отпинал в угол оставшиеся в зоне видимости стопки, понадеявшись, что за все уже уплачено. Не хватало только бегать по всему городу, преследуемый ворчливым барменом! Выглянув за дверь и обнаружив там ничего, Потомок торопливо махнул рукой. — М-м-м, да все мои действия прямо-таки орут о том, что я за! Ладно, пойдем.
Музыка на танцполе по-прежнему гудела электронная. Значит, время до следующего выступления еще есть. Это вселяло надежду. Хайн распихивал локтями толпу, крепко держал Рейвена и старался уворачиваться от ответно прилетающих в лицо локтей и кулаков.
До гримерной они добрались быстрее, чем ожидал Адольф. Оказавшись в безопасной зоне он облегченно вздохнул.
— За мгновение до провала были, — сказал он и полез рыться в черном чемодане.
Комната была захламлена. Видимо, группа ушла заправляться крепким алкоголем перед выступлением и поэтому оставила вещи в ужасном беспорядке. На полу валялась толстовка, рядом чьи-то боксеры.
Адольф доставал из ящика предметы одежды и, убеждаясь, что это не штаны, бросал их. На пол уже полетели несколько рубашек, пара толстовок, куча галстуков, безразмерные шорты, но не было ни одних удобных джинсов. Хайн обнаружил нужное только через десять минут поисков. Изредка он оглядывался на Рейвена: тот не скучал и тоже развлекался как мог. Например, успел наполовину опустошить большую пачку чипсов  и перемерять весь гардероб с пола.
— Оставь эту рубашку, — попросил Хайн, переодеваясь в кожаные штаны. Рейв подлетел и с безумным каким-то хихиканием нацепил на шею Адольфа цепь с шипами. — Окей... ты уверен, что нас не прибьют за то, что мы украли тут кое-что?..
Они еще некоторое время подурачились, а потом чуткий слух уловил приближение нескольких людей. Адольф тут же схватил Рейвена ха шкирку и поволок к черному ходу из гримерки. Низкая дверь пряталась за шторой в дальнем конце помещения, чтобы пройти под ней пришлось пригнуться.
Хайн протянул руку к замочной скважине.
Заперто!
"Придется подключить таланты Потомка", — Адольф воровато оглянулся на Рейвена, выпустил когти на правой руке и с огромным трудом, зато быстро взломал замок, толкнул тяжелую дверь, утянул за собой Рейвена и закрыл ее за несколько секунд до того, как в гримерку вошли четверо.
Хайн переводил дыхание, но крупно вздрогнул, услышав голос, который спустя много лет будет слышать в своей голове без перерывов на сон и еду:
— Ну, и какого хера? Колитесь, педики, что спер мои любимые штаны?

+1

26

Адди схватил его за руку и, как более живой, потащил вперед. Предполагалось, что рулить процессом будет все-таки Рейвен, но чем дальше он отходил от вип-зала, тем хуже воспринималась реальность: все шаталось еще и до этого, а теперь, когда приходилось совершать резкие и хаотические движения, спасаясь от толпы, мир слился в большое сверкающее нечто, будто бы даже стекающее на пол чем-то скользким. Не просто так ведь Рейвен то и дело запинался и хватался за всех подряд, чтобы устоять на ногах!
Так плохо ему, кажется, не было еще никогда — причем он не был уверен, ему плохо или хорошо.
Адди был рядом. Значит, наверное, все же хорошо.
А вот то, что ему не давали передохнуть, было плохо.
Жаркое, темное и сверкающее осталось позади, Рейвена впихнули в гримерку. Здесь даже оказалось немного тише. Он пробежался взглядом по комнате и тут же устремился к столику, на котором стояла батарея бутылок с питьевой водой. Никто ведь не заметит, если он отопьет из одной? Да и, к тому же, какая разница, они собираются стащить отсюда штаны!
Рейвен присосался к бутылке, влил в себя пол-литра, не меньше, выдохнул и почувствовал, как алкоголь в организме будто бы обновился и бабахнул по голове с новой силой. Пожалуй, следовало ожидать подобного, но Рейвену, чтобы предвидеть результат сочетания спиртного с водой, не хватало жизненного опыта.
Он приковылял к Адди, пока рылся в одежде, отбрасывая все подряд, и замер. Первым желанием было попросить не мельтешить, но нытье получилось сдержать. Поэтому Рейвен, чтобы не сильно скучать, начал натягивать на себя чужие шмотки, выбирая либо самые нелепые, либо, наоборот, самые крутые, обматывался разноцветными боа, от которых летели перья, даже галстуки примерял. Когда ничего хорошего найти не получалось, он обшаривал гримерку в поисках еды, натыкался на какую-то ерунду и тащил ее в рот, только чтобы заесть гадкий привкус во рту.
— Лады, только сейчас вот эту маечку... — Рейвен расставался со своей одеждой без лишних страданий. Он даже не стал возвращать себе джинсы, отброшенные Адди в сторону, потому что умудрился найти под одним из стульев более интересный экземпляр, который тут же, с трудом попадая в штанины, натянул на себя.
Стоило это сделать, как Адди вдруг напрягся и потащил Рейвена за собой. Что произошло, пьяный мозг понял с опозданием, шум голосов удалось опознать только тогда, когда они оба оказались в каком-то странном маленьком помещении.
Рейвен замер, закрывая рот ладонью и пялясь на Адди. За дверью шумели, кто-то искал одежду, ругался и явно был зол. Но не сказать, что чей-то там гнев мог вызвать сожаление. Рейвен был одет по-настоящему круто: у него еще никогда не было драных джинсов, держащихся на бедрах с помощью какого-то волшебства, даже настолько драной длинной майки не было — откуда бы, в самом деле. Клетчатые рубашки висели в шкафу, но не вызывали такого ажиотажа, как эта, которую он отхватил у незнакомого музыканта.
О шляпе, прихваченной в последний момент, даже говорить не стоило.
— Сигареты, — прошептал Рейвен, выбрав, конечно же, самое важное, за что стоило волноваться — особенно учитывая то, что в пачке осталось сигареты две, не больше. Но все равно же обидно!
Он заозирался, нечаянно боднул Адди затылком, ойкнул и поправил сдвинувшуюся набок шляпу. Другого выхода из этого помещения не было, интересно, что это вообще было за место?
Нет, все-таки наряд подобрался отличный. Рейвен, хоть и был вдрызг пьяный, серьезно задумался над тем, что стоит начать носить что-нибудь такое. Он на всякий случай подтянул штаны, но они, тяжелые от кучи заклепок и цепей, вернулись туда, где висели до этого, негромко звякнув. Впрочем, этого звука оказалось вполне достаточно, чтобы перепугаться. Конечно, шумевшие в гримерке парни не могли их услышать: они вообще думали, что сюда заперся кто-то из фанатов и спер штаны одного из них, пропажи остальных частей гардероба будто бы не замечали.
С ума сойти, но ведь Рейвен был одет в шмотки рок-звезд! Он довольно улыбнулся, привалился спиной к стене, на несколько мгновений позволив себе представить, как стоит на сцене, орет в микрофон и разбивает гитару о ближайшую колонку.
Как жаль, что он абсолютно не умел играть.
Голова опять закружилась, Рейвен открыл глаза, поморщившись, нашел взглядом Адди, с трудом сглотнул.
— Что делать будем? — прошептал он.
Ситуация была, как ему казалось, абсолютно безвыходная.
Хуже всего было то, что способность двигаться медленно, но верно сходила не нет, опьянение отмоталось до той стадии, когда опять стало подташнивать.
[AVA]http://sf.uploads.ru/lkEme.jpg[/AVA]

Отредактировано Рейвен Чельберг (11.08.2014 22:26:09)

+1

27

Хорошо было не иметь вредных привычек — вот Адольф, например, не страдал от того, что потерял где-то пачку. Он ощутил какое-то ядовитое злорадство, но длилось это чувство недолго — ему на смену практически тут же пришел стыд. Нехорошо глумиться над младшим, тем более, над тем, который надрался в дерьмо и чувствует себя не самым лучшим образом.
Он же вдрызг просто, естественно, приоритеты у парня попутались.
Адольф обеспокоенно обернулся на Рейвена, но мысль о том, чтобы помочь другу его голову не посетила. Потомок был дико напуган: он не знал, где они оказались, понятия не имел, что дальше делать, и, самое главное, ему очень стремно было возвращаться к братьям Богарди. Они ведь ждут его, и ни один из них не отличается терпимостью по отношению к опаздывающим... про нетерпеливость Мориара и вовсе ходили страшные истории. Поэтому Хайн начал думать, как бы побыстрее свалить от юного натуралиста, который в будущем явно собирался продолжать вести такой же образ жизни.
Пьянки, веселье, алкоголь... нет, это не для Адольфа. Хайн давно определил себе роль и пока не хочет от нее отказываться.
— Потом найдешь сигареты свои, — Потомок мягко отодвинул Рейва в сторону, припал на одно колено и с силой начал толкать нечто, напоминающее еще одну дверь. Ржавый засов невозможно было взломать, оставалось только надеяться, что ржавчина достаточно проела сталь, чтобы ее можно было открыть. Просить помощи Рейвена Адольф не стал — ему сейчас лучше не напрягаться, да и не прельщало как-то быть облеванным.
Наконец, дверь со страшным скрипом поддалась и Адольф облегченно выдохнул.
— Ща проверю, что там, постой пока, — оставалось надеяться, что уши парня услышат информацию с первого раза. Хайн прополз в низкий и узкий проем, под конец героически протиснувшись и тут же зажал нос рукой.
Звук воды, писк крыс, зловонный запах разлагающихся отходов...
Канализация.
— Блядь, — одними губами выругался Потомок и, приложив усилие, вытащил в обитель нищебродов и Рейвена, чудом удержавшись от комментария вроде "вот такая судьба нам и была уготована, чувак". Но пронесло. — Старайся не дыш... ать, — Адольф обреченно простонал ругательство на немецком.
Рейвена вырвало. Нет, это было ожидаемо, вполне себе, странно, что до сих пор не произошло. Это было надолго.
— Блядь, — уже более определенно высказался Хайн, схватив Рейва за майку и оттащив туда, где не так поняло. Пока Рейвен поощрял канализацию содержимым своего внутреннего мира, Хайн всю местность облазил в поисках лазейки. Простукивал стены, подключал чутье.
Потомственное обостренное обоняние сыграло с Адольфом очень злую шутку.
— Рейв, ты норм?
Ответ более-менее положительный, но двигаться самостоятельно он был все еще явно не в силах. Тащить его в гримерку, куда в любой момент могут вернуться ребята, у которых была украдена одежда - плохой план. Но он же пока был единственным.
— Пойдем, Рейв, иначе меня самого сейчас вытошнит, — несчастный школьник был транспортирован обратно до маленькой двери. Адольф как мог аккуратно утер ему рот и лицо, быстро притащил бутылку минералки на будущее, и, виновато улыбнувшись и поджав губы, поспешно свалил в зал, минуя гримерку на максимально возможной для себя скорости.
Он чувствовал себя виноватым, но долг гнал его на встречу братьям Богарди.

+1

28

Рейвен был согласен абсолютно на все, лишь бы его особо не трогали. Делать ничего не хотелось, поэтому Рейвен, прислонившись спиной к стене сразу после того, как Адди отодвинул его в сторону, откинулся затылком назад и прикрыл глаза. Он понятия не имел, сколько сейчас было времени, даже предположить не получалось. События этой ночи проскакали мимо, некоторые успели затереться в памяти уже, спустя час или два.
Оставалось надеяться, что он не забудет все подчистую — это было бы обидно.
Адди чем-то скрипел сбоку, кряхтел, прилагая усилия, а Рейвену было лень даже повернуть голову. Он опять понял, что зря закрыл глаза, распахнул их, пошатнулся немного, выровнял свое тело в пространстве, медленно выдохнул.
Вот ему что-то сказали, Рейвен кивнул, не до конца осознавая, что именно от него требовалось. Кажется, ждать. Это он мог.
За дверью в гримерку все еще раздавались голоса. Разговоры музыкантов были щедро сдобрены ругательствами, но уже не из-за потерянных штанов, а просто так, от души. Рейвен слушал их, с легким восторгом осознавая, что находится за сценой, одет в чужие шмотки, прячется там, где никто из его друзей точно не был, провел сегодняшнюю ночь так, как школьникам может только сниться...
Сомнительно, конечно, что нормальные люди могут мечтать обжиматься с подобием трансвистита, но ведь тоже опыт!
Адди вынырнул из-за двери, вцепился в Рейвена и повел за собой.
В нос тут же ударила вонь. Вряд ли Рейвен, привыкший к нормальному запаху окружающей среды, сдержался бы и не почувствовал тошноту, будучи трезвым. Он был достаточно брезгливым, чтобы шарахаться от нечистот и не лезть туда, где они точно будут. И тут его, пьяного и с трудом державшего себя в руках, затащили в канализацию.
Рейвен попытался побороть рвотные позывы, но, к сожалению, чтобы сделать это, нужно было достаточно часто дышать. Он, конечно, дышал, вот только содержимое желудка поднималось все выше и выше.
Первым делом, резко наклонившись чуть в сторону, Рейвен, повинуясь восторжествовавшему вдруг разуму, прижал к груди майку и рубашку, а другой рукой придержал шляпу, чтобы она не свалилась под ноги.
Рвало его долго и мучительно, будто бы даже сразу до желчи.
— Не норм, — отозвался Рейвен сразу же, когда снова смог говорить. Он несколько раз сплюнул, кривясь от отвращения и чувствуя, что того и гляди где-нибудь здесь рухнет, отер губы тыльной стороной ладони. — Пиздец как не норм. Ох.
Вонь, разумеется, никуда не исчезла, а Рейвена уже не тошнило: желудок оказался пустым. Странным было, что при этом ощущение опьянения не проходило до конца, смешавшись теперь с жуткой слабостью.
— Ладно, жить буду, — оценив свои возможности, исправился он.
Адди тут же опять активировался, помог выйти прочь, туда, где они сидели до этого, усадил Рейвена на пол и даже кое-как позаботился. Это было бы милым, если бы он не свалил сразу же, как только посчитал, что всю необходимую помощь не очень трезвому знакомому он уже оказал.
Рейвен ждал, что Адди вернется, но этого не произошло. За это время он успел попить воду, в очередной раз почувствовать, как по организму весело разгулялся алкоголь, который, наверное, чудесным образом остался и въелся, а теперь был разбавлен, умыться из бутылки, встать, дойти до гримерки, в которой опять никого не оказалось, оценить свое зеленоватое лицо в отражении на четверку по десятибалльной шкале и даже начать нормально дышать. Со стола на него призывно смотрели чипсы, но Рейвену стало дурно даже от одного их запаха.
— Нет, — заявил он, ткнув в сторону пачки пыльцем, — идете в жопу. Нет.
Он вылез в зал раньше, чем в гримерку зашла очередная группа, наконец-то догадался вытащить из кармана телефон и глянуть на время. Цифры на дисплее показывали, что недавно перевалило за три часа ночи, Рейвен застонал, провел рукой по лицу и осознал, что умудрился щабыть воду. Она бы сейчас пригодилась.
Самое время было отчаливать домой. Рейвен кое-как выбрался из толпы людей, танцующих даже сейчас, будто бы они абсолютно не чувствовали усталости, скосил взгляд на сцену, попытался понять, те ли это парни, которых они с Адди обокрали, и решительно двинулся к выходу.
Этих приключений ему точно должно было хватить на ближайшую неделю и пару десятков красочных рассказов.
[AVA]http://sf.uploads.ru/lkEme.jpg[/AVA]

Отредактировано Рейвен Чельберг (15.08.2014 20:30:55)

+1


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 30.10.09 «Испортить вам пати!»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC