Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 30.12.07 Все любят иллюзии!


30.12.07 Все любят иллюзии!

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

Не так давно во время очередного укура, когда Тони унесло так, что он не то что говорить, но и стоять не мог, ему долго втирали, что чем больше куришь, тем сильнее эффект. Антони этому не поверил: его почти всегда вштыривало одинаково. Конечно, все зависело от употребляемого продукта и состояния, в котором он курил. Больше всего ему не нравилось курить, когда он подвыпивший. Хотя и тогда эффект был довольно забавный, но только не было того угара, который обычно происходил на трезвую голову. Ему хотелось лежать, залипать на какую-нибудь картинку и гонять своих «мозговых тараканов».
- Ха, бамбук, хуле! – хохотнул он в ответ на выпады Рейва. – Никогда не курил бамбук, не? Почувствуй себя пандой, - он рассмеялся, представив Рейвена в роли панды. – Из тебя бы вышла прекрасная панда, Рейв!
Эйлер не успел заметить, как они уже раскурили первый косяк. Отдав Чельбергу последнюю затяжку, он нехотя приподнялся, взял вторую заготовку и прикурил – в этом деле лучше не медлить. Его уже явно торкнуло, вот только, остановись они сейчас, запала хватило бы на час с небольшим, а этого очень мало.
- Ай эм э драма квин! – Эйлер картинно приложил ладонь ко лбу, отдал зажженный косяк мальчишке и, резко сев, развернулся в сторону собеседника. – Не умирай, не смей умирать, душа моя! – он потряс Рейва за тощие плечи. – Не оставляй меня здесь одного! Ты же… ты… - он приблизился к лицу младшего Чельберга. – Мой воздух, мое солнце, свет очей моих… Жизнь моя!
Он уставился на мальчика наигранно-влюбленным взглядом. Громко по-девичьи судорожно вздохнул, продолжая цепляться пальцами за плечи Рейвена. И, отсчитав про себя до пяти, расхохотался.
- Вот, вот, вот… - судорожно глотая воздух и пытаясь перестать смеяться, проговорил Антони. – Теперь ты понимаешь? А это только начало.
Он сделал еще несколько глубоких затяжек, отдал остаток косяка и, прижав к груди бутылку, закинул ноги на диван и завалился на спину.
- О, вот это круто! Хорошая трава, - мечтательно выдохнул он. – Вспомнить бы еще… кто мне ее продал.

+1

22

То ли Тони выглядел очень нелепо, то ли так подействовала трава. Рейвен пялился на него, на его жутко смешной длинный нос, хихикал над словами друга о пандах и бамбуке и чувствовал себя невероятно хорошо. Он подхватил оставшийся косяк, затянулся разок, затушил его в кружке Эйлера-старшего и опять растянулся на полу, абсолютно довольный происходящим. Рейвен даже не мелочился: голова едва касалась дивана, он валялся, наслаждаясь тем, что в доме тепло, пялился на снег за окном, подсвеченный фонарями...
В голове крутился миллион мыслей, за которые не получалось ухватиться, Рейвену казалось, что он моргает слишком медленно, поэтому он старался держать глаза раскрытыми.
Когда перед лицом появился новый косяк, он вдруг понял, что прошло всего ничего, хотя, в самом деле, вскользь успел подумать об уйме всяких незначительных вещей. Тони вдруг сел, Рейвен неосознанно последовал его примеру и, когда услышал поток странных признаний, изумленно захлопал глазами. По логике вещей, нужно было посмеяться над шуткой, но сначала Рейвен умудрился покраснеть, а потом, затянувшись, сжал свободную руку в кулак и ударил Тони в плечо.
— Шутник, епта! — недовольно пискнул он, поморщился, услышав собственный голос.
Переходный возраст Рейвен все-таки ненавидел.
Тони взял косяк, который Рейвен ему тут же, особо не задумываясь, передал, поменял положение в пространстве. Теперь он пялился в потолок, а Рейвен — на то, как лежат на его лице волосы, как смешной нос отбрасывает тень на щеку и понимал, что начинает потихоньку залипать. Наверное, именно этого боялся Тони, но процесс запустился сам по себе. Придвинувшись ближе, Рейвен привалился плечом к ногам Тони, умиротворенно вздохнул.
— Ну, мне сравнивать, конечно, не с чем, но, согласен, пошло охуенно! Дай водички, хер ли ты ее обнял, она тебе не даст.
Рейвен взял бутылку, отвинтил крышку и сделал много крупных глотков воды. Под конец он закашлялся, облился водой, облил Тони и начал ржать,осознавая всю нелепость.
— Черт, слушай, извини, я не хотел! — слова перемежались хохотом, медленно залипание затормозило и откатилось обратно. Рейвен с трудом поставил бутылку на пол и согнулся пополам, не переставая хихикать, прижался виском к ужасно мокрому плечу Тони и стал смеяться еще заливистей.
[AVA]http://sd.uploads.ru/Kc0Vf.jpg[/AVA]

+2

23

Ребенком я не был счастлив. Иногда был доволен. Я больше жил в книгах, чем где-то еще (с)

Со стороны они, наверное, выглядели самыми настоящими идиотами: несли какую-то ерунду, ржали, как припадочные, двигались, будто в параллельной вселенной, изменяясь и подстраиваясь под окружающую действительность. Тони это ни капли не беспокоило. Было во всем этом нечто такое прекрасное и завораживающее, от чего он не готов был отказаться.
Это было то самое состояние, когда тебя перестает беспокоить абсолютно все. Проблемы с отцом? Пф… да, пошел он, старый хрен! Не хватает денег на жизнь? Подумаешь, есть ведь крыша над головой и сама голова, вроде, тоже присутствует. Одиноко, грустно и нет ни одной души, которую бы хотелось назвать своей? Да как так! Вот же она, рядом. Ржет, как припадочная, и обливается водой.
Рейв тоже выглядел по-глупому счастливым и довольным жизнью. А значит - шалость удалась! Конечно, с точки зрения общепринятой морали, накуривать несовершеннолетних – недопустимый поступок. Но разве это может иметь значение, когда никакой опасности для окружающих и самих себя они не представляют. Тони же не в постель его затащил. Ну, в самом-то деле! При таком раскладе можно было бы и картинно повздыхать, осуждающе покачать головой и отправить нерадивого студента в далекие дали на исправительные работы. А так...
- Руки у вас, сударь, - смеясь проговорил Тони, зачем-то пытаясь отряхнуть с себя воду, - явно не из того места растут.
Чувства, обостренные под действием травы до предела, отреагировали на воду очень странно. Мокрая футболка казалась самой приятной одеждой на свете, будто вторая кожа, остро реагирующая на температурные изменения.
Немного залипнув на этом ощущении, Эйлер не сразу сообразил, что не может оставить проступок младшего товарища безнаказанным. Он как-то странно перекатился на один бок, обхватил Рейва руками и повалил того на спину.
-Не прощу! Кара моя будет страшна! – совсем не пугающим голосом сказал юноша, глупо похихикивая.
Все еще нависая над Рейвом, Тони на ощупь нашел бутылку с водой, отвинтил крышку и от души так полил мальчишку: лицо, грудь, живот.  Остановился он, когда вода почти закончилась. Выпив остатки одним глотком, он дико расхохотался, чмокнул Рейва в нос и завалился рядом на мокрые подушки.
Он чувствовал себя уставшим и до одури счастливым. Все же хорошо, что сегодняшнюю ночь он проведет не один!

Отредактировано Антони Эйлер (02.10.2014 19:59:25)

+1

24

Тони реагировал все так же странно: стряхивал с себя воду, только сильнее разглаживая футболку на теле, и ржал, а Рейвен вторил ему, поскуливая от смеха. Стоило ему разогнуться, как тут же приходилось складываться пополам от нового приступа. Знал бы, что от травы будет такой эффект — отказался бы. Смеяться было больно, живот и лицо болели, в горле хрипело, а остановиться все никак не выходило.
Стоило отдышаться и перестать хихикать, как Тони вдруг приподнялся и обрушил Рейвена спиной на пол.
— Бля, тут лужа, мокро, стой! — взвизгнул Рейвен девчоночьим голосом, услышал сам себя, покраснел, а потом опять разразился хихиканьем.
Воды в бутылке оставалось еще много, хотя Рейвен и разлил ее. Но спустя пару мгновений, которые, казалось, он моргал и ничего не делал, Тони умудрился вылить воду на него. Стало очень мокро и жутко холодно, Рейвен зашипел, пытаясь одновременно и сжаться, и отползти в сторону, и даже рефлекторно выгнуться навстречу струе воды, одновременно озвучивая происходящее бранными словами.
— ...блядь, Эйлер, я тебе хуй оторву, хватит, твою ж ебаную мать! — вопил во всю глотку Рейвен, не переставая дергаться даже тогда, когда Тони успокоился, выпил оставшуюся воду и заржал.
Обиженно пялясь на него, Рейвен выглядел еще меньше, чем был: волосы облепили голову, были ужасно взъерошены, футболка пристала к телу, и теперь было видно, насколько оно еще тощее, с выпирающими ребрами, неказистое и вытянутое. Это, наверное, было бы страшно неловко, если бы Тони не видел, как Рейвен растет, в течение многих лет.
Тем не менее, лежать в мокрой одежде и дожидаться, пока друг проржется, было почти обидно.
Рейвен надул губы, собирался снова высказать какую-нибудь сложную конструкцию, которая могла бы в полной ере описать его чувства, как Тони наклонился, быстро чмокнул его в недовольно сморщенный нос, а потом рухнул рядом. Слова так и не подобрались, Рейвен покраснел, отомстил тычком локтем в ребра, страшно растерялся и попросту подкатился к Тони поближе.
— Придурок, — припечатал он, в принципе, довольный всем, но жутко смущенный, недовольный холодом и неожиданностью, все еще какой-то пьяный и словно едва по-нормальному функционирующий. — Весь пол залил, вот как теперь лежать?
Рейвен сел на полу, стянул с себя футболку, попытался сухими участками вытереть грудь и живот, но их, сухих участков, не оказалось. Закатив глаза, он поднялся с пола, пнул под зад Тони, чтобы он не чувствовал свое превосходство и, тем более, не решил, что Рейвен побежден, скинул с себя джинсы, бросил одежду сбоку от дивана, оставшись в черных трусах в мелкую черепушку, взъерошил волосы и рухнул на диван. Пошарив рукой у пола, он даже смог выудить одну подушку — небольшую, зато абсолютно сухую, — лег поудобней и, не сдержавшись, свесил ногу вниз, чтобы она болталась у Тони прямо перед лицом.
— Если я простыну, мудаком окажешься ты, — холодно не было, причем понять, помогло отопление или долгий смех, не получалось, да и не хотелось.
Стоило закрыть глаза, как сознание тут же начало заволакивать в непонятное пространство. Рейвен привык думать обо всем подряд перед сном, но никогда еще образы не были настолько сюрреалистичными и яркими. У травы явно было много плюсов.
[AVA]http://sd.uploads.ru/Kc0Vf.jpg[/AVA]

Отредактировано Рейвен Чельберг (03.10.2014 02:25:38)

0

25

Тони смеялся и смеялся, как сумасшедший, судорожно заглатывая воздух и хватаясь руками то за голову, то за живот. Показное недовольство Рейва было в понимании юноши каким-то карикатурным и наигранным. Да и сам он был больше похож на взъерошенного воробья, чем на укуренного подростка.
- Бу, бу, бу, - вторил он недовольным причитаниям мальчишки и поморщился от толчка в бок. – Что хочу, то и делаю – мой дом.
Дом был не его, но, пока отец с Аннэт отсутствовали, он мог спокойно делать все, что пожелает. Эйлер знал, что ему бы хорошенько влетело за все происходящее, вернись они внезапно домой. А пока… он развлекался, как мог. Кто знает, представится ли еще такая возможность. Нужно было наслаждаться каждым моментом.
Веселье потихоньку сходило на нет. То ли исчерпала себя ситуация с водой, то ли сказалась накопившаяся за последнюю неделю усталость, Антони поймал себя на непреодолимом желании уснуть на полу. Его даже почти не смущало самодельное море, появившееся стараниями Рейва и его, остановило только смутное осознание, что это не очень безопасно для здоровья и грозит или воспалением легких, или неприятной болью во всех конечностях завтра утром.
Рейв утопал спать на диван, показушно скинув с себя джинсы и свесив ногу рядом с лицом Тони. Юноша еле удержался, чтобы не стащить его за эту конечность обратно в лужу, но вовремя остановился. Еще несколько раз истерично хихикнув, он поднялся с пола, собрал разбросанные подушки и отнес их в коридор сушиться.
Когда он вернулся, мальчишка уже спал. Эйлер захватил с кресла плед, по-отечески заботливо накрыл Рейва. Сознание было затуманенным, но это не помешало ему привести комнату в надлежащий вид. В несколько заходов собрал тряпкой остатки воды с пола, убрал кружку и пустую бутылку. Еще раз окинув комнату внимательным взглядом, он погасил свет и ушел к себе в комнату.

0


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 30.12.07 Все любят иллюзии!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC