Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 22.10.13. Life and death (заморожен; закрыт)


22.10.13. Life and death (заморожен; закрыт)

Сообщений 21 страница 33 из 33

21

— Боюсь, что категория веры будет излишней. В контексте обсуждения предполагаемого источника информации для этого Потомка, во всяком случае, — качнул головой Август. Сейчас не было времени на полемику с коварным и хитрым демоном, одним из самых изворотливых и принципиальных на веку Ищейки. Если курьеру дали ограниченное время на исполнение задания, значит, вскоре с ним должны и назначить встречу. Личность заказчика интересовала Августа в первую очередь. Равно как и безопасность Потомка, оказавшегося не столь удачным, как планировали те, кто его сюда направил.
Миттенхайн обернулся к демону.
— Сато-сан, проверьте все каналы информации. Кто еще знал об этом месте? И, самое главное, о том, что оно необитаемо?
А затем вернулся к Потомку. Тот был на удивление сговорчивым, хотя большей неожиданностью была практически полное отсутствие агрессии на виновников своего пленения. Неизвестный не стал отпираться, ставить свои условия или угрожать расправой. Он сообщил детали внешности своих нанимателей. Недостаточно подробно, чтобы их можно было узнать или вспомнить, но этого было вполне достаточно для составления фоторобота.
— Мы предоставим всю необходимую тебе защиту, — кивнул Миттенхайн, восприняв вопрос-просьбу как официальный запрос. — Как тебя зовут? Ты зарегистрирован в Доме?
У Сато-сана все-таки был талант приманивать к себе Потомков. Не будь он столь принципиален и предвзят в отношении этой ветви Существ, то смог бы стать неплохим поборником их свобод и прав. Потомки все чаще в этом столетии шли в радикальное крыло противостояния, предпочитали теракты мирным переговорам. Не оттого ли, что потеряли на восстановление своего имени всякую надежду?
— Хорошо, я тебя услышал. К сожалению, эта информация не может быть задекларирована должным образом, но ты нам очень сильно помог.
Выслушав Потомка, Миттенхайн вновь обратил задумчивый взор на Сато-сана. В голове Ищейки уже созрели как минимум две ветки развития событий. Первая включала в себя обман, вторая с невысокими, но шансами, могла привести неизвестных искателей информации о болезни и Дом в лице Августа и Сато к относительному консенсусу.
— Я предлагаю отдать материалы им, — вынес Август свой вердикт, вставая за спиной у Потомка и положив ладони ему на плечи. Мягко, но твердо. — У нас нет времени снимать копии с кассет, но информацию с молескина сфотографировать мы вполне успеваем. Тем самым, мы оградим этого Потомка от обвинений и возможных покушений на его жизнь. Мы мало что приобретаем, но и теряем не так много. Если эти субъекты нацелены на поиск информации, возможно, имеет смысл с ними встретится. О, нет, только не клуб. Сато-сан, вы знаете место, достаточно тихое, но при этом безопасное для встречи?

+1

22

Сато не стал даже вникать в слова Агуста. Только он мог так изъясняться - формально, сухо и одновременно - донельзя витиевато. Люди так не говорят. Сато посмотрел на Ищейку нахмурившийся.
- Неужели вы думаете, я не снял копии с того и другого?
Впрочем, нынче нужно было убедиться, что они тоже в целости и безопасности. Поэтому Хироши достал телефон, искоса посматривая на воришку. Копии хранились в офисе - тоже не в самом надежном месте, но, как оказалось, надежного сейчас и нет.
- Рейвен. Ты не отлучался? Никто не приходил? Отлично, - к этим словам Хиоши отлучился в столовую, чтобы парнишка не слышал дальнейшего. - Не покидай офис и не позволяй никому ждать меня в кабинете. Скоро буду.
Мальчишка за последнее время завоевал-таки благосклонность адвоката, так что тот решил оставить его на работе.
- Не-нет, я не зарегистрирован, - с явной неохотой произнес Потомок. - Лекс.
В Дом сосем-сосем не хотелось, но что - теперь выбор что ли есть?.. Ладони на плечах донельзя нервировали, мальчик даже дернулся, чтобы освободиться.
Сато отключился, сжал трубку в ладони. Кто знал... Только старые друзья, но они не могли... или могли? Жизнь разочаровывала демона в отношении его сородичей, так почему друзья не должны меняться?.. Сато выбирал друзей придирчиво, очень придирчиво. И подумать, что тот же Дитер Крамер мог бы играть против, вызывало лютое раздражение.
- Я подумаю о том, кто мог выдать эту квартиру.
Называть имена Ищейке раньше было слишком небезопасно.
- Думаю, что соглашусь. Это будет шансом выйти на них. Если мальчишка не подведет. А он ведь не подведет, верно?
Ничего хорошего тогда Хироши ему пообещать не мог. Разве что тот не мазохист.
- У церкви или храма какого-нибудь.
На ум пришла Базилика, вот уж безопасным было место. Да и план здания Хироши знал по старому происшествию с Ай, остальные места, которые он помнил, были более светскими, но менее спокойным. Это место Сато и предложил.

Отредактировано Сато Хироши (26.10.2014 12:22:02)

+1

23

— Не стоит реагировать столь экспрессивно, Сато-сан. Я всего лишь уточняю у вас существенные детали. — Не моргнув и глазом, отзеркалил недовольство адвоката Август. — Копии, как вы могли убедиться, тоже нуждаются в самом пристальном присмотре. В противном случае они теряют смысл, изначально в них заложенный.
Все это Миттенхайн говорил, задумчиво наблюдая за поведением пленника. То, что он до сих пор не предпринял попытки побега говорило о заложенном в нем механизме самосохранения, который, судя по всему, работал исправно. Похоже, подсознательно этот Потомок все же искал защиты и работал исключительно за материальное вознаграждение. Не был идейным. Не был сторонником своих нанимателей, что вполне соответствовало представлениям Ищейки о подобного рода отношениях. Сложив руки на груди, Август, помедлив, кивнул своим мыслям.
Сато обменялся парой слов со своим секретарем. Миттенхайн и это воспринял как само собой разумеющееся. Рейвен был в надежных руках, сам того не подозревая. И сейчас он наверняка был недоволен приказом начальства, но не мог пойти против. Конкретно в этой ситуации не мог, поскольку не мог не понимать всю важность возложенной на него задачи.
Рейвен любит внимание и ненавидит ответственность.
— Благодарю, Сато-сан. Вы очень мне этим поможете.
Ищейка обратил внимание на пленника.
— Придется пройти регистрацию, — Август развел руками. — В противном случае, защищать тебя я не смогу. Не волнуйся, это занимает не больше десяти минут и ни к чему тебя не обязывает. Кроме медицинского осмотра. Потому как в городе гуляет вирус. И твои наниматели явно имеют к этой истории прямое отношение.
Насколько последняя фраза соответствует действительности Август не знал, но не стал вдаваться в долгие рассуждения, решив сэкономить время.
— Лекс. Хм. Меня зовут Август Миттенхайн. Тебе о чем-нибудь говорит это имя? Тихо, не дергайся. Тебе это не поможет, а веревки только больнее вопьются в плоть. Сато-сан, вы предлагаете Базилику? Я знаю, там произошла не самая приятная история, но, слава богу, вы наконец вняли голосу разума. — Август не смог скрыть разочарованного вздоха. — А я ведь вас еще три года назад предупреждал. Ладно, не о том сейчас должны быть наши мысли. Итак, Лекс, ты пойдешь с нами на встречу к людям, которые просили у тебя кассеты и часть дневников.

+1

24

Хироши промолчал, ибо помогать Августу в его планы не входило еще лет триста, но раз так вышло, тот мог бы и не заострять на этом внимание. Специально делает, от ей-богу, специально.
- Нет, - помотал головой Лекс. Он от Дома старался держаться подальше, справедливо рассудив, что так творить свои дела проще и безопаснее, когда никто не висит на хвосте, не требует отчитываться и быть примерным мальчиком. Нет, он сталкивался с домовцами, но уносил ноги как можно дальше и быстрее, пока не запалили. Да и, честно сказать, на "серьезные дела" не везло...
Три года назад он его предупреждал. Да если бы Сато всерьез слушал Августа чаще, чем раз в десятилетие, то убил бы тогда в кабинете. И кому он говорит про голос разума?! Адвокат мрачно смотрел на Ищейку и никак не мог решить для себя - специально все-таки или нет? С таким лицом и тоном специально не говорят, но нельзя же быть настолько роботоподобным. Или можно?
Не трясло бы так от Миттенхайнов, задался бы целью выяснить. А так - решил промолчать.
Хироши еще раз обвел взглядом комнату и, не выявив ничего, что бы еще обратило на себя внимание, прошел к выходу. Как только закончится эта история, придется озаботиться продажей. Ну это и к лучшему. Пусть Ай к совершеннолетию достанется новая квартира, а не эта.
- Так развяжите, блин!
- А если он сбежит? - вдруг спросил Сато. Второй раз погоня может быть не такой удачной, а Лекс уже действовать будет умнее. Во всяком случае, Хироши бы действовал так, а кто знает этого парнишку.

Базилика навевала и вправду не самые лучшие воспоминания. Абсолютно противные. Демон бы никому не признался, что базилику нынче ненавидит, а ту историю до сих пор вспоминает с искренним ужасом, почти оцепенением. Должен же он бояться хоть чего-то, если на то пошло.
- Вероятнее всего передать просто сидя рядом. Никто не заподозрит в двух прихожанах что-то странное. Вопрос в том, знают ли те, кто заказ информацию, вас в лицо, Август.
Насколько личность главы Ищеек зашифрована, Сато никогда не стремился узнать. Для него Миттенхайн был знаком, а как для остальных - черт его знает. Но если болезнь связана с Домом, шанс узреть какое-то существо для потенциальных преступников - уже опасность, а уж Августа - тем более.

Отредактировано Сато Хироши (01.11.2014 12:36:26)

+1

25

— Лекс, — обратился Август к пленнику ровным, лишенным малейшего намека на эмоцию голосом. — Регистрация обязательна для всех Существ и ты пройдешь ее вне зависимости от срока, требуемого для согласования её с тобой и твоим Координатором и вне обязательных протоколов, необходимых для утверждения тебя в статусе Существа. Поскольку ситуация, в которую тебя — пользуясь языком более современным и понятным — угораздило влипнуть, тобой займутся в частном порядке и вне очереди. Выражаю надежду в твоей осведомленности о программе по защите свидетелей.
По-хорошему, попавшегося на горячем Потомка было необходимо заключить под стражу специального подразделения Института Ищеек. Они выполняли роль охранников для особо опасных преступников, когда те отбывали своё в камере предварительного заключения во время ведения следствия; занимались их трудоустройством в случае условно-досрочного освобождения или примерного поведения; прятали особо важных для следствия свидетелей.
— Тебя отвезут в безопасное место, где ты должен будешь провести некоторое время до окончания следствия. — Кратко проинструктировал Потомка Август, не двигаясь с места. — После ограничения на действия будут сняты и ты станешь вольным Существом без обязательства нести какую бы то ни было отчетность о своих действиях, контактах и перемещениях Дому.
Август вышел в коридор и вызвал человека из своего управления. Коротко объяснив ему ситуацию, попросил приехать на адрес квартиры Сато Сузуки и взять с собой двух-трех свободных и физически крепких людей.
— Не испытывайте волнение относительно его судьбы, Сато-сан. Им займутся более компетентные люди. — Сообщил Ищейка по возвращении. Бросив короткий взгляд на Лекса, выражение лица которого можно было охарактеризовать как "испуганно-облегченное", он подхватил то, что так и не смог доставить своим нанимателям Потомок и вместе с демоном покинул квартиру.

Базилику Миттенхайн-старший посещал впервые, но об этом месте был наслышан и начитан достаточно, чтобы приблизительно предположить и вычислить все его проблемные места. Он внимательно изучил материалы дела о похищении дочери Сато Хироши и был абсолютно уверен в его надежности в качестве союзника. Да, они с Августом имели множество разногласий по самым разным вопросам, однако оба сейчас испытывали крайнюю потребность друг в друге.
У Сато был опыт, у Августа знания.
— Мое назначение ни для кого из Существ не было секретом, — прошептал он, садясь на одну из скамеек и аккуратно положив "заказ" на колени. — В том смысле, что лицо мое видели многие, однако неприятное для других свойство неприметности его черт для меня стало выигрышным.
Если Существа, заказавшие информацию, знали Августа в лицо — тогда и Миттенхайн узнает их. В этом у него сомнений не возникало.
— Говоря простым языком, они не узнают меня. Только если я не скажу им, кто я.
Краем глаза Август заметил как к ним приближаются две фигуры. Мужчина прижимал к груди шляпу, скорбно склонив голову, продолжая движение, а моложавая женщина в брючном костюме села на скамейку совсем рядом с главным входом в Базилику.
— Кажется, это к нам. — Заметил Август, кивая на мужчину.

+1

26

"Мне бы его лицо забыть", - непроизвольно подумал Сато. Впрочем, это было бы неразумно - знать Августа еще пригодится, хотя бы для собственного спокойствия.
- Славно, - коротко ответил адвокат и сосредоточился на тех, кто подходил, видимо, для передачи.
"Мирта, значит..."
Она производила впечатление уверенной в себе женщины, впрочем, у таких женщин хватает своих тараканов в голове, из-за которых они выглядят столь уверенно. К какой категории относится она? А этот - тот самый мужчина? Хироши был уверен, что нет. Скорее всего, тот, кто все это затеял, не будет столь рисковать и поручит все подчиненным - Мирте, к примеру.
Еще со времен встречи с Миттенхайном-младшим демон носил с собой оружие, по крайней мере, в таких ситуациях. Разумеется, применять его вне исключительной надобности, было слишком проблематично, с другой стороны, если что...
Лекс заметно волновался, и это злило Сато. Если из-за него все сорвется, то пусть копает себе могилу сам. Прямо в церковном дворике, под каким-нибудь раскидистым вязом, чтобы летом трупу не так жарко было.
Запоздало пришло в голову, что было бы хорошо, останься кто-нибудь из них у входа в Базилику. Марафон - не их сильный конек, а вот внезапность - вполне себе. Да и хочет ли вообще Август сейчас поймать кого-то из них? Или лишь проследить, куда поведет эта ниточка дальше?
Мужчина со шляпой что-то сказал Лексу, тот кивнул и полез в карман. Мужчина ласково остановил, видимо, прося не торопиться. Женщина, казалось, была полностью поглощена убранством Базилики и мало внимания обращала на мирские дела, свершавшиеся под ее прелестным носиком. Но наконец сверток был передан Лексом, на пару секунд решившем подержать его у себя в руках еще, видимо, поняв, что совершает какую-то глупость, даже ради денег.
Адвокат лишь молился, чтобы парню не приспичило посмотреть на них,сидящих неподалеку, посмотреть, определенно выдав и себя, и их.
Мужчина улыбнулся, похлопал по плечу Лекса, потом наклонился и что-то прошептал. Женщина поднялась и, не глядя на него, отправилась к выходу вместе со спутником. Лекс как-то странно наклонился и так и остался сидеть, чуть приоткрыв рот.

Отредактировано Сато Хироши (11.11.2014 14:59:05)

+1

27

Никто из новых действующих лиц Миттенхайну-старшему знаком не был — фотографическая память вкупе с отличным знанием полного списка подчиненных самых разных рангов и званий за последние лет пятьдесят не подвела, указав, однако же на явную принадлежность немолодого уже мужчины и женщины к тому социальному слою, который Ищейки званием пониже обыкновенно именовали "лакомым кусочком". У таких людей всегда найдутся тайны — за подкладкой плаща, в карманах брючного костюма, под шляпой, в волосах, уже тронутых сединой. Женщина была прикрытием, всю работу делал именно тот, кто подошел к Потомку и принял из его рук сверток с интересующей его информацией.
Уверенные движения мужчины говорили о наличии у него отменного воспитания, впоследствии подкрепленного железной дисциплиной, воспитанной в нем уже службой. Благовоспитанный, добротно одетый, производит приятное первое впечатление и не вызывает ровным счетом никаких подозрений у двух сидящих неподалеку прихожан мужского пола. Однако, мягкая улыбка, которой он выразил Лексу благодарность за успешное исполнение заказа заставила Августа всмотреться в его лицо более пристально.
Подобную он уже имел несчастье наблюдать и более того, испытать на себе ее воздействие. Камертон внутреннего предчувствия качнулся, возвестив тревогу. Лекс неестественно замер, оставшись сидеть на скамейке, мужчина встал и направился к выходу, взявшись рука об руку со своей спутницей. 
Возникла острая необходимость сделать все возможное для установления истинной цели их визита.
Август достал из спинки впереди стоящей скамейки карманную библию в потертом переплете, раскрыл на середине, затем поднес переплет к носу. Раздался громкий чих. Книга выпала из рук, упав, отскочила от пола и осталась лежать на проходе. Утерев нос рукавом, Ищейка наклонился чтобы поднять книгу, взял ее в руку, поднял взгляд, смотря на главный выход — и впервые за многие годы вздрогнул.
Их с мужчиной взгляды встретились. Он на мгновение обернулся, в тот самый миг, когда Миттенхайн-старший чихнул, остановился и мягким грудным голосом пожелал ему долгих лет здоровья. После чего продолжил неторопливо покидать локацию.
Август сорвался с места, упал на колени перед Лексом, вытащил из бокового кармана брюк миниатюрный фонарик, пальцем поднял его веки и, посветив несколько секунд, удовлетворенно кивнул сам себе.
— Внушение, — Август обернулся на адвоката. — Сато-сан, я вынужден просить вас провести короткий сеанс наблюдения за поведением этого Потомка. По возможности разрушьте те нейронные связи, которые были искусственно созданы при помощи внушения. Я отправлюсь за предполагаемыми заказчиками. У вас есть при себе оружие?
Оружие скорее пригодилось бы ему самому, однако Август не имел привычки носить при себе огнестрельное или холодное оружие. Поднявшись с колен, он протянул руку, сжав пальцы.
— Вам, Сато-сан, опасность не угрожает. Не одолжите мне ваше средство самозащиты?

+1

28

Сато несколько секунд смотрел на Августа, потом все-таки отдал ему пистолет и сосредоточил внимание на Лексе. Августа и след простыл. Да на кой черт им сдался теперь этот Потомок? Хироши надеялся, что знаменитая Ищейка не потеряет след именно тогда, когда необходимо узнать больше.
И еще на то, что Лексу не внушили что-нибудь, граничащее со срывом всего замысла.

Мужчина немного ускорил шаг. Ровно настолько, чтобы поспешить скрыться, не вызывая подозрений в каком-то умышленном побеге. Женщина спешила куда больше. Сняв с головы широкополую темную шляпу, она обернулась на спутника и жестом попросила двигаться быстрее. Тот только махнул рукой.
Их ждало такси, даже не своя машина. Обычное такси, каких тысячи в Женеве.
- Скорее!
Мужчина дошел до машины, открыл дверцу и сел. И лишь когда села женщина и, видимо, приказала заводить машину, опустил стекло и, найдя взглядом в толпе нужную фигуру, кивнул ей.
- Мистер Миттенхайн! - улыбка, а водитель уже жмет на газ.
Под ноги Августу упал маленький ключик с биркой, на котором четко был указан некий номер.

В это время Сато отчаянно пытался не бросить это все. Минуту назад Лекс начал орать, как резаный, словно приступ истерики накрыл от и до, да такой, какой и не снился. Угомонить парня было невозможно. Пришлось дать пару хороших пощечин и лишь затем попробовать покопаться у того в мозгу, "перепрограммируя" на тишину и покой. Ну и, разумеется, все эти липкие любопытные взгляды.
Выводить Лекса пришлось едва ли не таща на себе - парень, даром что Потомок, сильно ослабел - стресс, два внушения... Дотащить удалось до массивных ступеней, там - оставить и сесть рядом. Мужчины и женщины уже не было в поле зрения, а лично Сато хотелось просто сдохнуть на пару часов.

+1

29

- Выражаю вам благодарность, Сато-сан.
Пальцы сомкнулись на рукоятке пистолета так ладно, будто Август, никогда не державший в руках оружия, представляющего потенциальную опасность для окружающих в виду отвратительной манеры его стрельбы, совершал подобное действие ежедневно. Не будь Ищейка сосредоточен на преследовании двух крайне подозрительных субъектов, удаляющихся из Базилики со скоростью, находящейся на грани разумного и побега он бы услышал, как открывается рот Лекса и от стен, с их поражающей слух акустикой, отражаются истеричные вопли Потомка, заметил бы взгляды, которые тот бросал на Ищейку, пока тот не выбежал на улицу.
Пистолет был всего лишь средством самообороны - Сато Хироши осознал это, по-видимому, достаточно давно, чтобы заиметь привычку носить с собой оружие на случай столкновения с представителями опасной прослойки общества, ведущих игру по своим правилам, с неизвестными широкой общественности мотивами. Например, с особо буйными Потомками, один из которых остался в Базилике и истязал демона своими криками. Лекс, при всем желании, не дееспособен: для побега у него недостаточно физических ресурсов, для сопротивления внушению Хироши - моральных сил и силы воли. Он был сломлен играючи неизвестным субъектом.
Направить пистолет на безоружного Август был не способен. Это противоречило его убеждениям, сросшимся в его подсознании на уровне рефлексов в единое, неделимое целое. Останавливаться, поднимать руку с оружием было недопустимо. Но непозволительно было и отпускать нанимателей Лекса.
"Внушение, приведшее к неисправимым, возможно, последствиям. В лучшем случае его ждет месяц реабилитации в столичном госпитале, с охраной, в худшем - сумасшествие до конца дней своих." - Август буквально заставил себя сбавить шаг, поднять руку с пистолетом и сделать предупредительный выстрел в воздух.
Вербальное общение имело под собой обоснование, однако тратить время на слова, которые так или иначе не были способны остановить мужчину и женщину, значило расписаться в собственном непрофессионализме. Гордость была Митенхайну чужда, но он прекрасно понимал силу слухов, подкрепленных реальными фактами. Этот мужчина вполне мог пустить слух, что в него стреляли - это было бы ложью; пересказать слова Августа во время совершения им выстрела - ложь; сказать, что Глава Ищеек, основной принцип работы которых- не обагрять руки кровью, выстрелил - правда.
- Миттенхайн, - повторил свою фамилию Август, как можно аккуратнее опуская руку с пистолетом и глядя вслед уезжавшей машине.
Мужчина обратился к нему "мистер". Он знал фамилию своего преследователя. Улыбался, ощущая себя в полной безопасности и предчувствуя скорый отъезд в неизвестном направлении.
Кажется, в подобных ситуациях Адольф обычно хмурился и недовольным тоном произносил: "подстава".
Ключ с номером Ищейка заметил не сразу - в первые секунды после успешного побега неизвестной пары он набрал номер своего заместителя, передал ему номера такси, на которой они скрылись, отдал устное распоряжение задержать автомобиль при первой же возможности, закончил разговор и только потом посмотрел себе под ноги.
Бирка легла в ладонь, Август отправился к адвокату.
Вариантов было два: ключ открывал хранилище, возможно, ячейку в швейцарском банке - и тем самым ему пытаются что-то сказать этим. В этом случае мужчина мог общаться с Ищейкой дистанционно, не рискуя ничем запятнать себя, но в то же время он мог помочь в вопросе Моровки. Во втором варианте мужчина заранее знал, что его будут преследовать и предохранился, сделав дубликат ключа от хранилища, в которое будут помещены материалы, ради которых рисковало своим психическим здоровьем молодое Существо после того, как он, мужчина, их прочтет.
- У вас усталый вид, Сато-сан, - произнес ровным голосом Август, садясь на ступени рядом с демоном и протягивая ему пистолет. - Думаю, лучшим будет отправить вас домой на такси. Кстати, будьте предусмотрительны с оружием, принимая его из рук дилетанта в вопросе стрельбы.
Август вызвал скорую, затем снова человека из своего отдела и дал указание прибыть в больницу, куда увезут Лекса.
- Вам говорит о чем-нибудь этот ключ? Может быть, бирка кажется вам знакомой или номер имеет скрытый смысл? - Ищейка показал Сато вещь. - Это оставил после себя тот мужчина.

+1

30

- Вы что, стреляли?
Сато сам не понял, слышал выстрел или ему показалось - слишком был занят Лексом, который был сейчас больше похож на жалкую тряпку, овощ, а не на Потомка.
Забрав пистолет, убрал его.
- Уже гоните прочь? После всего, что между нами было? - издевательски произнес демон.
Адвокат потер глаза, поднял голову к уже тускнеющему осеннему солнцу. Вот так подумать - мир, тишь да благодать. Сидят у Базилики, народ переполошился, наверняка кто-то вызвал полицию. Можно бы было даже обеспокоиться, не будь рядом Миттенхайна, который наверняка уладит дела с местными властями.
Сато посмотрел на ключ. Ну надо же, какие мирные преступники, даже общаться намерены. Они определенно понравились им с Августом.
- Ключ от камеры хранения в аэропорту. О, это, кажется, к нам.
Полицейская машина - действительно, почти не опоздали. Адвокат даже не стал вставать, отдав право Миттенхайну разбираться. В конце концов, это он стрелял, а не Хироши, пусть и из его пистолета, а документы на оружие имеются. Действительно имеются, можно даже показать. Демон не ожидал, что Миттенхайн вообще выстрелит, даже в воздух, но теперь взял это на заметку.
Август может ранить. Можно упорно пытаться не выпустить цель из виду. Может даже взять в руки оружие. Выстрелит ли в человека - кто знает, но... возможно, в ситуации, когда ради достижения цели придется стрелять, он и глазом не моргнет.
Отсутствие эмоций делает человека страшным.
А еще что-то говорят про демонов. Хироши усмехнулся сам себе и покачал головой.

После того, как Лекса забрали, Сато все же поехал с Августом в аэропорт. Дальше желания путешествовать с Миттенхайном не было, но узнать, что хранится под ключом, демону очень уж хотелось.
Как всегда полно народа, как всегда невнятное объявление посадки, как всегда многочисленная охрана. Сато поправил ворот пальто и надел очки.
- Нам туда.
В голове было несколько предположений о том, что именно хранилось в камере. От бомбы до тупой записки с тем, как лихо обманули Ищейку. Ну, тогда Хироши сам с ними посмеется, даже не станет злиться, что протаскался целый день просто так с Миттенхайном.

+1

31

— Стрелял, — подтвердил Август коротким сдержанным кивком. В пальцах, странно, но ощущалось еще остаточное чувство от их знакомства с рукоятью пистолета. Подобное обычно случалось на памяти Августа с людьми, которым пришлось повторить сделанное им самим несколькими минутами ранее, с тем только отличием, что они стреляли в живую цель. Это было достаточным основанием для предположения о расположенности Ищейки к огнестрельному оружию, но подобные мысли Миттенхайн-старший счел мало уместными. — Признаться, подобный опыт был для меня первым и, надеюсь, последним. Как часто вам приходилось производить из этого пистолета выстрелы?
В том, что поводы обороняться против гипотетически возможных противников были, Август практически не сомневался. В равной степени не вызывал сомнения и факт наличия у Сато Хироши благоразумия высшей степени, поэтому вероятный ответ Ищейка уже знал.
Демон, заботящийся о сохранении своей репутации, никогда не выстрелит первым.
Август отрицательно покачал головой. К перманентно изменяющемуся моральному климату демона он относился как к явлению природы: обращал внимание, принимал к сведению, но не реагировал на нее больше следуемого.
— Полагаю, между нами за все время нашего с вами знакомства происходило крайне малое количество событий на секунду времени, однако позвольте выразить уверенность в том, что самое, как любил говаривать мой предыдущий начальник, он же Глава Ищеек Герберг Атлус, "все самое интересное между нами только начинается". Я выразил обеспокоенность вашим физическим состоянием, которое оставляет желать лучшего, только и всего. Однако, вы не последовали моему совету и не отправились на отдых. Стоит ли мне ожидать от вас сюрпризов в дальнейшем, Сато-сан?
Ключ от камеры хранения в аэропорту. Миттенхайн повторил кивок, задумчиво изучая вещественное доказательство, стараясь сократить поверхность соприкосновения своих пальцев к пластиковой бирке. Предмет падал на асфальт, затем побывал в чужих руках — снять с него отпечатки пальцев будет затруднительно, но в отделе Ищеек был один толковый специалист как раз на подобный случай.
Он тоже заметил подъезжающую к ним машину, встал, отряхнул брюки, оправил пиджак и отправился объяснять ситуацию служителям закона.
Первым делом Август подошел и коротким поклоном выразил дань уважения службе полицейского работника. Затем представился: имя, адрес, контактные данные, место работы — и объяснил ситуацию.
— Мы с моим другом, — Ищейка показал рукой на Сато. — Стали свидетелями совершения неправомерных действий в отношении несовершеннолетнего молодого человека. Мной была предпринята попытка задержать зачинщика данных действий путем предупредительного выстрела в воздух, однако успеха она не имела. Молодому человеку необходима госпитализация, решил я, и вызвал бригаду скорой помощи.
— Тот человек был один? — спросил его один из двух полицейских, что вели допрос.
— Нет, была еще женщина. Но она не предпринимала никаких преступных действий. Ее можно уличить исключительно в преступном невмешательстве.
Далее следовали вопросы о предполагаемом преступнике. Август описал примерную внешность мужчины и женщины, добавил по памяти номер машины, на которой парочка скрылась и выразил сомнение в целесообразности их преследования.
— В конце-концов, предъявить им нечего. — Он показательно нахмурился, словно чувствовал себя виноватым за то, что побеспокоил без повода серьезных людей.
Его успокоили, заверили, что все будет под контролем, взяли с адвоката свидетельские показания и уехали.
Август вернулся к демону, лишь дойдя до него он осознал одну странную вещь.
Все время опроса он не сводил взгляда с кобуры полицейского, что находилась под подкладкой его формы.

— Нам сюда, — согласился Август, привычным движением ненавязчиво огибая идущих ему навстречу людей. — Пройдемте, Сато-сан.
В камере хранения он двумя пальцами вытащил из кармана ключ, посмотрел номер и довольно быстро нашел необходимую ячейку. Повернув ключ два раза, Август осторожно открыл дверцу, ожидая чего угодно, от миниатюрного взрыва до наличия в ячейке предмета странной формы и размера. Но взгляду адвоката и Ищейки предстал бумажный пакет.
— Осторожно, Сато-сан, к этому пакету прикасался наш с вами знакомый, — Миттенхайн вытащил пакет, отнесясь к нему как к ключу. Закрыл ячейку, так же медленно и аккуратно положил ключ в карман пиджака и направился на выход. Заметив по пути вывеску небольшой кофейни, Август кивнул в ту сторону.
— Один эспрессо, — коротко сделал заказ Август сразу же, как они с адвокатом расположились за столиком. Миттенхайн посмотрел на адвоката, ожидая его заказа.
Вскрыв пакет, он осторожно разложил по столу его содержимое.
Фотография раскопок с надписью на обороте, миниатюрная бутыль с темно-оранжевой жидкостью, по цвету напоминающей ржавчину. Листок пожелтевшей от времени бумаги, на которой были выведены формулы — органическая химия, определил Август.
— Что вы об этом думаете, Сато-сан? — задал он вопрос адвокату.

+1

32

Пакет Хироши несколько разочаровал.
Возможно, он ждал чего-то более... серьезного. Интересного. Опасного. Сато боялся за родных, но сам не мог не признать, что авантюры будоражат и выдергивают его из рутины бумаг.
Устроившись в кафе и сделав заказ, Миттенхайн открыл "посылку". Бутылек, фотография, формулы. Понимая, что ничем во вторых двух вещах адвокат не помощник, взял фото. Еще черно-белое, один край оторван, посередине - белая разветвленная черта сгиба. Монохромная группа людей, опершаяся на лопаты, позади - земляной вал, центральный персонаж держит нечто, полу завернутое в какую-то тряпку.
- Я думаю, что, отдавая это нам, они либо выпускают еще более смертоносную болезнь... Либо дают подсказку о том, как ее победить.
Смущало то, что тогда проще было дать сразу вакцину. Неужели эта организация считает, что женевский Дом не найдет специалистов, которые выжмут из этой колбочки все, что только возможно?
Слишком наивно.
А вот фото было куда более привлекательным. На обороте - город, год. Мысленно прикинув, становится понятным, что задолго до "Детей". То, что люди были причастны к болезни, сомнений не вызывало.
- Раскопки. Должно быть, это начало истории про болезнь.
Едва не сказал "...и "Детей". Сато до сих пор не знал, помнит ли Август их разговор после внушения или нет. Но раз приют использовался как огромная подопытная клетка, из которой пошла месть Богарди, почему будет нелогичным связать это нечто - пока мифическое, завернутое в тряпицу на бумаге, с ними и, значит, текущими событиями?
- Если это нечто обладает силой, то в вашем Доме должна быть информация, - сказал Хироши, помешивая миниатюрной ложечкой кофе в маленькой кружке.
Появилась надежда, что история с заражениями подходит к концу. Адвокат отчего-то не верил в то, что Август сможет поймать тех, кого они видели. "Все только начинается". Может, болезнь и победят теперь - когда им враг же дал на руки козыри, но.
- Только зачем им это.

Отредактировано Сато Хироши (09.12.2014 17:02:01)

0

33

Вероятность оправдательного приговора для организаторов смертельной эпидемии в городе повышалась в геометрической прогрессии. В том случае, если он и в самом деле имели своей целью дать в руки людей, действующих от имени закона во имя сохранения спокойствия и жизни всех Существ то, фигурально выражаясь, оружие, которое поможет им в их и без того чрезвычайно сложной борьбе с ней. В противном случае их ждет наказание куда более суровое, чем они способны вообразить даже в своих самых смелых фантазиях на эту тему. Неминуемо их ждал допрос — Август не имел оснований сомневаться в скорости и эффективности работы подконтрольных ему Ищеек и их помощников, а потому уже к завтрашнему дню планировал получить первые результаты. Перво-наперво, люди из отдела Миттенхайна должны были предпринять попытку установления личностей странной пары и их предположительный маршрут, цель поездки.
В обычном расследовании, имея на руках информацию, известную Августу, не возникло бы и тени сомнения в его скором разрешении. Но дело осложнялось наличием у по крайней мере одного из неизвестных субъектов дара внушения. Мужчина мог внушить водителю ложную цель своего визита в конечную точку прибытия такси, мог вовсе внушить мысль об их с женщиной отсутствии в кабине. Вариантов событий, которые могли стать ложными воспоминаниями, было великое множество. Август лишь предполагал самые очевидные из них, чувствуя, что здесь что-то нечисто.
— Вариант, — сухо одобрил Ищейка предположения Сато. Кивнув официанту, он пододвинул к себе чашку, выждал секунд десять и выпил содержимое. — Вполне вероятны оба исхода событий. С этого момента нам нужно быть предельно осторожными.
Сухость тона, краткость, рубленность и неестественность предложений — все это было тривиальным, тем, что Август долгое время считал естественным и элементарно ничего бы не смог с этим поделать. Но когда в его жизни появился Рейвен, в Миттенхайне-старшем словно произошел некоторый внутренний процесс, ставший началом более глобальных изменений.
Август понимал одно: он смертельно боится за Рейвена. Тот общается с колоссальным количеством народа и контингент, избранный им для общения, не всегда нравился Ищейке, но тот оставлял этот вопрос целиком и полностью на совести Чельберга. Но теперь болезнь вышла в мир, десятки Существ были уже заражены, еще сотни являлись потенциальными переносчиками заболевания, и Потомку адской гончей угрожала как никогда реальная опасность.
"Это не Морэ, дающий тебе в руки лопату и заставляющий тебя самого копать себе могилу. — Подумал Август, нахмурившись сильнее обычного и внимательно рассматривая людей, присутствующих на снимке. — Это смертельный кошмар, вязкий, всепобеждающий — как дремотная усталость или нечто подобное."
— С этого момента, Сато-сан, мы вступаем на почву непроверенных гипотез и предположений — почву, к которой я отношусь с подозрением и неприязнью, но, тем не менее, мы обязаны пройти этой дорогой во избежание путаницы в мыслях. — Ищейка сложил пальцы домиком, глядя на адвоката. — Итак, предположение первое. Эта бутыль — лекарство, фотография — указание на первопричину заболевания, а листок с формулами — собственно, формула лекарства. Лекарством я называю комплекс мер, способных оказать нам помощь в вопросе лечения моровой болезни. Предположение второе — эта бутыль — новый штамм вируса, фотография — ложный след или вовсе пустышка, а листов с формулами ничего не значит, либо это лекарство от того штамма вируса, который мы безуспешно пытаемся выявить из крови зараженных на самой ранней стадии. Мое чутье подсказывает мне, что второе предположение является ложным.
Ищейка вновь кивнул. Он уже вынул мобильный телефон, сделал снимок фотографии и отослал его в отдел артефактов, снабдив приложенный файл письмом с наводкой на Кэтрин Галлахер. Она занималась артефактами, была ценным специалистом, к тому же Август уже успел убедиться в ее профессионализме и доверял ей в вопросах, связанных с древностями.
— Видите-ли, Сато-сан, по совокупности причин этим людям есть что терять, — мобильное устройство было спрятано в карман пиджака. — Вирус пришел в Дом и в город разными путями. В том могут быть повинны и записи Богарди о заражении и... — в правом виске острой иголкой кольнула мигрень. Август рефлекторно приложил к голове ладонь, поморщившись и прикрыв правый глаз. В голове обрывками мелькали воспоминания: его кабинет в издательстве, Сато в идеально отглаженном костюме, какие-то обрывки фраз о Богарди. — Простите, Сато-сан. Голова ни с того, ни с сего разболелась. — Август выпрямился. Внешне он вернулся в норму, но у него слегка дергался правый глаз. — Так вот, о чем я. Ах, да, об источнике заражения. Либо это первая причина, либо мы имеем дело с артефактом. И если с первым еще можно как-то бороться, то второе представляет из себя куда большую угрозу, чем мы с вами можем подразумевать.

+1


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 22.10.13. Life and death (заморожен; закрыт)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC