Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 1.04.13 Предупрежден — значит вооружен


1.04.13 Предупрежден — значит вооружен

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время и Место:
Улица у клиники "Золотые небеса" и ближайший общепит, конец рабочего дня, вечер.

Участники:
Каин Норберг, Рейвен Чельберг.

Краткое описание эпизода:
Рейвен узнал, что Каину может грозить опасность, и при первом же удобном случае побежал о ней предупреждать.

Предупреждения:
Обсценная лексика.

Отредактировано Рейвен Чельберг (23.09.2014 01:29:02)

0

2

Рейвен сверился с навигатором, оглядел нарисовавшееся перед ним здание, кивнул сам себе и остановился. В клинике он не был ни разу, тогда как порог квартиры Каина обивал достаточно часто. Сейчас бежать к нему домой не стоило, к тому же, Рейвен как раз торчал здесь в тот момент, когда Август, по идее, должен был находиться дома.
Из университета проще было добраться до работы Каина, чем до дома, да и торчать под дверью черт пойми сколько ужасно не хотелось.
Он огляделся, нашел взглядом скамейки, направился к одной из них, уселся и вытянул ноги.
От мыслей о событиях вчерашнего дня до сих пор подкашивались ноги. Осознавать себя мифической тварью было странно и страшно, Рейвену очень хотелось бы отмотать время назад, чтобы как-то избежать обрушившихся на него событий, но это было невозможно. Пугающий набор, о котором он не просил. И Август этот еще. Интересно, как он вообще?
Ладно, черт с ним. Ничего с Августом не случится, пока Рейвен носится по Женеве в поисках угла, где будет спокойно.
Ему тоже нужно время на размышления. Если с тем, что он теперь делит крышу с влюбленным в него мужиком, Рейвен смирился, то теперь оставалось принять свою сущность, угрозу смерти и неожиданный приступ благородства во имя спасения то ли одной персоны, то ли двух сразу.
Ну, и Каина еще, конечно.
Он сунул в уши наушники, включил музыку погромче, сунул в рот сигарету и еле сдержался, чтобы не прикрыть глаза.
Люди начали покидать клинику, Рейвен тут же уставился на выход, пытаясь не упустить Каина, но тот все никак не выходил и не выходил. Сразу появилось желание срочно позвонить ему, что было бы, конечно, глупо. "Привет, Каин, выходи, я под дверью твоей работки", — так, что ли?
Вот если через полчаса не выползет, тогда можно звонить.
Рейвен достал телефон, нашел в списке контактов Августа и, когда после гудков услышал голос, понял, что почему-то немного успокоился.  Ладно, уже это хорошо.
Каин вышел не через полчаса, а раньше — правда, не намного. Рейвен проследил за тем, как он, не оглядываясь, прется к своему автомобилю, хмыкнул, легко соскочил со скамейки, одновременно запихивая в рот очередную сигарету.
— Ка-а-аи-и-ин! — позвал он — громко, но не в полный голос, размахивая рукой и сверкая улыбкой.
Ему показалось, что Каин сначала хотел сигануть в машину и свалить. Оставалось надеяться, что действительно показалось, а то стараешься ведь, причиняешь им добро, а они, сволочи, протестуют.
— Есть пара минуточек? Мне бы с тобой побеседовать с глазу на глаз, я тут уже, наверное, минут сорок сижу, жду. Важный разговор, — Рейвен остановился прямо перед носом Каина, бросил быстрый взгляд вверх.
Он понятия не имел, выходят окна начальника Каина в эту сторону или в другую, зато прекрасно помнил, что это мужик не просто тиран и деспот, а еще и демон, что прибавляло ему очки к ненормальности. Рейвен не понял пока, чем могут быть плохи демоны и почему Адольф отзывался о Крамере с плохо скрываемым страхом, но точно предпочел бы обойтись без незапланированных сегодня встреч.
— Если хочешь, можем посидеть в твоей машине, — Рейвен пожал плечами, — правда, я не уверен, что смогу справиться по-быстрому.
Нужно было сказать только: "Каин, берегись, один полоумный хочет твоей смерти". Этого бы, в самом деле, было достаточно, но Рейвен еще не решил, хотел ли он поплакаться Каину о том, что с ним происходило. Привычка вываливать свои проблемы на чужие плечи работала сейчас против него: вместе с пониманием того, что информацию о сверхъестественной херне стоит попридержать при себе, была жуткая обида на то, что ему теперь, кажется, действительно бегать с этим в одиночку. Или с Августом, но что с Августа взять? Он даже бегать сейчас не сможет, да и не поймет вовсе, в чем беда.
Рейвен хлопнул Каина по плечу, дернул бровями, ничем не выдавая душевных метаний и выглядя практически так же беззаботно, как обычно:
— Ну что?

+2

3

С недавних пор Каину начало казаться, что вернуться в нормальный ритм своей жизни он уже не сможет. Как ни старайся, но тот покой и то размеренное существование, к которому стремился Норберг, в одночасье стали недостижимы. Лавина событий последнего месяца накрыла Норберга с головой и утягивала на дно все сильнее и сильнее, выбраться из этой каши уже не представлялось возможным.
Очередной рабочий день подошел к концу. Секретарь как обычно чуть подзадержался, но лишь для того, чтобы сдать личные дела выписанных пациентов в архив.
Каково же было удивление Норберга, когда к нему на парковке, улыбаясь во все тридцать два зуба, подошел Чельберг. Секретарь впал в ступор и замер.
- Рейвен..
Каин знал, что дилер в курсе, где работает Норберг, но не думал, что тому хватит ума притащиться к клинике.
- Ты не мог позвонить? – ключи от машины отправились в карман, Каин, жестко обхватив локоть Рейвена, отвел дилера в сторону под навес, дабы уйти с обзора – окна кабинета Крамера выходили как раз на эту сторону.
- Я сотню раз предупреждал, что башку тебе откручу, если о наших делах прознает мое руководство, а ты как ни в чем не бывало являешь ко мне на работу? - быстро зашептал Каин, сдерживая желание прямо тут задушить незадачливого подростка.
Благо на стоянке сейчас почти никого не было, так, двое-трое клиентов, но им не было никакого дело до происходящего в нескольких метрах диалога.
- Пойдем, тут поблизости есть одно кафе, там и выложишь, что такого катастрофического случилось, что ты пренебрег всеми разумными мерами осторожности!
Рейвен. Рейвен. Рейвен. Ходячая головная боль с мешком сюрпризов. Норберг мог поставить всю свою годовую зарплату на то, что дилер сюда явился только потому, что у него снова какие-то проблемы!
Кафе обнаружилось за углом клиники, совершенно невзрачное и популярное лишь у студентов из-за низких цен и ассортимента, состоящего из одних полуфабрикатов и фаст-фуда.
- Кофе, и покрепче, - коротко бросил Норберг нарисовавшемуся официанту, и уселся за крайний столик отделенный от основного зала разросшимся фикусом в горшке. Тут их хотя бы не услышат посторонние уши, - А теперь, я жду охренеть какой истории о том, что же такого грандиозного произошло, что ты чуть  не заявился перед ясны очи человека, чьи лекарства мы с тобой сплавляем местным наркоманам.

Отредактировано Каин Норберг (09.08.2014 16:47:51)

+1

4

Примерно такой реакции Рейвен и ожидал, но все равно стало немного обидно. Он, значит, идет сюда, жертвует своим личным временем, старается изо всех сил, а на ему высказывают недовольство! Да Рейвен в последние дни был настолько чист в своих намерениях, так стремился помочь окружающим людям, как, наверное, не было лет с пяти. Или, может, чуть позже, но уж точно до того момента, как Рейвен научился врать и стал пользоваться этим напропалую. Значит, точно до десяти, не позже.
Правда, тогда он пытался разделывать лягушек стеклом, а теперь вот торговал наркотиками. Невелика разница.
Каин схватил его и потащил куда-то в сторону, причем выглядел так, будто серьезно намерен затащить Рейвена в подворотню и придушить к чертовой матери.
— А где радость от встречи? — получилось очень обиженно.
Его все вели и вели куда-то, Рейвен не сопротивлялся — только недовольно кривился, всем своим видом выражая осуждение и неодобрение того, что его лучшие порывы не оценили. Каин предупреждал его, ну разумеется. Тысячу раз повторял одно и то же, шипел в трубку, если Рейвен вдруг звонил по любому поводу, а потом повторял раз за разом, что его-начальник-не-должен-ничего-знать.
Будто бы Рейвен мог демонстрацию у главного входа устроить, на которой размахивал бы плакатами с дискредитирующими Каина надписями.
— Да хрен ли ты думаешь, что я тупой, а? — зашипел он, продолжая, вместе с тем, не дергаться и идти туда, куда его ведут. — У меня на роже не написано, чем я занимаюсь, чего ты паришься? Если нас увидят вместе, решат, что мы просто знакомые, не будь долбоебом, Каин!
Рейвен попытался разозлиться, но с этим как-то не срослось. Глупо беситься из-за того, ради которого совершаешь не очень свойственные тебе благородные порывы.
Но Каин, пидарас такой, этого даже не знал, поэтому не мог оценить по достоинству.
Надув губы, Рейвен плюхнулся за столик, к которому притащил его Каин, сполз вниз по стулу и чуть ли не лежал в нем, сложив руки на груди и недовольно пялясь перед собой.
— А мне латте и чизбургер, — наугад буркнул он, рассчитывая на то, что такое есть чуть ли не в каждом кафе, а этот, вроде, походил на те, что были подешевле, а, значит, были рассчитаны на клиентуру, не привыкшую есть омаров в ананасовом сиропе.
Больше всего хотелось молчать, недовольно пялиться на Каина и вызывать в нем мучения совести. Но черта с два же! Какая совесть, он же зол.
Рейвен протянул руку к фикусу и принялся рассеянно ощипывать листья, бросая их тут же, на пол, абсолютно не заботясь ни о чистоте, ни о растении. Он подбирал слова, с которых стоило начать разговор.
Ладно, веселый экспромт — это всегда хорошо.
— Охренеть какая история! — Рейвен отстал от листвы, опять сложил руки на груди, задрал вверх подбородок, сощурился и начал ухмыляться — должен же он был, в конце концов, вернуть себе преимущество и роль того, кто рулит ситуацией. — На моем пути встретился один парниша, который очень мечтает тебя прикончить при первой удачной возможности. У меня нет поводов ему не верить, потому что он едва не убил меня самого. Это достаточный повод, чтобы отнимать твое свободное время?

+1

5

Чельберг  видимо обиделся на поведение Каина и упрямо дул губы, обдирая фикус в кадке с таким усердием, что бедное растение стало жалко.
Официант достаточно быстро принес заказ и незаметно удалился, Рейв же продолжал строить из себя обиженное миром существо, хотя надолго его не хватило.
Норберг сделал глоток кофе и отставил чашку в сторону, внимательно слушая заявление Рейвена.
Опа, его хотят убить. Не слишком ли много желающих за последние две недели? Это ж кому он успел так сказочно навредить? Собственная жизнь уже начинала казаться трофеем, который нужно заслужить.
- Что за парень? – поинтересовался Норберг, взглянув пристально на Рейвена. Чельберг вряд ли врал, ему это было не за чем, значит угроза вполне реальна. Его могут убить.  Оставалось выяснить, откуда растут ноги.
Норберг взглянул на часы, что ж, времени у него предостаточно.
- Поподробнее, пожалуйста, кто там тебя пытался убить.. а главное, в чем я так провинился, что и меня решили на тот свет отправить?
Последний раз Рейв принесся сломя голову к Каину, когда некто с вертикальными зрачками заявился домой к дилеру и напугал его до полусмерти, было ли это как-то связано, Норберг не знал, но интуиция прямо-таки трубила о том, что все опять упирается в три веселые буквы - в «Дом». Если бы Каину заявили, что его хотят грохнуть лет эдак пять назад – он бы и не удивился, в те чудесные времена недоброжелателей у него хватало с лихвой, каждый третий знакомый был наркоманом со стажем, а каждого второго разыскивала полиция. Но это все в прошлом, о котором-то и вспоминать не хотелось! Боже, он бедный секретарь, старающийся жить тихо и мирно, ну почему его не могут оставить в покое?
- И да, это вполне веская причина отнимать мое время, - Рейв был прощен во всех инстанциях. Нависшая над Норбергом сейчас проблема была похуже разоблачения сбыта лекарств, содержащих тяжелые наркотики.

+1

6

Кофе и чизбургер принесли практически моментально. Рейвен взялся за стакан, наблюдая за тем, как в Каине просыпается интерес к разговору. Еще бы не проснуться: вряд ли над ним каждый день висела угроза смерти. Возможно, демон в качестве босса все-таки закалял характер, хотя Рейвену это казалось сомнительным — уж больно вкусно пахли все эти демоны, но вряд ли они были достаточно безопасны для людей.
Он вдруг прищурился, рассматривая Каина, скорее даже опять пытаюсь понять по этому странному запаху, который исходил от всех, насколько он человек. Рейвен даже чуть не выдохнул с облегчением.
Точно человек, абсолютный, настоящий человек, от которого совсем чуть пахнет демоном — от частого общения, не иначе.
— Я рад, что ты понял важность нашей беседы.
Курить в кафе было запрещено, это раздражало, а уйти на веранду Каин точно не согласился бы. Рейвен понимал его страх раскрытия, ему бы и самому не хотелось, чтобы весь мир узнал о том, откуда у него в карманах берутся деньги, но, право слово, открещиваться от всего так, как это делал Каин, он бы не стал.
Ладно, черт с ним. Можно немного потерпеть.
Рейвен отпил кофе, отер губы от пены.
— Помнишь, какой-то псих оцарапал мне плечо? — он пошевелил пальцами той руки, на которой под рукавом рубашки прятались шрамы. — Так вот, я встретил его повторно.
Каким именем назвать Адольфа, Рейвен не знал, поэтому решил обходиться без имен. К тому же, он, разумеется, не собирался упоминать Августа — даже то, что сейчас живет у него. Рейвен придерживался мнения, что людям нужно предоставлять исключительно необходимую им информацию, а для Каина упоминание родственных связей угрозы было бы, возможно, важным и давало бы поводы не позволить Адольфу подойти близко, но...
Август же.
— Он попытался меня убить, но у него ничего не вышло — так, случай удачный подвернулся. Но потом у нас с этим парнем получилось поговорить, и между делом прозвучало твое имя, имя твоего этого... Крамера, точно. И еще то, что вы держали этого парня в клинике, — Рейвен мотнул головой в сторону выхода из кафе. — Он угрожал, что убьет тебя сразу, как только подвернется возможность.
Говорить, тщательно подбирая слова, оказалось сложно. Рейвен будто бы пытался выстроить сценарий, причем был вынужден фильтровать речь настолько, что от нее почти ничего не оставалось. Невозможно было понять, что говорить безопасно, а что — категорически нет.
— Кроме того, я знаю, что тот парень такое, и его опасность — это не шутки, — Рейвен опять взялся за стакан с кофе, покатал его по столк, оставил в покое, нахмурился. — Я не думаю, что он полезет к тебе сюда, на работу, я даже не могу до конца понять, станет ли он первый искать с тобой встречи. Но ты и сам видел его когти, поэтому понимаешь... Что вы там с ним вообще сделали, что он так озверился?
Рейвен взялся за чизбургер и замолчал, выжидающе глядя на Каина и пережевывая огромный кусок. Есть хотелось неимоверно.

Отредактировано Рейвен Чельберг (22.08.2014 20:36:23)

+2

7

Каин слушал внимательно с некой долей изумления, изредка постукивая пальцами по столешнице. Надо же! А ларчик просто открывался! Отвратительный расклад. Значит, на него точит когти тот сумасшедший Потомок. Не зря Норбергу казалась плохой идея выпустить Миттенхайна на свободу, только Крамер решил по своему, а секретарь даже не подумал возразить, и вот вам результат. Адольф был безумцем, таких следовало изолировать от общества, держать запертыми в четырех стенах или вообще усыплять. К тому же Адольф направо и налево трепался, что был в клинике у Дитера, что было совсем не на руку.
- Ничего противозаконного с ним никто не делал. Парень того, - Каин покрутил пальцем у виска, - с поехавшей крышей. Он везде видит опасность для своей шкурки, а в каждом встречном – потенциального врага.
Норберг был рад, что Миттенхайну не удалось отправить на тот свет дилера, Рейв хоть и был занозой в заднице, но пользы от него было больше, чем вреда. Да и работать с ним было не так проблематично, как в былые времена с другими.
По словам Крамера, Дом следит за такими существами и вообще – для этого и был создан, но какая польза от организации, если она не может схватить, а по словам Адольфа – очень давно не может схватить, одного полоумного Потомка? По сути толку от Дома, как от козла молока.
- Видимо у него сейчас пик обострения.
Каин допил кофе, переваривая полученную информацию. Бежать сломя голову в полицию бессмысленно, с Миттенхайном стоит разобраться по-тихому. Первым делом нужно поговорить с Крамером, втягивать начальника с собственные проблемы не хотелось, но Дитер мог помочь даже просто предоставив сведения с отслеживающего устройства, вряд ли Потомок уже избавился от вживленного под кожу чипа.
- Где вы встретились? Или что важнее, где расстались с этим чудом? – Норберг допил кофе, отставил в сторону чашку. Он еще не чувствовал нависшей над собой угрозы, но хотел вытянуть из Чельберга все что можно.

+1

8

Каин слушал. Он мотал на ус, обдумывал информацию, которую ему предоставлял Рейвен, выглядел гораздо серьезней, чем был до этого. Значит, действительно что-то там у них произошло, из-за чего Каин может Адольфа опасаться.
И у Рейвена тут же появилась дилемма: кому из этих двоих сделать больше хорошо. Вроде, Каина он знал дольше, значит, должен был помогать ему, но и спасать Адольфа, а потом сдавать его было крайне нерационально. Получается, нужно было в очередной раз выкручиваться, выдумывать что-то... Как же он задолбался!
— То, что он того, я заметил, спасибо, — Рейвен покивал с умным видом, отхлебнул кофе, уселся поудобней. — Вот только то, как он говорил о произошедшем, не дает мне думать, что он пытался меня наебать. Короче, он сам та еще хрень, но и ты с начальником ему дерьма подкинул.
Рейвен развел руками — мол, ты не переживай, дружище, все в порядке, я не осуждаю, я констатирую факты. А у самого в тот момент в голове пыталась построиться цепочка из последующих действий.
Похоже, этих двоих нужно было держать подальше друг от друга, потому что, случись Рейвену присутствовать при столкновении, он психанет и станет третьей стороной, которая даст по шее и первой, и второй. А если присутствовать не будет, то наверняка почувствует некоторую ответственность. Или нет. Или да. Рейвен понятия не имел, но абсолютно не хотел проверять.
— И я, если ты заметил, даже не спрашиваю подробностей, что у вас там случилось. Он мне, разумеется, не успел сообщить. А вот в общих чертах мне рассказать было бы неплохо: а то хрен ли, я тут бегу к тебе сломя голову, от дел отрываюсь, а ты отговариваешься общими фразами. Совсем меня не ценишь, падла!
"Только если частично", — поправил он сам себя, снова вцепился в чизбургер и начал его активно жевать, будто бы боялся, что Каин сейчас отберет еду и потребует объяснений. Заодно Рейвен выиграл себе время. Разумеется, он не продумывал, где мог встретиться с Адольфом. В планы Рейвена входило по-быстрому рассказать Каину о свалившейся угрозе, спросить его, когда уже, в конце концов, ему подбросят новые препараты, хлопнуть рукой по плечу и свалить раньше, чем Каин успеет опомниться. Никаких посиделок в кафе в планах не было и быть не могло.
Но, разумеется, кого когда-то волновали построенные в голове диалоги.
— Встретился возле клуба. Так сложилось, что мне пришлось идти за этим парнишей, немного поцапались, я его узнал, прокололся с тем, что узнал... в общем, не очень хорошо вышло, но ладно, — Рейвен мазнул рукой, одновременно доставая другой салфетку. Протер губы, выигрывая себе еще немного времени, продолжил: — А разошлись мы с ним на одной улочке. Он пошел своей дорогой, я своей. Если ты переживаешь, насколько близка эта улица к тебе — все ок, не ссы, мы были черт знает где.
В рассказе, разумеется, ни в коем случае не должен был мелькнуть Август, но Рейвен понимал, что после требования не увиливать от нормальных ответов он сам же болтает что-то скользкое, которое явно говориться исключительно для того, чтобы отвлечь внимание.
Он сложил руки на столе, улыбнулся, глядя на Каина настолько дружелюбно, насколько вообще умел.

+1

9

Рейвен умудрялся делать добрые дела так, что его за это хотелось убить с особой жестокостью. Даже сейчас, он вел себя так, будто бы делал великое одолжение Норбергу.
Это Рейвенское «Совсем меня не ценишь, падла!» резануло слух так, что у Каина свело зубы. Вот за это он не терпел Рейва: за его панибратство и за дибильную привычку думать, что ему все можно.
Каин крутил в руках зубочистку, которую вытащил из небольшого стаканчика с точно такими же маленькими шпажками, стоящего рядом с солонкой. Чельберг нарывался на грубость, а Норберг еле сдерживался, подавляя в себе рвущееся наружу негодование. Душа требовала поставить наглого дилера на места, здравый смысл – считал, что это будет совершенно бесполезно. Рейвен никогда не слушал окружающих и ко всем относился наплевательски. И Каин не будет исключением. С другой стороны одернуть парня рано или поздно следовало бы.
Дилер все еще разглагольствовал, а Норберг уже понял, тот больше не скажет ничего важного.
Так каких подробностей он жаждет от Каина?
- Безумно ценю твой душевный порыв сообщить мне столь ценную информацию, - сухо заявил Норбер голосом, которым обычно разговаривал с нерадивыми поставщиками медикаментов и партнерами, звонившими в обеденный перерыв.
- Что ты хочешь услышать от меня? Почему он хочет меня убить? Понятия не имею, – Каин пожал плечами, - Он сам мне подложил большую свинью, и будь уверен, если это чудо еще раз нарисуется на моем пути, он за это сам огребет по полной программе.
Норберг не лукавил, Миттенхайн только недавно появился в жизни Норберга, а проблем от него уже было выше крыши. Потомок умудрялся гадить даже заочно. Уж чертову диадему секретарь клиники «Золотые небеса» прощать Миттенхайну не собирался.
Итак, Адольф с Рейвом пересеклись, по словам дилера, черте где. Это, впрочем, совершенно не говорило о том, что Потомок залег на дно. Он вполне мог завтра же начать ошиваться у клиники, карауля Норберга.
- Но за то, что предупредил, спасибо.

+1

10

Дружелюбие Рейвена явно не оценили по достоинству, но унывать он не стал.
— Не за что, — ласково сказал он, понимая, что Каин скорее недоволен, чем действительно рад информации. Ему даже хватило скудного желания оценить ситуацию и понять, что недовольство Каина вызвано подачей.
Вообще говоря, Каин часто не был рад тому, как с ним общался Рейвен — это было заметно по выражению лица, по фразам, а сам Рейвен уже давно отчаялся расположить его к себе. Когда-то этого действительно хотелось, а потом до него дошло, что их отношения все равно скачут где-то рядом с дружбой и долгом. В принципе, этого было достаточно, чтобы знать о возможности получить руку помощи.
— Нет, не почему он хочет тебя убить. Мне хотелось бы знать, что конкретно произошло в твоей клинике.
Конечно, Рейвен понимал, что без подачи не будет и отдачи. Его обтекаемая информация получила в ответ такую же обтекаемую, можно было удовлетвориться этим, но ему нравилось смотреть на ситуацию со стороны всех ее участников. К Крамеру он пойти не мог, да и, к тому же, сторон было ровно две, одну из них делили Каин с Крамером, так что понятно, к кому проще подойти.
А вот понять, правильно ли он поступил, что отпустил Адольфа, да еще и собирался встретиться, нужно было.
Рейвен покусал губу.
Сдавать Августа было нельзя, с этим он определился. Это было единственное железное "нет", которое он установил для себя, в остальном, куда ни глянь, Рейвен видел исключительно зеленый свет.
— В подробностях, — продолжил он после короткой паузы. — Я заинтересованная личность, Каин.
Насколько много знал Каин? Явно больше, чем говорил. В руках Рейвена был последний оставшийся козырь, который наверняка мог отработать против него, но Каину он доверял. Он не стал бы полагаться на Каина и, например, вверять ему собственную жизнь, но годы совместной работы доказали, что именно этот человек умеет держать язык за зубами.
Разум Рейвена орал, что, тем не менее, стоит молчать.
Рейвен ненавидел слушать разум.
— Я, видишь ли, как оказалось, такая же хрень, как и этот парень, — он сомкнул руки на стакане и дал время Каину на раздумья: поднял руку, подзывая тем самым официантку.
— Повторите кофе, пожалуйста? И моему другу.
Девушка ушла, и Рейвен, не давая себя перебить, вдруг наклонился, лег грудью на стол, уставился Каину в глаза без улыбки и зачастил:
— Он напал на меня, и я думал, что не отобьюсь, а потом появилось это странное чувство, что я хочу его сожрать — и понеслось. В итоге я смог заглушить это без всяких проблем, но, знаешь, после беседы с этим парнем и после этой херни... я, вроде как, тот еще урод, но не один, понимаешь? Я не позволю тронуть ни его, ни тебя, а выступать разделительной стенкой вхолостую мне абсолютно не хочется. И чтобы оценить, куда я и какого хуя полез, мне нужно знать все, что узнал ты, чтобы, блядь, не облажаться в подсчетах и не сесть задницей на какого-нибудь особо дурного ежа. Понимаешь?
Официантка вернулась раньше, чем Рейвен успел отдышаться. Он так и лежал грудью на столе, когда она топталась поблизости, а потом очень медленно выпрямился, улыбнулся ей и кивнул, предлагая поставить кофе.
Они опять остались вдвоем. Рейвен молчал и пялился на Каина, пытаясь понять, насколько он все расшатал и расшатал ли. В рассказа можно было бы многое добавить, но он не говорил ни слова, желая увидеть реакцию — причем, разумеется, исключительно ту, которая его устроит.
Раз Каин видел Потомка, значит, не удивится тому, что помимо одного есть еще и второй, а там и какой-нибудь неведомый третий.
По предположениям Рейвена, Каин мог обозвать его уродом, встать и уйти, но он очень надеялся, что время, что они знакомы, сыграет свою роль. Да что угодно сыграет. Не имеет значения. Одно дело, когда новый в твое жизни человек получает вываленную скопом информацию, совсем другое — когда для старого знакомого всплывает что-то такое, о чем он никогда даже подумать не мог. Рейвен морально готовился бежать за Каином, хватать его за руки и объяснять, что никаких кардинальных перемен не произошло.

+1

11

«Что? Нет подождите..все не так.. Этого, не может быть!»
Каин удивленно поднял брови, ошарашено уставившись на дилера. Значит, Рейвен один из этих? Потомок? Странных существ с не менее странными способностями, физическими аномалиями и жаждой крови?
Пальцы переломили тонкую зубочистку, Норберг сжал зубы, стараясь держать себя в руках.
Чельберг не мог врать, какой ему смысл обманывать Каина?
Норберг откинулся на спинку стула, медленно выдохнул. Боже, в каком мире он живет?
«Я надаюсь у меня завтра ничего не вырастет?»
Разыгрывать перед Рейвом сцену «О боже! Да неужели? Я в шоке!» Каин не собирался. В шоке он был, когда узнал, что его начальник демон, а то, что сейчас сообщил дилер можно к сведению принять, лишь немного удивившись.
Чельберг не позволит тронуть..Адольфа? Еще один поворот в сей чудесной истории. Что за игра на три лагеря?
Официантка принесла еще кофе и, кажется, ощутила напряженную атмосферу за столиком, потому что удалялась она поспешно.
- Значит..ты тоже Потомок? – выдохнул резко Каин, пытаясь унять поднимающееся изнутри чувство тревоги. Оставаться совершенно спокойным все же не получилось.
«Это Рейв, Рейв, все тот же раздолбай Рейв.» - крутилось в голове. Хотелось верить, что Чельберг не изменился, но черт возьми, теперь и он втянут во всю эту свистопляску с Существами? Вдруг и у него поедет крыша, как у Миттенхайна?
Каин взял в руки чашку с кофе и почти минуту смотрел, как растворяется пенка.
- Что конкретно произошло? – Норберг отставил чашку, и заговорил тих, так чтобы слышал его лишь дилер и никто больше,  - Ничего не произошло, Рейв, ни хрена. Этого парня никто не мучил, не пытал. Самое страшное, что с ним сделали это взяли образец крови. И отпустили.
Каин не лукавил, все так и было. Он лишь умолчал про чип, вживленный под кожу Адольфу, но это Чельбергу знать не обязательно.
- Если ты говорил с Адольфом, то ты сам явно знаешь больше, чем я. Что он тебе рассказал про Дом? У него мания им нагадить, он уже готовил какие-то диверсии, но ничего не получилось.  Он будет и вновь пытаться.. Ничем хорошим это не закосчится. Не ввязывайся в его войну против Дома, иначе они и тебя возьмут в оборот.
Норберг не хотел, чтобы Рейв пострадал, как бы то ни было, он не заслуживал погибнуть молодым за чужие идеалы.

Отредактировано Каин Норберг (15.09.2014 23:58:34)

+2

12

Каин выглядел изумленным, и в этом не было ничего странного, но зато он сидел и валить не собирался. Рейвен потер щеку, немного успокаиваясь: ему начинало казаться, что если в ближайшие дни он окончательно не станет психованным, то в итоге всего сможет выдержать любые неподъемные моральные потрясения.
— Да, я Потомок, — он кивнул, понимая, как его все еще корежит от этого факта. — Немного другой, без когтей и прочего. Я еще, на самом деле, до конца не разобрался, но, вроде, какая-то псина. Гав, — добавил Рейвен без всяких попыток пародировать собаку — обычное почти мрачное человеческое "гав".
Каин замолчал, явно переваривая произошедшее, а Рейвен решил в кои-то веки ему не мешать: сполз вниз по стулу, развалился, поставил на живот стаканчик кофе, придерживая его обеими руками, стал вертеть головой, пытаясь разглядеть, что происходило вокруг. Огромный фикус закрывал практически весь обзор, и Рейвен, не найдя иной альтернативы, уставился на него, заскучал практически в ту же секунду, шумно вздохнул, но продолжил молчать. Оправдываться было глупо — это оказалось бы чем-то походим на попытку объяснить, почему у тебя один цвет волос или глаз, а не другой.
Рейвен-то и сам, по сути, не был рад тому, что ни с того ни с сего оказался Потомком.
Тишина наконец-то перестала раздражать: Каин заговорил.
— Ну, в принципе, я так и думал, — признался Рейвен. — Но ожидал чего-нибудь более продолжительно, чем анализ крови. Какое-нибудь там полное обследование могло бы его напугать, а тут.
"А тут Адольф попросту оказывается психом", — заключил он, но тут же вспомнил о том, что у Каина, как оказалось, в начальниках ходил демон, а это могло по-настоящему напугать.
И в итоге, разумеется, все равно получалось черт знает что, зато какое-то уже свое и родное черт знает что. Рейвен уже почти смирился с тем, что теперь ему предстояло в этом всем вариться и стараться воспринимать нормально.
— Да ничего он мне толком не рассказал, — отмахнулся  Рейвен, отмечая про себя, что Каин назвал Адольфа Адольфом, а не Тодом. Вот же неосмотрительный придурок: умудрился назвать свое настоящее имя! — Ты посмотри на меня, ну какая может быть война против Дома? Класть я на все это хотел, активные атаки в любую сторону не вписываются в мою картину мира.
Рейвен поднес стаканчик ко рту, сделал несколько глотков, в очередной раз взвешивая, что стоит говорить, а что — категорически нет. Еще ему стоило опять подумать о своей жизненной позиции, но делать это конкретно сейчас было лениво. На сегодняшний день было достаточно сбора информации, которую Рейвен чуть ли не зубами был вынужден выдирать.
— Я сомневаюсь, что знаю больше твоего: вся эта херня произошла вчера, и мне было как-то не до подробных объяснений происходящего в этом ебанутом сверхъестественном мире. Вроде, — Рейвен начал загибать пальцы, — Потомкам не стоит соваться в Дом, потому что чаще всего над ними проводят опыты или какую-то подобную хрень, Дом пробивает по всем базам данных и выискивает всю информацию, если ты вдруг думаешь пройти там регистрацию, эта самая регистрация может пригодится в будущем, если будут иметься проблемы с законом... Короче, я знаю всякую мелочь, но в общую картину оно не складывается, зато все равно напрочь отбивает желание туда лезть.
Рейвен опустил тот факт, что все равно уже завяз в беготне с Домом по самые уши, хотя это было и так очевидно.
— И смотри, что еще, — продолжил он, — помимо Потомков существуют еще ангелы и демоны, про них я знаю еще меньше, чем про Потомков, если что. И... — Рейвен собирался рассказать Каину о Крамере, которого Адольф несколько раз назвал демоном и явно боялся, но вдруг осекся. Не хватало еще, чтобы Каин начал бояться начальника или как-нибудь показал, что ему все известно, — и ими, короче, может оказаться кто угодно, так что бди, Каин!

+1

13

Нужно будет оформить отпуск, взять за свой счет пару недель и куда-нибудь уехать. Подальше от этого бреда. И желательно, чтобы Дитер не знал, куда отправился отдыхать его секретарь. Море и солнце – идеальное средство, для приведения мыслей в порядок, и никаких забот, сплошной позитив.
Норберг потер виски, переваривая информацию, полученную от Рейвена, не то, чтобы дилер своим рассказом выбил его из колеи, просто уже начинала болеть голова от того, что творилось вокруг. С каждым разом на Каина вываливалось все больше и больше информации о Существах, иногда даже против его воли.
- Да, несомненно, я буду на чеку. Впрочем, вряд ли мной заинтересуется Дом, я в этом всем фигура посредственная.
Не говорить же Чельбергу, что он уже по уши во всем этом дерьме. С какой стороны не посмотри - связан по рукам и ногам: дилер, с которым Каин работает – потомок, Адольф – психопат, мечтающий его убить, начальник – вообще отдельная история.
- Я почему-то всегда считал, что самый безумный период моей жизни – это то время, когда я торговал наркотой. Непонятные знакомые, странные встречи, ан, нет, я ошибался. Вот – самый безумный период, - Норберг развел руками. – Сейчас идет, и мне кажется, дальше будет только хуже.
Именно, дальше будет лишь хуже, вряд ли с таким развитием событий Норберга ожидает спокойная жизнь и тихая старость. Дожить бы до следующего месяца.
Норберг кивнул официантке, чтобы она принесла счет. Надо было закругляться. Рейвен сказал все, что хотел, а значит рассиживаться дальше не было смысла.
Следовало бы подумать, как обезопасить себя на то время, пока Каин сам не установит местоположение Адольфа. Сидеть взаперти дома? Нет, иначе Норберг сойдет с ума в четырех стенах, да и работу никто не отменял. Значит нужно быть предельно осторожным.
- Еще раз спасибо за информацию.. – Норберг расплатился за заказ, - Если что, звони.
Секретарь Дитера Крамера вышел из кафе с испорченным настроением и дурными мыслями. Ему не давало покоя осознание надвигающейся опасности в лице безумного Потомка.

+1


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 1.04.13 Предупрежден — значит вооружен


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC