Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Прошлое » 12.01.2006 Девятый круг ада


12.01.2006 Девятый круг ада

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время и Место: улицы Женевы, городская больница. Ранний вечер.

Участники: Август Миттенхайн, Стефан Норберг.

Краткое описание эпизода: случайности имеют место быть даже когда день кажется вполне благополучным. По вине Августа в больницу попадает молодой человек и Миттенхайн, терзающийся чувством вины, навещает пострадавшего. Вот только он не знал, что юноша не так прост, как казалось на первый взгляд.

Предупреждения:

0

2

Люди - серая масса, спешащая по своим глупым, малозначащим делам, теряющая себя в ежедневной рутине, они не видят ничего кроме своих проблем, не чувствуют ничего кроме постоянной усталости, они все внутри пустые. Дом - работа, работа - дом – чертов замкнутый круг, разорвать который невозможно. В их глазах – могилы несбывшихся надежд, их сердца – переполнены разочарованием.
Стефан накинул капюшон и побрел вдоль по улице, не разбирая дороги. Здесь было слишком громко, слишком шумно.. Гудящие машины, гудящий город. Парень задыхался, ему хотелось бежать, вдыхать полной грудью холодный морозный воздух, чувствовать, как колотится его сердце, ощущать во рту металлический привкус крови, но наркотик в крови делал его движения заторможенными, а мысли спутанными.
Норберг облизнул пересохшие губы, бросил короткий взгляд на патрульную машину, остановившуюся у ночного магазина, и поспешил перейти дорогу. У него не было с собой документов, а проводить ночь в компании копов, выясняющих кто он и откуда, не хотелось.
Стефан не появлялся дома третьи сутки, у него сел мобильный, а денег осталось на одну поездку на метро. Он брел бесцельно, задевая плечом встречных прохожих. Легкую куртку продувало насквозь, и парень мерз, дыша на озябшие пальцы. Казалось, люди его не замечают, но это было не так. Его видели, только пытались быстрее пройти мимо, отводили взгляд. Еще бы, бледный ссутулившийся молодой человек с темными кругами под глазами вызывал у прохожих тревогу. Норберг знал, что сейчас он не в лучшем состоянии, но манера окружающих ценить по внешнему виду бесила. Люди..люди..люди.. как же он их ненавидел.
Стефан не понял, как вышел на проезжую часть, он услышал лишь визг тормозов, чьи-то крики, ощутил, как его отбросило в сторону, а затем тьма по матерински окутала сознание.
[AVA]http://s019.radikal.ru/i618/1410/31/b12f521a1934.jpg[/AVA][NIC]Стефан Норберг[/NIC][STA]На игле[/STA][SGN]Разрешите мне умереть..[/SGN]

Отредактировано Каин Норберг (19.10.2014 00:54:40)

+2

3

День показался суетным с того самого момента, когда Август только-только открыл глаза. Вопреки обыкновению он не жмурился от света, проникавшего сквозь тонкие шторы и лучи которого падали на лицо. Приподнявшись на локтях, Миттенхайн отметил серое небо. Середина января не радовала светолюбивых людей, но, по счастью, Август не принадлежал к их числу. Спокойно встав с постели, он застелил ее, надел теплый махровый халат и проследовал в ванную комнату, намереваясь принять душ, а после — позавтракать и отправиться на службу.
Спустя пятнадцать минут Миттенхайн приготовил себе легкий, но сытный завтрак, делая это скорее по привычке, чем действительно нуждаясь в наполнении себя энергией на весь день; помыл посуду в раковине, убрал случайно попавшие на стол крошки. Убедившись, что оставляет квартиру в приличном виде, Август оделся соответственно дресс-коду — белая рубашка, темный костюм, поверх — серое пальто. Вместо галстука он повязал на шею темно-красный шарф.
Подхватив со стола ключи от машины, Миттенхайн вышел в общий коридор, запер дверь, не торопясь спустился по лестнице с третьего этажа дома типичной современной застройки. Сел в автомобиль, включил кондиционер, выждал, пока двигатель прогреется и тронулся в путь. На сегодня были назначены важные переговоры, на которых Август должен был выступить переводчиком. Начальство не экономило на людях со стороны, но ему доверяли. Денежная надбавка за эту услугу не особенно интересовала молодого человека, но отказываться от нее он счел лишним.
Проехав четыре квартала, Август вдруг резко затормозил и, не рассчитав, сильно ударился лбом о руль.
— Вот так неприятность, — прошипел он, выходя из машины и склоняясь над телом. Юноша был без сознания. Август огляделся в поисках свидетелей и полиции, последние, по счастью, оказались неподалеку. Он жестом подозвал их к себе.
На зов явились двое — худой и низкий, со шрамом на правой щеке и полноватый. На его лице была написана озабоченность.
— Меня зовут Август Миттенхайн. Я помощник в юридической фирме "Клиренс". Произошел несчастный случай, — начал давать показания для рапорта Август, осторожно прощупывая юношу на предмет документов. Не найдя их, он поделился с полицией и остальным: ехал, мол, на работу, не заметил выскочившего на проезжую часть молодого человека, вину свою признает.
— Я сам доставлю его в больницу, — Миттенхайн встал, отряхнул ладони от снега. Сердце стучало в груди, но он не чувствовал биения.
Составив рапорт и взяв его контакты, Августа отпустили. Тот с помощью двух мужчин осторожно уложил молодого человека на заднее сидение автомобиля. Поблагодарил, выдав вознаграждение в триста франков каждому, сел в машину и вырулил в сторону городской больницы.
Молодой человек начал приходить в себя. Август остановился на светофоре, обернулся, щелкнул пальцами.
— Я Август Миттенхайн, — сообщил он. — А тебя как зовут? И еще: скажи, что и где у тебя болит. Я должен буду сообщить об этом, когда мы приедем в больницу.

+1

4

Она тянула к нему свои костлявые скрюченные пальцы, обтянутые мертвенно-бледной кожей и шептала хриплым голосом : «Ты мой, ты только мой.» Он чувствовал ее дыхание, он видел пустоту ее глазниц, ему хотелось кричать, но он не мог и пошевелиться. Все тело будто парализовало…
Медленно, мучительно медленно Стефан приходил в сознание, возвращаясь из мира страшных грез. Он слишком резко открыл глаза и тут же с вымученным стоном зажмурился: мир вокруг качался.
Где он? Кто он? Что вообще произошло? Единственное, что сейчас помнил Норберг это визг тормозов.
«Я попал под машину?»
И словно в подтверждение правдивости догадки тупая боль обхватила обручем голову Стефана, не давая возможности вспомнить все окончательно.
- Я щас сдохну, - Стефан разлепил пересохшие губы и кое-как все-таки открыл глаза: машина, заднее сиденье.. В насмешку мир опять качнулся и поплыл. Стефан часто-часто задышал, понимая, что сознание вновь пытается его покинуть, еще чуть-чуть и он вновь нырнет туда.. к костлявой.
Стефан попытался пошевелить рукой – ага, получилось, затем второй – пальцы с трудом, но сгибались. Бошка, конечно, гудит, но в целом – живой и ладно.
Водитель что-то говорил, но Норберг не понимал, что тот от него хочет..
- Ты кто? – еле выдавил он из себя, но тут же понял, что с опозданием, ему уже представились.
«Август..Август..»
- Голова..болит, - Стефан застонал, протянул к голове руку, стянул капюшон: похоже он сильно приложился об асфальт. – Меня зовут..
Стоп, а как его зовут?
- Стефан..Норберг, 21 год.
Черт, он же везет его в больницу, нет, только не это. Начнутся расспросы, его обколят лекарствами, вызовут родителей. Мать опять впадет в истерику, будет рыдать, действовать на нервы.
- Ты..нет..сто..
Он хотел остановить виновника аварии, следовало бы сказать, что все нормально, но язык отказывался шевелиться.
«Что за день-то сегодня..такой дибильный».
То, что машина повернула, Стефан ощутил всем телом - его начало мутить. Но он не ел со вчерашнего вечера, а следовательно спазм, скрутивший желудок, прошел без последствий для машины Августа. Быстрей бы они уже приехали.

[AVA]http://sa.uploads.ru/TtckW.jpg[/AVA][NIC]Стефан Норберг[/NIC][STA]На игле[/STA][SGN]Разрешите мне умереть..[/SGN]

Отредактировано Каин Норберг (19.10.2014 16:11:58)

+1

5

Август тронулся с места, быстро заглянул в зеркало над бардачком, проверяя состояние пассажира. Приход в сознание сопровождался физическим дискомфортом, к тому же машину немного заносило на поворотах. Несмотря на ровное асфальтовое покрытие и практически полное отсутствие тряски, Стефана все же укачивало — Августу несколько раз приходилось резко сбрасывать скорость на подъезде к лежачему полицейскому и столь же быстро ее увеличивать по проезду.
— Стефан, значит, — Август говорил, следил за дорогой и вел машину — но фоново, по привычке, а в голове тем временем уже обрисовывался план действий на ближайшее будущее. Перво-наперво, молодого человека нужно доставить в медицинское учреждение общего профиля, с достаточно квалифицированным персоналом и минимумом камер наблюдения. Как раз одно такое место было неподалеку от его основного места работы, буквально в трех кварталах. Туда Август и собирался отвезти Стефана на общее обследование.
Он нахмурился, услышав краем уха брошенное Норбергом "нет": парень явно не хотел попадать в больницу, "светить" своим состоянием в среде широкой общественности и хоть как-то обозначать там свое присутствие. Учитывая отсутствие у него каких-либо документов, общий вид и странные обстоятельства, при которых Стефан попал в больницу, складывалось впечатление, что у него не все чисто в отношениях с родителями, либо с полицией. Август решительно не знал других причин столь опрометчиво кидаться под колеса автомобиля.
Парковка возле больницы была в этот час практически пуста, не считая двух карет скорой помощи и одного частного автомобиля — кажется, это был ситроен. Найдя для машины приемлемое место, Август занял его, выключил двигатель, после чего опять обернулся к Стефану.
— Стефан, я понимаю, в каком положении ты оказался и знаю, что в твои планы не входило попасть под колеса моего автомобиля. — Миттенхайн говорил быстро, но старался, чтобы речь его звучала отчетливо. Норберг не мог проигнорировать просьбу рассказать о своих травмах, скорее всего, он ее словно не услышал. Похоже, корень проблемы крылся в его мозгу. Следовало укоротить собственные реплики. — Я не скажу им, кто ты. А ты не сбежишь до конца обследования. Договорились?
Выйдя из машины, Август открыл заднюю дверь, склонился над Стефаном и дотронулся двумя пальцами до шеи, проверяя пульс.
— Я скоро вернусь, жди здесь, — на всякий случай предупредил он, понимая, что шансы Норберга на успешный побег были ничтожно малы, однако даже единичная попытка могла стоить его организму очень дорого.
Август быстрым шагом  вошел в холл больницы, проследовал до стойки регистрации и сообщил о пострадавшем.
— У него вероятно сотрясение мозга, — сообщил Август. — Он попал под колеса моего автомобиля несколько минут назад. Я доставил его к вам так быстро, как мог.
— Вам известно его имя и возраст?
Август покачал головой. Он ненавидел лгать, но так же сильно он ненавидел нарушать данные кому-то обещания.
— Нет. Он еще не приходил в сознание.
Медсестра занесла данные в больничный лист, кивнула и вызвала двух санитаров с носилками. Кивнула на Августа, мол, он скажет вам, куда идти.
— Идемте, — Август зашагал к машине так быстро, что за ним едва поспевали. — Сюда. — Он открыл дверь и с помощью санитаров уложил Сетфана на носилки. Его довольно быстро определили в палату и уверили Августа, что все с ним будет в порядке и он может навестить его.
— Сейчас нельзя, — добавила медсестра. — Он нестабилен и слаб. Ближе к вечеру загляните, думаю, к тому времени у нас будет предварительная информация о его состоянии.
— Скажите, если у него не будет серьезных травм, то необходимости заявлять в полицию не будет? По счастливой случайности, на месте аварии оказался патруль. Он взял у меня показания, составил рапорт и отпустил.
— Думаю, нет, — ответила медсестра, уже мысленно попрощавшаяся с Августом. — Но пока я не могу дать вам никакой более точной информации.
— Спасибо, — Август попрощался и оставил свои контакты.

Ближе к вечеру он снова появился в холле больницы, неся с руках небольшой бумажный пакет с цитрусовыми и сладкими пирожными. Ему разрешили навестить поступившего к ним утром пациента, сообщив также, что его имя они выяснили.
Август вошел в палату, присел рядом с постелью Стефана и задернул шторку позади себя.
— Здравствуй, Стефан. Я Август, я привез тебя сюда. Как ты себя чувствуешь? Что последнее помнишь?

Отредактировано Август Миттенхайн (21.10.2014 20:56:33)

+1

6

Он не очень понимал, что ему говорил Август, в ушах звенело, и Стефан никак не мог сосредоточиться. Он попытался приподняться, но ничего не вышло, и уже далее сознание цеплялось за реальность обрывочно.. Его вроде переложили на носилки, он смутно слышал чьи-то голоса, его куда-то несли…

Норберг со стоном открыл глаза: свет нещадно лупил по сетчатке и сейчас все плыло цветными кругами. Белый потолок, белые стены, и звук равномерно пищащей хрени, следившей за сердцем. Сколько раз он вот так приходил в себя после очередного приступа ломки?
- Ненавижу белые потолки..
- У Вас легкое сотрясение, видимо Вы сильно приложились головой, когда падали. – серьезный приятный голос отвлек от размышлений о идеально белых палатах реабилитационных центров. Только сейчас Стефан заметил, что в дверях стоит мужчина средних лет в белом халате.
- Мы взяли у Вас пробу крови, прокапали Вам гемодез-н, – врач опустился на стул рядом с кроватью, - знаете что это такое?
- Препарат плазмозаменяющий, - Стефан, поморщившись, сел, подложив себе под спину подушку. Это лекарство, очищающее кровь, обычно вводили с помощью капельницы при алкогольном или наркотическом опьянении, при хорошем раскладе – ломать его начнет чеса через полтора – два. Уж о лекарствах, которыми его обычно пичкали, Норберг знал все.
Доктор в белом халате кивнул и открыл еще незаполненную историю болезни.
- Итак, начнем с начала.. Ваше полное имя, возраст?
Парень вздохнул и закатил глаза. Как же его бесили все эти расспросы.
- Стефан Норберг, 21 год, и предвосхищая Ваш следующий вопрос – 5 лет. На героине 2 года. Последнее лечение проходил в реабилитационном центра Берна. До этого в Женевском. Могу назвать номер страховки, если Вам нужно..
Следующие двадцать минут Стефан отвечал на вопросы, мечтая снова погрузиться в сон или хоть как-то избавиться от навязчивого и дотошного собеседника.
Как только врач ушел в палату вошла молоденькая медсестра, поставила парню укол и упорхнула сдавать смену. Стефан кое-как с кровати дотянулся до стула, стащил со спинки кофту. Он начал мерзнуть, хоть в палате и было тепло. Поправив на сгибе руки пластырь, который ему прилепили после капельницы, но который так и не смог скрыть дорожки от уколов на венах, парень натянул кофту на больничную пижаму и завалился спать.
Норберг уже начал дремать, как его опять наглым образом побеспокоили: какой-то рыжий парень явился в палату и прям в лоб начал задавать вопросы.
Стефан открыл один глаз, вгляделся в фигуру гостя. Подниматься в сидячее положение не хотелось.
- Привез и молодец, - Норберг зевнул и потер указательным пальцем переносицу, - отлично я себя чувствую, руки-ноги – все на месте, правда голова трещит будто бы на нее металлическое ведро надели, а сверху потом молотком от души настучали.
Стефан все же сел, забравшись на кровать с ногами.
- Но машину твою помню, вернее ее капот, - Норберг усмехнулся, разглядывая рыжеволосого, - Как там тебя.. хм.. Август? Ну, присаживайся коль пришел.
Такой официальный, серьезный, по возрасту – ненамного старше Стефана, с идеально здоровым цветом лица – эдакий идеал человека. В больницу привез, еще чего-то в пакете притащил.
"И на фига явился? Неужто боится, что я на него я полицию заяву накатаю?"
Бледный Стефан, с темными кругами под глазами выглядел крайне паршиво, волосы от челки то и дело лезли в глаза и Норберг смахивал их в сторону нервным быстрым движением. Сохли губы, хотелось пить, свет нещадно резал глаза.. Сколько там прошло с момента очищения крови?
[AVA]http://sa.uploads.ru/TtckW.jpg[/AVA][NIC]Стефан Норберг[/NIC][STA]На игле[/STA][SGN]Разрешите мне умереть..[/SGN]

Отредактировано Каин Норберг (25.10.2014 23:26:29)

+1

7

— Я говорил с твоим лечащим врачом, доктором Грубером, — сказал Август, вставая и переставляя стул поближе к постели пострадавшего молодого человека и садясь снова, едва наклонившись корпусом к пациенту и сложив пальцы домиком. Пакет с продуктами чуть ранее лег на прикроватную тумбочку. — По его словам, предварительный диагноз — сотрясение мозга, ее степень до сих пор уточняется, но, если я все понял правильно, то ты выйдешь отсюда в ближайшие две недели. Хочешь?
Август легким кивком головы указал на пакет, где лежали апельсины и сладкие пирожные. Своеобразный жест доброй воли. Миттенхайн допускал, что Стефан вполне может отказаться от него, отговориться отсутствием необходимости — или оговорить себя недостойным подобных жестов. Мог взъяриться на Августа за чрезмерную заботу, проявленную без его на то согласия или упрекнуть в мягкосердечности. В любом случае следовало первым делом убедиться в отсутствии между ним и Августом непонимания и по возможности избежать проявления враждебности.
— Ты необычный молодой человек, — Август сел прямо. — Не имеешь тесного контакта с семьей, но до сих пор цепляешься за жизнь так, будто она тебе еще не безразлична.
Не в его правилах было заводить речь о семье перед человеком, пребывающим не в самой лучшей для себя жизненной ситуации. Миттенхайн не успел еще навести справки о родственниках пациента и известили ли их о произошедшем со Стефаном инциденте, но намеревался сделать это в самое ближайшее время. Стефан неуловимо напоминал ему кого-то, кого Август видел мельком, краем глаза, и потому не мог с уверенностью судить о сходстве юноши на больничной койке с этим человеком.
— Признаться откровенно, снаружи ты пребываешь в большей сохранности, нежели внутри. Я твой должник. — Произнес Август голосом абсолютно ровным, но внимательный живой ум мог бы отметить виноватый взгляд, которым Миттенхайн сверлил правое плечо юноши. — Тебе что-нибудь нужно? Я привезу при первой возможности вновь навестить тебя.

0

8

Рыжий говорил, а Стефан слушал, склонив голову. О как, а ему доктор не сказал, что придется тут столько торчать. Это было плохо.
- Две недели это много.. – еле слышно проговорил Норберг, бросив короткий взгляд на закрытую дверь палаты, - ненавижу больницы.
Пять дней.. больше он в этих стенах не выдержит. Голову сдавливало тупой болью, сейчас больше всего хотелось тишины и спать.
- Апельсины? – парень протянул руку, вытащил из пакета оранжевый фрукт, покрутил, рассматривая его со всех сторон. Им с братом мама раньше в детстве всегда покупала такие на праздники, а они радовались.
- С чего это я необычный? – Норберг положил рядом с собой апельсин, парень был крайне удивлен словам Августа, поэтому не смог сдержать улыбки, - Почему вы все мыслите стереотипами? Семья, ответственность, привязанность.. почему все так на этом зациклены? Тесный контакт с семьей? Зачем? Чтобы мать рыдала в коридоре лишь из-за того, что я не умею смотреть по сторонам, когда выхожу на дорогу? Тесный контакт с семьей в моем случае был бы эгоизмом. Им не стоит знать, что произошло.
Стефан приблизил к лицу ладонь, уставившись на подрагивающие пальцы.
- Я цепляюсь за жизнь, лишь потому, что боюсь смерти. Ее все боятся, а кто не боится - врет сам себе.. Только у меня хватка слабая. – Стефан перевел взгляд на собеседника, - Ты мне ничего не должен, не стоит утруждать себя визитами сюда.
Господи, да этот Август просто образец правильности, где только таких выращивают?
- К тому же.. – Стефан принялся чистить апельсин, стараясь снимать шкурку по спирали, - то что мне может понадобиться, ты достать, увы, не сможешь.
Пальцы не слушались, дрожали и Стефан злился на себя, он был не в силах сейчас справиться даже с чертовым апельсином. Парень выдохнул и, откинувшись на спинку кровати, прикрыл глаза. Черт, что же так хреново-то?
- А хотя нет.. я передумал, приходи, когда будет время, иначе я тут загнусь от скуки раньше времени.
Стефану вдруг на секунду показалось, что если он останется один на несколько дней без общения, у него может поехать крыша.
[AVA]http://sa.uploads.ru/TtckW.jpg[/AVA][NIC]Стефан Норберг[/NIC][STA]На игле[/STA][SGN]Разрешите мне умереть..[/SGN]

+1

9

— Я понимаю, — просто откликнулся Август на высказанное вербальное неудовлетворение условиями, в которые попал молодой человек. — На твоем месте я испытывал бы ровно те же самые нервные реакции. Пять лет назад я сам попал в медицинское учреждение общего профиля. Провел на больничной койке около двух с половиной недель. Это было ужасное время, — добавил он, слегка опустив голову и побарабанив пальцами по коленям.
На самом деле ему было абсолютно безразлично, что происходило с его телом в эти дни. Все, что чувствовал тогда Август описывалось одним ёмким словом: невроз. Зудящее неприятное ощущение под черепом, чувство потери и упущенных возможностей, которое усугублялось всякий раз, стоило персоналу заговорить при нем об исполнении служебных обязанностей. После выписки ему пришлось даже покрыть счет выставленный за разгромленную палату — после разговора со своим лечащим врачом Миттенхайн разбил вазой стекло, в приступе гнева сорвал шторы, не рассчитав силу, сорвал дверь с петель.
Память — забавная вещь. Стоило тронуть всего лишь один паттерн памяти — временного пласта воспоминаний, как сам собой распаковывался весь остальной архив. Август легко мог поставить себя на место Стефана. На помощь приходила память и возможность моделировать, приспосабливая их под условия реального мира абстрактные ситуации.
— Апельсины, — подтвердил Миттенхайн, автоматически кивнув. Потянувшись, он взял и себе один, принявшись снимать с него кожуру точно таким же способом как и Стефан. Подобное действие призвано было дать сигнал подсознанию пациента расслабиться. На его слова о стереотипности мышления касательно института семьи и брака Август едва заметно нахмурился. Он слишком сильно надавил на обнажившуюся мякоть и сок брызнул на его рабочий костюм. Из кармана немедленно были извлечены салфетки, а рубашка приведена в приемлемый незамыленному взгляду начальства вид.
— Я уважаю право каждого человека на собственное мнение, Стефан, и потому полагаю, что спор о жизненных ценностях будет несколько неравноценным и более того — вредным для тебя. — Салфетка метко упала в мусорное ведро возле его стула. Август осторожно надкусил сладкую мякоть. — Однако, посмею заметить, что своим выбором ты рискуешь еще больше увеличить пропасть между вами. Ты еще очень молод. Не повторяй ошибок старших товарищей, особенно моих.
Август в два захода прикончил апельсин, вытер руки свежей салфеткой и положил початую упаковку на прикроватную тумбочку.
— То, чего добропорядочный гражданин вроде меня не сможет достать... что-то противозаконное? Наркотические вещества или оружие? Знаешь, есть вещи доставляющие куда больше удовольствия и не разрушающие тебя изнутри. Я действительно не смогу достать ничего из противозаконного, однако, могу дать контакты тех, кто сможет.
Август сложил руки на коленях, сидел прямо. Его спокойное лицо свидетельствовало о том, что он не лжет.
Он достал телефон, посмотрел на часы, потом на Стефана.
— Я побуду здесь еще немного, с твоего позволения. Хочу убедиться, что первый шок уже прошел и мне можно на ближайшие сутки быть относительно спокойным за твое физическое здоровье. Хочешь кому-нибудь позвонить?

+1

10

Стефан съел дольку от апельсина и выплюнул косточку на ладонь, в его голове слова Августа звучали двойным эхом, били по подсознанию молотком, возвращаясь обратно: право каждого человека на собственное мнение.. ты еще очень молод.. не повторяй ошибок старших товарищей.
Норберга мутило от всего что говорил этот парень. Он сотни раз уже все это слышал, сотни раз с ним разговаривали точно таким же тоном, такие же правильные, одетые в костюмы и белые халаты люди - психологи, психиатры, наркологи. И этот вот тоже, сидит тут, весь такой понимающий. Две с половиной недели он, видите ли, в больнице провел.. Шесть месяцев Стефан провел в реабилитационном центре Берна. Шесть чертовых месяцев, похожих на ад, в палате с белыми стенами, один на один со своим воспаленным подсознанием, и если бы не решетки на окнах, он бы свел счеты с жизнью.
- Вы так все любите поучать, - Стефан рассмеялся, откидываясь на подушку, - Какие же вы все смешные. Невероятно смешные.
Он не собирался просить у «добропорядочного гражданина» контакты его знакомых, могущих достать то, что ему было нужно. Сейчас у Норберга нет денег на дозу, а припрягать кого-то через третьи руки было не безопасно, еще не хватало, чтобы его сдали полиции. Нет, спасибо, он как-нибудь сам, нужно всего-то выбраться из этой больницы и все.
- Я не буду никому звонить, я дал им все нужные данные для моего здесь оформления, родителей беспокоить смысла нет.
Стефан доел апельсин, собрал шкурку  и неуверенно положил ее на тумбочку.
- Ты смотри.. как в этот раз быстро, - Норберг вытянул вперед руку: пальцы ощутимо дрожали, мерзли, кажется даже ногти посинели.
- У меня нет шока, - Стефан обхватил колени, вцепившись в них трясущимися руками и уставился  в одну точку перед собой. Норберг дышал глубоко, размеренно, прикрыв глаза, – нет шока. Нет.
Противный звон в ушах нарастающей волной накрыл парня, оставалось лишь обхватить ладонями голову и стиснуть зубы, тихо застонав. Мир разваливался на части и, кажется, не существовало кругом ни палаты, ни рыжего в костюме, лишь безумие заботливыми  объятьями окутывало разум.
[AVA]http://s019.radikal.ru/i618/1410/31/b12f521a1934.jpg[/AVA][NIC]Стефан Норберг[/NIC][STA]На игле[/STA][SGN]Разрешите мне умереть..[/SGN]

Отредактировано Каин Норберг (16.11.2014 22:55:41)

+2

11

Молодой человек не верил ни единому слову, произнесенному Августом и тот прекрасно понимал причину: судя по выражению лица, интонациям и еще некоторым признакам, на первый взгляд кажущимся незначительными, Стефану было не впервой выслушивать слова, которые люди его поколения обыкновенно именовали "прописными истинами". Он не относился к ним с должным вниманием, не пропускал мимо ушей, вовсе нет, но понимания в вопросе организации его собственной жизни воспринимались им резко отрицательно. Август вряд ли был способен помочь ему — трудно оказывать моральную помощь лицу, не выражающему желания пойти навстречу, но несмотря на очевидную гибельность попыток, Миттенхайн-старший готов был попытаться.
— Это не является поучением, Стефан, — едва уловимо качнул головой Август. Выражение его лица попыталось было смениться с ничего не выражающего на некое подобие дружелюбного, но из этого ничего не вышло. Пришлось пользоваться интонациями, взглядом. — Люди именуют это проявление чувств по отношению к близким или небезразличным им людям как забота.
"Невероятно смешные". Бровь Августа одномоментно сошлись на переносице. Он начинал смутно понимать причину нежелания Стефана оповещать ближайших родственников о произошедшей с ним неприятности. Вероятно, молодой человек не первый день непредсказуемо для себя самого перемещался в пространстве города, не соблюдал правильный для людей его возраста режим питания и сна, игнорировал попытки достучаться до него и понять, в чем лежит корень проблемы. В обозримом будущем он скорее всего вернется к тому беспорядочному образу жизни, который вел. Тем больше ему было необходимо время, проведенное в больнице.
— Конечно, — иногда лучшая тактика — согласие и шаг назад. — Ты уже достиг совершеннолетнего возраста, а потому волен поступать согласно своим собственным убеждениям и принципам. Как взрослый.
Август сгреб остатки апельсина в ладонь, достал другой рукой пачку бумажных платков из заднего кармана брюк, встал, донес и выбросил мусор в урну у двери, после чего вернулся, протер поверхность тумбочки и прицельно отправил скомканный платочек туда же, куда отправил останки апельсина. Когда он обернулся, его ждало неприятное открытие.
Стефан оказался наркоманом.
Предположение непроверенное, но Миттенхайн не сомневался: пара анализов, еще несколько часов под капельницей — и все станет ясно. Август рывком поднялся со стула, на который только было сел и несколько секунд простоял возле постели Стефана в оцепенении. Его мозг стремительно перебирал варианты дальнейшего развития событий. Подручными средствами вывести молодого человека из состояния, в котором он находится, нет возможности, стало быть, необходимо вызвать врача.
— Я сейчас вернусь, — пробормотал Август, не особенно рассчитывая на ответ и выбежал из палаты. Он вернулся с доктором и медсестрой, которые выставили его из палаты сразу как вошли. Миттенхайн даже не успел задать вопрос, все ли с ним будет в порядке и выживет ли он. Наркоманов в своей жизни Ищейка видел немало, но ломку — впервые.

+1


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Прошлое » 12.01.2006 Девятый круг ада


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC