Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 17.05.13 Горькая пилюля


17.05.13 Горькая пилюля

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время и Место: вечер 17 мая 2013 года. Клиника пластической хирургии "Золотые небеса".

Участники: Дитер Крамер и Антони Эйлер.

Краткое описание эпизода:
Поиски квалифицированного врача, который не будет лишний раз трепать языком, приводят Эйлера в клинику Дитера Крамера.

Предупреждения: нет.

0

2

Приключения в жизни Эйлера редко, но случались. Обычно это были какие-нибудь мелкие заварушки в стиле глупых американских комедий: весело, задорно, а главное – не очень травмоопасно. О таких обычно со смехом говорят на дружеских вечерах за стаканом чего-нибудь крепкого.
Случившееся же за последнее несколько месяцев вряд ли можно было обсуждать со знакомыми. Подобная глупость грозила либо очередными неприятностями, либо поездкой в не самые приятные места для душевнобольных: мало кто воспринял бы его истории про демонов и потомков как что-то нормальное. Это создавало Тони множество неприятностей.
После теракта на выставке Эйлер долго не знал, как ему поступить. Окрыленный новым знакомством он несколько дней почти не замечал болей в области груди, частого головокружения и приступов тошноты. Он даже подумывал выйти на работу, но после того, как его скрутило после душа, было решено что-то делать: нужна была консультация врача.
Но как объяснить в государственной клинике причины таких повреждений? Новость о теракте разлетелась в СМИ довольно быстро, поэтому даже недалекой медсестричке не составит труда связать состояние юноши с произошедшим. К частному врачу так же идти не вариант: мог попасться какой-нибудь старый зануда, который посчитает своим долгом сообщить о необычном пациенте куда нужно. Оставался один вариант – найти проверенного врача, который не будет трепать языком, а просто выполнит свои обязанности.
Перебирая в голове всех знакомых, Тони с удивлением заметил, что врача в его круге общения не было. Одна медсестра, да и ту искусствовед не мог назвать лучшим другом. Знакомство в баре, пару ночей вместе и одно ужасно нудное свидание. Выбирать было больше не из чего, да и Эмма, насколько помнил Антони, была вполне мила и добра, а значит вряд ли откажет в помощи. 
Девушка, к удивлению Эйлера, довольно быстро ответила на звонок и, кажется, даже была рада его услышать. По телефону она откровенно заигрывала: хихикала, как шестнадцатилетняя девчонка, намекала на еще одно свидание и чуть ли не прямым текстом говорила, что готова приехать к нему в любой момент ради «совместных развлечений». Юноша мягко отказал и, слегка исказив правду, рассказал Эмме о произошедшем. В его интерпретации теракт превратился в драку, а скрытность лечения была вызвана влиятельностью персоны, с которой он повздорил: ему намекнули, что могут устроить еще большие неприятности, если об этом кто узнает.
Эмма пообещала помочь и сдержала свое слово: уже вечером следующего дня его готов был принять некий Дитер Крамер. На слова признательности девушка кокетливо заметила, что примет благодарность, как только Тони станет дееспособен.

Несмотря на то, что пришлось добрую половину пути пройти пешком, до клиники Тони добрался довольно быстро. Ему пришлось еще пять минут потоптаться у стойки с охранником в ожидании Эммы.
- Ты давно ждешь? – улыбнулась девушка, нежно прикасаясь к плечу Эйлера.
- Нет, не переживай.
- Что-то ты какой-то совсем бледный, - недовольно, с нотками заботы проговорила она. – Пойдем, не стоит задерживаться, - Эмма, продолжая придерживать Тони за плечо, повела его по коридорам. – Мистер Крамер этого не любит, - в голосе слышался какой-то благоговейный ужас. – Знаешь, чего мне стоило попросить его о помощи!
Пока они шли по коридорам, девушка еще что-то болтала о владельце клинике, его профессионализме и не самом сахарном характере. Тони ее почти не слушал: не в его правилах было составлять мнение о человеке только по рассказам о нем других.
Наконец они остановились у дверей кабинета.
- Подожди тут, - прощебетала девушка, постучалась в дверь и, дождавшись приглашения, вошла.
Через минуту она вышла, ободряюще кивнула Эйлеру и, пожелав тому скорейшего выздоровления, ушла.
- Вечер добрый, - поприветствовал юноша мужчину, входя в кабинет.

+1

3

Фройлян Эмма, рядовая медсестра клиники, ничем особо не выделялась на общем фоне обслуживающего младшего персонала. Попроси директора "Золотых небес" указать ее на групповой фотографии с какого-нибудь корпоратива, и он растерялся бы в какую из симпатичных мордашек а-ля дешевый каталог косметики ему нужно ткнуть пальцем. Однако, эта белокурая медсестра явно считала себя кем-то из ряда вон, раз свое дело сочла достойной внимания господина Крамера. Мимо Норберга она проскользнула в обеденный перерыв и ее бесконечный монолог, состоящий из охов, ахов и океана лести, хирург смог прервать только своим согласием. На что? Он с трудом вспомнил, когда на следующий день, минуя отвлекшегося секретаря, в его кабинет вновь ворвалась фройлян Эмма и сообщила, что пациент, о котором она хлопотала вчера, уже прибыл.
Крамер тяжело вздохнул, затушил сигарету и взглянул на часы. Отделываться от назойливой медсестры он будет минут десять. Осматривать ее подопечного - от силы пять. Выбор был очевиден, и довольно бестактно заткнув речеизлияния блондинки, он приказал ей ввести пострадавшего, а самой исчезнуть и заняться своими прямыми обязанностями, пока ее не лишили премии.
Вошедший нескладный молодой человек выглядел точь-в-точь как должен выглядеть любовник или приятель фрау Эммы. Слегка растрепанный, одет по стандартам молодежной моды, но не слишком ярко, чтобы выделяться из толпы. Слишком типичный, чтобы с первого взгляда составить хоть какое-то мнение о нем...
- Я ограничен во времени, поэтому, если вы не против, мы оставим формальности и перейдем к делу, - Крамер снял пиджак, бережно повесил его на спинку высокого кожаного кресла.
- Рассказывайте, - хирург прошел через весь кабинет к небольшой раковине, ополоснул руки, и, протирая их насухо полотенцем, вернулся к столу. Одноразовые перчатки как обычно нашлись в верхнем ящике стола. Специальный инструмент, как надеялся Крамер, в данном случае не понадобиться. Даже беглого осмотра хватало, чтобы понять, что парень явился не с желудочными коликами или ради подтяжки лица. Видимо, попал в переделку, о которой не стоит знать государственным служащим, а на частную клинику не хватает средств. И почему бы известному хирургу Дитеру Крамеру не послать его сейчас по-дальше? С этими мыслями демон подошел вплотную к молодому человеку.
- Хотя бы пиджак снимите...

Отредактировано Дитер Крамер (15.10.2014 07:21:54)

+1

4

Перед тем, как обратиться за квалифицированной помощью, Эйлер добросовестно изучил десяток-другой медицинских форумов. Прочел всю доступную информацию о переломах ребер и сотрясении мозга: симптомы, механизмы, осложнения, способы лечения. Все бы ничего, но вот обилие интернет-страшилок о возможных последствиях неправильного лечения создало то самое настроение, когда нужны были слова человека близкого к медицине, чтобы перестать себя накручивать и убедиться, что ничего страшного с ним не случилось, и он может и дальше со спокойной душой глотать обезболивающее и ждать, когда все само зарастет.
Оказавшись в кабинете мистера Крамера, Тони слегка растерялся, будто только сейчас вспомнил, что просить о помощи он не очень любит, особенно, у незнакомых людей.
- Простите, - Эйлер почувствовал себя совершенно глупо. – Я не займу у вас много времени.
Легенду, как казалось юноше, он приготовил вполне сносную. Оставалось только в двух словах рассказать ее врачу, позволить ему осмотреть повреждения, выслушать рекомендации и покинуть кабинет, навсегда забыв о сегодняшней встрече, но… что-то внутри неприятно перещелкнуло. Было во взгляде этого мужчины что-то такое, что заставило Антони оробеть и внутренне поежиться.
- Попал в небольшую заварушку, - он неуверенно усмехнулся и судорожно повел плечами. – Кажется, у меня что-то с… грудной клеткой и головой.
Он понял, как странно и по-детски это прозвучало и тут же исправился.
- Головокружения уже несколько дней не проходят. Постоянно мутит. Слабость во всем теле. Дышать трудно, - на одном дыхании выдал он и будто в подтверждение своих слов вздохнул с каким-то странным, еле заметным хрипом. – Кажется, что-то сломано, но я не доктор. Не мне судить.
Врать он не любил, да и практически не умел. Тут Эйлер даже не соврал, но ощущение было такое, будто его поймали с поличным и намериваются пытать. Мистер Крамер даже подошел ближе. Тони с трудом сдержался, чтобы инстинктивно не сделать несколько шагов назад.
"Что за вздорные мысли? Это просто врач", - мысленно осадил он себя.
Эйлер послушно снял пиджак и, перекинув через левую руку, прижал к животу. Он остался в простой черной майке, с ободранными на уровне плеч рукавами, темно-синих джинсах и черных конверсах. Рядом с этим взрослым, серьезным мужчиной, одетым строго и со вкусом, Тони сам себе казался несмышленым мальчишкой, попавшем в передрягу. И, если отбросить все лишние моменты биографии Эйлера, в принципе, так оно и было.
- Майку оставить? Или снять? – спросил Тони, не уверенный сейчас ли его будут осматривать или еще попытают вопросами.

+1

5

Парень послушно снял пиджак и сразу приступил к рассказу. Дитер слушал внимательно, мысленно благодаря сообразительность неожиданного пациента и его тактичность. Он серьезно сэкономил время хирурга, кратко и четко описав симптоматику. Телевизор хирург смотрел чрезвычайно редко, новостями интересовался только из сферы экономики и медицины, поэтому не связал таинственно возникшие травмы посетителя с недавним происшествием:
- ДТП? Кто еще пострадал? - Крамер помог парню снять футболку, похожую более на попавшую в руки безумца майку. Без посторонней помощи задрать руки пострадавший мог только причинив себе ощутимую боль. Вообще было удивительно, что с такими обширными гематомами, открывшимися взгляду врача, парень мог передвигаться без нытья и стонов. Разве что он был напичкан обезболом.
- Какие средства принимали? - демон не прикасался пока к синякам, лишь внимательно осматривал, примерно оценивая масштаб повреждений. И без рентгена было понятно, что ребра могли остаться целыми только чудом. Сотрясение диагностировалось и со слов пострадавшего, однако, вероятность черепно-мозговой с последствиями можно было исключить только при аппаратном исследовании. Как ни крути, придется отправлять его на рентген. Прощупав несколько самых ужасных на вид отечных отметин, Крамер снял перчатки и вызвал медсестру.
- Вас проводят на рентген, - он достал чистый лист бумаги, размашисто чиркнул записку специалисту,- увы, для томографии у нас здесь оборудования нет. С этим вам придется разбираться самому, и рекомендую не откладывать это в долгий ящик, иначе сами в нем окажетесь.
В дверь робко поскреблись и на пороге нарисовалась подружка пострадавшего. Крамер кратко дал указания куда сопроводить пациента, даже не взглянув в сторону подчиненной.
- После зайдете ко мне со снимками.
На этом краткая аудиенция была закончена и до возвращения юноши был занят своими делами. Клиника у Дитера работала как часы, кабинеты расписаны были строго по времени, поэтому безымянный пациент, даже с магическим росчерком директорского пера на бумажке смог вернуться лишь через сорок минут. Крамер принимал пациентку и приятелю Эммы, вынужденной его покинуть и заняться своими прямыми обязанностями,  пришлось еще подождать в приемной, прежде чем вновь предстать пред ясны очи именитого хирурга.
Снимки Дитер рассматривал внимательно, нацепив на нос очки и лишь изредка что-то отмечая на обычном листочке бумаги.

+1

6

Кажется, события последнего месяца все же прилично так отразились на нервной системе Эйлера. Хоть внешне он и продолжал испытывать напускное спокойствие, но то безразличие и безэмоциональность, неотступно следовавшие за ним, сколько он себя помнил, пропали. Теперь даже малейший стресс, вызывал бурю каких-то неподконтрольных мыслей и эмоций. Даже в такой, казалось бы, обычной ситуации, как медицинский осмотр, Тони чудилась опасность и подвох.
- Драка, - соврал юноша. – Немного не с теми людьми связался. Вы меня уж простите, что пришлось вас беспокоить… Мне настоятельно не рекомендовали обращаться к государственным врачам.
Искусствовед понимал, что Крамер, как врач, конечно же заметит, что костяшки пальцев у юноши целы, да и лицо украшало только несколько не очень глубоких царапин от осколков стекла. Максимум на что это было похоже – избиение. И били явно прицельно, по корпусу, чтобы было как можно меньше видимых глазу повреждений. Тони оставалось только надеяться, что вопросов больше не последует.
Дитер помог Антони снять майку и принялся внимательно изучать повреждения. Картина действительно была не самой приятной.
- "Промедол" в таблетках, - ответил Тони на вопрос о лекарствах.
Обезболивающее действовало очень хорошо, по крайней мере, если не притрагиваться к гематомам, то можно было почти нормально функционировать. Единственное, что не нравилось юноше – это необходимость спать на спине. 
Пока мужчина что-то писал на листке, искусствовед успел натянуть майку: негоже расхаживать по клинике с голым торсом. Пиджак продолжил держать в руках.
- Спасибо, - он взял протянутый листок и в сопровождении Эммы вышел.
Пока они шли до рентген-кабинета девушка расспрашивала Эйлера о приеме: что, да как, да почему.
- Нормально, - проговорил Антони. – Ты меня очень выручила, - он улыбнулся и по-дружески потрепал медсестру по плечу.
Клиника юноше очень понравилась. Он, конечно, понимал, что это не государственный стационар с невыветриваемым запахом лекарств,  а частная клиника пластической хирургии, но все же отметил про себя и чистые, светлые коридоры, и красивых медсестричек в безукоризненно выглаженной форме.
Эйлер не знал, сколько времени он провел в ожидании своей очереди – Эмма, забив на другие обязанности, все это время радостно вещала ему о своей жизни, мужчинах, работе, семье и даже собачках. Юноше даже не приходилось ничего говорить, только утвердительно кивать головой и в нужных моментах говорить «ага» или «хм». В общем, разговор был самый содержательный.
Вернувшись обратно к кабинету мистера Крамера, Тони был вынужден некоторое время подождать своей очереди. Девушка, к радости искусствоведа, ускакала работать, оставив Эйлера и его мозг в тишине и спокойствии. Уловив момент, юноша написал смску Адольфу с предложением встретиться вечером и наконец-то попить «самый вкусный кофе в Женеве», проверил почту и даже немного послушал музыку.
Пока хирург изучал снимки, Тони изучал его, пытаясь понять, чем было вызвано прежнее волнение. Лет тридцати, тонкие, приятные черты лица, ухоженный и самодостаточный – в общем, вполне себе обычный мужчина.
- Надеюсь, жить буду? – не выдержав долгого молчания, спросил Тони, слегка кивнув на лист, в который врач вносил какие-то заметки.

Отредактировано Антони Эйлер (27.10.2014 20:13:44)

+1

7

Снимок возвещал об отстутсвии осколков, что значительно упрощало задачу, а так же, что безымянного пациента помял непрямой удар, с одной стороны. Будь Крамер судмедэкспертом, он бы предположил, что это либо все же ДТП, либо падение с большой высоты. Ни удар битой, ни сдавливание не привело бы к таким повреждениям.
- У вас перелом пятого и шестого ребра с левой стороны. Остальное - ушибы мышечной ткани, достаточно глубокие и серьезные, чтобы принести долю беспокойства, - Крамер опустился в кресло и кивком головы указал на стул для посетителей возле высокого полированного деревянного стола. При обычных клиентах хирург старался не потакать своей слабости и сигарету в рот не пихал, но здесь случай был особенный, или, скорее, не требующий ни соблюдения правил, ни приличий. Чиркнув дорогой зажигалкой, демон глубоко затянулся и посмотрел в глаза сидящему напротив.
- Сами по себе такие травмы не опасны, но могут повлечь за собой ряд неприятностей, вроде посттравматической пневмании. Я вам рекомендую полный покой, а лучше - под наблюдением специалиста, хоть вашей подружки Эммы, - Дитер сделал неопределенный жест рукой в воздухе, в котором читалось безразличие, - выписать сильнодействующие болеутоляющие средства я вам не могу, так как официально - вы не мой клиент. На остальные средства я дам вам рецепты, а так же позволю посещать кабинет физиотерапии, который вам действительно необходим для скорейшего без проблемного заживления.
Крамер снова затянулся и отложил сигарету в пепельницу. Прекрасно сработанная вентиляция тут же растерзала дымок под потолком. В руках его оказалась ручка и все тем же небрежным почерком он принялся строчить рекомендации и справки.
- Вот с этим пойдете в любую платную клинику, вам обязательно надо проверить голову, - сомнительно, что у парня были деньги на столь серьезное исследование, но не мог же Дитер финансировать каждую дворняжку, прибившуюся к нему и дружелюбно махающую хвостом, - с результатами, если не будет иного выхода, придете снова ко мне, но сперва сделаете звонок секретарю и запишетесь на свободное время.
Далее он выдал несколько бланков на получение мазей и лекарств, печати на которых следовало проставить у Норберга или старшей медсестры.
- Если у вас есть вопросы, у вас есть три минуты, чтобы их задать, - Крамер полыхнул сигаретой, откладывая ручку и бумаги в сторону.

+1

8

Антони внимательно выслушал слова врача и занял предложенный стул, разочарованно отметив про себя, что лечение будет стоить ему приличного количества денег и времени. И если с временем у него дела обстояли отлично: в нынешнем состоянии у него было его столько, что хоть мемуары пиши. Вот что делать с деньгами, он даже не представлял.
Чек, который Тони выписал на выставке за картину Изэ, обналичили несколько дней назад, хотя само произведение искусства он, естественно, не получил. На счету оставались жалкие остатки былой роскоши, а внеплановых доходов совершенно не предвиделось. Благо, квартира была оплачена до конца года, а уж отсутствие еды в холодильнике его уже давно не смущало. Оставалось решить вопрос с оплатой консультации Крамера, да и с Эммой тоже как-то придется расплатиться. Вариант с натурой его совершенно не прельщал, а на дорогие подарки он не был способен. Оставалась одна надежда – как можно быстрей дописать книгу по прерафаэлитам и найти издателя.
Врач закурил. В воздухе горьковато запахло табаком. Юноша с наслаждением вдохнул воздух: курить хотелось до безумия, но переломанные ребра как-то к этому не благоволили. Спокойно, без боли дышать получалось через раз, что уж говорить о курении. Курил юноша без малого лет десять, поэтому вынужденное воздержание давалось ему с трудом.
Аудиенция подходила к логическому концу. Ценные наставления врача Эйлер принял к сведению, не до конца уверенный, что сможет с точностью выполнить все предписания.
- Спасибо. И за консультацию, и за рецепты, - Тони поднялся, придерживаясь руками за ручки кресла.
Взяв подготовленные хирургом бумаги, он в нерешительности замер: оставалось решить самый главный вопрос. В предложении врача об оставшемся времени искусствовед услышал знакомые нотки. Уж очень эта строгость и поминутная выверенность походила на манеру отца, полжизни отслужившего в авиации. Юноше никогда не нравилась эта военная выправка Эйлера-старшего, но и с ней пришлось уживаться.
- Да, один вопрос. Вы меня очень выручили, и я, конечно, понимаю, что благотворительностью в наши дни никто не занимается, поэтому… - Антони хрипло вдохнул. - Сколько я вам должен?

+1

9

Смущение, отразившееся не только на лице, но и в жестах молодого человека, не осталось незамеченным. Но Крамер не торопил его, спокойно вдыхая едкий горький дым. Неловкая пауза разрешилась через две затяжки под удивительно громкий хруст бумажек, сминаемых пальцами пациента.
- Сколько должны? Хороший вопрос, кстати, как ваше имя?
Крамер не нуждался в деньгах, а вот внешний вид незнакомца наталкивал на мысль, что счета в банке с шестью нолями у него нет даже в мечтаниях. Золотая молодежь выглядит совсем иначе,и  даже не слишком сведущий в делах модных, демон мог определить социальный статус по одежке. Мордочкой и фигурой юноша не выделялся, красотой не блистал и похотливых желаний не вызывал, значит рассчет натурой можно было исключить.
- Я могу попросить секретаря, чтобы он выслал вам счет или предоставил его сразу. Оплату наличными мы не принимаем... А еще, - Дитер внимательно посмотрел в глаза молодого человека - вы могли бы чуть больше рассказать о себе и, возможно, я попросил бы вас об услуге. Сейчас или потом.
Как истинный демон, Крамер предпочитал загонять окружающих в долги. Обязанный тебе человек, особенно, совестливый, расплатится с такими процентами, что любой банкир сочтет подобную сделку с рассрочкой выгодной. Для кредитора, конечно же. С первого взгляда неудачливый пациент не мог принести очевидной пользы. Но Дитер по опыту знал, что даже у никчемной букашки может оказаться толковый приятель или покровитель.
Телефонный звонок заставил хирурга отвлечься от посетителя, тем самым предоставив ему время как следует подумать, что он может предложить взамен. А сразу по завершению разговора в кабинет заглянул Норберг, чтобы сообщить, что господина Крамера ожидают в кабинете для совещаний новые поставщики оборудования. Как ни крути, а продолжить беседу не выходило.
- Давайте так, вы оставите свои координаты и предложения, а я, как будет минута, их просмотрю. В итоге вы получите либо счет, либо услышите мой голос по телефону. Приятно было познакомиться.
Крамер не дожидался ответа, он вежливо кивнул пациенту, указал на него взглядом секретарю, и вышел из кабинета.

+1

10

Эйлер надеялся остаться без имен, фамилий, паролей и явок, но это было крайне глупо с его стороны. Последнее время он периодически вел себя совершенно по-идиотски: не мог просчитать на несколько шагов даже самую обычную ситуацию, путался в информации и забывал даже самые важные вещи. Тони списывал все это на полученные травмы и стресс, хотя меньше от этого не переживал. Такое состояние было для него в новинку и крайне ему не нравилось.
- Антони Эйлер, - представился он врачу.
Обычно в таких ситуациях полагалось с важным видом протянуть визитку и добродушно улыбнуться, но у Тони не было ни желания улыбаться, ни визиток (к чему они преподавателю?).   Поэтому он лишь слегка наклонил голову и, кажется, сделал спину чуть прямей.
Что стоит рассказывать Дитеру, а что нет, он не знал. В его положении лучшим было бы рассказать все – таким образом он мог избавиться от необходимости оплачивать счет, но с другой стороны и обязанным кому-то ему тоже не хотелось быть. У него была очень неудобная черта, которая периодически мешала жить, - никому ничем не быть должным, но если так вдруг случилось, то расставаться с долгами как можно быстрее. Чем он мог помочь этому серьезному, успешному человеку, Тони даже не мог представить, но делать было нечего.
- Я преподаю в Женевском университете историю искусств, - начал он с самого главного. – Периодически издаюсь в нескольких местных СМИ и занимаюсь покупкой и продажей картин современных художников.
Он не мог себя назвать прям уж таким профессионалом в сфере перепродаж произведений современного искусства, хотя несколько удачных сделок за его плечами уже было. Так же дома было с десяток картин и эскизов, которые он намеревался очень удачно сбыть через пару-тройку лет. Журналистом он тоже считал себя крайне посредственным: Пулитцеровская премия за "выдающуюся подачу сенсационного материала" ему явно не светила. Но вот в области художественной критики он вполне мог добиться успеха. Рецензии, обзоры и критические очерки Тони удавались. По крайней в журналистском кругу он имел довольно обширные знакомства и пользовался заслуженным уважением.
- Всего доброго. И еще раз спасибо, - он попрощался с врачом и вышел вместе с секретарем.
У юноши он проставил все необходимые печати, оставил свои координаты и набросал несколько вариантов возможного возвращения долга. Предложений у него было не так много, первым пунктом значилась возможность устроить хвалебный репортаж из стен клиники, вторым – любая помощь в сфере искусства.
В очередной раз отметив про себя, что его профессиональные навыки мало пригодны для современного мира, Эйлер забрал у секретаря бумаги, попрощался и покинул здание.

+1


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 17.05.13 Горькая пилюля


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC