Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 20.04.13 Между Сциллой и Харибдой (заморожен)


20.04.13 Между Сциллой и Харибдой (заморожен)

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Время и Место:
Французское южное побережье, Ницца. Старт — жаркий полдень, сразу после заселения в отель.

Участники:
Август Миттенхайн, Адольф Миттенхайн, Ивар Флинн, Рейвен Чельберг.

Краткое описание эпизода:
Все четверо отправляются в командировку к морю, которая значится как отпуск за заслуги перед Домом, а оказывается очередным важным делом: Ивару Флинну поручено узнать, насколько Адольф Миттенхайн годится в Ищейки. Следом за Адольфом отправляют Рейвена Чельберга, который, вроде как, способен контактировать с ним без всяких моральных и физических потерь, а на всякий случай — чтобы уж наверняка — вручают билеты и Августу Миттенхайну.
Единственное, что они все должны сделать во время отпуска — это проследить за возможной инициацией отправившейся на этот же курорт юной девушки. Просто проследить. Ничего более.

Предупреждения:
Обсценная лексика.

+1

2

Полет длился час, дольше пришлось торчать на регистрации в аэропорту. Рейвен щедро отдал Адольфу свое место у окна, потому что сам не видел никаких прелестей в разглядывании облаков, а при первом полете это должно было быть интересно, а сам переместился на его место. Это было очень удачно: билет Адольфу выдали на место рядом с Августом, и Рейвен признал это совершенно несправедливым и неправильным. Он не был против сидеть рядом с рыжим Флинном, но любоваться воссоединением Миттенхайнов на сидении позади не хотелось.
Раньше, чем стюардессы попросили пристегнуть ремни, Рейвен вынудил поменяться местами повторно, уселся за Адольфом, дал Августу наушник, второй сунул себе в ухо.
Все в салоне вели себя спокойно и тихо, не плакал ни один случайный ребенок, разве что изредка в середине салона начинали оживленно переговариваться ребята возраста Рейвена. Он несколько раз оборачивался, смотрел на них, не узнавал ни одного, досадовал и опять отворачивался.
В итоге, Рейвен, когда разрешили перемещаться по салону, то и дело подскакивал, просовывал лицо между сидений и рассказывал Адольфу о черном ящике, холоде за бортом и о том, что после падения самолета ни в жизни не смогу угадать, где чья часть тела, а потом на волне вдохновения пересказал весь сериал "LOST" и первую часть "Пункта назначения". Развлекаться так получалось ровно до того момента, пока его не одернул Август. Рейвен вернулся на свое место, а потом, заметив панику впереди, пару раз беспощадно пнул сидение, привлекая внимание Адольфа, и великодушно сообщил, что все с ними будет в порядке: медицина шагнула далеко, с помощью анализа ДНК точно определят, чьи конечности в какую коробку класть. И даже по плечу похлопал.
— Да ладно тебе, — бодро фыркнул он, поймав осуждающий взгляд Августа. — Весело же!

Регистрацию в отеле Рейвен практически пропустил. Всему документами, как обычно, занимался Август, а Рейвен пытался понять, с какого момента началось это самое "обычно", но не мог сказать, что ему это не нравится. То, кто в какую комнату попал, он пропустил: гораздо интересней оказалось обследовать весь холл, потыкать пальцем в стекло аквариума с огромными разноцветными рыбами, поулыбаться девушкам в униформе, изучить меню ресторана отеля и расстроиться из-за того, что на всей территории, вроде как, некурящая зона. Рейвену хотелось сунуть в рот сигарету с самой посадки самолета, и он сделал это ровно один раз, но такой дозы оказалось слишком мало.
Адольф выглядел все таким же немного пришибленным, Август был занят разговором с администрацией, а Ивар Флинн казался все таким же малознакомым, но, кажется, вполне нормальным — за исключением того, что от него несло ангелом. Этот досадный факт пришлось пережидать в непосредственной близости от Флинна в самолете, кроме того, в салоне присутствовал еще минимум один ангел, а от этого запах чистоты усилился в несколько раз.
Тем не менее, уже к середине полета Рейвен признался себе, что ангелы уже не воспринимаются им настолько остро негативно, как сначала, просто потому, что за время нахождения в Доме он успел к ним привыкнуть. Вон, Адольфу вообще не повезло, у него ангел был в Координаторах, а Рейвен, можно сказать, только рядом бегал.
Другой вопрос, что чутье Рейвена было сильнее из-за его видовой особенности.
— Пойдемте на пляж! — когда в какой-то момент удалось поймать все взгляды, предложил он и раньше, чем Август успел что-нибудь возразить по поводу того, что сначала нужно разведать обстановку, посмотреть номера, сделать еще какую-нибудь занудную скучную ерунду, подскочил к Флинну и хлопнул его по плечу. — Я же вижу, ты тоже нормальный парень и предпочтешь полежать на песке под солнцем, а не уныло торчать в номере. Что скажешь? — и, уже обращаясь ко всем, добавил: — У нас море за окном, жарища, мы только прилетели, так что самое время валить радоваться жизни!
Рейвен уставился на Адольфа, смотревшегося очень смущенным от обстановки, ткнул в него пальцем:
— Особенно это касается тебя.
Он скинул свою дорожную сумку, которую все это время тащил на плече, какому-то работнику отеля, попросил отнести ее по адресу, которую скажет вон тот — да-да, высокий такой, светленький, он самый, — парень, а сам направился к выходу на пляж. На Рейвене не было купальных плавок, но ничего не могло помешать ему нырнуть в воду прямо в трусах.
Раздеваться он начал еще до того, как добрел до свободного шезлонга: правда, стянуть штаны без снятых кедов не получилось, поэтому пришлось немного повременить. Рейвен побросал всю одежду и, не оборачиваясь, чтобы проверить, идет ли с ним кто-нибудь из компаньонов по путешествию, зашел в воду, довольно жмурясь.

+2

3

Адольфа нервировало абсолютно все вокруг. Он не испытывал особой радости от пребывания на земле, а еще совсем недавно к нему прискакал радостный, даже слишком довольный жизнью Рейвен и сообщил, что они совершат путешествие на самолете! Хайн, услышав эту новость, пискнул и мгновенно испарился, ретировавшись в ванную комнату, запершись там и долгое время отказываясь оттуда выходить. Часа два его не могли уговорить даже аргументы Августа, который терпеливо успокаивал младшего брата, передавая ему через дверь обещания позаботиться о сохранности его тела и, по возможности, разума, обеспечить безопасность на всем пути следования, помочь с оформлением документов, легальным выездом из страны, возможностью впервые за много лет отдохнуть по-человечески и всей семьей — бла-бла-бла, в общем, убедил.
Тод был только за отдых с оттягом пожестче, Мортену было, в общем-то, все равно, где строить планы и наблюдать за Августом, а Хайн в какой-то момент просто сдался. Он не мог сопротивляться долго. Пришлось уступить.
Тогда он сделал лицо попроще, собрал небольшую сумку со сменным комплектом одежды и плавками, которые лежали в одном из ящиков комода в кабинете Августа еще со времен четырехлетней давности, тридцать три раза в доме и еще раз десять в машине, по дороге в аэропорт проверил документы. Надев на себя толстовку с капюшоном, Адольф вжал голову в плечи и всю дорогу до посадочного рукава был молчалив и смущен. Они встретили еще одного компаньона по приключениям — рыжеволосого ангела по имени Ивар. Причин сомневаться в искренности его имени у Хайна не было — всех друг другу представил Август.
— Эй! Это мое место! — Хайн насупился, но в то же время он понимал, что живой человек не способен заставить Рейвена поступить против его воли. Пришлось снова сдаться и занять место рядом с ангелом. Поведя носом в воздухе Потомок грифона отчетливо осознал, что стерильность ангелов, про которую в свое время так любил распространяться лохматый собрат, распространяется на вид в целом, а не на отдельных его представителей. Ивар был чист, от него только что всамделишное божественное сияние не исходило. А с виду обычный парень.
"Загадочны дела твои, Господи", — прокомментировал Мортен. Адольф представился именем из поддельного паспорта — Изэ.
"Я бы с ним покувыркался", — оскалился в улыбке Тод, едва не прислонившись к молодому человеку плечом и не замурлыкав. В последний момент удалось удержать свое непослушное альтер-эго, но мурлыкание уже достигло его ушей. Хайн смущенно улыбнулся, сплел пальцы и положил их на живот. Он постарался расслабиться и задал Ивару пару наводящих вопросов о его семье и работе. Мол, как там, в Доме нынче поживается? Зарегистрирован ли он и как давно это было?.. Потомок грифона словно хотел отгородиться от мира стеной слов, найти прибежище за множеством вопросов.
Но Рейвену определенно стоит прописать пару подзатыльников за то, что умыкнул место Хайна! Украдкой он подсмотрел за реакцией Августа, но как всегда не смог толком ничего разобрать. Снова наклонившись к Ивару, Адольф тихо спросил его:
— А вы с Августом часто общаетесь?..
В его планы не входило рассказывать о своем родстве с Главой Ищеек. Но он отдавал себе отчет в том, что это может быть очевидно и без слов. Черты лица, речь, тембр голоса... Мотнув головой, Потомок старался перестать думать о том, что они в любой момент могут рухнуть. Лететь всего час, потом их ждет чуть ли не рай на земле. Но шестьдесят минут над ней пугали впечатлительного Адольфа. Он вздрагивал всякий раз, как Рейвену приходила в голову мысль просветить его насчет содержания парочки сериалов. Хайн про них ничего не знал, не смотрел и уж точно не собирался делать это в ближайшее время, но подробность изложения и детали, описываемые Рейвеном испугали Хайна до такой степени, что он в какой-то момент просто заорал, вжавшись изо всех сил в подлокотники кресла.
Стыдно было перед Иваром, проводниками, прочими пассажирами... наверное, они презирали его.
— Простите, Ивар, просто этот Рейвен... — Потомок грифона мотнул головой, благодаря небеса (о, ирония) за своевременное избавление от его рассказов. Он неловко улыбнулся соседу.
Он поверил в то, что жив, только ступив ногой на твердую землю. Пропустив момент заселения, Адольф ошалело хлопал глазами, озираясь и видя перед собой райские кущи. Он никогда не был в Европе.
— Но... мы устали с дороги... — вяло попробовал было сопротивляться Потомок, сбрасывая все же на Августа свою сумку с вещами. — Ладно-ладно! — Он вскинул в защитном жесте ладони, когда Рейвен указал на него и указал на необходимость отдыха. Чельберг мог, конечно, рассказать еще ворох невероятных историй об опасностях, притаившихся на пляже, но похоже, сейчас желание отдыхать и оттягиваться было сильнее.
— Я за ним, — Хайн увязался за собратом. Август и не менее серьезный Ивар его пугали, а с Рейвеном он чувствовал себя ненамного, но спокойнее. — Рейв, подожди меня!
Когда тот вошел в море, Адольф в нерешительности остановился. Он почти дошел до воды, но в последний момент замер, завистливо вздыхая и бросая на Рейвена недовольные взгляды. Хайн совершенно не умел плавать. Так и стоял в длинных шортах и мятой рубашке, кусал губы.

+1

4

- На море?! Конечно поеду!
Иначе ирландец и ответить не мог. К морской стихие он испытывал особо трепетное чувство, как и любой другой человек, родившийся и выросший на острове. Несколько минут в кабинете начальства, желанные путевки на руках и совершенно непыльная работенка - всего-то составить небольшое досье на нового работника в отделе Ищеек.
После нервотрепки, устроенной людьми, желающими смерти рыжему ангелу, Ивар был рад вырваться из тесной безопасной тюрьмы. Пусть на несколько дней, но он ускользнет от бесконечного холодного взгляда в спину и нетерпимости своего телохранителя-надзирателя. К тому же компания собиралась аж в четыре рыла, из которых Флинн общался ранее только с очень серьезным Миттенхайном, главой Ищеек. Парнишки, совсем еще юные, топтались возле него, как цыплята возле курицы.
В самолете возникла совсем детская возня из-за места. Ирландец лишь усмехался, наблюдая суету вокруг Миттенхайна, человека со стальными нервами, раз он терпит такое ребячество. У Флинна даже возникла мысль, что сам он порой ведет себя ничуть не лучше с Кройцем, однако и рискует значительно большими неприятностями.
Еще перед посадкой в самолет Ивар предупредил своих новых знакомых, что с языками у негр некоторые проблемы, и он будет благодарен, если те будут либо говорить медленней, либо перейдут в разговоре с ним на английский.
- С Августом? Можно было б и чаще, но работа сталкивает нас лишь по редким делам, - ангел был всегда "за" поболтать, особенно, когда и заняться больше нечем. Уткнуться в планшет он всегда успеет, а вот по простому непринужденному общению за последнее время реально пришлось соскучиться. Из Кройца-то лишнего слова, кроме мата, не выдавить, хоть через мясорубку пропускай!
О семье Ивар предпочел умолчать, ловко увертываясь от темы и соскальзывая в россказни о таинственных кладах и путешествиях. Лететь всего час, не успели подняться в воздух, а уже пора идти на посадку.
В аэропорту и отеле веселая пляска вокруг Миттенхайна продолжилась, и Ивар невольно задумался, насколько вообще было необходимо его присутствие?
После регистрации Рейвену приспичило к морю. Ангел разделял его стремления, но таскаться с вещами не захотел. Чуть отстав от своей компании, он сдал за мелкие чаевые свой багаж в руки услужливого администратора, который пообещал мгновенно доставить все номер. Нацепив на веснушчатый нос темные очки, Ивар догнал главу Ищеек.
- Тяжко с таким отделом, Август? , - рыжий не считал себя угрюмым стариком, но своих подчиненных предпочитал настраивать на рабочие взаимоотношения. Пьянки, устраиваемые в отделе по поводу и без - просто частые исключения из этого правила.
Он закурил, наблюдая, как лижет песок пенный язык Средиземного моря. Народу вокруг было как на распродажах перед Рождеством, на ангела волной снизошла ленивая радость отдыхающих, романтичные вздохи и детские писки счастья.
- В чем-то твой подчиненный прав, чего время тянуть?
Стянув футболку, джинсы и кроссовки, рыжий весело подмигнул человеку и рванул вслед за резвящимися Потомками.

+2

5

Новости об отпуске застигли обычно готового ко всему Августа врасплох. Откровенно говоря, он не рассчитывал на подобный "подарок судьбы", но нельзя было утверждать, что радость отсутствовала. В ближайшие несколько недель в его личный распорядок дня входил, помимо езды по Женеве лишь Берн, да и то больше по служебной необходимости, чем по прихоти или ради развлечения. Работа по-прежнему занимала в жизни Августа значительное место. С появлением в его жизни сумбурного Рейвена многое изменилось, но Миттенхайн сумел отстоять право на спокойную работу без нервотрепки и незамедлительного исполнения разного рода "просьб". Чельберг умел удивлять.
А теперь он, и еще двое вполне знакомых Ищейке людей, едут в Ниццу. И Миттенхайн обязан их сопровождать.
Но не все в этой командировке было чисто, чутье не может обманывать.
"Отпуск за заслуги перед Домом" — для уха неискушенного победами Миттенхайна-младшего это и вправду было так. Ему, измученному долгим отсутствием нормальных человеческих условий для жизни нужно было поправлять пошатнувшееся здоровье. Для Рейвена, участвовавшего в раскрытии личины Крысолова, это еще могло бы так звучать, но он, казалось, вообще особо не задумывался о причинах подобной милости со стороны Дома. Его логика была простой — если дают что-то просто так, безвозмездно, то надо немедленно брать. Что же касается Ивара, то в первой мыслью, спонтанно промелькнувшей при взгляде на его имя, напечатанное на авиабилете — что он в этой славной компании забыл? Отдел артефактов не отличился ни в апреле, ни месяцем раньше, личных заслуг у Флинна тоже было маловато для премирования, не считая успешного предотвращения его телохранителем покушения в марте.
Ларец открывался просто — помимо развлекательной части, Августу поручили слежку за девушкой, по чистой случайности заселившейся в тот же отель, что и их разношерстная компания. В случайности Миттенхайн-старший не верил и потому посвятил все оставшееся до отлета время изучению доступных материалов о той самой девушке-загадке. На руках была лишь ее фотография.
На стойке регистрации пришлось задержаться. Пока Рейвен и Адольф знакомились с Иваром, Август заканчивал печатать на планшете бродкаст для выпуска новостей от главного редактора на сайте интернет-издательства "Ройх". Ни одно из Существ ни на миг не выпало из его поля зрения. Убрав планшет в сумку, Август прошел через рамку металлодетектора, взял свои вещи с транспортной ленты и проследил, чтобы все трое благополучно прошли через то же самое и сели в самолет.
Рейвен, как от него и ожидалось, немного изменил стандартный сценарий мирной поездки. Поменялся местами с Адольфом и всю дорогу стращал того рассказами о возможном крушении самолета, черных ящиках и призрачному шансу быть обнаруженными. Август с неохотой оторвался от чтения личного дела сына Отто Бауэра и укоризненно посмотрел на Чельберга, призывая его быть поспокойнее.
— Не всем весело, Рейвен, — пристегнув себя ремнем безопасности вполголоса проговорил Август. — Некоторых твои рассказы пугают до обмороков. Хорошая песня, — оценил он и вернулся к чтению.

Как и ожидалось, оформлением документов и процессом заселения занимался Август. Он делал это скорее автоматически, нежели прикладывал к этому частичку себя самого. Подать документы, уточнить расположение комнат и их соответствие брони, оплатить проживание, заказать вечерние коктейли. Август, решив воспользоваться "премией", взял на всех четверых номер люкс: две комнаты по двое человек в каждой, они были соединены между собой общей гостиной и мягким кожаным диваном и парой кресел. Не ради того, чтобы щегольнуть перед Рейвеном, утешить Адольфа или потакать желаниям Флинна, просто с точки зрения безопасности и риска возникновения чрезвычайных ситуаций так было надежнее всего.
Флинн скинул свои вещи на администратора, Рейвен бросил их на самого Августа, и только Адольф смиренно тащил свой багаж до стойки регистрации. Но и он не удержался, ринувшись за Чельбергом, который возжелал прикоснуться к морю Ниццы прямо сейчас. Август лишь покачал головой и дал чаевых второму администратору.
— Отнесите это в номер 404T. Премного благодарен. Нет, оставьте пожалуйста этот портфель. Да, еще раз простите за беспокойство. — Август подхватил рабочий портфель с документами по "побочному" поручению и личными делами, с которыми предстояло ознакомиться чуть позже, и налегке вошел в номер, открыв дверь носильщикам багажа. Дав распоряжение заносить вещи, Миттенхайн прошел в комнату, где предстояло ночевать им с Рейвеном, дождался, пока занесут их часть вещей и, покопавшись, вытащил из своей сумки плавки. На море не тянуло, но Август рассудил, что лучше будет иметь их на себе, чем пачкать морской водой нижнее белье. К тому же вряд ли Рейвен смирится с тем, что он плавает едва ли не один.
Переодевшись, Миттенхайн вышел из номера, прихватив с собой портфель с документами и одежду каждого из Существ, запер дверь и спокойным шагом направился по горячим следам сверхъестественной троицы.
— Рейвен, Адольф, Ивар! У вас все в порядке? — приложив ладони ко рту, прокричал им вдогонку Ищейка. — Рейвен, не заплывай далеко!
Он нашел свободный шезлонг, присел, положив рядом с собой одежду и обувь Ивара и Рейвена. Адольф сиротливо ютился возле самой кромки воды, явно боясь ступать дальше. Ивар курил. Кругом царило спокойствие. Август неотступно следил за каждым шагом тех, кто в обычной жизни стабильностью редко отличался и высчитывал, в какой момент судьба выкинет очередной фортель.

+2

6

Рейвен дошел, шипя и покрываясь мурашками, до момента, когда вода была ему по грудь, и тут же нырнул в воду, проплыл немного, не открывая глаз, вынырнул и стал плавать нормально. Некоторое время он отфыркивался от воды, пытался стереть ее с лица, но все никак не выходило нормально двинуть плечом и протереть хотя бы глаза. Больше всего в таких огромных объемах неконтролируемой воды Рейвен ненавидел то, что она попадала в нос и рот, из-за этого он раздражался и расстраивался, но теперь, когда он в последний раз бывал только в бассейне от школы, а в море плавал лет пять назад, если не больше, вода казалась действительно хорошей.
Он оглянулся назад, увидел, что Адольф стоит недалеко от берега, проплыл в сторону горизонта, а потом брасом добрался обратно.
— Да ты поглубже зайди, тут нормально, можно, дно резко не уходит, — предложил Рейвен, ухватившись за плечо Адольфа.
Он наконец-то смог вытереть лицо, глянул на берег и увидел, что Флинн и Август к ним уже присоединились, правда, в сторону воды шел только первый.
Рейвен услышал окрик Августа, не сдержался, показал ему средний палец, засмеялся и проорал в ответ:
— Ладно!
Плавал он очень хорошо, но Август, конечно, этого не знал. Рейвен, прищурившись, заметил прислоненный к шезлонгу портфель, закатил глаза и обратился к как раз приблизившемуся к ним Флинну.
— Смотри, он, кажется, опять собирается в бумажки закопаться. В самолете в чем-то ковырялся, теперь вот продолжает, никакой отпуск на него не влияет, — Рейвен покачал головой и добавил: — Пиздец, а не человек.
Его так и подмывало подговорить этих двоих устроить какую-нибудь совместную пакость Августу, мелкую и забавную, но пока Рейвен не Флинна достаточно хорошо, утягивать его в такие затеи было нельзя, а Адольф наверняка растеряется и откажется. Если вдруг Адольф растеряется настолько, что появится Тод... в общем, явно стоило повременить.
— Ты, кстати, на какой отдел пашешь? Август что-то говорил, но я прослушал, а всех в Доме выучить еще не успел, — не ровен час, и он запомнил бы каждого сотрудника, вот только, появляясь в Доме, Рейвен чаще топтался рядом с Августом и Адольфом — то ли ему удавалось их притаскивать друг к другу, то ли они действительно стали идти в комплекте. На остальных практически не оставалось времени. С Флинном, например, они пересекались, наверное, раз, по крайней мере, Рейвен помнил, что сталкивался в коридорах с кем-то рыжим, но не был уверен, кто это был: мчался в курилку и ужасно злился из-за того, что Август объявил большую часть кабинетов некурящими.
Очень удачным казалось то, что Рейвен сподобился выучить английский язык: он был уверен, что для него, не собиравшегося менять Женеву на другой город, английский пригодится только для разучивания текстов песен или, например, просмотров роликов с ютуба, а вышло так, что ему пришлось общаться с живым человеком. Рейвен очень надеялся, что говорит правильно, хотя ни разу в нем не возникло желания смущенно заткнуться.
Торчать на берегу надоело. Рейвен глянул на Адольфа, оценивающе осмотрел его с ног до головы и мотнул головой в сторону воды.
— Раздевайся, — скомандовал он, — ты сейчас весь обгоришь, будешь ходить красным, как идиот. В воду хоть залезешь, нормально будет.
Рейвен растрепал свои мокрые волосы, убрал их назад, чтобы не лезли в глаза, громко фыркнул, глянув на Адольфа, который так и продолжил мяться на одном месте, шагнул к нему и стал стягивать футболку.
— Ну же, не тормози, иначе вообще начну учить плавать, а этого делать я не умею, опасно может быть! — угрожающе заявил он, скинул футболку у кромки воды, туда, куда еще не могла достать волна, плюнул на наличие на Адольфе шорт и потащил его в воду. — Давай, это весело, сначала вода холодная, а вот потом охрененная! Это круто!
Рейвену страшно хотелось веселиться и развлекаться, он уже представлял, как вечером утащит кого-нибудь из четверых — а если повезет, то и всех вместе, хотя Август вряд ли согласится, если он умудрился взять портфель даже на пляж, — в бар, напьется там, а с утра, страшно похмельный, войдет в прохладную соленую воду. Ему казалось, что идеальней отпуска, чем этот, у него никогда не было, пусть даже они приземлились не больше часа назад.

Отредактировано Рейвен Чельберг (24.10.2014 18:24:12)

+2

7

Дно резко не уходит, а вот земля из-под ног — вполне себе готова.
Хайн в нерешительности переминался с ноги на ногу стоя на берегу и не решаясь зайти в воду. От одной только мысли, что он попадет в стихию, которую контролировать не может, ему дурнело. Сглотнув, он так же несмело сделал шаг вперед и тут же замер как вкопанный, зажмурившись и тонко запищав. Сжав пальцы в кулаки и вжав голову в плечи, Адольф привыкал в ледяным приливам. Благо, пугала его только близость воды, а вот самому пока что удавалось остаться сухим — кед Потомок грифона не снял. Но потом случилось сразу несколько вещей: очередной прилив и рука, легкая на плечо. Ступни окатило холодной морской водой, она залилась в кеды, заставив Адольфа усладить слух Рейвена новой порцией испуганного писка.
— Т-ты уверен? — приоткрыв один глаз, спросил Хайн. Несмотря на теплую погоду, его начала бить мелкая дрожь, а на губы опять вылезла странная кривая улыбка. Снимать руку с плеча было как-то не с руки, обижать Рейвена отказом не хотелось. Не хотелось другого — лезть в воду. Набравшись смелости, Хайн выпалил: — Я совсем не умею плавать!
Мокрые кеды пришлось снять, носки тоже. Оставшись босым, Адольф открыл было рот, чтобы возразить Чельбергу, но тот показал кому-то средний палец и у Потомка сердце рухнуло в пятки. Вздрогнув, он заозирался, пытаясь найти того несчастного, в чьи планы явно не входило быть посланным таким вот смелым жестом. В голове уже начинал выстраиваться примерный сценарий побега от возможных тумаков: вот Хайн хватает Рейвена за руку и, не слушая его возражений и матов, уводит его прочь с пляжа, под защиту Августа. Вот старший брат их героически защищает, ну или тумаки достаются ему... но тот окрик, который Хайн не узнал сначала, принадлежал именно Августу.
— Уф, — только и смог с облегчением выдохнуть Потомок, радуясь, что никуда бежать не придется. — Август, все хорошо!
Мелькнула слабая надежда на то, что он придет и заменит Адольфа, на радость Рейвену, но тот уселся на шезлонг, достал какие-то бумаги и принялся увлеченно расчерчивать их вынутым из сумки карандашом.
— Блин, ну работа у него такая! — Флинн защищать Августа явно не намеревался, а вот у Адольфа вдруг появилась острая потребность это сделать. Хотя бы попытаться. Он заранее знал, что проиграет пофигизму Рейва и непредсказуемости Ивара, но почему-то пер вперед. Кроме короткой фразы, Хайн ничего добавить не смог.
Впрочем, Август и правда никогда не был похож на человека, способного по-настоящему расслабиться. Уйти с работы, объем которой бесконечно возрастал, он не мог. Давать себе поблажки — отвык. Даже три здоровых (ладно, два с половиной) молодых человека не могли переубедить Миттенхайна-старшего.
На радикальное предложение Рейвена Адольф уставился на него совершенно круглыми от испуга глазами. Мотнул головой, не закрывая глаз. Потом сглотнул, покусал губы. А потом заорал во всю мощь своих легких, когда с него начали стаскивать футболку.
— Рейв! А-а-а-а! Холодно-холодно-хол... м-м-м-м! — Оставшись в одних шортах, Хайн обнял себя за плечи и временно прекратил орать. Но потом его потащили в воду, паника все нарастала, пока воды не достигла груди, а потом Адольф полностью погрузился под воду.
Он вцепился в руку Рейвена, замычал, боясь, что вот-вот утонет, что если откроет рот то кислорода надолго не хватит, он задохнется и ---
— Мать твою, Рейвен! — Адольфа трясло, но постепенно дрожь из противной становилась приятной. Потомок грифона выплыл на место, где вода доходила до шеи. — Я плавать вообще не умею! Ивар, ну хоть ты ему скажи! Э-эй! Не оставляйте меня здесь одного! — В панике прокричал Адольф Рейву и Флинну, явно собирающимся уплывать и развлекаться дальше. — Рейв! Рейв, как плавать по-собачьи хотя бы?!

+1

8

А море было действительно холодным, не зря сомневался и топтался у кромки воды Адольф. Ивару, однако, было не привыкать плавать в морской воде, когда она едва достигала отметки пятнадцати градусов. У его родных берегов почти не было по-настоящему теплых течений, а мальчишки - существа беспечные и толстокожие, не могли усидеть на каменистых пляжах, и вопреки рассерженным воплям родителей, как стая саранчи, громко стрекоча, врывались в белесые барашки ледяной пены. С синими губами и кожей в пупырышку выбирались эти морские дьяволята на сушу погреться, но снова и снова звала их бесконечная нервная рябь моря.
Бледная после зимы, да и вообще не восприимчивая к солнечным лучам и загару кожа ирландца крайне мгновенно ощетинилась вставшими на дыбы волосками, но Ивар уверенно продолжал свой путь по мелководью, борясь с желанием нырнуть прямо сейчас. Самые крутые волны были у берега, вскоре парень уже не вздрагивал от их высоких языков, и смог собраться с духом, чтобы уйти в воду с головой.
Рыжий вернулся к барахтающимся в более теплой воде у самой кромки собратьям по отпуску и сел пятой точкой в песок, так, что теперь лишь изредка брызги долетали до пяток.
- Финансист я, - лениво ответил рыжий пронесшемуся мимо Рейвену, которому точно в попу шило вставили, ибо он крутился и метался по пляжу туда сюда, стараясь своей персоной заслонить солнце всем присутствующим, причем сразу. Жмуриться на солнцепеке оказалось не так уж плохо, не смотря на то, что пляжный сезон еще даже не начался, погода баловала лазурный берег теплом и отсутствием дождей. Можно было и дальше сидеть в позе ленивого тюленя и озирать окрестности или наблюдать за игрищами мелких домовцев, да протяжно заныл желудок, возвещая о том, что пора бы продегустировать местную кухню, и желательно, чтобы она не была мелкой, зеленой и с перепончатыми лапками.
Ивар поднялся и с разбегу ломанулся в воду повторно, окатывая огромной стеной брызг умученных возней Потомков. Еще один небольшой заплыв чуть охладил голову, но желудлк от этого запел еще громче.
- У нас полный пансион? Или надо тратить свои накопления на приличный ресторан? - вопрос был адресован Августу, как самому трезвомыслящему и рациональному существу из их сумасшедшей команды. Ивар выбрался из воды и теперь стоял возле человека, стараясь как можно культурнее вытряхнуть песок из трусов, который, по обыкновению своему, упрямо стремился забиться во все возможные места.

+2

9

Демонстрация добрых намерений происходила у Рейвена весьма буднично. Улыбка, непристойный в кругу взрослых людей жест, однозначный ответ с положительной коннотацией. В общем, Чельберг успокоил Августа так, как он один умел.
Он как ни в чем не бывало продолжал развлекать себя, пугать и одновременно с тем вгонять в краску Адольфа и вести непринужденный разговор с Иваром. К сожалению, расстояние не позволило расслышать ни темы, ни хоть сколько-нибудь ключевых его моментов, поэтому Август, окинув еще раз внимательным взглядом разношерстную компанию, состоящую из ангела и двух Потомков, убедился в их сохранности и благоразумном поведении и вернулся к изучению служебных бумаг.
На самом деле, он уже третий раз перечитывал бумаги, предоставленные Домом Ниццы. Данные в них касались общего положения дел на побережье: статистика совершенных Существами преступлений легкой и средней тяжестей, количество "проколов", совершенных Существами Франции за последний месяц-полтора и, наконец, фотография девушки, которая должна была вот-вот пройти инициацию. И если первое вкупе со вторым могло дать Августу реальную картину происходящего, то девушка вставала палкой в колеса идеально спланированного отпуска.
Крики Адольфа отвлекли Миттенхайна-старшего от чтения. Август прислушался к ним, присмотрелся к младшему брату, но нашел, что помощь ему не требуется. Несмотря на волнение и страх утонуть, он чувствовал себя вполне расслабленно, а помощь при необходимости вполне могут оказать и Рейвен, и Ивар. Адольф не умел плавать, но в силу патологической застенчивости никому об этом не сказал. Вероятно, решил, что слушать его все равно не станут (реальность доказывала это утверждение).
Но все равно следовало предупредить об этом остальных еще в отеле. Не смертельный, но промах.
— Адольф, не заплывай далеко! — Крикнул Август и обратился к Рейвену, подтверждая слова брата. — Рейвен, не дай ему утонуть! Он совершенно не умеет плавать.
В отличие от брата, Август плавать умел, но не любил. Он предпочел наблюдать за отдыхающими с берега еще и потому, что не мог без присмотра оставить бумаги. Их пропажа могла пагубно сказаться на длительности отдыха и моральном климате вокруг Ищейки.
Август кивнул Ивару, не поднимая головы, положил в портфель скрученные в трубочку бумаги. Потом сказал:
— Да, Ивар, у вас полный пансион. Полноценное трехразовое питание с доставкой в номер, плюс бар, находящийся в общей комнате нашего номера. Будет желание оценить его  — скажите, ключи находятся у меня. Вы голодны, Ивар? Говорят, активное купание способствует пробуждению аппетита.
Август встал, освобождая Флинну шезлонг. Он пошел в сторону моря прямо в одежде, не намереваясь окунаться в воду. Перед этим он попросил Ивара проследить за сохранностью портфеля. Подойдя поближе, Август сложил ладони и крикнул:
— Рейвен, Адольф! Вы голодны?

+1

10

Рейвен, смутно представлявший, чем занимаются финансисты, на слова Флинна только кивнул. Абсолютно точно в этой работе не может быть ничего интересного, он готов был за это руку на отсечение дать. И, конечно, он совсем не знал этого ангела, но почему-то был убежден, что от него попросту хотят отделаться. Обидным это не показалось, к тому же, совсем рядом скакал Адольф.
Его, вопящего и пытавшегося вырываться, Рейвен затащил в воду, вот только немного не рассчитал, что Адольф решит переть дальше. В ближайшие планы топить его не входило, руку под водой Рейвен поймать никак не мог, поэтому даже несколько заволновался. Ан нет — выбрался, перестал упорно чесать в сторону горизонта.
— Придурок, — покачал головой Рейвен. — Кто ж прет на глубину? Торчи там, где вода в рот не заливается, не дергайся, еще откачивать тебя не хватало.
Как научить кого-то плавать, он действительно не знал. Вышло так, что Рейвен, насмотревшись фильмов и передач, запомнил, как люди двигают конечностями, чтобы перемещаться в воде, и после непродолжительных тренировок научился плавать практически самостоятельно. Когда это случилось, он успел забыть, но точно знал именно этот факт: его никто не учил, поэтому он не знал, как это правильно сделать.
— Ну, там... — Рейвен приподнял руки над водой, подергал ими по-собачьи — очень неловко и неубедительно. Он уставился на руки, зашипел и несколько раз прогреб руками по-лягушачьи. — Вот так лучше давай, по-собачьи я не умею, не уверен, что ты нормально удержишься на воде. Но если хочешь, могу псину вызвать, она тебя научит.
Рейвен хохотнул.
Флинн вылез из воды и направился к Августу. Надежды на то, что кто-то его расшевелит, практически не было: скорее уж на это был способен сам Рейвен, но на пляже было весело и без того — вон, как смешно барахтался Адольф в воде!
— Далеко не заплывай, я серьезно. Если утонешь, труп оставим плавать в море. Учись плавать поближе к берегу и как-нибудь вдоль, что ли, — он помахал рукой, указывая направление, которому отдавал предпочтение.
Август подошел к кромке воды и опять начал орать, чрезвычайно сильно напоминая заботливого папашу, а не нормального мужика в отпуске. Рейвен закатил глаза, пошел к берегу, разгребая воду руками, создавая небольшие волны и получая от этого странное удовольствие.
В голове Рейвена вертелось, что он волнорез, ужасно хотелось озвучить это, вот только он понимал, насколько сказанное по-идиотски прозвучит.
— Да хрен ли ты все время орешь-то? — пробурчал Рейвен и брызнул на лицо Августа водой с пальцев. Он вышел на песок, чувствуя, как стало холодно от ветра, немного поежился. Вода была не до конца прогревшейся, но не ловить момент было нельзя. Рейвен положил ладони на плечи Августа, чтобы намочить их, улыбаясь при этом так, будто совершил действительно страшную пакость. — Мы не маленькие, перестань вести себя с нами так, будто мы сами не можем подойти к тебе и сообщить, что хотим жрать!
У него появилась мысль затащить Августа в воду, но ведь он начнет возмущаться хуже Адольфа. Рейвен слегка отклонился в сторону, чтобы глянуть на Флинна.
— Ладно, в принципе, пойдем поедим, чего бы и нет. Но сначала, — он зашел за спину Августа и немного подтолкнул вперед, — в воду. Иначе я буду торчать в море, пока ты не окунешься. И Адольфа не выпущу, — для убедительности Рейвен похлопал Августа по плечу.

+1

11

Последний раз Адольф так по-дурацки себя чувствовал, когда пытался научиться плавать в надувном бассейне будучи совсем еще ребенком. Август был на шесть лет его старше, уже научился плавать, но не стремился реализовывать заложенные в нем педагогические таланты. Ну, стоял себе в сторонке, внимательно наблюдая за попытками Хайна дрыгнуть ногой в правильном месте, делал замечания, половину из которых съедала толща воды. Но принципиально дельного ничего не делал! Так и сейчас было — пока Хайн старательно бултыхался в море в тщетных попытках либо научиться-таки плавать, либо потонуть уже наконец Август спокойно читал, затем встал, подошел к воде и начал орать нравоучения.
Вынырнув, Адольф расслышал обрывок обращенных к нему слов и не оборачиваясь показал старшему брату средний палец. После чего нырнул снова, недовольно поворчав на Рейвена. Его природа способностью помогать обделила явно, он, казалось, был годен только к развлечениям да безделью, но Хайн-то ведал, что это не так. Рейвен умный. Вот только тому, что умеешь делать сам на уровне рефлексов и правда очень сложно научить.
— А-а-а-а-а, не могу, не могу больше, — Хайн мотал головой, отряхиваясь словно мокрый пес. Подплыв к Рейвену, он инстинктивно курлыкнул и схватился за него как за спасительное плавсредство. — Рейв, вызывай псину, я сам не могу! 
Оставалась слабая, но надежда на то, что адская гончая не захочет забавы ради потопить грифона. Но Рейв вполне мог шутить, а значит учителя ему не дождаться. Плюнув и решив попробовать в последний раз Адольф подплыл к берегу, разбежался и прыгнул. Очертив в воздухе почти идеальное полукружье он рухнул мордой в песок, а затем его накрыло волной. Задыхающийся Потомок грифона тут же пулей вылетел на берег, откашливаясь и бесконечно перед всеми извиняясь, убирая песок с лица и чувствуя как приливает к щекам кровь.
Рейвен тем временем тоже подплыл к берегу и завел о чем-то разговор с Августом. Немногие могли бы заметить, но в этот момент на лице самого Августа можно было жарить сосиски.
И тогда в голову пришла не гениальная, но очень давно приберегаемая для Ищейки шалость, придуманная Тодом. Решив, что ничего не хочет об этом знать, Хайн самоустранился, оставив место рулевого вакантным. Рэнсон тут же его занял, на коленях подполз к главе Ищеек, лег на спину и с силой пнул Миттенхайна-старшего по заднице.
После чего стремительно откатился к Ивару, обворожительно улыбнулся ему и спросил о его планах на сегодняшний вечер. Ирландец был вполне себе привлекательным, да и белье оттягивал весьма красноречиво.

+1

12

Ивар был несказанно рад, услышав, что не придется тратить свои кровные на обеды и ужины. Доставка в номер так же была приятным сюрпризом, обычно за такую услугу требовалось серьезно доплатить. А иногда так хочется поваляться в постели с тарелкой чего-нибудь вкусного, и пускай на простынях останутся крошки! На то он и отель, чтобы пришла горничная и все убрала.
Кстати, номера они еще не видели и, похоже, не спешили туда. Старший из их компании удалился к воде, передав свой чемодан на хранение рыжиму, а мелкие резвились, не покладая ног своих и тел. Детский сад, в который ненароком занесло тинэйджера, честное слово. Но Флинн не особо возражал. Куда хуже отдыхать с хмурыми демонами, которые не знают, что такое правильное веселье.
Мокрый и довольный младший Миттенхайн подбежал к Флинну и поинтересовался планами. Как таковых у него их не было, пришлось ненадолго задуматься, подбирая остатки гардероба товарищей, раскиданных на песке:
- Пожалуй, я бы крепко бухнул местного вина, потрескал бы рыбки и как следует выспался, прежде чем приступать к обязанностям,- дружелюбно улыбнулся ирландец и похлопал мокрого парнишку по плечу. Он не стал дожидаться разрешения склоки между Августом и Рейвеном, и прихватив чемодан и одного "дитенка" двинулся в номер.
- Можно в клуб сходить или устроить домашние посиделки. Вариантов тысячи. У них еще бассейн есть с подсветкой, куда теплее моря, и ночью очень круто можно в нем поплавать.
Ивар не был в курсе, что в этом отеле бассейн на ночь закрывался от посетителей, и подсвечивался лишь для красоты. Одухотворенный идеей прекрасных вечера и ночи, он, как мальчишка, перескакивая через две ступени, взлетел в холл отеля, лучезарно расцвел улыбкой даме на ресепшене и, проигнорировав наличие лифта, бегом пустился по лестнице, крикнув Адольфу задорное "кто последний, тот - дурак".
Отстающие появились уже тогда, когда освободился душ, а чистый и одетый в свежие джинсы и футболку ирландец сидел и курил на балконе, осматривая окрестности. Девочка, которую следовало найти, могла оказаться среди тех, кто сейчас возлегал вокруг бассейна и лениво потягивал разного рода напитки. Мелких, подходящих по возрасту, резвилось в воде много, человек семь, и лица их, конечно, разглядеть не удавалось.
Обед по негласной договоренности решено было искушать внизу, в уютном на вид местном ресторанчике. Шведский стол позволял набрать всего-всего по-немногу и оценить по достоинству таланты здешних поваров.

+2

13

Предусмотрительность — одно из положительных личностных качеств. В дополнение к умению здраво оценивать ситуацию и хорошо представлять себе ближайшую перспективу они надежно обеспечивают действительность, вынося за рамки гипотетическую возможность непредусмотрительности и, вследствие этого, попадание в экстраординарную ситуацию, с последующей импровизацией прямо на ходу, что для привыкшего мыслить планово разума не есть продуктивно и хорошо.
Иными словами — как все-таки было хорошо, что Август еще в номере надел на себя плавки.
Он инстинктивно зажмурился, во избежание попадания морской — солёной, с множеством примесей — воды в глаза, потянулся за руками Рейвена, но тот в очередной раз опередил события, которые Август в принципе предусмотрел, но запаздывал со скоростью реакции на них.
— Я пребываю здесь за старшего, Рейвен, — предпринял объяснить свою позицию Август, пока Рейвен находился в поле его видимости. — И я ответственен за ваше физическое и моральное состояние, а так же должен наблюдать и поддерживать здоровый микроклимат в нашем коллективе. Из этого следует, что следить за режимом питания — моя дополнительная обязанность, взятая на себя добровольно.
Легкий толчок в спину означал подкрепление слов Чельберга делом Августа. Миттенхайн-старший вполоборота посмотрел в шкодные глаза Потомка адской гончей — в них не было ни капли раскаяния или серьезности. Это было ожидаемо, практически предсказуемо, но, тем не менее, не вызывало у Августа негативной эмоциональной реакции.
— Если от этого зависит ваш прием пищи, я готов пойти на этот... — удар в спину оказался большей неожиданностью, но попадание в водную стихию таким экстраординарным путем рассматривалось Августом как один из вариантов, правда, в его гипотезе это делал Рейвен. Август, нелепо взмахнув руками, полетел на мелководье лицом вперед. Затем он спокойно поднялся на ноги, снял с себя верхнюю одежду, бросив ее к ногам Рейвена и, не говоря ни слова, разбежался и прыгнул в воду. Глубину он рассчитал достаточно точно, умудрившись не удариться лбом о берег. Задержав дыхание, Ищейка нырнул, пробыл под водой несколько секунд и вынырнул, когда количество кислорода в его легких приближалось к критическому.
Ивар общался с Адольфом, Рейвен тоже нашел, чем себя занять. Все трое выглядели отнюдь не голодными, но вполне довольными жизнью. Август пробыл в море еще несколько минут, по прошествии которых посчитал свою часть уговора выполненной и выбрался на берег. Флинн с Адольфом умчались вперед, Август только и успел что руку к ним протянуть  и открыть рот.
— Молодежь, — улыбнулся он краем губ, глядя на Рейвена. — Я исполнил все, как ты хотел.  — Он обнял Чельберга за плечи, притянул к себе и мягко поцеловал в губы. — Теперь тебе предстоит принять пищу. Пойдем, Адольф с Иваром уже в номере.

+1

14

— Бла-бла-бла, вали уже давай! — Рейвен еще раз наподдал Августу для скорости, на этот раз посильнее.
Оказалось, он то ли не рассчитал силы, то ли песок оказался зыбким. Август полетел вперед носом, внутри Рейвена все сжалось, он зажмурился, будто падал сам, готов был даже броситься спасать, если вдруг полет окажется настолько прицельным, что закончится приземлением носом в песок. Еще хуже, конечно, было бы Августу встретиться со случайным камнем и в очередной раз сломать нос.
Но, вроде, все обошлось. Пока Рейвен жмурился и морщился, Август поднялся, всячески показывая, что ничего экстраординарного не произошло и нырнул. Рейвен торчал на берегу, как верная Ассоль, поднял футболку Августа, отряхнул ее, насколько это было возможно, попинал песок, поразглядывал проходивших мимо отдыхающих и подставлял ноги прибою. Здесь, у самой кромки, вода была настолько ледяной, что успевшая высохнуть кожа покрылась мурашками.
Август побыл немного под водой и полез обратно на берег. Беглый взгляд подтвердил, что действительно не произошло ничего страшного, не было даже никаких мелких ссадин.
— Прекращай уже падать при любых удобных возможностях, — проворчал Рейвен. Волосы Августа намокли и облепили голову, упали на лоб, и Рейвен затормозил, чтобы откинуть их назад: неудобно же наверняка. — И деда хватит из себя строить.
Он зыркнул по сторонам, и, вроде, никто из окружающих не обращал на них особого внимания. Рейвен обзавелся привычке осматриваться вокруг с того момента, как стал появляться в Доме и пытаться требовать внимания Августа прямо на рабочем месте. Конечно, никто не должен был решить, что с Главой Ищеек можно так обращаться, поэтому приходилось исхитряться и прятаться по углам.
Сцапав Августа за руку, Рейвен повел его к отелю, но замер уже в холле: он понятия не имел, на каком этаже они остановились, и дальше пришлось смириться с собственным положением ведомого человека.
Зато, стоило добраться до номера, Рейвен тут же воодушевился и стал разглядывать, что они имеют.
— Ого, комната! — радовался он. — Ого, и еще одна! И диванчик! И холодильник! И бар!
Особенно Рейвена, конечно же, впечатлил бар. Он уселся на корточках у маленького холодильника, уставился в него, будто пустой белый пластиковый ящик, даже не подключенный к розетке, мог показать ему что-то новое и неизвестное.
После осмотра помещения Август тут же погнал Рейвена в душ, с чем пришлось смириться — Августа хотелось забрать с собой, но делать такое при Флинне и Адольфе было прямо-таки ощутимо неправильно.
Терпения хватило ровно на то, чтобы ополоснуться, а после вывалился на балкон к Флинну, покурил, посвисал с перил и немного поболтал о том о сем.
Когда Август вышел из душа, Рейвен с заметным облегчением поскакал к выходу из комнаты: желание есть появлялось медленно, но верно, а еще невероятно сильна была жажда деятельности. Она не прекращалась до того момента, как он, восхищенный количеством блюд, нахватал себе всего и сразу и почти моментально объелся, хотя все равно упорно продолжал жевать.
Рейвен был настоящим студентом, голодным и любящим все бесплатное, и в подобных условиях с этим было очень сложно жить.
— И-де-аль-ный отпуск! — в который раз повторил он. Конечно, его уже посвятили в то, что им нужно найти здесь какое-то Существо, Флинн даже сказал, где посмотреть на фотографию, но Рейвен поленился: его больше привлекали мелкие чудеса современных удобств. Зато озирался он со знанием дела, подозревая в каждом человеке того неизвестного.
Девочка у столика с напитками задержала на Рейвене взгляд, причем не так, будто флиртовала — она пялилась во все глаза, а потом, вдруг встрепенувшись, поспешила скрыться. На вид она была, может, немногим младше Рейвена.
— А вон там случайно не наша... клиентка? — спросил Рейвен, наклонившись пониже к столу и мотнув головой в сторону, куда побежала девочка.

+3

15

Тод улыбнулся ирландцу, довольный ходом беседы. Подкрепиться чем-нибудь съестным, крепко выпить и затем как следует покутить — таковы были и его планы на сегодняшний вечер, при условии, что до своих лекарств щуплая рука Потомка грифона по крайней мере сегодня не дотянется. Было бы ужасно нелепо, случись так, что с Иваром говорил Тод, а позже Флинн задавал бы вопросы, ответов на которые Хайн знать не мог бы. Конечно, осознание молодым финансистом того факта, что он живет в одном номере с сумасшедшим повеселило бы Рэнсона, а уж если бы тот принял его как своего в доску парня — то отдых у обоих сложился бы на удивление замечательно. Тод не имел ничего против нарушения парочки запретов. Он тоже не догадывался о том, что ночью бассейн для широких масс отдыхающих недоступен, но если ты — сверхъестественное Существо, да еще и с ангелом на пару, то почему бы не сделать сказку былью? Вряд ли сотрудники этого отеля были  Существами. Пока Тод брел за Иваром, он не заметил по пути ни одного из тех, кто смог бы по-августовски занудно испортить отдых нотациями.
— Ах ты скотина! — первой реакцией на побег Ивара был смешок, булькнувший и растворившийся. Рэнсон улыбнулся и заржал, рванув за ангелом что было мочи. Мастером спринта он не был, что при жизни, что в посмертии, а потому Ивар сумел ускользнуть. Не добегая до дверей номера,Тод остановился внизу последнего лестничного пролета, ухватился за нее рукой и оперся, тяжело дыша. Грудь медленно вздымалась и опускалась. Проигрыши всегда злили Тода, но сейчас он чувствовал скорее азарт игрока, чем стыд проигравшего.
— Я ради тебя бегать не собираюсь, — заявил он, войдя в номер и встав от ангела по правую руку. Жестом Тод изобразил уставшую богему, курившую мундштук. По-особому сложил пальцы, чуть выпятил нижнюю губу, лениво окинул взглядом окрестности.— Вот за тобой — еще туда-сюда, ангелочек ты наш. Как насчет порезвиться ночью?
Задание от Дома. Тод фыркнул, хрустнул костяшками пальцем и отсалютовал только что вошедшим Августу и Рейвену, особенно порадовавшись виду мокрого Ищейки. Рейвен, отправив свою пассию мыться, с видом естествоиспытателя, нашедшего что-то новое для науки, рассматривал и вслух удивлялся той роскоши, которая им досталась.
Тод плотоядно улыбнулся, представив, как эти двое будут развлекаться в душе и уже готовился сменить ориентиры с Ивара на ванную комнату, но внезапный приступ лени заставил остаться и следить за взглядом ангела, который будто кого-то искал.
—Ищешь кого-то? — спросил Тод, скривив губы и дурашливо улыбаясь. Его внимание привлек появившийся на балконе Рейвен. Рэнсон хлопнул его по плечу. — Здаров, дружище! Классно мы отдыхаем, да? Вы там... ну... с Августом... — он подмигнул. — Быстро вы. Скорострелы! Хвалю.
В ресторане он первым делом кинулся за Рейвеном. Хоть он и взял в руку тарелку, но, проходя мимо еды просто забыл про нее, зачерпывая сразу рукой. Наевшись до отвала, Тод сыто улыбнулся.
Зрелище убегающей девушки не показалось Рэнсону забавным, а вопрос Рейвена вызвал недоумение. Тод облокотился о перила балкона, фыркнул, перевел взгляд на новое действующее лицо — Августа.
— Эй, Авги, мы что, кого-то ищем?

+1

16

Хорошо, что Флинн шел по раздаче первый, и не видел свинства, устроенного его спутником. Он не был по натуре своим брезгливым и чопорным, мог позволить себе чавкать за столом и смачно отрыгнуть после хорошего обеда, но вот загребать руками еду... Было в этом что-то сумасшедшее и не цивилизованное. Несколько неодобрительных взглядов в сторону их компании Ивар списал на старшего и Рейвена, миловавшихся всю дорогу. Не везде, даже в привыкшей ко всему Европе, терпимо относились к подобным отношениям. Усевшись за стол, Ивар и вовсе забыл о посторонних, настолько разнообразным было содержимое его тарелки. Креветочки, маленькие рачки, салаты и устрицы, даже кусок свинины закопался под тушеные овощи! От такого праздника желудка оторвать его мог лишь армагеддон, случись он прямо здесь и сейчас! Флинн не был беден, но в рестораны не ходил, а в пабах кормили вкусно, но до чертиков скучно.
Высасывая из крабьей клешни нежное сочное мясо, ангел проследил за взглядом Рейвена. Да, девочка действительно вела себя странно. Хотя в ее возрасте все немного диковаты. Может ей понравился кто-то из их компании, и заметив взгляд, обращенный в ее сторону, она, со свойственной подросткам импульсивностью, поспешила скрыть свое смущение побегом. Фотка, по которой надо было опознать бедолагу, осталась в номере, но общие черты можно было уловить и без изображения на руках.
- Фы ифейка! - непрожевав как следует заявил Флинн и хлопнул по плечу внимательного сотрудника Дома. Пока все занимались кто чем, но не работой, Рейвен умудрился сделать за них самую важную и сложную часть оной - найти объект наблюдения.
За обедом подали вино, не особо любимый ангелом напиток, но не отказывать же вежливой официантке, разливающей дармовое счастье по бокалам. Да и пива в бесплатном меню на сегодня не числилось. Вытерев руки и рот салфеткой, Ивар сгреб фужер и высоко поднял его над головой:
- За отпуск и Вернера, что так щедро оплатил наш отдых!
Люд спадал, оставляя после себя гору испачканных тарелок и объедков на столиках кафе. Их дружная кучка осталась чуть ли не последней за столом. Подхватив пару яблок, Флинн погарцевал в номер с целью переодеться и занять наблюдательную позицию с мохито в руке и лежаком под задницей возле бассейна. На девице, что так резво скрылась с их глаз, было легкое прозрачное почти платьице, под которым легко угадывались очертания купальника. Конечно, она могла и на пляж пойти, но пускай там наблюдают другие, более резвые товарищи из отдела Августа.

+3

17

— Рейвен, будь добр, дай внятное объяснение данному тобой определению, — вежливо попросил Август, качнув головой. Со стороны могло показаться, будто он испытывает некоторый дискомфорт из-за попавшего в ухо песка. На деле же он и правда испытывал постепенно возрастающее желание узнать, какой скрытый смысл скрыт в загадочной фразе, оброненной Рейвеном.
"Деда строить", — даже обширные познания в языках и отличная память не могли помочь. Что означала эта фраза в переводе на привычный Августу язык канцелярита?
Потомок адской гончей не то притворился человеком с дефектом слуха, не то в самом деле не расслышал просьбы: по крайней мере, в сторону отеля он двинулся первым, прихватив с собой Миттенхайна-старшего и при этом выглядел как человек, довольный жизнью и не обремененный никакими просьбами. Очень расслабленный вид, лицо без видимых признаков какого-либо беспокойства или волнения, свободная походка, быстрый шаг — все это говорило о желании Рейвена как можно скорее достигнуть конечного пункта назначения, то есть номера, в котором они проведут всю следующую неделю (в том, правда, случае, если удастся сдержать благородные порывы молодежи отправиться искать развлечений ночью и приводить их в чувство поутру). Но уже на полпути он остановился. Растерянный взгляд и взгляды, направленные в разные точки пространства вокруг себя означали, что дальнейший путь в памяти Чельберга не запечатлелся. Август взял инициативу и ладонь Потомка в свои руки, коротко и по-деловому кивнул сменщику на стойке регистрации постояльцев и в номер они вошли вместе. Но и тут Рейвен умудрился в буквальном смысле вырваться вперед: он высвободил запястье из захвата пальцев Ищейки и с удвоенным усердием принялся рассматривать обстановку, проявляя при этом удивление и радость естествоиспытателя.
Все, что оставалось Августу — наблюдать за поведением всей вновь воссоединившейся троицы.
— И тебе адресую свое приветствие, — невозмутимо произнес он. Судя по наглому и довольному выражению лица место Адольфа снова занял Тод. Теперь Августу следовало более пристально наблюдать за ним.
Душ, Рейвен, — следующие полчаса мир ограничился для Ищейки этим. Только оказавшись под теплыми струями воды он осознал, насколько тело было утомленным после перелета. Урчание в животе и легкое головокружение (последний раз Миттенхайн принимал пищу задолго до самолета) только подтвердили его догадки. Переодевшись в легкий льняной костюм, он спрятал рабочие бумаги и кивнул всем присутствующим, подтверждая свое согласие отправиться вниз и перекусить.
Ресторан встретил обонятельный рецептор Августа шквалом запахов. Не будь у Ищейки привычки не есть несколько дней, оставаясь при этом в рабочем состоянии, он с большой вероятностью упал бы в обморок, не пройдя и нескольких шагов. В его тарелку лег греческий салат, два куска пиццы с грибами и едва теплое рагу из овощей.
— Адольф, сделай одолжение, веди себя целесообразно этикету, — но тот никак не отреагировал на попытку себя пристыдить. Шел и брал еду прямо руками. Август неодобрительно качал головой: ну что за трудный Потомок.
— Мы ищем объект, указанный в рабочем задании. Большего я пока сообщить не могу, — ответил Август на вопрос Тода, когда они расположились за столиком. Краем глаза он успел заметить спешный побег девушки. Рука легла на плечо Рейвена. — Молодец, Рейвен. Ты обнаружил ее первым. Теперь наша задача усложняется — нужно обнаружить ее снова, да так, чтобы она вторично не совершила побег. За Вернера! — Август поддержал Ивара, но не от искренней благодарности Координатору, который в самом деле вложился в оплату их отпуска. Северина в эти нелегкие времена хотелось поддержать. Поймав себя на этой мысли, Август едва заметно улыбнулся.
Он едва успел отдать просьбу, видя, что Флинн встал с места и намеревается уходить:
— Ивар, будьте добры, при обнаружении девушки сообщите об этом мне, хорошо?
Поняв, что его услышали, Август встал из-за стола и то же самое вслед за ним сделали оставшиеся за столом. Поцелуй за ухо Рейвену, настороженный взгляд на Тода. Признаться, за успех операции Август испытывал беспокойство именно из-за наличия этого субъекта в голове его младшего брата.
— Рейвен, Адольф, у меня к вам так же есть просьба. Прогуляйтесь вдоль пляжа и ближайших окрестностей. Девушка, которую мы ищем, может скрываться от наших глаз не так и далеко, как нам сейчас кажется. Как только — и если — вы ее обнаружите — сообщите мне. Мой номер введен в записную книжку вас обоих.
В номере Флинн не терял времени даром. Август присоединился к нему, пообещав себе, что не оставит Потомков одних слишком надолго.
— Есть новости?

+1

18

— О чем ты вообще? — Рейвен фыркнул. — Совсем ебнулся?
Конечно, перед ним сейчас был Тод, весь разум которого был большую часть времени отключен, а самой главной движущей силой была та, что находилась в паху. Рейвен был в хорошем расположении духа, поэтому не начал возмущаться на тему того, что Тод смеет лезть в его постель и вообще говорит глупости: они с Августом даже не оставались наедине в помещении, с чего вообще кому-то в голову могла прийти мысль, что они успели... переспать?
Удивительно, как Тод вообще иногда мог казаться нормальным человеком.
— Прекрати, — Рейвен ворчливо одернул Августа: иногда этого мужика перекрывало настолько, что он напрочь забывал человеческую речь. В такие моменты с ним не мог общаться даже Рейвен, привыкший буквально ко всеми, научившийся различать любые нелепые словоформы, трактовать их на простой человеческий язык и уяснять.
Но, право слово, все это ужасающе утомляло. Можно ведь, в конце концов, и по-человечески говорить.
Максимально дурацким Рейвену казалось поднятие бокалов за того мужика-в-бумажках, который умудрился выбить им эту поездку. Ему было мало известно про Вернера, разве что то, что он был Координатором Адольфа. В общем-то, этого ему вполне хватало. Но раз все так хотели пить за этого ангела, то и Рейвен не был против. Он поднял бокал, отсалютовав им, и молча осушил. Ради приличия стоило остановиться и не нажираться дальше, хотя уж очень хотелось. Рейвен с удовольствием представлял, как вечером нажрется алкоголем в ближайшем баре, как встретит рассвет в сладостном похмелье... о, это было бы просто прекрасно!
Рейвен постучал пальцем по кончику носа, глянув на Флинна:
— Нюх! Внимательность! Упорность! — на самом деле, никакого особого нюха сейчас Рейвен не имел, да и, может, не имел его даже тогда, когда из его лица выезжала собачья морда, а вот способность распознавать Существ сработала так, как надо.
Он пытался съесть как можно больше, пока их не выгнали из ресторана: странно было, что их не попытались выставить за дверь, когда Тод вел себя так, будто только что прибежал из джунглей. Алкоголя было мало, Рейвен вертел головой, пытаясь обнаружить хоть одну приличную бутылку, но ничего, кроме вин, не видел и расстраивался.
Флинн поднялся и ушел первым, почти сразу поднялся и Август. Рейвен поднял голову, посмотрев на него, вздохнул, хлопнул по плечу:
— Прекрати напрягаться, ты тут так, в отпуске. Развлекись, оттянись, будь, короче, нормальным человеком!
Проходя мимо и осознавая, что, в общем-то, поблизости нет никаких знакомых, а Тод занят и не смотрит, Рейвен хлопнул Августа по заднице и пошел к выходу из ресторана.
Он приехал сюда отдыхать, поэтому даже не знал, с кем лучше иметь дело — с Тодом или Адольфом. Что один, что второй не располагали к получению удовольствия от курорта, были проблемными и, пожалуй, могли навлечь массу неприятностей, вот только Адольфу пришлось бы быть нянькой, а Тоду зачастую хотелось прописать по морде. Что из этого выбрать — неизвестно.
Поэтому Рейвен решил шагать как можно скорее, чтобы прочесать пляж, еще раз нырнуть в море, найти где-нибудь алкоголь и свести контакт с младшим Миттенхайном до минимума.
В конце концов, вокруг было так много красивых девичьих фигурок, на которых хотелось полюбоваться, а вид Адольфа их скорее отпугнет, чем привлечет.
Солнце уже не обжигало так сильно, как пару часов назад, наконец-то стали открываться крошечные забегаловки у берега, и Рейвен, игнорируя наставления о поиске девчонки, прямиком отправился в открытый бар, заказал бутылку пива, облокотился о стойку, прикрыл глаза и сделал несколько больших глотков, наслаждаясь моментом.

+1

19

Вот отпуск, который подарил белокрылый герр Вернер, вот Адольф, то есть, в настоящий момент, Тод. Он страсть как хочет развлекаться, творить непотребства разной степени тяжести и совсем не хочет нести ответственность за свое поведение. Какие могут быть вопросы к человеку, сто лет не выезжавшему заграницу, да тем паче на курорт?
Никаких вопросов быть к нему не может, конечно же! А все претензии к тому, что Рэнсон ест, не используя столовые приборы, желающие могут отправить по адресу тех, кто устроил из его жизни на последнем ее промежутке кромешный ад, не дав даже толком пожить  — то есть, на хер.
Ну, или к Августу, у него всяко с собой запасные бланки для жалоб имеются!
Тод бросал взгляды на всех присутствующих по очереди, активно жевал, жестикулировал и умудрялся при этом не заплевать весь стол едой. Ему было весело, просто до чертиков весело, так весело ни ему, ни даже Адольфу весело никогда не было, но в то же время всего — даже прежних своих выходок, раньше казавшихся безумными, а сейчас — всего лишь нормальными, — казалось мало. Хотелось выкрутить ручку абсурда и веселого сумасшествия до максимума, накидаться алкоголем и пойти буйствовать в компании с Рейвеном и Флинном.
Вот только Август портил своим кислым видом всю живописную картину. При взгляде на него Тод мгновенно поскучнел. Не будь рядом еще одного Потомка, к которому хотелось прямо сейчас прижаться боком, да так и сидеть до глубокой ночи, и ангела с бьющей через край энергией, Рэнсон с большой долей вероятности затеял бы драку с Ищейкой.
Просто так, чтобы развеять скуку.
— Ифейка! — Расхохотался Тод, до неприличия довольный происходящим. Он покрутил головой, переводя взгляд с Августа на Рейвена и обратно, хлопнул рукой по столу. — Ифейка, ифейка, ифейка!
На их столик уже оглядывались люди. Чутье Адольфа уловило витавшее в воздухе напряжение, чуть дальше ощущался некоторый спад позитивных эмоций. Но кого это волнует! За столиком Тода все было прекрасно.
— За Вернера? Пить? Ну не-е-е-ет. Этот ангелок мне оч-ч-ч-чень много, просто дохуя всего должен, проценты набежать успели! И задание ваше тоже пусть... — Заартачился было Тод, но перестал, получив пинок по колену от Августа и выпивку в руку. Махнув на свое возмущение рукой, он опрокинул в себя жидкость. В рот попала только половина, остальное пришлось утирать с подбородка ладонью, но градус настроения это не уронило. — Хер с вами, за Вернера!
Будь проклят тот, кто придумал выдать им "рабочее задание" одновременно с отпуском. Тод скрипнул зубами, скрестил руки на груди. Судя по всему, развлекаться здесь хотел не только он.  Ближайшей мишенью оказался Рейвен, но стоило протянуть руку, как он, словно почуяв намерение Тода, встал и спешно покинул локацию вслед за Флинном и Августом.
Оставшийся в одиночестве, которое даже близко нельзя было назвать гордым, Рэнсон фыркнул, облокотился на стол, подпер кулаком щеку и продемонстрировал в сторону отеля средний палец.
"Нет, ну серьезно, здесь что, работать должен только я?" — кисло спросил он у самого себя. — "Всем остальным это ни в хуй не упало?"
Тод кисло улыбнулся, ощущая себя в своем праве. Вот он утрет всем носы, когда приведет к Августу ту самую девчонку! Осознав, что, кажется, только что нашел себе отличное занятие, Рэнсон вскочил и помчался по направлению к берегу, внюхиваясь во все, что двигалось. Он быстро бежал, иногда задевал других людей, намеренно пытаясь свалить их с ног или сам бывал сбит встречными людьми, желающими окунуться в прохладную морскую воду. Веселый смех Тода разносил по берегу ветер, ноги были выпачканы в песке, а дыхания постоянно не хватало. Но он чувствовал себя живым и искренне этим наслаждался.
Когда он почти добежал до цивилизации, представлявшую собой несколько забегаловок, ему в бок угодила фрисби. Споткнувшись и визгливо прокричав "караул!", Тод упал.
К нему подбежал бодрый лабрадор и принялся активно вылизывать лицо. Тод втянул носом воздух, пытаясь понять идущие от него ощущения и, наконец, уловил тот же самый задор и энергию.
Ну и вспомнил про Рейвена заодно. Вслух, очень громко и успел даже ругнуться, помянув его батюшку.
— Все... лучше не бывает, — Рэнсон показал большой палец вверх, огромным усилием воли удержавшись от ругательств. — Получи! — Фрисби улетела в сторону берега, а сам Рэнсон побежал за ним. Ни догнать, ни поймать летающую талелку не получилось, зато мертвый музыкант довольно скоро поимел в своей копилке еще одно падение от встречи с другим человеком.
На этот раз ему хватило сноровки подняться на ноги первым. Он галантно, по-августовски, протянул руку — и недоуменно фыркнул. Когда до него дошло, что ему повезло — вот так, совершенно случайно — по лицу опять поползла довольная улыбка.
— Оставайся на месте, — цепкий взгляд глаз Адольфа должен был сковать волю девушки, которую так искал Август. — Меня зовут Тод и я классный. А как твое имя?

0


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 20.04.13 Между Сциллой и Харибдой (заморожен)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC