Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 03.11.13. Паника


03.11.13. Паника

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время и Место:
Особняк Киршнеров, клиника "Золотые небеса". Утро-вечер.

Участники:
Алоис Киршнер, Дитер Крамер.

Краткое описание эпизода:
Киршнер узнает, что его мать чувствует недомогание и панику, боясь, что "моровка" добралась и до нее.  Алоис ничего не может сделать, кроме как попросить помощи у Дитера Крамера - единственного, кто занимается исследованием болезни и знает о ней намного больше, чем кто-либо другой.

Предупреждения:
Возможна обсценная лексика.

0

2

Ноябрь обещал был холодным. Недавно выпал первый снег, почти сразу же растаял, но оставил после себя ощущение пробирающей до костей промозглости. Алоис, выйдя из подъезда и недовольно кинув взгляд на низкое, свинцово-серое небо, поднял ворот пальто до самого носа и решительно застегнулся на все пуговицы. С минуты на минуту должен был полить дождь, и Киршнер был крайне рад, что рядом с домом его уже ждала машина. На этом  радости заканчивались - место, куда он ехал, не вызывало у него восторга. Да и причина, по которой он вообще срывался куда-то с самого утра в свой выходной день, была совсем не приятной. Тяжело вздохнув, демон сунул в угол рта сигарету, щелкнул зажигалкой и начал спускаться вниз.
Завидев Алоиса, водитель, немолодой, но крайне проворный демон, поспешно выбежал из машины и, опережая его, открыл перед ним дверь салона.
- Герр Киршнер, - он почтительно склонил голову в знак приветствия, - надеюсь, просьба фрау Киршнер не отвлекла вас от важных дел.
- Будь спокоен, Стюарт, - фыркнул Алоис, останавливаясь рядом с ним, но не спеша забираться на заднее сидение машины, - в столь ранний воскресный час единственным моим важным делом был сон. Но с этой потерей я как-нибудь смирюсь. Скажи-ка мне лучше: у тебя есть, что рассказать мне?
Глаза Стюарта испуганно округлились, и он боязливо заозирался.
- Прямо здесь? Прямо сейчас? Господин, но вдруг нас услышат?
Алоис в ответ презрительно скривил губы:
- Расслабься. Слежки за мной нет, за тобой - тоже. На дворе семь утра, воскресенье - да я поблизости вообще людей не вижу!
- И все же...
- Боже мой, - с сожалением протянул Алоис, разглядывая ярко вспыхивающий кончик сигареты, - отчего же ты такая боязливая крыса, Стюарт? Дай мне спокойно докурить и отработай деньги, которые я тебе плачу. Повторяю: у тебя есть, что рассказать мне?
Сюарт оскорбленно поджал губы, однако Алоису было безразлично, обидели его столь грубые слова или нет. На самом деле он был водителем Изабеллы, но еще летом Киршнер подкупил его, чтобы знать обо всех делах и встречах матери. Платил он ему хорошо, лишних проблем - например, быть случайно раскрытым хитрой демоницей - не прибавлял, поэтому сейчас абсолютно не понимал этой паники.
- Если моя мать боится, что больна "моровкой", значит, у нее недавно были какие-то встречи. Насколько я знаю, в ближайшее время она не выезжала из города и даже сделала себе небольшой отпуск по работе. Было что-то незапланированное? - продолжал допытываться Алоис.
- Не думаю, что она не планировала эти встречи, - неуверенно пожал плечами Стюарт, в очередной раз смирившись со своей долей. - На неделе она три раза выезжала на встречу с редактором и менеджером. Вчера она как раз виделась с менеджером, но ничего подозрительного я в этом не заметил, да и разговоров по дороге она не вела.
- Вчера она выглядела здоровой?
- Немного уставшей, но это все.
- И за всю неделю из дома она больше не выходила? - недоверчиво уточнил Алоис. Зная свою мать, он с трудом мог представить, чтобы она так долго сидела на одном месте.
- Жаннет говорила, что пару раз она не вызывала меня, - быстро исправился Стюарт. - Ее забирала какая-то другая машина...
- И какого черта ты не сказал мне об этом сразу? -  раздраженно оборвал его Киршнер, прищурившись.
- Я...- водитель испуганно посмотрел на демона и с силой, до побелевших костяшек сжал руки на двери машины. - Извините, мне подумалось, что это неважно...
- Ты издеваешься? - угрожающе тихо спросил Алоис. - Она уезжала непонятно куда, непонятно с кем, но ты решил, что это "неважно"? Стюарт, еще раз забудешь о таком "неважном", и я вдвое урежу цену, которую я тебе плачу. Если не хуже, - добавил он, усмехнувшись, и, сделав последнюю затяжку, щелчком отправил окурок в стоящую рядом урну. - Ладно, поехали.
Он быстро забрался на заднее сидение, подобрав полы пальто, и Стюарт захлопнул за ним дверь. Из-за затемненного стекла водитель не мог видеть лица Киршнера, зато Алоис мог прекрасно разглядеть его - бледное, перепуганное и какое-то разом осунувшееся. Насколько демон знал, Стюарт помогал оплачивать обучение своей внучки в колледже, поэтому деньги для него никогда не были лишними. А еще он был ужасно труслив, поэтому наверняка представил под "если не хуже", как молодой Киршнер, не дрогнув в лице, пускает ему кровь и разливает ее по баночкам на черный день. Алоис ухмыльнулся и отвернулся в другую сторону.
Поездка прошла в абсолютной тишине. Стюарт сосредоточенно следил за дорогой, Алоис безразлично рассматривал проносящиеся мимо городские пейзажи. Демон медленно, но верно засыпал и был бы рад еще подкалывать трусливого водителя, однако опасался, что его хватит сердечный приступ и они впишутся в какой-нибудь дорожный столб. Поэтому, когда они подъехали к особняку Киршнеров, Алоис чувствовал, что непременно уснет на ходу, если кто-нибудь не пообещает ему чашку крепкого, бодрящего кофе.
Навстречу им выбежала Жаннет. Полноватая, в развивающемся легком платье с надетым поверх передником, она бросилась к Алоису, порывисто обняла его, не обращая внимания на робкие протесты с его стороны, а потом отступила на шаг и строгим взглядом оглядела его с ног до головы.
- Ты похудел, - заявила гувернантка, завершая осмотр. - Не знаю, куда больше, но ты все-таки действительно похудел. Останешься сегодня подольше, я как раз готовлю пирог. Никуда не отпущу, пока не съешь хотя бы два куска.
- Зная твои куски, я лопну, Жаннет, - улыбнулся Алоис и медленно направился к оставленной нараспашку входной двери. - Расскажи лучше, как моя прелестная матушка?
Гувернантка, засеменившая вслед за ним, лишь неопределенно всплеснула руками.
- Заперлась у себя в комнате, никого не впускает, и сама не выходит, - нажаловалась она уже тогда, когда они оказались в просторном холле. - Я, конечно, понимаю,  она опасается, что могла подхватить этот вирус, но такая паника... Это смехотворно! Прежде, чем паниковать, стоит удостовериться в том, чем ты болен!
- Возможно, - уклончиво ответил Алоис, но мысленно согласился с каждым словом Жаннет. О том, что его мать - та еще королева драм, он знал не по наслышке. - А где мой отец? Еще не вернулся с командировки?
- Сам знаешь, что нет, - отмахнулась гувернантка. - Возможно, будь он здесь, Изабелла не стала бы так привлекать к себе внимание. Людям совсем не обязательно знать о наших проблемах.
- Кажется, я даже начинаю жалеть, что он в отъезде, - усмехнулся Алоис, передавая Жаннет пальто. - Сейчас на меня выльется море слез, криков и истерики.
- Нельзя так говорить о  матери, - погрозила ему пальцем Жаннет, но тут же спохватилась, хлопнув рукой по лбу: - Пирог! Я совсем о нем забыла! Все, иди наверх и говори с ней! - и убежала в сторону кухни с верхней одеждой Киршнера в руках.
- Надеюсь, ты не станешь разгонять дым моим пальто, если пирог действительно пригорел, - проворчал Алоис ей вслед, но гувернантка, конечно же, не услышала его слов.
Тяжело вздохнув, демон взбежал вверх по лестнице и направился к комнате Изабеллы. Дверь она и правда заперла. Алоис коротко постучал и устало оперся на дверной косяк. Какая досада, он совсем забыл попросить Жаннет сделать ему чашечку кофе!
Услышав за дверью шаги и глухое покашливание, Киршнер заговорил первым:
- Что, так и будем разговаривать через дверь?
- А ты видишь другой способ? Извини, что не додумалась пробить в ней окно к твоему приходу, - фыркнула Изабелла. - В любом случае, ты должен мне помочь!
- Как? - мрачно отозвался Алоис, подавив зевок. - Если ты забыла, то я не учусь на медицинском.
- Старческий склероз со мной еще не приключился, юноша, - строго ответствовала Изабелла. - Неужели в Доме нет никого, кто занимается исследованием болезни? Не смеши меня...
- С чего ты вообще решила, что это - именно "моровка"? - скучающе оборвал ее Киршнер. Подумал немного и опустился на ковер, привалившись спиной к стене. - Сначала нужно провериться на какие-либо другие заболевания. Вызвала бы нашего семейного врача, и он...
- Я не хочу вызывать нашего семейного врача, - в голосе Изабеллы послышались капризные нотки. - Я знаю, что на людей эта чертовщина не распространяется, но сейчас меня не волнует человеческое здоровье. Меня волнует мое самочувствие. Симптомы те же, о которых и говорилось. И, к тому же, я слышала, что эта "моровка" распространяется по организму в кратчайшие сроки. Ты, что же, хочешь, чтобы у меня были осложнения? Вызови к нам какого-нибудь вашего врача, и я...
- У нас действительно есть специалист, но к нам домой он не поедет, - насмешливо заметил Алоис, поднимаясь на ноги и потягиваясь.
- Но мне нельзя выходить из комнаты...
- Тебе все равно пришлось бы открыть дверь, приедь он к нам. Так что прекращай панику. Я созвонюсь с ним и договорюсь о встрече. Если нам повезет, то мне удастся договориться, чтобы он осмотрел тебя сегодня, поэтому будь готовой.
Несколько секунд из-за двери не доносилось ни звука, но потом - Алоис страдальчески вздохнул - Изабелла захихикала, как девчонка:
- Ужасно, каким серьезным и непреклонным ты можешь быть! Мой сын, определенно, становится взрослым.
Ничего не ответив, Киршнер лишь устало потер лоб и направился в свою старую комнату. Там он рухнул на кровать, попялился в потолок несколько минут, а потом достал из карма мобильный. Специалист у них действительно был - Дитер Крамер, однако Алоис не знал, как с ним связаться - кроме как через регистратуру клиники "Золотые небеса". Однако вряд ли в воскресное утро у них будет вестись прием... И вообще, Алоис, наверное, чувствовал некоторые угрызения совести. Из-за необоснованной паники Изабеллы, он должен дергать абсолютно постороннего человека.
Но вдруг она действительно больна "моровкой"? Тогда ему необходимо узнать номер самого Крамера, как бы некультурно это ни было.
Вопрос "откуда?" отпал почти сразу же. Алоис вспомнил, что один из его отдела собирался оставаться на выходные в Доме, чтобы урегулировать дела с какими-то документами, поэтому, недолго думая, позвонил ему и уже через несколько минут стал счастливым обладателем нужной информации.
На часах было восемь утра, поэтому со следующим звонком Киршнер решил повременить. Дитер Крамери- наверняка - и так не будет счастлив, что его дергают в выходной день, поэтому не стоит еще больше портить первое впечатление. И Алоис спустился вниз, на растерзание Жаннет. Та впихнула в него пирог, как и обещала, и за разговором с гувернанткой демон провел весь следующие полтора часа. Когда часы показали десять утра, Алоис все-таки решился. Он вышел на веранду, закурил и набрал номер Дитера Крамера.
Тот ответил через пару гудков.
- Здравствуйте, герр Крамер, - как можно вежливее заговорил Алоис. - Прошу меня извинить за столь ранний звонок. Меня зовут Алоис Киршнер, отдел Ищеек женевского Дома. Понимаю всю наглость со своей стороны, но я хотел бы попросить у вас о консультации и о приеме... сегодня, если подобное возможно.
Алоис замолчал на несколько секунд, продумывая, что сказать дальше, и слушая Крамера.
- Существует вероятность, - наконец продолжил он, глубоко затягиваясь сигаретой, - что один из членов моей семьи подхватил вирус, известный как "моровка", и вы, насколько я знаю, пока единственный, кто может подтвердить или опровергнуть факт заболевания. Поэтому... что скажите, герр Крамер? Можете ли вы оказать мне подобную услугу?

+4

3

Звонок с неизвестного номера на личный мобильный разбудил Дитера. Выскользнув из-под одеяла и мирно сопящего Каина, не дававшего ему спать всю ночь, демон поднялся с постели и ответил.
Пока в трубку вещал сдержанный молодой голос, Крамер успел найти на тумбочке сигареты, прикурить и теперь ласкал взглядом оголившуюся ягодицу секретаря, так соблазнительно выглядывающую из-под белого шелка покрывал. Бросить бы трубку, нырнуть в это облачное тепло мягких объятий, отдаться низменным страстям и поцелуям. Хотя бы еще на час, прежде чем суматоха дня, выходного для многих, но не всех, не захватила его в абсолютное свое владение.
- Дайте мне час на сборы и точный адрес. И избегайте прямых контактов, ни к чему распространять вирус. Если есть в семье люди - пусть лучше контактируют они, но и с ними в таком случае сократите контакты.
Дав эти короткие указания, демон все же позволил себе отодвинуть дела в сторону ради нескольких приятных минут. Он лег обратно и довольно бесцеремонно разбудил любовника требовательным поцелуем.
...В машине было зябко. Осень заявила о своих правах, что поделать. Пришлось включать печку, несколько минут по очереди согревать пальцы на руле. Радовало, что утром воскресного дня трафик был минимальным. Женевцы в основном передвигались по тротуарам легкой спортивной трусцой или неспешным прогулочным шагом рядом со своими лохматыми питомцами.
В последние несколько недель Крамера не покидало ощущение смыкающейся западни: сперва трагедия с мощным и прекрасным демоном дю Плесси, затем несколько тревожных сигналов от Координаторов, а теперь еще звонок от совершенно незнакомого парня, чью мать, вспомнил демон,  в "золотых Небесах" несколько раз в год приводят в состояние "юной и прекрасной" женщины при помощи дорогостоящих косметических процедур. Не представься Киршнер работником Дома, Дитер послал бы его вежливым - обращайтесь к другому специалисту и остался бы в ласковых руках Каина.
Огромный роскошный особняк, на содержание которого наверняка уходило столько денег, сколько и на клинику Крамера, производил приятное впечатление. Дитеру открыли ворота, он плавно прокатился по идеально ровным дорожкам и припарковался у парадного входа, где его поджидал швейцар... Или правильней было назвать его дворецким?
Ему сообщили, что господин Киршнер ожидает в гостинной и вежливо предложили проводить. Глупо было отказываться от такой услуги, особенно в свете того, что демон переступал порог семейного гнездышка Киршнеров впервые.
- Не слишком приветливое утро у вас вышло, не так ли? - Крамер протянул руку молодому человеку, лицо которого видел впервые. Оценивающий взгляд профессионала пробежался по высоким скулам, острым контурам правильной формы носа, по широкому разлету бровей. Если что-то и стоило исправить в этом творении, то только глаза, которые были несколько близко посажены. В целом, Алоис Киршнер производил столь же благостное впечатление, что и жилище его семьи. Дорого, почти стильно, почти со вкусом.
- Прежде, чем я начну осмотр больного, я бы хотел уточнить подробности у вас. Имя, возраст, хронические заболевания и аллергии, - Дитер раскрыл чемоданчик, который принес с собой из машины, достал чистые листы бумаги, пока безмятежно-белые, безымянные, - а так же, - демон обернулся, и жестом отправил дворецкого из комнаты. Пришлось подождать, пока любопытный человек уберется за пределы слышимости, после хирург продолжил, - расу, к которой принадлежит ваш родственник.

+2

4

Сбросив вызов, Алоис задумчиво уставился вдаль. С улицы дохнуло еще большей прохладой - начался дождь. Киршнер смотрел, как под его крупными  каплями постепенно намокает гравий подъездной дороги и думал, что определенно точно удивлен. В конце концов, он даже и представить не мог, что Дитер Крамер решит приехать к больной сам. С другой стороны, его действия нельзя не назвать логичными или, в крайнем случае, практичными: если Изабелла действительно больна "моровкой", то ее контакты с внешним миром нужно сократить до минимума - тут уже нет дела до каких-либо удобств.
- Ал, - в дверях веранды показалась Жаннет. В руках она держала небольшой поднос, на котором стояла одна единственная чашка. - Ты уже договорился с доктором?
- Да, - демон кинул на гувернантку быстрый взгляд через плечо. - Будь добра, приготовь что-нибудь для нашего гостя. В качестве радушного хозяина я просто обязан хоть как-то загладить неудобства, причиненную герру Крамеру.
- Верно, - мягко улыбнулась Жаннет. - Через сколько он прибудет?
- Где-то через час... Может, через полтора.
- Тогда я успею приготовить рыбу и какой-нибудь из салат.
- Оставляю это на твое усмотрение, - дернул плечом Алоис. Жаннет всегда могла приятно удивить своим кулинарным мастерством; ей были не нужны ни советы, ни рекомендации.
- А тебе я принесла кофе, мой мальчик, - спохватилась гувернантка. - Я добавила немного коньяка... подумала, что тебе будет неплохо расслабиться, - подмигнула она и подошла на шаг ближе, вытягивая руку с подносом.
- Спасибо, Жаннет, - улыбнулся Алоис, перехватывая чашку за ручку и с наслаждением вдыхая крепкий кофейный аромат. - Ты продолжаешь читать мои мысли.
Дождавшись, пока пожилая демоница торопливо скроется в доме, Киршнер докурил оставленную в пепельнице сигарету и принялся за кофе. В голове у него неустанно крутилась лишь одна мысль: где была Изабелла и с кем встречалась за эту неделю, раз настолько паникует, откидывая все возможные варианты и настаивая на заболевании "моровкой"? Алоис нахмурился. Его мать ходила по острому краю ножа, забавляясь своими тайнами: в этот раз, если она действительно подхватила вирус, ей придется рассказать ему о всех своих контактах перед заболеванием.
Затушив окурок о край пепельницы и оставив чашку с недопитым кофе на широких перилах, Киршнер направился обратно к комнате Изабеллы. Уж лучше предупредить ее обо всем заранее, чем потом выслушивать ее стенания о несправедливой судьбе.
- Почему я должна рассказывать кому-то о своих встречах? - сразу же ощетинилась Изабелла из-за закрытой двери.
- Потому, - поморщился Алоис, - что ты умная женщина и сама понимаешь, что "моровка" не берется из воздуха или с помощью лотереи. Ты заразилась от кого-то.
- Может, и нет, - робко воспротивилась фрау Киршнер, и Алоис устало покосился в сторону двери:
- Совсем недавно ты была в этом почти уверена.
- Этого вообще не должно было произойти...
- Что ты сказала? - Изабелла шептала скорее для себя, чем для кого-то другого, но Алоис услышал - однако решил сделать вид, что нет. Что-то подсказывало демону, что его прелестная матушка вот-вот может случайно проболтаться о чем-то, что совсем его не порадует.
- Ничего! - встрепенулась Изабелла в ответ, и Киршнер услышал, как она поспешно уходит вглубь комнаты. - Я устала и хочу отдохнуть.
Алоис замер на секунду, разочарованно вскинув брови, а потом усмехнулся.
- Ну, кто бы сомневался, - пробормотал он и, недолго думая, вернулся на веранду за кофе.
С кухни доносился грохот посуды; Жаннет что-то весело напевала и, судя по запахам, уже заканчивала готовку. В холле ошивался дворецкий: он ждал приезда гостя и явно не знал, куда себя деть. Сам Алоис все следующее время до приезда просидел на веранде, куря и цедя остывший кофе.
Наконец открылись ворота, и к дому медленно подъехала дорогая машина. Перед тем, как доктор в компании расторопного дворецкого, вошел внутрь, Алоис успел предупредить, что будет ожидать в гостиной.
Дитер Крамер представлял собой человека - а точнее, существо - крайне серьезного, сдержанного. Он оказался немного ниже Киршнера, но за счет цепкого, чуть надменного взгляда явно умел создавать иллюзию того, что все равно смотрит на собеседника сверху вниз. Алоис коротко, но крепко пожал его протянутую в знак приветствия руку и сдержанно улыбнулся:
- Что ж, признаться честно, бывало начало дня намного лучше. Прошу вас, присаживайтесь, - он кивнул в сторону кресел, - и чувствуйте себя как дома. Я бы предложил вам выпить, но в свете событий это будет немного неуместно. Однако, полагаю, я смогу побыть гостеприимным хозяином после того, как мы закончим дело.
Закончив говорить, Киршнер уселся напротив Крамера и принялся внимательно наблюдать, как тот достает листы, проверяет работоспособность ручки. Его отвлекло движение где-то у двери, и, подняв взгляд, Алоис увидел, что дворецкий все еще стоит в гостиной, ожидая распоряжений. Заметил его и доктор и жестом приказал уйти. Дворецкий кинул взгляд на хозяина, и Киршнер кивнул, подтверждая, что он действительно должен их покинуть. Мужчина с поклоном удалился.
- Думаю, - протянул Алоис, когда дверь за ним бесшумно закрылась, и поудобнее уселся в кресле, - теперь мы можем говорить без опаски. Что касается ваших вопросов. Мою мать зовут Изабелла Киршнер, ей восемьдесят три года, раса - демон. А вот насчет возможной аллергии и хронических заболеваний я не уверен. Надеюсь, вы не возражаете, если я приглашу нашу гувернантку? Она намного больше проводит время с моей семьей, нежели я, поэтому и знает намного больше. И можете не опасаться, она - тоже не человек, а демон.
Дождавшись согласного кивка, Алоис извинился и на минуту вышел. Жаннет, услышав его просьбу, округлила глаза, но быстро вымыла руки, поправила прическу, сняла передник и поспешила за ним.
- Доброе утро, господин Крамер, - расцвела она добродушной улыбкой, оказавшись в гостиной, - надеюсь, мы не принесли вам больших неудобств.
- Присаживайся и ты, Жаннет, - распорядился Алоис, указывая на пустующее кресло. - Господину Крамеру интересны возможные хронические болезни моей матери и аллергии. Можешь помочь нам с этим?
Жаннет задумчиво нахмурилась.
- Я постараюсь. Я точно знаю, что у фрау Киршнер дистония острой формы, и, как мне кажется, больше ничем она и не страдает. А вот из аллергий... Ах, точно! У нее есть аллергия на антибиотики б-спектра, - заученно оттараторила гувернантка, - а из обычных - на мед и на пыльцу. Пожалуй... пожалуй, это все, - немного растерянно закончила Жаннет и кинула на Алоиса вопросительный взгляд.
Тот одобрительно кивнул ей и, в свою очередь, посмотрел на Дитера Крамера.
- Что-то еще, герр Крамер?
Кашлянув, Жаннет встала.
- Я покину вас. Герр Крамер, искренне надеюсь, что потом вы останетесь и отобедаете у нас, - еще раз улыбнулась она и ушла.
Алоис побарабанил пальцами по подлокотнику кресла и вздохнул:
- Что дальше, герр Крамер? Командуйте, я ничего не смыслю в подобных делах.

+2

5

- Благодарю за предложение, но я избегаю спиртного по утрам, - демон вежливо отказался от выпивки в принципе. Его несколько удивило, что посторонний, в сущности, человек, знает о жизни мадам Кришнер больше, чем ее кровный сын. Однако, хваленая сдержанность хирурга не позволила ему даже бровью повести, когда юноша пригласил к беседе гувернантку. Благо, она оказалась той же породы, что и сидящие в гостиной мужчины.
Данные, полученные от расторопной и последовательной демонессы хирург подробно зафиксировал на бумаге. Он по-прежнему доверял чернилам и листам больше, чем клавиатуре и цифровым носителям, хотя и тратил круглые суммы на системы безопасности. Все дела, касающиеся Существ и Дома, Крамер вел по-старинке, как двадцать лет назад, подчерком, которому позавидовал бы любой шифровщик. Гувернантка принесла извинения и ушла, но демон был уверен - стоит лишь намекнуть молодому хозяину, и она тут же окажется рядом, готовая выполнить любое приказание, ответить на любой вопрос. Возникла шальная мысль, а чего бы сейчас захотел сам Крамер?
"Пожалуй, я не отказался бы от завтрака, но в иной компании," - в голове расписными фресками полыхнули картины развратного секретаря под пошлым банальным клубничным десертом со сливками.
- В первую очередь, - срочные дела вырвали замечтавшегося демона из страстных пучин Ада  на грешную землю, - ограничьте общение вашей матери с иными Существами. И Жаннет поместите в карантин. Любые меры безопасности не будут чрезмерными сейчас, поверьте.
Нужно было лично осмотреть пациента, взять анализы, провести опрос... И опять придется рисковать.
- Пойдемте, состояние пациента без его подробного исследования определить невозможно, - Крамер поднялся с кресла, аккуратно сложил бумаги на столике, а из чемодана достал халат, маску и перчатки.
Мать Алоиса, видимо, уже прослышавшая про опасный вирус, косящий даже сильных Существ, предпочла укрыться от посторонних нлаз в своем будуаре. Крамеру часто приходилось уговаривать женщин выйти из палаты: многие после операций на лице стыдились повязок и едва заметных следов хирургического вмешательства и не желали покидать клинику, даже когда приходило время выписки. 
Вежливый стук в дверь мужчина сопроводил ласковым приветствием, - доброе утро, мадам Кришнер. Это доктор Крамер. Наверняка вы помните наши встречи.
Уточнять при каких обстоятельствах они пересекались Дитер не стал. Не стоит напоминать женщине о ее недостатках, пусть и исправленных умелыми специалистами.
- Ваш сын и домочадцы волнуются о вашем здоровье, поэтому вызвали меня. Чтобы помочь вам, - лицо демона оставалось совершенно бесстрастным, несмотря на то, что голос источал участие и благожелательность, - мне необходимо вас осмотреть. Изабелла, Вы позволите?
Он не стал нажимать на ручку двери. Наверняка она закрыта, и ломиться без полученного на то разрешения, значит испортить все впечатление и спугнуть истеричную особу.

+1

6

Коротко кивнув доктору, Алоис встал с кресла.
- Пройдемте за мной.
В холле перед лестницей наверх их догнала Жаннет и передала Киршнеру маску.
- На всякий случай, - шепнула она и собралась было снова скрыться, но демон аккуратно подцепил ее под локоть, заставив остановиться.
- Жаннет, на всякий случай: надеюсь, за время, когда ты узнала о недуге Изабеллы, ты избегала лишних контактов с существами?
- Я не дура, мой мальчик, - вздохнула гувернантка. - Я знаю, что в худшем случае могу стать носителем и переносчиком болезни. Но я говорила с Стюартом сегодня. Я передам ему, чтобы он пока не ехал домой к своим.
- Будь добра. Это для его же блага.
- Я поняла, - спокойно ответила Жаннет. - Он как раз сидит со мной на кухне. Сейчас же поговорю с ним, - и быстрым шагом направилась прочь.
Повертев завязку маски на пальце, Алоис повернулся обратно к Крамеру:
- Простите за ожидание. Меры предосторожности, как вы и просили.
Он быстро взбежал по лестнице, ведя доктора к комнате матери. В голове роем вились все те же мысли: что будет делать Изабелла, если действительно стала жертвой "моровки"?
Оказавшись у нужной двери, Алоис нацепил маску и пропустил Крамера вперед. Он внимательно наблюдал за ним, пока демон через препятствие разговаривал с его матерью, и думал, что у Дитера доля не из приятных. В конце концов, он очень рисковал, осматривая возможных больных. У Киршнера не было нужного доступа к информации, чтобы знать, как продвигается исследование вируса, но была логика: прошло еще слишком мало времени, чтобы быть уверенным в точных симптомах и возможностях как заражения, так и лечения. Алоис искренне надеялся, что Крамеру хватит перчаток и маски, чтобы остаться здоровым. Иначе именно он, Алоис, будет виноват (хоть и косвенно), а следовательно каким-то образом и ответственен за чью-то жизнь. Перспектива не из приятных.
Изабелла открыла дверь почти сразу, без лишних ломаний и драматических изысков. На ней тоже была маска, так удачно скрывающая богатую мимику своей носительницы - удачно для наблюдательного сына. Теперь были видны только ее глаза, и их холодное, расчетливое выражение выдавало истинное "лицо" хозяйки. Изабелла, конечно, пыталась его скрыть, но не зря говорят, что глаза - некое зеркало души. Единственный способ не дать кому-то заглянуть в это зеркало - скрыть его от любого постороннего, но разве это возможно?
Изабелла явно чего-то опасалась, но Алоис не мог угадать, чего именно: быть зараженной или быть раскрытой? Вот только раскрытой в чем?
Кинув на сына быстрый взгляд, фрау Киршнер поплотнее запахнулась в вязаный кардиган и с приветливой улыбкой в голосе поприветствовала доктора. То, что Дитер Крамер и Изабелла были знакомы, не стало удивлением для Алоиса. Он, может, и не знал о хронических заболеваниях матери, но идиотом не был, поэтому понимал, что популярной писательнице, мелькающей на людях и в прессе, нужно быть... в форме. И помощь именитого в кругах знаменитостей пластического хирурга Крамера была ей попросту необходима.
Изабелла пригласила доктора в комнату и, еще раз посмотрев на Алоиса, кивнула ему. Закрыла дверь. Киршнер, предоставленный сам себе, тяжело вздохнул, привалился спиной к стене и уставился в потолок. Теперь ему, как примерному сыну, остается только ждать.

+1

7

Дверь отворилась неожиданно быстро. Лицо дамы, хозяйки дома и матери Алоиса Киршнера, хоть и было скрыто на половину медицинской маской, показалось смутно знакомым Крамеру. Он не ошибся - действительно, Изабелла посещала его клинику, и он вел консультации, но процедурами занимался другой хирург. Зато женщина явно не забыла привлекательного директора клиники, что в данной ситуации только играло на руку. Она, с величием королевы, приглашающей в свой будуар любовника из низших слоев, отступила, пропуская внутрь доктора. Сын остался ждать за дверью, чему, без преувеличения, Крамер был рад. Незачем распространять заразу среди молодежи.
- Итак, Изабелла, - опасность заражения была велика, поэтому хирург намеревался провести осмотр с минимальной затратой времени, - надеюсь, я могу звать по имени и без титулов?
Улыбку скрыла маска, но голос звучал тепло и успокаивающе. Надо было отдать должное стоящей перед ним демонессе, она не паниковала, не смущалась, и без проволочек, как только Крамер достал стетоскоп, распахнула кардиган, под которым красовалось довольно изящное черное нижнее белье.
- Вдохните глубже, - прикосновение к коже пациентки даже через перчатки дало понять, что вероятность присутствия вируса "моровки"  в теле Изабеллы Киршнер мала. Температура не шкалила, держалась на уровне обычной легкой простуды. Конечно, болезнь не была изучена досконально, но подобных симптомов ранее не возникало. Дыхание затруднено так же не было, и в целом ясность взгляда и ума говорили либо о самой ранней стадии заболевания, либо об его полном отсутствии.
- Ах, Изабелла, если бы все были столь же сознательны и предусмотрительны как вы, то врачам нечем было бы зарабатывать на жизнь, - пошутил демон, убирая стетоскоп и принимаясь ласково прощупывать лимфоузлы пациентки. От дамочки приятно пахло дорогим неброским парфюмом, и все убранство комнаты вторило ему сдержанным богатством. Простого осмотра все же было недостаточно, учитывая плачевную ситуацию со стремительно распространяющимся среди существ вирусом. Поэтому Дитер протянул демонессе баночки для анализов, с просьбой отослать их в клинику завтрашним утром, а затем взял пробу крови.
- Результаты будут незамедлительно, но, Изабелла, могу вас немного успокоить. По всем признакам у вас обычная простуда. Однако, до результатов анализов я настоятельно рекомендую не покидать вашей комнаты. И придерживаться очень сытного углеводного меню. Ешьте шоколад, Изабелла.
Последнее было сказано не как шутка, а как настоящая рекомендация. Женщины ее возраста, пусть и нечеловеческого происхождения, всегда строго следят за фигурой, порой увлекаясь диетами настолько, что истощают свой организм и душу. Позволить себе сладкое во время легкого недомогания - лучшее лекарство.
Попрощавшись с пациенткой, Дитер вышел к Алоису, поджидавшему за дверью.
- Пойдемте поговорим, - он стянул маску, перчатки, убрал их в стерильный пакет и закрыл в чемодане, - но сперва проводите меня в уборную.

+1

8

Оставшись в коридоре в полном одиночестве, Алоис быстро заскучал и почувствовал новый прилив сонливости. Он пораскинул мозгами, посмотрел на часы и, решив, что осмотр Крамера займет вовсе не пять минут, поспешил вниз. Жаннет все еще была на кухне, поэтому Киршнер быстро проскакал мимо нее, попросил еще кофе и унесся искать начальника охраны. Его все же очень заинтересовали внезапные отъезды матери на незнакомых машинах, с незнакомыми людьми. Особенно с тем учетом, что после них она подняла такую панику. Можно было спросить Жаннет, но Алоис не был уверен, что гувернантка так уж следила за отбытием хозяйки и смогла бы сказать ему номера машины или хотя бы описать ее.  Поэтому ему было нужно видео с камер наблюдения, которые расположены по всему периметру территории дома.
К счастью, начальник охраны нашелся быстро. Алоис успел раздать ему все указания и заверить, что ничего катастрофического не произошло, что - это обычные меры предосторожности, когда в кармане брюк резко завибрировал мобильный. Киршнер с удивлением вскинул брови, но, как только посмотрел на высветившийся на дисплее номер, чуть не застонал от досады. В это прелестное воскресное утро для полного его счастья не хватало только разговора с отцом.
- Я узнал, - заговорил Киршнер-старший, как только Алоис включил связь, - что моя жена больна вот уже второй день только сегодня, пару минут назад. И, к моему огромному удивлению, не от тебя. Не смог бы ты объяснить, что происходит?
- И я рад тебя слышать, отец, - насмешливо ответил демон, но поспешил на веранду, где быстро раскурил очередную сигарету. Он всегда курил, когда разговаривал с этим человеком. Так, противное послевкусие после каждого слова можно было списать на горечь сигаретного дыма. - Можешь не верить, но я сам узнал о матушкиной болезни совсем недавно, около трех часов назад.
- И что ты делал все эти три часа? - сухо поинтересовался Киршнер-старший, и Алоиса даже передернуло от накатившей злости.
- О, я листал журнал Playboy у нас в гостиной и опустошал твой бар, - процедил демон, с силой затягиваясь и пуская дым через плотно сжатые зубы. - Ты как раз отвлек меня, когда я собирался вызывать девочек и устраивать вечеринку.
- Сейчас же прекрати паясничать и...
- За эти три часа, - не вытерпев, прервал его Алоис. - Я успел доехать до нашего дома, договориться со специалистом об осмотре и дождаться его. Теперь я жду, пока доктор освободиться, а ты срываешь на меня обиду за то, что твоя жена позвонила сыну, но не позвонила тебе. Это, конечно же, самая настоящая трагедия, но в данный момент она меня совсем не волнует. Быть может, поговорим по существу?
Киршнер-старший явно открыл рот, чтобы сказать что-то - Алоис слышал, как он вдыхает в грудь больше воздуха, - но внезапно передумал. И замолчал. Демон устало склонил голову вбок, слушая, как в трубке шумит нечто, похожее на автостраду, и подумал, что, возможно, был излишне резок с отцом. Однако в противном случае тот продолжал бы надоедливо нудеть в трубку и обвинять во всех грехах человечества своего непутевого сына. А непутевому сыну было слишком лень молча выслушивать очередной поток бессмысленных, беспочвенных упреков.
- Одним словом, - нарушил тишину Алоис, когда ему надоело слушать пыхтение отца в трубку, - еще ничего не ясно, однако я не думаю, что это что-то серьезное. Скорее всего, обычная простуда, а матушка как всегда навела лишнюю панику.
- Уж лучше перестраховаться, чем не знать, что делать потом, - проворчал Киршнер-старший, но уже более миролюбиво, даже дружелюбно. - Пожалуйста, - он сделал такой яркий акцент на этом слове, что Алоис усмехнулся и чуть не подавился сигаретой, - поставь меня в известность, когда тебе что-либо станет известно. Я буду в Женеве уже завтра. Ты останешься у нас погостить?
- Хочу напомнить тебе, что завтра понедельник. День рабочий и учебный.
- Ты совсем не бываешь дома.
- Смешно это слышать от тебя.
- С тобой невозможно разговаривать, - вздохнул Киршнер-старший и отключился первый.
Пожав плечами, Алоис сунул телефон обратно в карман, затушил выкуренную до самого бычка сигарету и поспешил наверх. Успел он вовремя: Дитер появился в дверном проеме буквально через несколько минут после того, как демон оказался на втором этаже.
- Конечно, герр Крамер, - кивнул Алоис, выслушав доктора. - Пройдемте за мной.
Уборная была совсем не далеко. Киршнер терпеливо подождал, пока Дитер вновь покажется в поле зрения.
- Предлагаю продолжить наш разговор на кухне. Жаннет прекрасно готовит и будет очень рада, если вы попробуете ее стряпню, - заметил он, когда доктор выжидательно остановился напротив.

0

9

Ополаскивая руки Крамер невольно взглянул на часы... Каин должен как раз проснуться, и не обнаружив рядом своего начальства, расстроится и пойдет голышом по квартире до кухни пить кофе в гордом нагом одиночестве. От такой картины, созданной фантазией из лоскутков памяти, сладко заныло внизу живота. Завтрак - Каин.... Завтрак с Алоисом Киршнером - солнечные зайчики на идеальных коленках Каина...
Все аристократические семьи, или семьи старающиеся изо всех сил быть на них похожими, любую трапезу превращают в ритуал, в котором легко наляпать глупостей, вроде путаницы с вилками для рыбы или масла, а блюда сменяют одно другое, но сами по себе катастрофически малы. При этом принято вести светскую беседу, есть не спеша и восхваливать таланты повара и радушие хозяина. Нет, перед таким образом завтрака Каин Норберг с его простым бутербродом с сыром и чашкой кофе из турки выглядел столь заманчиво, что никакие правила приличий и голод не могли низвергнуть его с пьедестала победителя.
- Только кофе, пожалуйста. Боюсь, на полноценный завтрак у меня нет времени, - он произнес это как можно вежливей и улыбчивей, но тем самым твердым тоном, после которого любой дурак понимал - спорить бесполезно, и более того - опасно. Алоис дураком не был.
- Давайте к сути дела, - начал Дитер, как только на журнальный столик возле него опустилась чашка кофе и тарелочка с какими-то сладостями. Для разговора по душам они вернулись в гостиную, хотя Жаннет все же деланно поубивалась, что господин доктор никак не желает отведать ее стряпни. Слуги во все времена стремятся выслужиться, будь они люди или демоны... А может Дитер в очередной раз сам того не ведая и не желая всколыхнул похотливые мысли в женской головке.
- Ваша мать больна, это бесспорно, но совсем не той болезнью, что действительно может оказаться заразной или опасной для дальнейшего здоровья. Она хандрит, параноит и к тому же простыла. Я выпишу лекарства, но от недостатка внимания, увы, никто пока панацею не изобрел.
Дитер не раз задумывался, откуда в Существах столь человечные чувства, психологические отклонения опять же были не редкостью, и приходил к выводу, что все эти свойства впитываются с молоком матери, с каждым съеденным человеком, с каждым прожитым годом в среде "стада". И ангелы начинают бухать и трахать все что движется, и демоны помогают людям, страдают их эмоциями... Хотя была и иная теория: это люди разделили своих пастухов на две части, окрасили их в темные и светлые тона, как ребенок, не способный воспринимать мир во всей его пестроте и невольно делящий все цвета на черное и белое.... Юность человечества, а именно тогда была изобретена религия и сами понятия для Существ, теперь стремительно ускользала вдаль... Достаточно было посмотреть на киноленты современности: вампиры перестали быть плохими, ведьмы спасают миры, священники становятся развратниками, а ангелы холодны и бессердечны.
- Несмотря на все вышесказанное, я рекомендую ей сохранять положение карантина еще три дня, а вам - оставаться рядом, в смысле - за дверью, и следить за ее состоянием.

+2

10

Алоис безразлично посмотрел на Дитера. Ну что ж, отказывается от еды - так даже лучше и удобнее. Это означает, что сам Киршнер расправится со всей этой ерундой намного быстрее, чем планировал... Разве это не сказочная удача?
- Как скажите, господин Крамер, - очень вежливо ответил демон, но не удержался и дернул плечом, почти выдавая себя с головой. - Пройдемте за мной обратно в гостиную. Я попрошу Жаннет принести нам кофе.
Спускаясь с лестницы, Алоис цепким взглядом окинул холл. В углу на небольшом диванчике уже сидел начальник охраны. Завидев молодого хозяина, он привстал было, но Киршнер остановил его взмахом руки и знаком попросил подождать. На звук шагов выбежала и Жаннет, и Алоис быстро передал ей все пожелания гостя - так быстро, чтобы она не успела огорчиться. Жаннет очень не нравилось, когда она старалась, а кто-то не оценивал ее старания по достоинству.
Оказавшись в гостиной один на один с доктором, Алоис столкнулся с мыслью, что его нужно чем-то занять, каким-то легким, примитивным разговором не о деле, а о погоде, природе или ценах на мировом рынке. Так диктовали правила приличия, но вот досада - Киршнеру совсем не хотелось им следовать. Ему хотелось в тишине и спокойствии все обдумать и решить, какие вопросы задать Крамеру. Ловкие, ненавязчивые вопросы, которые смогли бы, даже не затронув доступного ему уровня секретности, хоть немного пролить свет на происходящее. Демона спасла расторопная Жаннет.
Она кинула на Алоиса быстрый взгляд и каким-то невиданным образом поняла, что ему нужно время. Видимо, когда действительно знаешь кого-то с самого детства: меняешь ему подгузники, предотвращаешь любой каприз и ночи напролет уверяешь, что под кроватью, кроме разбросанных в беспорядке книг, нет ничего чужеродного и страшного, - рано или поздно начинаешь понимать этого кого-то без всяких слов. Жаннет и Алоис как раз подходили под эту волшебную категорию, поэтому, пока Киршнер собирался с мыслями, его гувернантка прикинулась глуповатой, выслужливой дамой в преклонных годах и отвлекла Крамера болтовней о том, как она сожалеет, и как вкусен приготовленный ею завтрак. Алоис слушал ее вполуха: кто-кто, а он точно знал, что Жаннет крайне редко о чем-то сожалеет, и уж с большим удовольствием размазала бы завтрак по лицу доктора, чтобы он наверняка знал о его вкусе, чем говорила ему об этом.
Наконец, Алоис кивнул ей, разрешая закончить цирк, и гувернантка с независимым видом удалилась. Вот только за дверью - демон был готов поклясться - обиженно фыркнула, выражая все свое мнение о манерах гостя. Покачав головой, Алоис улыбнулся краем рта. Он понимал Жаннет, но также понимал и Дитера. Наверняка у доктора были свои планы на эти выходные, а проворная гувернантка все равно не даст еде пропадать - устроит маленький пир всем домашним на радость. "Надеюсь только, что в меня она эту рыбу, как пирог, пихать не будет", - заметил про себя Алоис и содрогнулся от одной лишь мысли, между делом не забывая слушать Крамера и кивать в нужных местах.
Дитер высказал очень дельную, а главное смекалистую мысль: от  от недостатка внимания панацеи нет, - и приписал ее Изабелле. Фрау Киршнер, безусловно, этим страдала, причем на протяжении всей сознательной жизни Алоиса, но, между тем, демон был уверен, что сейчас ситуация обстояла немного иначе. Изабелла была напугана, а не жаждала внимания. Видеть напуганной эту женщину - дорого стоит. Как, собственно, и напугать ее.
- Скажите, - аккуратно начал Алоис, поставив чашку обратно на блюдце, - каков процент зараженных на данный момент? Точнее... Как я понимаю,все, кто заражен, сейчас находятся в изоляции и под строгим надзором. Тогда есть ли вероятность, что число зараженных может превышать число тех, кто уже известен?.. Могу ли я узнать подобное, герр Крамер? - добавил Киршнер и пытливо прищурился.

+1

11

"Все как в чопорных домах Великобритании, времен второй мировой...", - подумалось Крамеру, когда перед ним разыграли сценку из жизни дома Киршнеров. Впрочем, он был не против. В викторианских особняках ему бывать не приходилось, и судил он о них только по тому, что знал из опыта других древних личностей и литературе. К тому же дома дяди, в котором он воспитывался, мало-мальски старался держать марку, пусть и немецкого образца.
Все его внимание с профессионализмом опытного секретаря заняла Жаннет, и хоть демон не слушал ее бесполезный треп, но думал именно о ней. О форме ее прекрасного декольте и того, что скрывалось за целомудренной робой домашней прислуги, о слегка асимметричной правой брови, делающей выражение ее лица чуть взволнованным, о спокойно лежащих на фартуке руках, которое не пощадило время, несмотря на то, что Жаннет была Существом высшего порядка. Ухоженная, сдержанная, умница... Что заставило ее подчиняться другому, ничуть не более сильному Существу? По ней было видно, что служит у Киршнеров она не первый день, и скорее всего ее гордыня либо не проявилась вовсе, либо была забита еще в самых зачатках. Задавать подобный вопрос при юноше, Крамер счел верхом бестактности и позволил тайне Жаннет выскользнуть за дверь.
- Вы спрашиваете о том, чего никак не может знать обычный доктор, Алоис, - хирург немного лукавил, но уж лучше сказать половину правды, нежели распространять закрытую информацию. Крамер действительно не мог знать количество заболевших, но имел представления о прогрессии, с которой ползла зараза по Женеве. Что творилось в других Домах и подвластных им территориях, для Дитера так и оставалось загадкой.
- Однако, мне кажется, что паника вокруг болезни значительно превышает истинную ее опасность и сотрудники Дома сейчас прилагают все свои усилия для решения возникшей проблемы, - ну а что еще он мог сказать, глядя в пытливо прищуренные глаза молодого демона, умеющего думать своей головой. Что все печально и от Моровки гибнут десятками достойные Существа? Или что лекарства нет и пока не предвидится? Паника - худший враг в любой ситуации, будь то природный катаклизм, война или эпидемия. Уж это Дитер знал на собственном опыте.
Кофе оказался весьма не дурен, по вкусу хирург отличил прекрасно сбалансированный купаж арабики и робусты. Допив до дна, он отставил свою чашечку с блюдцем на столик и поднялся, тем самым обозначая финал встречи.
- Прошу меня извинить, но дела требуют моего присутствия, и как бы хорошо и спокойно не было в вашей родовой обители, я вынужден ее покинуть, - на этих словах Дитер протянул руку Киршнеру.
- Звоните в любое время, если вдруг дело примет непредсказуемый оборот. Я либо вырвусь сам либо пришлю сведущего человека. И не провожайте меня, лучше идите к вашей матушке.

+1

12

Попрощавшись с Дитером Крамером, Алоис, как и пожелал гость, не стал провожать его до выхода. В конце концов, в холле прогуливался дворецкий, и, если гостю внезапно что-то понадобится, он сможет ему помочь. Киршнер медленно допил свой кофе и поморщился. За это утро он выпил его слишком много - в висках противно стучал пульс, поднималось давление. Но отказаться от гранулы бодрости сегодня демон попросту не мог. Несмотря на кофеин, спать все равно хотелось.
Краем уха Алоис услышал, как отъезжает машина Крамера. Он поднялся из кресла и подошел к окну, провожая ее взглядом. Конечно, доктор немного лукавил, говоря о своем незнании точной ситуации: и дураку понятно, что он знает больше, чем говорит, - здравый смысл и уровень секретности не позволяют ему распространяться. Так или иначе, ответа на свой вопрос Киршнер не получил, но попытаться стоило.
К матери он так и не пошел. Изабелла в нем явно не нуждалась, а у самого Алоиса были дела поважнее. Он вышел в холл, и начальник охраны сразу же подошел к нему.
- Герр Киршнер, все готово, как вы и просили.
- Хорошо, пойдемте, посмотрим, - кивнул демон.
- На экране вы видите все случаи, когда ваша мать покидала дом, - заговорил начальник охраны, когда Алоис уселся перед большим компьютерным экраном. - За эту неделю она трижды уезжала по делам: один раз - на машине личного водителя, остальные два - на незнакомых автомобилях. К тому же... - мужчина замялся, подбирая слова, и Киршнер повернулся к нему.
- Что вас смутило?
- Я покажу.
Начальник охраны потянулся к компьютерной мыши и кликнул на одно из видео, остановленном на нужном моменте.
- Посмотрите, герр Киршнер. Машина стоит не рядом с выходом, а чуть дальше, под тенью деревьев. Создается впечатление, что водитель не хотел привлекать внимания.
- Но не логичнее было бы стать на обычном месте парковки? - пожал плечами Алоис. - Как раз тогда, когда ты скрываешься от камер слежения, получаешь больше внимания, чем обычно.
- Я тоже так думаю, - согласился начальник охраны, - но смотрите дальше. На бампере нет номерного знака, он есть, насколько я понял, спереди. Если бы он стал на обычном месте парковки за воротами, то она была бы видна. Кроме того, меня заинтересовал водитель. Посмотрите, герр Киршнер, он выходит из машины, но становится так, что тень и ветви деревьев закрывают его лицо.
- Он знает, как расположены камеры на территории! - осенило Алоиса. Он даже подался вперед, рассматривая мужскую фигуру в строгом черном костюме и мать, поспешно приближающуюся к ней. - Но откуда?.. Ладно, с этим я разберусь. Во второй раз мою мать забирала та же машина?
- Так точно. И по такой же схеме.
- Другие камеры точно не захватили ни номерных знаков машины, ни лица водителя?
- Я лично проверял, сэр.
- Хорошо, - Алоис медленно поднялся, глубоко задумавшись. - Пожалуйста, сохраните для меня копии этих видео. И спасибо вам за проделанную работу. Вы отлично потрудились.
От раздумий Киршнер очнулся только тогда, когда вернулся обратно на веранду и раскурил очередную сигарету. Табачный дым в горле вкупе с излишком кофеина в организме тотчас отрезвили его слабой тошнотой, но демон поморщился и сделал еще одну затяжку. Он даже не удивился, заметив Жаннет, стоявшую неподалеку.
- Охрана думает, что у достопочтенной фрау Киршнер роман на стороне, - со смешком заявила она после минутного молчания. - Ты ведь спрашивал их о видео, пытаясь связать ее отъезды с внезапной болезнью? Если да, то можешь быть спокоен - об этом они даже не подумали.
- Они люди, - буркнул Алоис, выдыхая дым через нос. - Они и не должны думать о том, о чем не знают. Им ведь ничего не известно о "моровке", Жаннет.
- Конечно, нет. Но было бы неплохо, если бы эти глупые слухи не дошли до твоего отца.
Алоис помолчал немного, обдумывая ее слова.
- Полагаю, это было бы мне даже на руку, - мягко возразил он наконец.
- На руку? Я пока тебя не понимаю, мой мальчик, - озадаченно призналась Жаннет и встревоженно заглянула ему в глаза. - Что ты задумал?
- Мой отец - жуткий ревнивец, поэтому я ручаюсь головой, что он устроит Изабелле незабываемый скандал, пусть даже на пустом месте. Ей придется убедить его, что это не так.
- Ал, твоя мать не только прекрасная фантазерка, но еще и демон. Она может внушить ему, что это не правда, если не захочет придумывать новую прекрасную историю!
- А еще она живое существо, которым свойственно ошибаться или быть застигнутым врасплох. Если моя мать не узнает о том, что я проверял видео с камер, как и о маленькой сплетне среди охранников, то новый приступ ревности отца будет для нее полной неожиданностью... Попытаться стоит.
Теперь настало время призадуматься Жаннет.
- Люди болтливы, - протянула она, теребя край белоснежного фартука, -а Изабелла не долго просидит в комнате взаперти, если доктор поставил диагноз обыкновенной простуды. Я... Я бы могла внушить охране, чтобы они молчали. До приезда герра Киршнера. А потом, - по губам Жаннет скользнула тонкая улыбка, - кто-нибудь из них обязательно проговорится, когда твой отец будет неподалеку.
Алоис с одобрением посмотрел на гувернантку.
- У меня в голове крутился примерно такой же план, но я хотел провернуть его сам.
- Это вызовет подозрение со стороны Изабеллы, - покачала головой Жаннет. - Ты редко появляешься здесь, а если зачастишь да еще и будешь дома в момент выяснения отношений, это как минимум подорвет ее доверие. Я все сделаю сама, мой мальчик. Мои силы никуда не пропали.
- Спасибо, Жаннет. Ты мое спасение.
Уже через полчаса Алоис сидел в машине и был на половине пути к дому. Жаннет пробовала уговорить его побыть подольше, но с Киршнера атмосферы дома хватило с головой. Он мечтал о своей небольшой квартирке и еще хотя бы двух часах сна. В гувернантке он был уверен: если она сказала, что сделает, то значит, у нее уже все под контролем. Старший Киршнер должен явиться завтра, и паника Изабеллы может сыграть с ней дурную шутку. Если повезет, уже завтра Алоис узнает, куда пропадает его мать, и откуда возвращается, вся запуганная и с навязчивой мыслью о заболевании "моровкой".
А сегодня он начнет писать рапорт Августу Миттенхайну - судьба любит, когда кто-то бежит быстрее принятых ею решений.

0


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 03.11.13. Паника


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC