Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 12.04.13. Байки из бара


12.04.13. Байки из бара

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время и Место:
Бар. Вечер.

Участники:
Алоис Киршнер, Амадей Штерн.

Краткое описание эпизода:
Прознав о своей сверхъестественной природе, Амадей ни капли в нее не поверил. Однако его неверие не останавливало процесс перерождения, и в итоге измученный, ничего не понимающий Штерн пятничным вечером идет в бар, желая хоть на пару часов забыться. В то же время там находится Алоис Киршнер, и непредвиденные обстоятельства принуждают недоангела и демона к знакомству.

Предупреждения:
Обсценная лексика.

0

2

Штерн конкретно так подзадолбался. Слишком много мыслей за последние несколько дней, слишком много новых чувств и эмоций, просто слишком много. От слова "невозможно". Максимальная чувствительность, переизбыток энергии, куда-то бежать, что-то творить... А значит еще и размышлять о последних событиях: ангелах, демонах, прочем-прочем... Любой с ума спрыгнет, когда голову мысли рвут. Нормально учиться, работать Амадей просто не мог. Штерн честно пытался прятаться в архив, но на месте не сиделось, как всегда, слишком много из неоткуда взявшейся энергии бурлило внутри. Маэстро даже которую ночь спать нормально не мог. Нет, такое было всегда, но теперь даже днем в сон не клонило! А самое страшное было в том, что эти непонятные штуки за спиной еще и... Страшно даже подумать. Расти стали, покрываться чем-то. Перьями? Амадей боялся податься с этим в больницу, мало ли какое это уродство, но все справочники прошерстил. Нифига познавательного. Вот она - природная аномалия. Но не существует никаких ангелов и демонов.
Что ж в таком случае сделает нормальный человек? Будет заниматься спортом, ходить на дискотеки. Что сделал Амадей Штерн? Правильно, пошел в бар и нажрался в сосиску. И вот он теперь сидит, грустно смотря в стакан с виски, считая льдинки. В голове приятный, пряный вакуум. Очень хочется завалиться назад, но на барном стуле это сделать довольно сложно. Волосы взъерошены, куртка, которая прикрывала больную спину, сползла, одна лямка комбинезона на футболку отстегнулась - внешний вид самый неопрятный. На переносице бледная кожа пьяненько рдеет, глазки блестят. И непонятно - хочется ли плакать, хочется ли смеяться, хочется ли сорваться с места и убежать, размахивая руками.
- Ангелы, демоны... К черту, - Амадей вытянул руки на стойке, после ложась на них лицом. Голос зазвучал глухо, - это же такой сектантский... кх... лохотрон.
Штерн не соображал, что произносит все это вслух. А после же - еще хлеще - развернулся к сидящему рядом парню и громко так вопросил:
- Вот за что мне это все?!
Маэстро почему-то решил, что ему очень сильно надо кому-то все это рассказать. И плевать, что самое лучшее место, в которое отправят, услышав такое - дурка. Глаза застилал пьяный кумар, ничего перед собой Штерн не видел. Юноша порывисто обернулся, хватая стакан и залпом допил его содержимое. В голову дало, закружило... Но ничего. Амадей вообще способен был долго на ногах держаться после огромного количества выпитого. На данный момент он вообще не помнил, сколько алкоголя в себя влил.
- Повторите, пожалуйста, - интеллигентность не пропьешь. Маэстро обернулся к бармену, протягивая ему помятую купюру из кармана и умоляюще так глядя.
- Может, вам хватит? - жалостливо поинтересовался мужчина. Амадей лишь мотнул головой.
- Не хватит. Я х-х-хочу выбить весь бред из, - постучал себя согнутым пальцем по виску, - котелка. Вот.

Отредактировано Амадей Штерн (23.08.2014 23:38:03)

+1

3

Наступил конец одной из самых унылых недель в жизни Киршнера. В то время, когда он еще торговал наркотой, пятничным вечером Алоис - зачастую в паре с Чельбергом - отправлялся в какой-нибудь из баров, чтобы продать самый большой процент дури. Теперь, когда демон весьма плачевным образом отделался от своего скользкого прошлого, пятницы обещали быть тихими и спокойными, но, по привычке, в бар все равно хотелось.
К тому же, стоило немного поесть : запас чужой энергии в организме почти сошел на нет, и из-за этого болела спина, которой, кажется, было плевать на то, что раны от крыльев на ней зажили. Это немного беспокоило Алоиса: а вдруг он будет ходить на коротком поводке у фантомной боли? Перспектива совсем не радужная.
Но Киршнер старался не думать об этом слишком часто. Так ведь и до паранойи недалеко. В конце концов, раны на спине исчезли совсем недавно, а крылья остались. Телу нужно привыкнуть к своей новой форме... к своим новым конечностям. Направлять мысли в это русло было намного спокойнее.
Да и выпить ему хотелось, чего уж греха таить. Большой стакан лонгайленда манил Алоиса с неимоверной силой. И Киршнер не собирался пропускать это желание мимо себя.
"Я пойду в чертов бар всего на час или полтора. Пропущу стаканчик, поем и отправлюсь обратно. Я же не под домашним арестом!" - думал демон, выходя из подъезда и неспешным шагом направляясь в сторону бара. Не будет никакой беды, если он ненадолго выйдет в люди.
В баре было совсем немного народу - время для посещения Алоис выбрал "детское". Часы показывали около девяти  вечера, а молодняк подваливал тусить только часа через два. Но толпа Киршнеру была не нужна. Он действительно собирался придерживаться изначального плана.
На ходу к барной стойке Алоис быстро выпил парочку человек и поморщился. От выпитого разило... странно и неприятно. Срочно хотелось все это дерьмо чем-то заесть - лишь бы горечь ушла изо рта. "Больше никогда", - решил Киршнер и устало опустился на табурет.
- Лонг, пожалуйста, - кивнул он подошедшему бармену, кинул ему деньги и достал из кармана куртки сигареты. Прикурил - горечь от табака была, черт ее возьми, намного приятнее людской энергии из этого вшивого местечка. И куда только катится сраное человечество?
Выпустив дым через нос и усмехнувшись, Алоис лениво огляделся и только сейчас заметил, что через стул от него сидит мелкая... мелкий?.. Короче, нечто мелкое и непонятное, причем по виду абсолютно несчастное  и пьяное. Нечто бормотало себе что-то под нос, обнималось с пустым - пойло осталось лишь на донышке - стаканом и вздыхало. Киршнер хмыкнул: к счастью для себя самого, Нечто еще не напилось до той кондиции, когда начало бы рассказывать обо всех своих горестях бармену...
- Вот за что мне это все?!
От неожиданности Алоис аж подпрыгнул на стуле и поперхнулся дымом. Проморгался и уставился в мутные глаза Нечто. Кондиция кондицией, а для душевных разговоров неудачливый алкоголик явно выбрал не бармена, а Киршнера. И демон даже растерялся: утешать он не умел и не любил, а с пьяными людьми все утешения - в любом случае дохлый номер.
Пока Алоис глазел на Нечто, явно ожидающее ответа на вопрос всей своей жизни, бармен принес ему стакан лонгайленда и счастливой птахой упорхнул на другой конец барной стойки. "Мудак", - возмущенно подумал Киршнер, глядя ему вслед. Он бы тоже был счастливым на его месте: еще бы, избавился от сомнительной должности психолога на один вечер!
Тяжело вздохнув, Нечто схватило стакан и одним глотком опустошило его. Качнулось туда-сюда и щелчком подозвало бармена обратно:
- Повтрите, пожалуйста.
На кислой физиономии бармена так и читалось: "Вот же ты, интеллигентное говно!". Алоис хмыкнул, глядя как он возвращается к Нечто с добавкой, пригубил долгожданный лонгайленд и подумал, что чувак явно ошибся с профессией. Ему на таких пьянчуг еще смотреть и смотреть. Да слушать, услужливо кивая головой.
Дождавшись очередного стакана, Нечто тотчас набросилось на него и почти сразу позеленело.
- Может, вам хватит? - насмешливо и как-то жалостливо одновременно поинтересовался Киршнер. Вот только печальных пьяных представлений ему сегодня и не хватало. - Вы же до дома ползти будете.
Нечто забормотало в ответ что-то про то, что ему нужно забыться, выбить весь бред из башки и даже ткнуло себе в лоб, уточняя, из какой башки именно. Вместе с тем оно опасно накренилось в сторону, но каким-то невероятным образом все же удержалось на табурете. "Ах, эта пьяная магия!" - почти с ностальгией подумал Алоис и сделал еще один глоток.
Тем временем, Нечто вновь принялось бормотать, и зачем-то Алоис прислушался к этому лепету. Ох, как долго он потом за это себя корил! Ведь мог же спокойно допить свой лонг, встать и уйти.Так нет же.
Ему нужно было услышать про "сектантство", ангелов и демонов.
И опять подавиться, но в этот раз алкоголем.
Прокашлявшись, Алоис уже с большим интересом посмотрел на Нечто. Нет, конечно, пьяные люди зачастую говорят всякую хрень, а потом не помнят о ней, но Киршнер еще ни разу не встречал человека в таком состоянии, загоняющего про сверхъестественную муть вокруг него. И, если он не ослышался, внутри него.
Все сомнения Алоиса развеялись тогда, когда Нечто внезапно решило встретиться лбом со столешницей. Толстовка на его спине натянулась - и демон увидел, что под ней топорщатся...
Ошибки быть не могло - это были маленькие, совсем недавно прорезавшиеся крылья.
Мать рассказывала Алоису, что у и ангелов, и у демонов крылья растут медленно и со вкусом, это только их род такой... дефектный.  И тут...
"Птенчик оперился", - в шоке подумалось Киршнеру.
И то ли в его душе проснулась доброта, то ли он подцепил болезнь Робин Гуда от Чельберга, но Алоис быстро подсел к Нечто, потянул его за капюшон толстовки и заставил сесть прямо, чтобы просторная одежонка скрыла то, что не должны были видеть обычные люди. Киршнер даже огляделся по сторонам в поисках ошарашенных взглядов, но посетители бара были явно заняты лишь собой.
- Эй, - тихо сказал Алоис, потормошив Нечто за плечо. - Реально, иди-ка ты домой. Скажи бармену, чтобы вызвал тебе такси, и вали отсюда, птенчик.

Отредактировано Алоис Киршнер (24.08.2014 11:51:13)

+1

4

Снова больно. Снова они саднят и болят. Эти странные, проклятые отростки из лопаток. Амадей чуть не расплакался к черту, но вовремя решил приложиться к стакану. Неужели теперь придется уйти в монастырь, стать звонарем, как кто-то у Гюго, выходить только под покровом ночи, чтобы скрыть собственное уродство... Штерн печально посмотрел перед собой, поставив согнутую руку локтем на столешницу и уперевшись в ладонь лбом. Беспонтовая какая-то перспективка... Хотя, если в его келье будет много всяких книг... Нет, такие книги не разрешат держать в монастыре. Маэстро пьяненько захихикал. Вот что значит алкоголь - самые бредовые переходы мыслей, самые резкие переходы настроений. Амадей снова вытянул руки и уткнулся в них лицом, чтобы перевести дух, подумать о своем бытии уродца в келье, чтобы боль от спины отпустила. Как вдруг из небытия откуда-то сбоку.. Или сверху... Протянулась рука, заставила сесть прямо да еще и укутала ко всему прочему. Все, пора?! Свет в конце тоннеля?! Нет, это что-то из другой оперы.
Штерн чуть не стек со стула, не удержав вертикального положения. Спасла эта самая небытийная длань, на которой Маэстро благополучно и болтался, тряпичной кукле подобно.
Амадей обернулся, чтобы сквозь пелену увидеть возле себя паренька. Симпатичного такого, приятного. И, судя по виду, явно чем-то взволнованного. Штерн удивленно воззрился на него. Какой к черту домой? Он еще не решил, не запил свою ужасную проблему. А-а-а, он просто не в курсе.
- Нет, ты не понимаешь!.. Я урод!.. Придется теперь работать звонарё-ё-ём.. Понимаешь ли, там кровища, хрень какая-то... А болит.. А ты нихрена не понимаешь!
Амадей внезапно ощутил что-то горячее стекающее по спине. Снова потекла кровь, маленький толчок боли, пульсация. Юноша еле удержал тихие всхлипы. Нет, было не столько больно, сколько страшно. Что это такое?! Юноша зарыпался в руках парня, пытаясь сесть самостоятельно и закрывая лицо руками. Переизбыток энергии заставил выйти из себя, что было для Штерна вообще не свойственно. Отчаяться, расстроиться, разозлиться на непонимающего парня, ощутить всю какофонию чувств от тех непонятных штук, которые перли из спины.
- Отрезать бы это нахрен и больше не париться... - зло, обреченно прошептал Амадей, медленно разводя пальцы, волком глядя перед собой, забыв будто бы о том, что объяснял все это кому-то. Для пьяной головы существовали только боль, сам Штерн, его горькое горе и неверие. Гори все это синим пламенем. Маэстро быстро схватил свой стакан, делая большой, жадный глоток, чтобы заглушить разбушевавшийся пожар чувств. Горло обожгло, Штерн чуть не закашлялся, но опыт никуда не деть. Удержался.
Никто тут нихера не понимает. Все тут красивые, а он... Непонятно что с кривульками из спины, похож на бабу, маленького роста, одеваться в детском магазине впору. Какое плачевное положение.
А на весь этот концерт продолжал как-то слегка пренебрежительно смотреть бармен. Если он не хочет мириться с чужой бедой, выслушивать горьких пьянчуг, успокаивать пьяные неадекватные слезы, да просто элементарно сочувствовать, то пора бы увольняться с этой работы.

Отредактировано Амадей Штерн (24.08.2014 22:45:29)

+1

5

Нечто не хотело домой. Нечто хотело пить дальше и, вероятно, эпатировать народ новыми наблюдениями из мира сверхъестественного. А еще оно явно психануло, нытьем о боли, кровище и уродах привлекая внимание сидящих поблизости посетителей и бармена. У последнего даже морда заинтересованно вытянулась, и Алоис кинул на него раздраженный взгляд. Ох уж это человеческое любопытство - всегда срабатывает в самый неподходящий момент.
- Тихо ты! - зашипел Киршнер и еще раз встряхнул Нечто за плечо. - Всё я понимаю, только перестань голосить, как дебил!
Демона охватило раздражение. Что за безалаберность? Чем это чертово Нечто думало, заливая глотку? Если ты так беспокоишься, что ты -урод, сиди себе тихонько в уголке и не привлекай лишнего внимания...
- Вам помочь? - рядом нарисовался бармен, блестя глазами в предвкушении новых подробностей.
- Вызови такси, - резко бросил ему Алоис, чувствуя, как под его рукой на спине Нечто образуется нездоровый жар. Он скосил глаза вниз и чуть не застонал от злости: на толстовке пьянчуги появились первые кровавые разводы. "Твою мать", - мысленно простонал Киршнер и добавил: - Если вызовешь такси немедленно, получишь чаевые.
- Но в мои обязанности подобное не входит, - заявил бармен, хотя голос его звучал неуверенно - еще бы, кто откажется от халявного бабла!
- Тогда пошел вон, - прорычал Алоис, осознав, что судьба - сука смышленая. Сначала подкинула помощь, а теперь заставляет оказывать ее какому-то левому, глупому существу на стадии осознания себя. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке.
- Но... - тотчас передумал бармен, но Киршнер тяжело посмотрел прямо в его хитрые глаза.
- Вон, - почти нежно повторил демон, и бармен весь как-то вздрогнул, попялился несколько секунд в одну точку и поплелся в другой конец барной стойки, откуда и пришел минутой раньше.
Вот тогда-то Алоис вспомнил о даре внушения. Изабелла рассказывала ему, что демоны могут ненадолго внушать всякую мелочь, но ничего не упомянула про то, на кого это действует, а на кого - нет.
Нечто вновь захныкало, изъявив желание отрезать все, что выросло, и Киршнер, оторвавшись от мыслей, подумал, что готов поддержать мазохистские начинания незадачливого алкоголика и собственными руками вырвать его болтливый язык.
"Подействует ли внушение на существо? - лихорадочно размышлял Алоис, внимательно следя за каждым движением притихшего Нечто. - Судя по всему, оно - или ангел, или демон, и вот хрен знает..."
Нужно было рискнуть, иначе еще чуть-чуть - и Нечто растреплет всему бару, кто оно, а потом - с чем черт не шутит! - додумается снять толстовку и показать зевакам свои цыплячьи крылья. Пресса будет довольна. Хозяин заведения будет доволен. Ученые будут довольны. Даже церковники - и те прослезятся от счастья. Вот  только миру существ да и самому Нечто на трезвую голову это придется совсем не по вкусу.
- Эй, мудень ты мелкий, - позвал Алоис незадачливого алкоголика, который как присосался к стакану, так от него и не отлип, - ты далеко живешь?
"Навряд ли, - ответил сам себе Киршнер. - С желанием напиться на другой конец города не ездят. Не удивлюсь, если ему тут пару шагов до дома дойти. Про такси я тогда даже зря заговорил".
Чуть погодя Нечто осоловело помотало головой, и демон облегченно вздохнул.
- Вот что, пьянь, - Алоис правда не знал, как именно действует внушение (кроме как сухой теории о прикосновении или прямого зрительного контакта), но постарался сосредоточиться и представил, как через его руку на плече Нечто передается Идея. - Сейчас ты встанешь и быстренько пойдешь домой. Пойдешь домой. Сейчас.
Получилось или нет - Киршнер не знал. Он прислушался к себе, но никаких изменений - стало меньше энергии или еще что-либо - не обнаружил. Покосился на Нечто, но тот пока сдвигаться с места был явно не намерен. Алоису захотелось выть. Может, он неправильно сформулировал внушение? Может, стоило пожелать, чтобы Нечто протрезвело хотя бы на минутку, и самому вывести этого алкоголика из бара и задать ему направление пинком под зад?
Но тут Нечто дернулось под его рукой и медленно встало, чуть не опрокинув табурет. Алоис, украдкой глянув на его - его, ее, о боже, кто ты вообще? - спину и не обнаружив там вселенской кровавой катастрофы, выжидательно уставился на пьянь.
"Серьзно, чувак, уходи. Уходи, а то потом пожалеешь же", - устало подумал Киршнер.

0

6

Амадей отлип от стакана, переведя дыхание. Черт подери, не помогло. Почему бы для пущего эффекта не посмотреть в одну точку? Авось какой-никакой дзэн познается.
- Не... Далеко... - чисто на автомате ответил Штерн, все еще пялясь перед собой. Доскакался, стрекозёл. На глаза медленно, но верно, стали наворачиваться слезы. Хватит жалеть себя, хватит. Пожалуйста, что угодно, только не это, это низко.
Внезапно к плечу прикоснулась чья-то рука. Штерн слегка удивленно, непонимающе на нее глянул, будто бы такую штуку впервые в жизни видел.
Следующая мысль грохнула в голове внезапным колоколом. На несколько секунд кристальная ясность, и посреди нее столпом возвышалось одно единственное стремление - домой. Куда же еще? Домой. Однако, внимание - вопрос. Где находится этот дом? Там, где пьет столь ненавистный чай с ромашкой склочная тетка или там, где мама с папой по вечерам смотрят новости и спорят, что готовить завтра на ужин - мясо или рыбу? Там, куда Стефан периодически заскакивает стрельнуть папину банку пива, потрепать по волосам и поболтать... Штерн неуклюже слез с табурета, уже собираясь куда-то идти, но тут же и замер, реально не соображая, куда именно. По спине мерзко текло что-то горячее, пульсацией ныли лопатки.
Мысль, что надо идти в какое-то здание, которое все остальные называют домом, не отпускала. Почему бы и нет? В конце концов там в серванте есть початая бутылка мартини.
- Я не хочу быть уродом, - заключил Штерн, после направляясь к выходу из бара. Медленно, шатко, но все же не сбиваясь с курса.
Амадей не замечал, как его провожают удивленными, жалостливыми, в общем всякими разными взглядами. Не видел, как несколько парней, посоветовавшись, встали из-за столика и тихо, почти крадучись последовали за ним.
По сравнению с баром, ночная улица показалась настолько холодной... Амадей поежился, кутаясь в куртку. Почему-то пьяному мозгу не стукнуло ее при этом застегнуть. Маэстро шел вперед, глядя во влажную землю, зачем-то считая камешки и не осознавая, насколько сильно слезы застилают взгляд. Он не слышал шагов за спиной, негромких насмешек.
- Мама... - еле слышно сорвалось с губ.
Почему в этом чертовом холодном, незнакомом городе негде искать помощи? Не к кому прийти, некого принять. Вообще Амадею, как человеку по сути своей довольно закрытому, с просьбами о помощи вообще было сложновато.
- Эй, малышка, - из туманного небытия вырвал грубоватый мужской голос. Амадей удивленно оглянулся. Пять мутноватых фигур, за слезами, без очков, в темноте разобрать подробности не так легко.
- Куда торопишься? Время нам не скажешь?
Дружный смех.
Спьяну Маэстро даже подвоха не почуял, не обиделся на "малышку". Все равно урод, какая разница?
Пока Амадей возился с рукавом куртки, высвобождая наручные часы, фигуры медленно, ненавязчиво взяли его в кольцо.
Штерн только хихикнул, понимая, что не видит циферблата.
- Простите, слишком темно...
- А теперь стой, малышка. И не кричи.

+1

7

Вечер все же был удачным: Нечто встало с крайне осоловелым видом и собралось уходить. Алоис облегченно вздохнул, про себя искренне радуясь, что внушение удалось ему с первой попытки, и не пришлось облапывать мелкого пьянчугу снова и снова, вызывая нездоровый интерес присутствующих. Он отпил лонгайленд и задумался о своем, когда Нечто печально вздохнуло над его ухом и заявило:
- Не хочу быть уродом.
Киршнер фыркнул в стакан, прищурившись от сигаретного дыма, попавшего в глаз:
- Уж поверь мне, никто не хочет.
"Но ты-то не урод", - хотел добавить Алоис, но промолчал. В конце концов, у любой доброты есть лимит: внушение продлится еще некоторое время, но к тому моменту, как оно рассеется, Нечто должно уже быть где-нибудь рядом с домом.
- Определенно, я молодец, - пробормотал Киршнер и глотнул еще немного лонга. Он точно заработал плюс сто к своей карме.
Шаркающей, шаткой походкой Нечто отправилось на выход. Бармен же сразу подрулил к успокоившемуся Алоису, постоял немного рядом с задумчивой, хитрой улыбкой и заявил:
- Ваш юный друг забыл заплатить за последний стакан.
Алоис мрачно посмотрел на него и сделал глубокую затяжку.
- Пошел вон, - повторил он свою коронную фразу для идиотов. - Я видел, что он расплатился. На чай тебе, что ли, не хватает, болезный?
Морда бармена вытянулась, изображая крайнюю степень возмущения:
- Да как вы могли подумать? Я всегда пробиваю оплату...
- Значит, оплошал и не пробил, - сухо оборвал его Алоис. - Если ты тут новичок, дурака кусок, то здесь есть камеры. Отвали от меня и дай спокойно выпить, иначе я любезно попрошу администратора ознакомиться с записью.
Бармен побледнел, заозирался и весь как-то сник. Буркнув себе что-то под нос, он ретировался прочь, и Киршнер хмыкнул. Он и сам не знал, есть ли в баре камеры, но все-таки подловил пройдоху.
Радуясь очередной победе над глупостью человеческой, Алоис обернулся, чтобы проверить, точно ли Нечто покинуло бар или очухалось и прикорнуло где-нибудь в углу.
И чуть не сплюнул.
- Какое же ты проблемное, чучело! - выдохнул Киршнер, наблюдая, как вслед за Нечто из бара выходит компания абсолютно пьяных парней. Алоис их даже сразу не приметил: они как раз сидели в пресловутом уголке и, судя по всему, оперативно заливали глаза градусом покрепче какого-нибудь пива.
Киршнеру стало как-то не по себе. С одной стороны, это было абсолютно не его дело - он сам не понял, зачем вмешался вообще. С другой стороны, именно он отправил Нечто домой: позволь он этому мелкому пьянице и дальше сидеть здесь, эти выблядки даже в их сторону не посмотрели бы. "Да, и он сидел бы здесь, обливаясь кровью, с растущими крыльями за спиной, - с сарказмом, смешанным со злостью, подумал Алоис и еще раз оглянулся. Дверь за пьяной компанией тихо закрылась. - Откуда мне было знать?!"
- Твою мать, - глубокомысленно изрек демон и на одном дыхании допил лонг в три глотка. Тряхнул головой, поморщился и, утерев рот салфеткой, встал. - Ну, вот твою же мать!
"Чувак, - обреченно орал внутренний голос, - их пятеро! Их пятеро, чувак, а ты один! Что ты собираешься делать с этими ублюдками? Погрозить пальцем, схватить эту пьянь в охапку и убежать? Так они и остались стоять на одном месте, держи карман шире! Или, может, ты их выпить вздумал? Ну да, всего один труп - нет предела совершенству!"
- Отвали, отвали, отвали, - бубнел Алоис, шарахая входной дверью об стену и лихорадочно оглядываясь в поисках Нечто и пьяного эскорта.
Что поделать, он себе никогда не простит, если с этим болезным идиотом, у которого только крылья проклюнулись, что-то случится - получается, почти по его вине.
Последний из пьяных ублюдков как раз заворачивал за один из углов, когда Киршнер его заприметил. Выругавшись, Алоис быстро пошел за ним. Через пару шагов он оказался в начале темного переулка и увидел, как ссутулившееся Нечто, что-то усердно рассматривавшего на руке, уже обступили со всех сторон. "Их пятеро!" - из последних сил заверещал внутренний голос, заключая в себе всю сраную логику мира, но демон уже ступил под тень крыш.
- А теперь стой, малышка. И не кричи.
"И когда я успел стать супергероем, спасающим пьяных девочек от не менее пьяных мальчиков?"
- Эй, парни, - окликнул их Алоис преувеличенно бодрым голосом.
"Парни" медленно обернулись на его голос, и Киршнер, зябко поежившись, спрятал руки в карманы куртки. "Блядь, их ведь реально пятеро", - печально подумал демон, однако вздохнул и решил подойти ближе.
В конце концов, он не раз бывал в драках. И, несмотря на разбитый нос или губу, успевал раздать тумаков каждому желающему...
- Я все искал свою подругу, - продолжил Алоис нести полную ахинею. - Мы поругались - вы же знаете этих женщин, они бывают ужасно противными. И вот она здесь. Давайте, что ли, разойдемся по-хорошему, чтобы она еще больше не полоскала мне мозги?
...но, честное слово, он никогда не выходил один на такую толпу! Неужели не стоит побаловать себя наивностью и помечтать о миролюбивом исходе?
"Нет, не стоит".
- Так это что, твоя телка? - фыркнул один из ублюдков.
- Вот так вот получилось, - Алоис все старался придерживаться спокойного тона, когда прошел мимо них к Нечто и собственнически положил руку на его плечо, притягивая что-то пискнувшую пьянь поближе к себе. - Ну так что, как поступим?
Ублюдки переглянулись и заржали. Киршнер почувствовал, как зазудела кожа на кулаках - быть драке, никак иначе.
- А мы поступим так, - заплетающимся языком заявил, судя по всему, главарь. - Если не хочешь огребсти по роже, сваливай. А о твоей маленькой подружке мы позаботимся сами, дохлик.
- Вот так? - тонко улыбнулся Алоис. "В конце концов, они очень пьяны, - рассуждал он, быстро пробегаясь взглядом по паскудно улыбающимся рожам. - С ними не должно быть больших проблем. Лишь бы они не нападали все вместе..."
Не удостоив его ответом, на него побежал чувак откуда-то слева. Алоис, ухватив Нечто за капюшон, вместе с ним отскочил назад, а потом отбросил мелкую проблемную пьянь в сторону. И даже успел сделать нападавшему подножку, и тот, нелепо взмахнув руками, с грациозностью лани упал на грязный асфальт.
"Один готов".
По толпе оставшихся ублюдков пробежался негодующий шепоток. Посовещавшись, на него пошли сразу двое. Не долго думая, Алоис засадил одному из них в живот с ноги; по джинсе мазнули пальцы - идиот явно пытался схватить демона за ногу, но его старания не увенчались успехом. Не успел пострадавший, вопя и согнувшись пополам, рухнуть задом в лужу, откуда-то справа, со спины напал его коллега по развлечениям и схватил Киршнера за левую руку - и тотчас, с разворота получил правым локтем в нос. Схватившись за лицо, он отпрянул назад, оступился о пакет с мусором и быстро присоединился к друзьям, не спешившим вставать с земли.
Оглядев сложившуюся композицию и переведя дух, Алоис перевел взгляд на оставшуюся пару незадачливых насильников, грабителей - да кто знает, что они там собирались сделать с пьяным, наивным Нечто? "Двое - не пятеро, - философски рассудил демон. - Хотя что уж там, сегодня мне просто повезло".
Дуэт ублюдков оказался более растерянным и осторожным. Они широко раскрытыми глазами глядели на своих товарищей; один из них даже пнул близ лежащее тело носком ботинка - наверное, чтобы удостовериться в происходящем.
- Вот ты сука! - почти осуждающе заявил другой - и все-таки бросился на Алоиса.
Этот парень был похудее остальных, но оказался более ловким. Киршнер едва успел среагировать - кулак нападавшего больно задел скулу. Но и сам доходяга немного потерялся в пространстве, споткнувшись о распластавшегося рядом друга, и Алоис не стал ждать, пока он восстановит равновесие: подбежал и с силой толкнул назад, прямо на подоспевшего "напарника". Оба рухнули рядом с мусорным баком в полном молчании.
Стоило признать, это и дракой назвать было нельзя. Выпившие ублюдки не были серьезными противниками, а сам Киршнер отделался только ссадиной на щеке. Он аккуратно потрогал ее пальцами, поморщился - хорошо, если обойдется без синяка - и бросился к Нечто, сидящему на асфальте и наблюдавшему за происходящим с полным ужасом на физиономии.
- Давай, вставай! - Алоис бесцеремонно потянул пьянчугу за руку, но тот даже не пошевелился. - Вставай, иначе они встанут быстрее, и тогда нам пиздец!
На Нечто его слова не произвели никакого эффекта, и демон в отчаянии обернулся назад, услышав, как завозились ублюдки на асфальте. Пьяных людей лучше не злить - это поначалу они безобидные и неуклюжие, а вот потом внезапно превращаются в непонятно что с непонятно какой силой.
- Вставай, твою мать! - рявкнул Алоис на Нечто. - Вставай, иначе я просто уйду, а ты останешься  с ними наедине, мелкое ты чмо.
Кажется, он проклял вечер, когда решил, что он удачен.

Отредактировано Алоис Киршнер (01.09.2014 12:15:49)

+1

8

Штерн не успел осознать, что происходит. Только вот разбирался, где у циферблата верх, а где низ, а где верх, девятка нахально маскировалась под шестерку...
"Какую подругу? Она потерялась? Противную.."
Пьяный Амадей заозирался. Тут где-то девушка, которую не заметил? Где там эти каблучки, блондинистая (или рыжая?) копна волос? Где то личико, на которое он сам настолько сильно смахивает? Движение вызвало неприятные чувства в лопатках, но ничего. Вдруг там эта красавица за мусорным баком спряталась? Потому что черт их знает, фей этих барных. То мило улыбается, то шпилькой пронзит твое несчастное сердце... Как тогда его обсмеяла Штеффи...
Маэстро даже хотел успеть погрустить, как вдруг его по-хозяйски так прихватили за плечо. С трудом зашел, что "твоя телка" - это Амадей Штерн, существо не самого определенного на свете пола. Маэстро замотал головой, пытаясь разобраться с этим маленьким недоразумением. Авось спутали. Бывает же такое. Темно, цифры на часах меняются местами.
- Мальчик я...
Раздался дружный смех. Амадей решил, что над ним смеются. Самооценка упала на непонятно какой уровень. Захотелось вырваться, разобидеться на весь свет и уйти в колокольню собора Нотр-Дам. Пусть горбун готовит лишнюю койку.
Маэстро было хотел выразить собственное "фи" по поводу сложившейся ситуации, как резко его дернули назад, ворот на какое-то мгновение больно врезался в горло. Потом падение. Удар пришелся на спину. Странные выросты там, раны - все это будто саблей порубали лишний раз. Амадей сам не ощутил, как закричал. Глаза застелила белая пелена. Все закружилось. Пульсация, сдавленные голоса откуда-то из-за завесы, глухие шлепки, удары... Что-то еще...
Штерн с трудом повернул голову и сфокусировал взгляд. Ничего не разобрать без очков. Больно. Вдруг где-то впереди упало кто-то. Забыв обо всем, Маэстро резко сел и дернулся назад от неопознанной личности. Плевать, что было далеко, опасность чувствовалась явно. То что кто-то с кем-то подрался, до Амадея дошло только сейчас. Голубые глаза медленно приняли форму, сходную с блюдцами. Затрясло. Не двинуться, не шевельнуться. Никак.
- Вставай, твою мать!
Наконец-то отпустило. Чисто на автомате Штерн повиновался. Если этот парень сейчас тут всех разбросал, как Джеки Чан, то его надо слушать. Потому что Джеки Чан всегда всех спасал. Неуклюжее движение, еще одно. И вот даже вертикальное какое-никакое положение принял. Трезвость, когда была столь нужна, не желала желать приходить. До сих пор болела спина, но на драку нарываться хотелось еще меньше.
Раздалось громкое кряхтение. Один из пьяни шатко поднялся. Маэстро по глупости и ужасу собственным на месте замер. В руках недавно поверженного человека блеснул нож. Остальная компания тоже, негромко гудя, медленно поднималась на ноги. Амадей просто не понимал, что делать. Из-за такого количества виски голова отказывалась думать. Все что сейчас в нее пришло - отплатить собственному спасителю. Плевать, что ты меньше него раза в два. Навязчивая идея в ответ уберечь его жизнь, "не оставить беспомощным в беде". Идиотская абсолютно идея, пришедшая только с большого бодуна. Трезвый Штерн сейчас бы растерялся, стоял столбом и тихо молился. Хотя не понятно, если напарывался на драку, то всеми силами пытался разнять, а сам в ход кулаков не пускал. Сейчас будет боевое крещение?
В конце концов, если парень захочет спасаться, всегда может сбежать. У него ж не растет из спины никакой мешающей жить кривульки.
Штерн успел неловко, но довольно быстро оказаться перед незнакомцем и развел руки в стороны. Будто такого рода живой щит мог кого-то спасти, кому-то помочь. Испуганная душа негромко шептала, что вот он - лучший момент распрощаться с собственной жизнью, попросить прощения перед всеми. Конец.
Пьяница с ножом же вкрадчиво прохрипел:
- Обоих на ремни.

Отредактировано Амадей Штерн (04.09.2014 23:45:20)

+1

9

"Да ты совсем ебанутое, чмо!" - Алоис был так шокирован, что застыл столбом, во все глаза пялясь на изумительную в своей припизднутости картину.
Еще минуту назад он облегченно вздохнул, когда Нечто все же встало. Киршнер окинул пьянь оценивающим взглядом, прикидывая в состоянии ли тот бежать. Экстренная ситуация заставила мозг работать на полную катушку: на глаза попадалась каждая мелочь. Нечто нервно сглотнуло, его кадык резко дернулся - мальчишечий такой кадык, и Алоис опять облегченно вздохнул. Не понимать, кто перед ним, девчонка или пацан - на самом деле немного неловко. Не то, чтобы демону так уж нужно было знать, но коллапс по этому поводу все равно... присутствовал. А тут - все-таки пацан, ну надо же.
"Нашел время радоваться открытиям, идиот, - одернул себя тогда Киршнер. - Тебе бы смыться отсюда с этим полудурком, запихнуть его в какое-нибудь такси и пожелать больше никогда не видеть. Проблемный, неоперившийся хрен, и зачем ты мне на мою голову?!"
Но тут чуваки на асфальте изъявили желание встать. Один из них, что был ближе к нахмурившемуся Киршнеру, заелозил по асфальту руками в поисках опоры, и Алоис безо всяких сожалений, со всей дури наступил ему на пальцы. Тот взвыл, отдергивая пострадавшую конечность, но его поучительные страдания не возымели эффект на его дружков. Они медленно вставали, бормоча угрозы, и Алоис чуть не сплюнул, когда увидел, как из кармана куртки одного из них появляется тускло блеснувший в полумраке складной нож.
И тут пацан - который Нечто - явно решил, что доставил еще слишком мало проблем. Он, героически выпятив грудь и расставив руки, шагнул между нападающими и Киршнером. Чувак с ножом мрачно уставился на субъект всеобщих неудач и, кажется, даже немного растерялся, а Алоис устало потер лоб ладонью и решил, что смятением долбанутого противника нужно пользоваться, причем незамедлительно.
И не успел счастливый обладатель ножа выдать какую-то идиотскую и ужасно пафосную (в стиле прожженных уличных гангстеров) команду - "Обоих на ремни" или что-то в этом роде - Киршнер уже стоял рядом с растопырившим свои конечности Нечто и мягко улыбался. А в следующую секунду - прихватив мелкую пьянчугу за шиворот, улепетывал со всех ног в темноту переулков.
Толпа, оставленная позади, возмущенно взревела, но тормознула, и Алоис припустил еще быстрее. Поначалу Нечто сопротивлялся - наверное, всерьез вознамерился самолично насадиться на нож и теперь жутко печалился, что у него ни черта не вышло, - но потом то ли образумился, то ли смирился и даже постарался подстроиться под бег.
Сзади, наконец, послышался топот ног, но Алоис не был уверен, что погоня продлится долго. В конце концов, они - точнее, Нечто - случайно подвернувшаяся "дичь" пьяного угара. По правде говоря, он им и не так уж нужен. Если они поймут, что одно веселье на ножках убежало, они найдут другое. Единственное, чего опасался Киршнер - стать тем самым "другим" весельем. Вдруг они уже забили на Нечто, а теперь зигзагами рассекают пространство для того, чтобы поставить "дохлика", так удачно раскидавшего их по асфальту, на место?
"Вот об этом точно лучше не думать, - решил демон и резко завернул в сторону освещенной дороги. Нечто сзади придушенно пискнул - он как раз не вписался в поворот. - Ну уж прости, идиот".
Черт возьми, если бы эта мелкая пьянь не включила супер-героя у себя в голове и не полезла к этим чувакам, они бы успели смыться до того, как эти полудурки встали на ноги. Возможно, неудачливые чуваки даже не заметили бы, куда они убежали. Но нет - лимит идиотизма в голове Нечто явно не был достигнут.
Злость накатывала на Киршнера темными, удушливыми волнами. Хотелось хорошенько врезать этому неоперившемуся полудурку, а не спасать его - врезать и оставить где-нибудь в подворотне приходить в себя, а самому спокойно вернуться домой и забыть о сегодняшнем вечере, как о самом дурацком сне. Алоис вообще безмерно удивлялся себе: какого черта он до сих пор тащит эту мелкую пьянь за шиворот и помогает?
Поэтому Алоис остановился и впечатал по инерции пробежавшего еще пар шагов Нечто в кирпичную стену одного из домов.
- Так, ты, дерьма кусок, - прошипел Киршнер, пытаясь отдышаться, - план таков. Сейчас я перестаю тебя таскать за собой как безвольную тряпку. Мы спокойно выходим к дороге, я, так и быть, ловлю тебе такси, и ты сваливаешь домой без оглядки. Там ты сидишь, долго, упорно, и ждешь, пока твои сраные крылья отрастут. Ты меня понял?
Нечто захлопало глазами - и сразу же заныло. Опять. Снова. Что-то про крылья, и что он не понимает, что это, как это и почему это.
Алоис раздраженно цокнул языком, отошел подальше и материализовал крылья. Они тяжело взмахнули за спиной, поднимая ветер и расшвыривая мелкий мусор по углам.
- Вот такие крылья, придурок, - язвительно ответил Киршнер. Возможно, это было не лучшей идеей, показывать их мальцу, но Алоис, признаться честно, уже подзадолбался нянчиться с Нечто и делал все, что первое пришло на ум.
- А теперь, - демон быстро убрал крылья обратно и устало повел плечами, - шевелись, пока тебе в голову не пришла очередная гениальная идея.     
И начал спускаться вниз по небольшой лесенке, даже не оборачиваясь на замершего в изумлении мелкого идиота. Так или иначе, куда он денется - не побежит же обратно к напавшим на него придуркам?
К слову о придурках, их гомон и топот ног затих уже минут пять назад, и Алоис был почти уверен, что они или плюнули на них, или немного заблудились в алкогольном дурмане и узеньких улочках. Удовлетворенно хмыкнув, Киршнер с наслаждением закурил и остановился на краю дороги, щурясь и высматривая первое попавшееся такси.

+2

10

Резко стало нечем дышать. Просто до невозможности резко. Амадей не понял, когда земля ушла у него из-под кед, внезапно пришлось перебирать ножками. Быстро так перебирать, если не хочешь, чтоб тебя задушил собственный воротник.
Вот что это все значит? Только что трясся, соображал, как родителям сообщат о смерти их ребенка, как получит ножевое... А вот уже ветер по ушам хлещет. Какая забавная вещь алкоголь - позволяет упускать ненужные детали. Хотя может и нужные.
Темные фигуры незнакомцев быстро удалялись. Маэстро не успел понять, побежали они вслед или нет - услышал только недовольный рев их голосов. Удивительно как легко можно спасти или потерять жизнь... А все спасибо этому незнакомцу. За спасение жизни-то. Сам сейчас бы лежал и мерно кровоточил в лужу. И черт еще знает, из какой части тела.
В висках стучало, голова кружилась, в глазах все расплывалось - что без очков, что после слез, что на бегу Амадей не мог воспринимать картину окружающего мира. Дыхание сбивалось, ноги медленно, но верно отказывались слушаться. На какую-то секунду даже споткнулся и... бабах! Неудачно вписался в поворот, приложившись плечом. Не удержал негромкого вскрика.
Штерн не понимал, что происходит сейчас, что произошло недавно, просто действовал по ситуации, подчиняясь этому... Джеки Чану? Надо будет потом сказать ему спасибо, как уменьшится количество километров в час.
Последний легкий удар был просто ласковым поглаживанием. Резкое торможение и Амадея с маху впечатало в стену. Он успел выставить перед собой руки, что и спасло Маэстро от превращения лица в живописный блинчик и не добавило крови к уже подсыхающей на спине.
"Я не чувствую зато, как спина болит... Как там было в каком-то кино... Ты хочешь забыть об этой боли?"
Перед глазами встало какое-то неприятное негроидное лицо, послышался неприятный смех и громкое "Ту-туууу!". К чему бы это?
Амадей медленно сполз на корточки и уперся в стену руками, чтобы не рухнуть. В горле раскинулась небольшая Сахара. Звуки доходили словно сквозь подушку. Было четко понятно, что незнакомец крайне зол и вообще недоволен сложившейся ситуацией. План предельно ясный и вообще не такой уж плохой. Нажраться до конца можно и дома, в тепле и уюте. Оставалось его поблагодарить и распрощаться. Но.. Что? Крылья?!
Амадей начал смеяться, сам не замечая, как смех этот переходит в негромкие истеричные всхлипы:
- Крыыылья? Какие? Я просто урод и все...
Лучше бы следующим движением Штерн голову не поднимал. Спокойнее было бы. Взгляд напоролся на большие, черные... Амадей решил, что это глюки спьяну. Нет, алкоголь уже частично выветрился, пик прошел, глюков быть не может.. Что же тогда?! Что?! Тогда, в театре, можно было и не поверить, но теперь представлены доказательства, которые можно потрогать, видеть собственными глазами. Выходит тогда, что Штерн с его отросточками не урод и не придется уходить в монастырь?!
Но менее страшно от этого не становилось. Возникал еще миллион и десять вопросов.
Маэстро сам не понял, как глупо хлопал глазами и от удивления довольно широко раскрыл рот. Ни слова выпихнуть из себя не мог, только бессмысленно сипел.
Незнакомца Штерн потерял из вида сразу же. В голове вместо бешеного метания мыслей образовался уютный вакуум. Шокированный, Амадей так и остался сидеть на месте. Секунда... Две... Пять... Двадцать... До Штерна дошло дернуться, все же не совсем трезво, легко, вскочить на ноги и ринуться за парнем.
- Стой! Подожди!
Темная фигура, окруженная сигаретным дымом, виднелась на краю дороги. Одинокая. Амадей остановился, глядя на нее. Пришла мысль. Ясная и чистая на фоне всего окружающего беспорядка. Не смешная, не глупая, не философская. Просто пронзительная.
"Мне страшно."
Ни больше, ни меньше.
Амадей подбежал к незнакомцу, становясь перед ним, вцепляясь тонкими пальцами в ткань его кофты на груди и в глаза смотря умоляюще. Никакого кривляния. Да, алкоголь полностью не ушел, но нормально мыслить Штерн уже мог. И он откровенно не желал оставаться с произошедшим один на один. Слишком жутко осознавать что-то шокирующее, доселе непонятное наедине с собой. Нужны были помощь, какие-то разъяснения. Тем более, что спина снова стала поднывать.
- Прости... Прости, что из-за меня ты ввязался в драку... Спасибо, что остался... Но я боюсь. Честно. И не понимаю, что происходит. Пожалуйста... Давай сядем и поговорим. Обещаю, что потом уйду, исчезну из твоей жизни, не принесу проблем. Только разъясни сейчас.
Амадей уже мог понять, как глупо себя ведет, как виноват. Но сейчас же не просит ничего сверхъестественного. В конце-то концов можно когда-нибудь вслух попросить помощи. Когда без нее никак ни справиться.
Вглядывался в его лицо, скользил нетвердым взглядом по чертам... А где-то ведь... Где же?... В институте. Точно. Видел. И часто. Как это не дошло раньше? Вот в памяти эта фигура на сцене, вот он сталкивается со Штерном на выходе из аудитории, вот Амадей ждет преподавателя, который как раз беседует с этим парнем... Как стыдно теперь... Перед тем, кто тебя, наверное, тоже визуально знает. Как стыдно-то... Надо будет хоть имя узнать...
Штерн полностью осознавал, что незнакомец вправе его сейчас оттолкнуть, запихать в машину и отправить домой. Сопротивляться Маэстро не станет. Потому что нельзя просить чего-то дважды. Особенно, когда для тебя и так сделали слишком много.
Голос немного задрожал, пальцы сжались чуть крепче. Последние слова юноша произнес вкрадчиво, тихо.
Истина.
- Пожалуйста. Я прошу тебя. Мне очень страшно.

Отредактировано Амадей Штерн (14.09.2014 21:12:14)

+1

11

Когда пацан начал остервенело хвататься за кофту Алоиса и просить о помощи, Киршнер впервые достаточно ясно понял, что от этого ходячего недоразумения ему так просто не отделаться. Хотя какое "просто", вашу мать? Демон уже и так наворотил дел, спасая пьяный зад Нечто, но теперь от него чуть ли не требуют лекций о сверхъестественном мире.
Внезапно в глазах пацана мелькнуло узнавание, и Алоис задумчиво склонил голову на бок. Любопытно, они каким-то образом знакомы, или затуманенное сознание Нечто спутало его с кем-то? Если и знакомы, то, скорее всего, сталкивались в университете. Киршнер никогда не запоминал людей вокруг себя, друзей-знакомых без надобности не заводил: так, например, с курса он был достаточно хорошо знаком только с Чельбергом - и даже не потому, что особо хотел, а потому, что не заметить этого мудака было невозможно.
  - Пожалуйста. Я прошу тебя. Мне очень страшно.
Алоис измученно поднял глаза к темному небу. Рассматривая сгущающиеся тучи, он думал, что, наверное, пацана понять вполне себе можно. У него самого не было времени испугаться по-настоящему: обстоятельства сложились так, что  не сохраняй Киршнер ясность рассудка, то проблем у него было бы намного больше, чем он получил в итоге. И тогда под рукой новоявленного демона очень кстати оказался Рейвен с проснувшимся комплексом Робин Гуда. "Неужели сраная судьба настолько злопамятна, что теперь вынуждает меня быть вот таким же Рейвеном этому придурку? - уныло подумал Алоис и перевел взгляд обратно на притихшее Нечто. - Карма... такая Карма".
- Я не знаю, что ты хочешь от меня услышать, - демон все-таки отцепил руки Нечто от своей кофты и отступил на шаг. - И уж тем более,  я не знаю, как тебе рассказать это так, чтобы тебе было понятно. Вероятнее всего, ты еще больше запаникуешь.
Киршнер задумчиво осмотрел пацана с головы до ног.
- Тем более, я даже не знаю, кто ты. Крылья растут не у одного вида, уж поверь мне.
Будь Алоис Потомком, ему бы не составило труда по запаху распознать, ангел перед ним или демон. Но Потомком Киршнер не был, понял, что перед ним существо по чистой случайности, а экстрасенсорными способностями ни капли не владел. Да и знал не так, чтобы много, поэтому не смог бы - даже при большом желании (которого, между прочим, нет) - рассказать Нечто все то, что тот так хочет знать.
- Дьявол, - устало протянул Алоис, наконец, и потер шею, - какое же ты проблемное, чучело. Вот что: сейчас я буду говорить, а ты кивать, держать себя в руках и слушать. Понял? Надеюсь, что понял.
Демон с мрачной рожей достал еще одну сигарету. Пока раскуривал ее, с отчаяньем придумывал, что бы такое сказать - но так ничего и не придумал, поэтому сказал то, что первое пришло в голову. Зато с каким уверенным видом!
- Когда окажешься дома, посмотри на свои...эм... недокрылья. Если перья на них проклевываются светлые, то ты - ангел. Если темные - то демон. Да-да-да, чучело, вся эта библейская фигня оказалось правдой. Захлопни рот, поистеришь потом, когда в зеркале себя рассматривать будешь.
Так вот,полуангелов, полудемонов или ангелодемонов не существует. Ты или ангел, или демон - третьего варианта не дано. Если думаешь, что или сам сошел с ума, или я сбрендил, то после того, как полюбуешься на свои огрызки в зеркале, идешь к своим любимым родственникам и приносишь им благую весть. Или один твой родитель такой же как ты, или оба - исключений тоже не бывает.
Алоис замолчал на минуту, прикидывая, логично ли все звучит. Конечно, логика в таком случае - штука абсолютно утрированная, но все-таки Киршнер хотел выражаться предельно ясно, чтобы не заслужить еще пару часов пиздостраданий, своих и чужих.
- Больше я не знаю, что тебе сказать. Но это самое основное, так что считай, что я выполнил твою просьбу и наставил тебя на путь истинный. Время лекций закончено.

0


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 12.04.13. Байки из бара


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC