Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 12.05.13 Ой-ля-ля, ой-ля-ля, погадать на короля!


12.05.13 Ой-ля-ля, ой-ля-ля, погадать на короля!

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время и место:
Клуб "Тысяча", глубоко за полночь.

Участники:
Адольф Миттенхайн (Тод Рэнсон), Рейвен Чельберг, Жером Морэ, Кей, Артур, Саймон

Краткое описание:
Слухи о самодеятельности некоего одинокого наркодилера доходят до верхушки мафиозной группировки.

Предупреждение:
Обсценная лексика, насилие, упоминание наркотиков.

0

2

[audio]http://pleer.com/tracks/6927830vzZr[/audio]
Рейвен перемахнул через перегородку вип-зоны. Майка липла к телу, куртка была давно сброшена в гардероб: сначала он упорно закатывал рукава, отдувался, а потом силы кончились, оставалось надеяться, что кожаную куртку не сопрет какой-нибудь случайный счастливчик.
Большую часть времени Рейвен, то и дело отлавливая Тода в зале, оставлял его то у барной стойки, то у этой самой вип-зоны, на которую ни один из них не захотел раскошеливаться, а сам разыскивал новых поставщиков, с которыми была заранее назначена встреча. Искал он уже около трех часов, и все было тщетно.
— Блядь, — недовольно проворчал Рейвен, оглянувшись и привычным движением втаскивая Тода на диваны вип-зоны — пусть они и не заплатили, но охранники уже давно плюнули следить за происходящим в клубе. Здесь, как обычно, действовало негласное правило: лишь бы никто не додумался ширяться, трахаться или блевать прямо в зале, а так — добро пожаловать, жители и гости Женевы!
Рейвен плавно растекся по дивану, прижал Тода к себе за талию, окинул взглядом танцпол.
Кея, с которым он договорился, видно не было. Его Рейвен знал давно, признавал славным малым, вполне приличным, чтобы всерьез воспринять его предложение помочь, и того, что придется то и дело оглядываться по сторонам, он не ожидал. Более того, Рейвен начинал постепенно раздражаться: деньги, отложенные на выпивку, начинали кончаться, дыхание от постоянных попыток танцевать сбивалось.
— Что за хер его где-то носит? — ворчливо осведомился Рейвен так, будто Тод ему мог ответить.
Конечно, не мог. Никто не мог.
Рейвен приподнял бедра, подмигнул девочке, которая заметила это движение, и вытащил из кармана джинсов телефон. Быстро промотав список контактов — и игнорируя в дальнейшем девочку, которая отчего-то решила, что Рейвен готов на дальнейшее знакомство, ну что, что он показательно лапает задницу едва ли не на нем сидящего мужика? — он нашел номер Кея, дал звонок, отсчитал десять длинных гудков и сбросил вызов.
— Экий необязательный мудак.
Повертев немного головой, Рейвен вдруг неожиданно для себя увидел Кея. Тут же поднявшись с диванчика, он мотнул головой Тоду, одновременно подхватывая свои джинсы и не давая им упасть: Рейвен забыл надеть ремень, цепи оттягивали штаны, которым, в общем-то, полагалось обтягивать, а они висели на тощей заднице и постоянно норовили рухнуть. Свой промах удалось заметить только в такси, но не возвращаться же?
— Вон он, — оповестил Рейвен, — ты как хочешь, а я пойду переговорю.
Чтобы нормально пробраться сквозь толпу, пришлось уворачиваться от локтей, машущих волос и голов. Кей подпирал колонну у барной стойки, изредка нервно посматривал на телефон и выглядел еще более зажатым, чем обычно. У Рейвена кольнуло от предчувствия, когда он подобрался ближе, но это ощущение было тут же отброшено в сторону. Чушь все, конечно, тут такое дело, новые поставки наркотиков от левых людей, сложно не струхнуть.
Заулыбавшись, Рейвен напрыгнул на Кея со спины, обнял за шею и чмокнул в щеку.
— Ну привет, дружище, где шлялся все это время? — в клубе громко играла музыка, вопросы приходилось орать Кею прямо на ухо. Глянув на бармена, Рейвен ткнул пальцем в пивной бокал, подвешенный вверх ногам, с подписанной на нем маркой пива. Парнишка заказ понял, показал большой палец и отправился к кранам.
Кей повел плечами, сбрасывая захват Рейвена, окинул его взглядом с ног до головы и улыбнулся.
— Извини, решал некоторые вопросы. Ты как, готов?
— Еще бы! — заухмылялся Рейвен.
Бармен как раз отдал бокал, он сделал большой глоток и быстро расплатился. После быстрого осмотра ближайшего пространства Тод нашелся почти моментально, Рейвен кивнул сам себе, позволил немного расслабиться и заулыбался шире.
— Только, Рейвен, эти парни серьезные, — предупредил Кей. Все, кто его знал, прекрасно знали эту черту Кея: он боялся абсолютно всего, хотя, вроде бы, всего-то толкал траву раз в пятилетку, да и то исключительно проверенным клиентам, которых по доброте душевной скидывал ему то один, то другой. Рейвен познакомился с ним лет пять назад, изредка пересекался, чтобы перетереть последние новости, но никогда не торговал на одной и той же зоне: Рейвен успел захапать себе места, которые были практически неприкосновенными, пускать на них абы кого он не стремился, а с того момента, как Кей запсиховал год назад, когда наткнулся на полицию, и вовсе сузил круг "коллег по району" до пары-тройки человек.
— Я тоже серьезен, — Рейвен поиграл бровями.
Предчувствие заставляло то и дело посматривать по сторонам. Рейвен опять нашел взглядом Тода, прищурился, заметив, как к нему подходит какой-то мужик со смутно знакомым лицом. Он увидел, как мужик подвигал пальцами с характерным жестом, который обычно использует люди, просящие зажигалку, и опять посмотрел на Кея.
Нет, определенно стоило договариваться с кем-то еще, так можно и свихнуться, предполагая возможные дурные исходы.

Отредактировано Рейвен Чельберг (19.10.2014 02:16:25)

+2

3

Адольф клубов и всех мало-мальски похожих по размеру, качеству звука и находящемуся в его стенах контингенту, боялся. В свободное от рабочей беготни время он упорно отбрыкивался от любых попыток утащить его развлекаться. А уж если дело пахло наркотиками… тут даже Рейвен получил бы решительное "нет", не будь у Хайна в голове одного человека, вполне привычного к обстановке постоянного шума, пьных танцев и случайных половых связей, и даже более того — очень все вышеперечисленное приветствующий. Прямо-таки рвущийся прикрыть все тылы Потомку, которого пару месяцев назад едва сам не хлопнул.
Поэтому вопроса о том, кто отправится сопровождать Рейвена на «терки серьезных людей» в принципе не стояло. И стоять не могло.
Зато у Рэнсона стояло всю дорогу: от самых дверей клуба — тот явно уже прожил свои лучшие годы и теперь целиком был отдан в распоряжение случайных людей, не особенно следящих за порядком — и заканчивая уютным диваном в вип-зоне. До этого были три часа сплошных танцев и развлечений из разряда "склей девушку за определенное время". Тод нарушал неписанные правила этой нехитрой игры, предпочитая мужиков с европейским лицом. Чаще везло с французами. Их языка Рэнсон решительно не понимал, отговаривался быстрым "уи" и исчезал, наметив следующую жертву.
Рэнсон плотоядно облизнулся, обхватил спутника за шею и недвусмысленно подвигал задом. На шее уже красовался засос — краса и гордость сегодняшней ночи. Его возбуждала сама мысль о том, как при "якобы" случайном движении джинсы с Рейва все-таки спадут, дав наконец-то повод повторить пройденное слякотной апрельской ночью.
— Хер и носит, — Хихикнул Тод, улыбнувшись, будто пьяный. На самом деле, сегодня он - что удивительно - ни капли в рот не взял. Алкоголь мог повлиять на скорость реакции. Случись что — и в гипотетических разборках пострадать может и сам Тод. Разницы между показательным облапыванием задницы и реальным он не видел и видеть не особенно хотел. Ему было хорошо, а истинные причины происходящего пускай пока поваляются в кладовке, не до них сейчас. — Наплюй!
Слова правда приходилось орать. За все время Тод произнес едва ли с десяток слов, но горло уже неприятно першило. Решив отвлечь Рейва от нервотрепки, которая ощущалась уже так, что деться от нее было некуда, Рэнсон обласкал шею адской гончей, проведя по сонной артерии языком.
— Говорю же, наплюй! — Тод не сразу понял, что надрывается напрасно. — Ла-а-а-адно, пиздуй! Держи нос по ветру, слышь, мелкота?! 
Он покачал головой, поджал губы и поднял ладони тыльной стороной вверх, как бы говоря "что поделаешь". Рейвен умчался куда-то с типом, морду которого разглядеть при всем желании не получалось. А вот запах был ощутим, и Рэнсон заржал, осознав спектр открывающихся перед ним возможностей.
Повалявшись для приличия на диване минуты две, Тод вскочил, отряхнул светлую рубашку от несуществующей пыли и отправился на поиски Рейвена. Его "запах" оставлял за своим владельцем яркий след, оставалось только не отставать и вовремя ловить изменения направления.
Рэнсон остановился напротив симпатичной девушки с разноцветным маникюром, наклонился и без подготовки, не спрашивая разрешения, прикусил губами мочку ее уха. Девица тут же вцепилась в бедра Тода, подалась вперед, явно прося большего. Охов и вздохом Рэнсон не слышал. Он обхватил девушку за талию, взял за руку, отвел ее в сторону и с видимым удовольствием провел от запястья до предплечья языком. Затем и носом — будто героиновую дорожку нюхал.
А потом увидал Рейва, мужика, а позади них - бар, и его тут же след простыл. Девица быстро нашла себе другое увлечение.
Рейвен его тоже видел, это было плюсом. Все-таки хорошо, что они даже при всем желании потеряться вряд ли могли. Спасибо чутью Потомков! А вот минусом были всякие отвлекающие от наблюдения за объектом личного фетиша. Например, выплывший из ниоткуда мужик. В жестах Тод разбирался, намеки понимал на раз-два, а потому тянуть не стал и дал мужику то, чего тот так хотел.
— Н-на! — Рэнсон подался вперед, держа между выпрямленными средним и безымянным пальцем зажигалку, которую по чистой случайности прихватил с собой. Жест получался своеобразный: тут тебе и фак, и как бы "смотри, я тебе ни в чем не отказываю". — Можешь оставить себе. Я один хер бы ее потерял.
Тод оглянулся на Чельберга. Тот продолжал базарить. Рэнсон с деланным разочарованием покачал головой. Вот что за человек — у других "бла-бла" не любит, а как самому потрепаться — за милую душу.
Мутный мужик тем временем никак не хотел уходить. Тогда Тод подошел к нему вплотную, осторожно положил ладони на плечи, облизнулся, улыбаясь:
— Хэй, чел, чего надобно? Получил ты зажигалку - не, возвращать не надо! - а дальше? Давай, развлеки благодетеля, будь котиком!

+1

4

Кей нервно двинул уголком губ, и Рейвен, чтобы хоть чуточку его расслабить, протянул бокал пива. Это не подействовало, вернее, Кей отказался, попросту отмахнувшись от щедрого жеста.
Вместо того, чтобы согласиться хлебнуть пивко, он спросил:
— Рейвен, ты точно не хочешь отказаться? Сейчас самый удачный момент бросить все это говно и зажить нормальной человеческой жизнью.
Вот скажи ему такое два месяца назад, до того, как он встретил этого когтистого ублюдка, который сейчас сверлил в нем дырку взглядом, Рейвен, наверное, даже поверил бы — с учетом, конечно, знания, что ждет его в противном случае. Почему-то всем этим простым ребятам казалось, что наркоторговля — это самая ужасная вещь на свете, и Рейвен, внутри которого изредка порыкивала злобная сверхъестественная псина, с ними ох как горячо бы поспорил.
Более того, он, может, даже не стал бы отказываться от всего, что неожиданно заимел. А что? Дом у Рейвена был отличный, кормили вкусно, под боком всегда был то Адольф, то Тод, то Мортен, Август так и вовсе занимал особую категорию, на которую никто не мог покушаться. Даже злобная псина после второго ее появления стала ощущаться ближе, роднее, что ли. А Рейвен, по началу с трудом терпевший переворот в устройстве собственного мира, вдруг начал получать удовольствие от происходящего.
Наркотики так и оставались для него приятным бонусом.
Сейчас, когда поставок от Каина практически не было, а дергать его с момента нападения Адольфа стало немного стремно, Рейвен был вынужден искать альтернативные способы заработка. Дневная работа секретарем у Сато-сана не шла ни в какое сравнение сбизнесом, в котором Рейвен по-настоящему разбирался.
И, о нет, он бы ни за что ни от чего из этого не отказался.
— Кей, дружище, не суй свой нос туда, где пго могут откусить, договорились? — ласково промурлыкал Рейвен.
Скакать от языка к языку было забавно, он действительно в полной мере ощущал всю покатистость французского, когда рядом неприсутствовал Тод, болтавший исключительно на немецком.
В очередной раз вспомнив про Тода, Рейвен глянул на него, поймал взгляд, но не изменился в лице — лишь сделал очередной крупный глоток пива.

Артур взял зажигалку, повертел ее в руках. Вообще-то, курить на танцполе запрещалось, но тут и там мелькали полупьяные потные лица, раз за разом подносившие к перекошенным губам сигареты. Достав пачку, Артур закурил исключительно для проформы.
Он с самого начала вечера наблюдал за Кеем, а потом вдруг случайно признал развалившегося на диване мальчишку Рейвена. Его Артур знал исключительно по описанию, да и то понял, что не ошибся, когда пацан, лавируя между посетителями клуба и нелепо дергая штаны, подошел к Кею. Его спутника тоже пришлось заметить: можно было подумать, что это личный телохранитель Рейвена, да вот как-то он не дотчгивал до таких высот.
В общем, Артур не оценил.
Он, следя в полглаза за Рейвеном и Кеем, вернул зажигалку, быстро улыбнувшись.
— Спасибо, очень помог.
О том, что помощь будет еще более ценной, если этот неизвестный, облизывавший Рейвена на диване, а теперь игравший с ним в гляделки, Артур не стал: двое наркодилеров наконец-то двинулись к неприметной двери справа от барной стойки. Что-то подсказывало ему, что беседа может затянуться, и Артур хлопнул парня с зажигалкой по плечу.
— А потанцевать не желаешь?

Рейвен залпом допил остатки пива и поставил бокал на стойку — наверное, будь музыка чуть тише, вышло бы громко.
Кей мотнул головой в сторону и полел вперед, прокладывая путь, Тод стоял все с тем же смутно знакомым мужиком, которому дал закурить. Нос Рейвена забивался от смешения запахов окружавших его людей, это было неприятно, хотелось чувствовать Тода, но он стоял ровнехонько под вытяжкой: хоть обнюхайся, ничего не выйдет.
Хотя, наверное, дело было все же в наличии первостепенной задачи с Кеем и ребятами, которым Рейвена должны были представить. На моделирование возможной беседы уходили все силы, он вел себя так же пофигистично и расхлябанно, как обычно... правда, это не помешало указать Тоду по направлению к двери, к которой Кей целенаправленно продирался.
Движение увидел и мужик — Рейвен ощутил его взгляд, тут же нервно вытащил сигареты и закурил. Зажигалка заела, Рейвен остановился в дверях, чиркая ей, пока его не схватили за локоть и не втянули внутрь.

— Или, если хочешь, прогуляемся вместе ствоим другом, чтобы он не переживал, м? — мягко и вполне вежливо предложил Артур.
Он проследил, чтобы Рейвен скрылся за дверьми без всяких приключений, не заметил, как и ранее, никакого прикрытия этого мальчишки, и теперь был готов помочь проследовать в комнату этому парню с зажигалкой.
Свидетели им были не нужны.

Отредактировано Рейвен Чельберг (19.10.2014 05:24:48)

+1

5

— Угу, обращайся, — хмыкнул Тод, отследив реакцию мужика на передачу зажигалки. Странной она была, неестественной. Особенно для человека, который, казалось бы, только её и добивался. Мужик вроде и курить не особо хотел, и стоять на одном месте будто был вынужден. Рэнсон втянул носом воздух, но не почувствовал ничего, что хотя бы отдаленно напоминало запах, ведущий к Рейвену. Честно говоря, кругом уже прилично дымили лица разных возрастов и степеней размалеванности, но сбивало с толку немного другое.
Внезапно возникший мужик, явившийся словно потянуть время, некий суюъект, разговаривающий разговоры с Рейвеном и имеющий при этом такой вид истинно Адольфовский: растерянный и зашуганный. Будто за лишнее слово его могли хорошенько отметелить во дворе этого клуба или отыметь где-нибудь за барной стойкой. Рейв во всем этом многообразии непоняток и знаков оставался единственной константой. Но Тод все равно решил, что побыть максимально рядом не помешает.
И эта гребаная вытяжка, стоя под которой этот мутный мужик явно портил себе все удовольствие! Нет ничего лучше сигаретного дыма, который приятно щекочет ноздри, нет ничего приятнее, чем ощущать запах табака в воздухе. Мужик будто специально встал именно здесь, наверняка преследуя цель сбить "чуйку" Тода со следа Рейвена, отвлечь внимание на себя, пока тот, другой чувак за барной стойкой о чем-то базарит с объектом воздыханий Августа.
И ведь за этим грохотом, звучащим из колонок даже не расслышишь, о чем.
Зато исправившееся зрение сбоев не давало. Рейвена куда-то вели и Тод обязан был пойти за ним. Он слышал в свое время о методах переговоров, которые практиковали наркодилеры. Это было в те светлые времена, когда Рэнсон еще в институте учился. Но в памяти еще свежи были темные коридоры, маленькие комнаты, потертые диваны и приглушенные голова, произносящие угрозы.
— О, ну давай потанцуем, — Тод довольно оскалился, буквально навалился на мужика, запустив руки в его карманы и предпринимая действия, однозначно указывающие на желание Рэнсона познакомиться с очаровательным просителем поближе. Облапал задницу, потерся пахом о бедро — и все это время он не переставал улыбаться и тихонько подхихикивать. Ладонь нашарила в правом кармане штанов мужика ключи и мобильный, и если первое могло открывать гораздо больше, чем второе, Тод ловко извернулся и двумя пальцами осторожно и быстро переложил чудо техники себе в задний карман.
Затем он посмотрел мужику в глаза, понимая, что сильно рискует: при таком паскудном освещении внушение могло и не сработать. Но ведь не зря Бауэр в свое время хвалил именно эту способность Потомков? Плевать, что на самом деле он хвалил Адольфа, даже сам того не зная.
— Ты потерял свой телефон в клубе. Уже обращался к управляющему — но его так и не нашли. Мы танцевали последние двадцать минут. Усек? — Убедившись, что внушение сработало, Тод улыбнулся, хлопнул мужика по плечу. — Вот и ладушки.
Шум, пьяные смешки над ухом, то и дело задевающие спину тела. Только Тод захотел ретироваться в том направлении, куда непонятный тип увел Рейвена, мужик заговорил так, словно никакого внушения и в помине не было.
— Ты-таки за ним следишь, паскуда, — Рэнсон облизнул губы. — Прогуляемся, отчего бы и нет. — В спину мужику ткнулся острый коготь. — Чур ты первый. Не очень хочется схлопотать удар со спины. Такие штуки обычно делают меня не бессознательным, а нервным.

+1

6

— Да какого хрена?! — возмутился Рейвен, нахмурился...
...и понял.
От запаха сильного демона, присутствующего в помещении, стало жутко. Рейвен не ожидал, что будет реагировать на какое-нибудь Существо настолько остро: даже Бауэр, гниющий, казалось, на этом самом непонятном уровне, на котором находилась аура или что-то, что воспринималось за запах, не вызывал ужаса, а от вольготно устроившегося на диване мужчины вдруг неприятно ослабели колени.
Всего, вместе с Рейвеном, в помещении были четверо: демон, мужик, который втянул его в комнату, и Кей, который теперь выглядел еще более пришибленным. Ему захотелось врезать, но было понятно, что любое движение может быть чревато, а последствий как-то не хотелось.
— Это и есть тот самый Рейвен? — обратился демон к Кею и получил в ответ нервный кивок. В свою очередь, он улыбнулся, сложил руки на коленях и склонил голову к плечу.
Ну надо же, его разыскивали по имени! На случайность надеяться не приходилось, вряд ли нужен был любой наркодилер, который первый попался под руку — тогда подошел бы Кей.
Нет, не такую популярность хотелось Рейвену.
— Как-то нехорошо выходит: вы меня знаете, а я вас — нет, — улыбнулся Рейвен. Все-таки правильно он сделал, что выпил пивка, иначе наверняка запаниковал бы сейчас так, что с трудом мог говорить. А так — нет, все в порядке, говорит, выглядит почти непринужденно.
Он шагнул назад, прислонился спиной к стене, заложил руки за спину. Никто из присутствующих даже не дернулся, не подумал, что Рейвен может быть опасным. Впрочем, он сам тоже не ощущал себя способным хоть на что-то стоящее.

Артур пару раз моргнул. В голове все перемешалось, такое бывало с ним иногда: вроде, все шло нормально, не происходило ничего странного, но было неприятное ощущение некоторой неправильности, которую Артур не мог высказать словами.
Конечно, сколько бы он ни моргал, ощущение не проходило, и Артур просто выкинул его из головы. Нечего лишний раз забивать голову, у него и без того слишком много дел — вон, даже с этим парнишкой был вынужден плясать, чтобы не сорвать боссу разговор.
Вот только и спутник Рейвена оказался не так-то прост: успел вытащить откуда-то нож и ткнуть им в спину Артура. К такому раскладу он готов не был, но не растерялся — наоборот, улыбнулся с пониманием, сунул руки в карманы, пошел вперед, действительно не делая никаких резких движений и позволяя ножу упираться в спину.
За время работы на босса чего с ним только не случалось, страх перед ножами Артур потерял давно.

— Выглядишь так, как полагается выглядеть подобным тебе, — продолжил демон, даже не подумав представиться. Рейвен приподнял брови и чуть наклонил корпус вперед, вытащил руки из-за спины и сложил на груди, согнул одну ногу, уперся пяткой в стену. В ужасно некомфортной морально ситуации нужно было хотя бы занять удобное положение в пространстве. — Смазливый, наглый... наверняка вызываешь доверие, а?
— Я этого как-то ни с кем не обсуждал, — вполне честно ответил Рейвен.
Демон хмыкнул, качнул головой и сделал едва заметное движение рукой. Тут же мужик, имени которого Рейвен так же не знал, вытащил из кармана пачку сигарет, открыл и протянул ее демону, который достал себе одну.
Дверь открылась, и Рейвен повернулся, стараясь одновременно не потерять из виду никого из присутствующих. Вошел еще один человек, а следом за ним Тод с выпущенными когтями. Захотелось шикнуть на него, но наверняка он уже и сам ощутил присутствие демона, при котором, по хорошему, палиться не стоило.
Оставалось надеяться, что никто еще не понял, что в комнате есть как минимум один Потомок.
— Хотите закурить, мальчики? — вежливо спросил демон, взял пачку из рук мужика и приветливо протянул ее вперед. Как ни посмотри, крайне хорошо воспитанный мужчина средних лет, не более того. Даже не придраться.
Ощущение опасности прямо-таки орало сиреной о том, что нужно валить. Рейвен прокручивал в голове возможные варианты спасения, но без причины, по которой его притащили сюда, это было достаточно сложно. К тому же, теперь, когда этот демон узнал его в лицо, скрываться от него стало бы в разы сложнее, хотя и было, черт возьми, непонятно, зачем оно в принципе нужно.
— Нет, спасибо, мы как-нибудь без этого обойдемся, — ответил за двоих Рейвен, скользнув взглядом по Тоду.
Демон пожал плечами, закрыл пачку и положил ее на стол. Тут же ему дали прикурить, он коротко кивнул и медленно окинул взглядом сначала Тода, а потом Рейвена — задумчиво, очень неспешно, явно чувствуя собственно превосходство, но даже не делая на нем особого акцента.
— Мое имя Жером Морэ, — представился, наконец, он.

Отредактировано Рейвен Чельберг (21.10.2014 20:21:52)

+1

7

Инстинкт самосохранения — базовый инстинкт. И как только этот мужик его потерять-то умудрился?
Его почти не задевало внезапное наличие у объекта, который по всем канонам жанра должен был притихнуть и, поддавшись иллюзии силы, спокойно позволить отконвоировать себя в дальнюю комнатку, где наверняка было заготовлено кресло и пара десятков пыточных инструментов. А Тода в свою очередь почти не задевало, что этого мужика почти не задевало. Нервировал даже не сам мужик, и не его спокойствие, а мысли о маленькой комнатке. Прошло почти два месяца с тех пор, как Хайн, а потом и Тод, увидели мясное производство Крамера. А нервы вот шалили до сих пор.
В конце-концов, убедил себя Тод, собрав волю в кулак и для верности потыкав им мужику между лопаток, случись что, он сумеет за себя постоять. Никакого оружия у впереди идущего не было, а единственное находившееся у него средство связи заполучил в свое владение Рэнсон. Спохватившись и запоздало сообразив, что неожиданных звонков лучше бы избежать, он на ощупь нашарил телефон в заднем кармане и секунды три держал кнопку выключения. Вибрация подтвердила, что Тод все сделал правильно.
"Отлично, — предвкушающе оскалился Тод, когда мужик открыл дверь и вошел в комнату. Когтя от его поясницы Рэнсон не убирал. — Вы лишены права на переписку! Свое последнее слово можете засунуть туда, где сейчас лежит ваша мобила."
Самое обидное, что мужик-то был привлекательный. Достаточно привлекательный для того, чтобы оттащить его подальше от этой убогой обстановки и мафиозных разборок и развлечься с ним как следует, забравшись на колени, рвать когтями его плоть и распивать по дороге алкоголь. За неимением средств сошло бы и дешевое пиво.
Но то, что Рэнсон до обидного мало понимал в привлекательности мужиков ему доказали очень быстро. В комнате ощущался демон, причем ощущался так, что от его "аромата" впору было на стенку лезть. И это было не леденящее презрение Крамера, не убийственная мощь Кройца (спасибо Августу за пару веселых ночей, проведенных под надзором этого типа), а что-то принципиально другое.
То, что с разбега брало за яйца и с силой дергало вниз.
Или как ощущения на американских горках, - в тот самый момент, когда кабинка вот-вот покатится вниз с самой высокой точки.
И это, черт побери, Рэнсону нравилось. Он возбуждался от одного только "запаха" демона, лица которого даже не видел, потому что отвлекся на Рейвена. Изображал он крутость или же и вправду чувствовал себя вполне раскованно, оставалось лишь гадать. Компания, правда, к тому не располагала — зато располагал сам Рейв и еще некоторое количество алкоголя в его крови.
И гребаная адская псина внутри него самого.
Тод довел своего провожатого до демона, остановился, убрал коготь и хлопнул мужика по плечу, улыбаясь так довольно, будто только что с ним хорошенько потрахался.
— Молоток, мужик! Удружил, уважаю. Бывай.
После чего встал рядом по правую руку от Рейвена, тоже сложил руки на груди и подался немного вперед, поведя носом в воздухе и с видимым удовольствием вдыхая воздух.
Нет, демон решительно очень вкусно пах. Опасность щекотала Тоду нервы, он ощущал ее присутствие, дышал ей. И неудержимо к ней стремился.
Он тихо шикнул, досадуя на выбор Рейва. Ему, в отличие от, курить очень даже хотелось. Но недовольство враз забылось, стоило блестящим от внутреннего возбуждения глазам Тода встретиться с глазами демона, насмешливыми и подчеркнуто спокойными. Он улыбнулся, провел кончиком языка вдоль нижней губы, а потом и вовсе нацепил язвительную усмешку.
Вот Вернер мерился с Адольфом крыльями. А этот демон, если будет мериться, то чем?
Когда он представился, улыбка с Тода уступила место удивленному "да ладно?", вырвавшемуся вслух.
— Жером? "Мсье Мор"? — ляпнул Рэнсон, хлопнув себя по лбу и рассмеявшись. На его лице было написано облегчение. — Как, вы все еще живы?
Любое слово могло стать спусковым крючком к тому, что демон спустит на него своих собак. Или Тод на них — Рейвена, шансы тоже были. Но Рэнсона разбирало любопытство.
— Тод Рэнсон, — представился Тод. Обернувшись к Рейвену, деланно небрежно махнул рукой на демона. — Знакомься, Рейв, именно из-за этого человека я бросил институт.

+1

8

Тод встал рядом, от этого стало несколько легче, но не настолько, чтобы Рейвен смог нормально расслабиться. Помимо положения вынужденной жертвы, которой, без сомнения, он являлся, Рейвен отдавал себе отчет, что его спутник отдает предпочтение силе, а не чему-то там еще, вроде тесного знакомства, которым они могли похвастаться. Возможно, мнение по поводу силы было поспешным, могло оказаться и так, что Тод окажется вечер и не предаст, но все же сомнения по поводу этого были, и избавиться о них так просто не получалось.
Еще тоскливей было, что Тода и вовсе поймали. Рейвен был почти уверен, что сидевший перед ними демон заметил когти — уж очень явно они виднелись из-за спины мужика, вот только какая была видимость со стороны дивана, оставалось загадкой.
Рейвен постарался максимально расслабиться.
Демон, между тем, обращал больше внимания на Рейвена, оно было и понятно. Оставалось понять, кто слил информацию мафии — ведь, черт возьми, это была именно она, хоть ребята, с которыми сейчас приходилось вести беседу, явно были чрезвычайно серьезны.
Жером Морэ. Этого имени Рейвен никогда не слышал, а если ему и доводилось с ним сталкиваться, то быстро позабыл.
Зато его знал Тод.
Резко повернув голову вправо, Рейвен уставился на него, едва ли не желая сказать заткнуться, а потом ему вдруг стало немного грустно: ну все, его абсолютно точно предадут. Он покосился на Морэ, который смотрел на Тода с некоторым изумлением, будто не ожидал, что он вообще может говорить, но все же был морально готов. Так обычно смотрят на детей, сказавших первое слово, будто бы боятся спугнуть.
— Тод Рэнсон, — повторил Морэ, окинул взглядом Тода, а затем отвел взгляд и качнул головой, вежливо улыбнувшись. — Прошу прощения, мсье Рэнсон, но я вас не припоминаю. Мне, пожалуй, приятно знать, что вы настолько отчаянно увлеклись мной или моими идеями, что решили бросить учебу, но, право же, мсье Рэнсон, не стоило так себя утруждать.
Мужик, который привел в комнату Тода, хмыкнул, вслед за ним противно и тихо засмеялся Кей.
Что они нашли смешного, Рейвен не знал. Он почти оскорбленно смотрел на Тода, в любой момент готовый, что он скажет что-нибудь о том, что, де, парень, извини, но вот он — тот, с кем мне будет в разы веселее, так что пока-пока, чуть позже я пришлю Адольфа.
И ведь, по сути, ничего еще не произошло, и даже Адольф бы точно никуда не исчез, а все равно было заранее обидно.
А еще, разумеется, Тоду абсолютно не стоило говорить свое настоящее имя, не зря ведь Рейвен никогда не представлялся по имени и фамилии: так было чуть меньше шансов на вычисление, больше возможности спрятаться, а это нельзя было недооценивать.
— Наверняка очень трогательная история, — заметил Рейвен. — Расскажешь мне ее позже?
Кей опять хихикнул, быстро и немного визгливо, но теперь его никто не поддержал.
Морэ смотрел на Тода и Рейвена молча, будто прикидывая, что с ними делать. Наверное, он не ожидал, что будет кто-то кроме Рейвена, но это обстоятельство его не слишком смущало. Вытянув руку над пепельницей, Морэ быстрым и резким движением скинул пепел, при этом умудрившись только едва щелкнуть по сигарете.
Рейвену было жутко, он задыхался, находясь в одном помещении с этим человеком, приходилось то и дело сглатывать, потому что в горле пересыхало. Он вообще не помнил, когда в последний раз так паниковал.
Никак не прокомментировав это "позже", не дав ни надежды на спасения, ни точного ответа, что из комнаты им не выбраться не вперед ногами, Морэ продолжил говорить. Он поднял руку с зажатой в ней сигаретой и указал на Тода и Рейвена, провел между ними в воздухе слитную линию.
— Вы, мальчики, работаете вместе? — неспешно спросил он.
— Нет, — тут же отозвался Рейвен. Сначала ему хотелось сыграть в дурачка и сделать вид, что ни о какой наркоторговле он не знает, но этот Жером Морэ притащил его не просто поговорить о погоде, потому что ему показалось, что именно Рейвен сможет присоединиться к обсуждению грозовых туч со всем достоинством. — Я работаю один.
Покивав, Морэ улыбнулся и ткнул сигаретой в сторону Рейвена, словно указкой. Тут же создалось впечатление, что даже с этого расстояния он способен прожечь ему одежду или даже плоть.
— Наслышан, что ты одиночка... И, мой милый Рейвен, это нехорошо.
Рейвену оставалось надеяться, что сглотнул он не слишком громко.

Отредактировано Рейвен Чельберг (24.10.2014 14:41:21)

+1

9

Тод не знал, что в этой ситуации его бесит больше: тот факт, что его не помнят, хотя по крайней мере один раз они виделись лично, то, как по-мерзки издевательски звучало произнесенное Морэ "мсье Рэнсон", или же странные "запахи", ощущавшиеся от Рейвена. С первым еще можно было как-то жить, списав все на преклонный возраст демона, развалившегося на диване с видом хозяина мира, второе можно было со скрипом, но пропустить мимо ушей, склоняя мысленно имя Жером на разные лады. А вот с осознанием, что Рейвен не очень благожелательно настроен по отношению к человеку, который пусть и несколько секунд, но отвлекал общее внимание на себя, спасая задницу Потомка адской гончей, мириться было очень-очень трудно. И чем дальше в лес, тем больше Рэнсон недоумевал, какого же, собственно, черта? Тод не хрустальный конечно, переживет и подозрения (в чем, грифонов этого Адольфа? В чем?). Но он был не очень доволен клином, который Рейвен собственноручно вбивал между ними.
Придвинувшись к собрату Адольфа и практически соприкасаясь с ним плечом, он пытался игнорировать сразу две вещи: смешки Морэ и его окружения и собственные желания, которые явно шли в разрез с инстинктом самосохранения. Хотелось издевательски заржать, высказав слова, рвущиеся с языка: и про возраст демона, и про его маразм, и про несостоятельность его идей, и что сам он тот еще говнюк; но рядом был Рейвен. Он почти неприкрыто боялся Морэ, точнее, не его самого, а будто бы той деланной легкости его движений, спокойствию взгляда и  обманчивой мягкости голоса.
"Вовремя же тебя угораздило, блядь", — кисло пробормотал про себя Тод, а сам ухмыльнулся и посмотрел на Морэ как на человека, который не понимает до конца всю серьезность ситуации.
— Печальненько, что уж там. Но не смертельно. Годы, годы... — он неопределенно помахал ладонью в воздухе, едва не задев Рейвена по носу. — А знаете, я последовал вашему совету. Еще тогда. И, как видите, нашел своим талантам применение вне мафиозных организаций. Вы же особенный, — ядовито продолжил Тод, выделив это слово из остальных интонационно. — И давно работаете... а между делом в сфере индивидуального террора были и остаются самые настоящие демоны — опаснее, чем вы когда-либо были, есть и будете.
На вопрос Рейвена Тод, ухмыляясь, кивнул. О, он расскажет ему каждую деталь своего знакомства с этим демоном. Но позже.
А между тем ко всем прочим поводам, выводящим Рэнсона из себя, добавился еще один: смешки парня, с которым пришел сюда Рейвен. Тод скосил на него глаза, прикидывая мысленно, как бы половчее убить его. Свернуть ему шею? Выпустить когти и вспороть горло?
От приятных мыслей об убийстве по телу, заглушая страх, распространялось тепло. Если позволить себе увлечься — совсем скоро почувствуешь себя словно пьяным.
Тод фыркнул и коротким тычком локтем в бок дал понять Рейвену, что как бы ни привлекала его внутренняя сила Морэ, Рэнсон остается с собратом Адольфа.
— Пф, — Тод беззвучно рассмеялся. В полутьме это вряд ли было заметно, выдавали Рэнсона лишь подрагивающие плечи.
Ну конечно, Рейвен работал один. От Адольфа Тод знал о его коротком знакомстве с братьями Богарди несколько лет назад. И ему стало интересно, вспомнит ли хотя бы это имя Жером Морэ.
Дождавшись паузы, Рэнсон вставил свои пять копеек. Отлепившись от стены, он патетически раскинул руки в воздухе, заставив себя забыть о возможных последствиях (пуле в голове, например):
— А это он сейчас ударился на вольные хлеба. Вот другое дело было, когда только начинал! Был амбициозен дохуя, хапнул с подачи Богарди самые злачные места Женевы, а потом так ими зарулил, что все попадали — как это малец, и так споро ведет дела? На вашем месте, мсье Морэ, я бы за него не беспокоился. — Поняв, что запал кончился, Тод заговорил куда спокойнее, снова прилипнув спиной к стене. — Вам-то какая о нем печаль? Зависть не дает спокойно спать, али вы расширяться надумали?

+1

10

Тод придвинулся ближе. Это дало уверенности Рейвену в том, что он его не подставит, хотя такой шанс все равно оставался. Висеть на волоске было неприятно и жутко, даже дружеское плечо под боком не помогало.
На самом деле, Рейвену было бы гораздо проще, будь он здесь один. Он не относился к числу людей, которые по-настоящему волнуются за своих ближних, даже ревновать никогда толком не получалось, но одно дело — ломать голову над тем, почему кто-то не вернулся час назад, хотя обещал это, другое — находиться в одном помещении с каким-то Морэ. Этому демону, что бы он ни хотел, наверняка могло прийти в голову угрожать Рейвену насилием над Тодом — чем угодно над Тодом, потому что всякий нормальный человек понимает, что лучше давить на чувство вины, на привязанность и показывать, что ждет клиента в дальнейшем.
Рейвен едва не застонал. Тод вел себя крайне глупо, притом всем своим поведением и абсолютно каждым словом подчеркивал то, что они с Рейвеном не просто знакомы и пропустили по паре стаканчиков, а имеют долгую историю знакомства и теплые взаимоотношения. Лучше бы, в самом деле, он свалил куда-нибудь в клубе, растворился в толпе, а потом, утром, вытащил Рейвена из канавы и отнес домой.
Вот кто теперь его потащит, если ему, например, сломают ноги?
И ведь не было никакой возможности сказать Тоду заткнуться, в конце концов, подумать головой раньше, чем начал болтать языком, прекратить пытать выпендриться перед тем, кто совершенно очевидно сильнее его.
"Да еб же твою мать, просто захлопни пасть, ты хуже делаешь", — отчаянно думал Рейвен.
Какое там: Тод не умел читать мысли.
— Как интересно, — проговорил Морэ. Он только чуть подался вперед, сцепил пальцы в замок и приподнял брови, никаких иных телодвижений он даже не совершил. Вместе с тем, комнату заполонило его силой, которая почти ласково погладила Рейвена, а после устремилась и вцепилась в Тода. Она не тянула его силы — просто была и держала, не давала шагнуть никуда в сторону. Даже Рейвена это коснулось: его тряхнуло от близости этого жуткого нечта, которым он не знал, как управлять.
— Как ты много знаешь, Тод, — Морэ заинтересованно разглядывал Тода, не отпуская его ни на мгновение.
— Прекратите! — не выдержал Рейвен, и внимание демона переключилось на него. Морэ продолжал удерживать Тода, а Рейвена опять погладил, почти приласкал.
— Тебе стоило попросить своего друга прекратить, — Морэ покачал головой, — я, видишь ли, абсолютно не терплю хамства.
Рейвен не понимал, почему демон просто играет и держит их, но не пытается вытянуть жизнь. Он понял, когда один из мужиков Морэ подошел к Тоду и резко, не сильно размахнувшись, зарядил кулаком в живот — один, второй раз. Тогда демон наконец-то перестал их впечатывать в стену, бравый молодец хмыкнул, отошел назад, а Рейвен тут же подставил Тоду плечо и перехватил за талию, злобно скалясь в сторону Морэ.
— Вежливость, мальчики, это ключ к успеху, неужели в ваши годы вы еще не успели этого запомнить? — сокрушенно покачав головой, демон кивнул своему парню, избившему Тода — явно поблагодарил. — А теперь вернемся к вопросу, для которого я попросил привести тебя сюда, Рейвен. Твое имя то и дело всплывает в разговорах: у тебя хороший товар, ты заботишься о своих клиентах... все бы ничего, вот только, Рейвен, в твоем деле не полагается быть одиноким воином.
Морэ встал с дивана, вышел из-за него и принялся ходить по комнате, заложив руки за спину. Рейвен, наблюдая за каждым его движением, слушая его слова, только покрепче прижимал к себе Тода и хмурился.
— Богарди работали на меня, — сообщал тем временем Морэ, — поэтому я услышал твое имя еще тогда, когда ты их обошел несколько лет назад, но не придал этому значения: товар достать не так-то легко, все юнцы, желающие опробовать себя на поприще наркоторговли, быстро иссякают. в большинстве своем, таких мальчишек даже убивают, и я, признаться, долгое время полагал, что ты мертв, мой дорогой Рейвен. Вот только ты оказался пронырливей, чем я думал.
Приостановившись, Морэ усмехнулся, глянув на Рейвена с Тодом.
— Заполучил доверие наших покупателей, прямо пометил свою территорию... Как тебе это удалось, мальчик?
— Везение, — Рейвен содрогнулся и попытался выдать это за пожатие плечами.
— Везение... — повторил Морэ. — Боюсь, что кончилось твое везение.

+1

11

Отсутствие меры и степени — вот чем был знаменит Тод Рэнсон. Он не мог закрыть рот, когда от него этого хотели, не хотел прекратить паясничать, когда у него просили и уж тем более он ни за что бы не остановился в своем стремлении загородить Рейвена, вызвать огонь обманчиво-спокойных глаз Морэ на себя. Не мог, вот и не останавливался, хотя и понимал отчасти, что никто ему за это спасибо не скажет и не запишет благодарность в личное дело. Рейвен хоть и был рядом, но сильно нервничал, по большей части молчал, что казалось Тоду странным. Ведь именно ему — опасному, рисковому, умеющему находить язык буквально-таки с каждым встречным-поперечным — выпала нелегкая доля быть важным гостем на этих импровизированных переговорах. Важной шишкой он не был, да и вряд ли его тощая фигура тянула на представительность, однако Морэ в нем явно что-то находил. 
Это было столь же очевидно, как и округлость планеты Земля и существование на ней ангелов и демонов.
Вот только что же, черт побери, за личное качество это было?
— Хм, — скривил губы в насмешливой ухмылке Тод. Морэ проявил к нему интерес и не спешил применять грубую силу, что добавляло его образу очков в глазах мертвого музыканта. Создавало сладкую иллюзию собственной важности.
Но Морэ безжалостно разрушил её. Тод замер. Скосив глаза на Рейвена попытался двинуть хотя бы ногой, но вдруг с удивлением понял, что не может пошевелить и пальцем. Воздух в комнате словно сгустился. Но эффект "бетона" распространялся только на Тода, тогда как Рейвена демоническая сила всего лишь слегка задела.
Естественно, это стало первым поводом для паники. Рэнсон тут же мысленно возопил:
"В чем дело, блядь? Какого черта я пошевелиться не могу? Мортен! Кто у нас демон? Валяй давай, выкладывай, что это за дерьмо!"
"Это не дерьмо, — не сразу откликнулся Мортен. — Это сила опытного демона. Скажи спасибо, что он не выпил тебя без остатка, хотя вполне мог бы."
"Ну, и какого хуя он тянет? — не мог взять в толк Тод, предприняв безуспешную попытку шевельнуть правой ногой.
"Похоже, он припас для тебя кое-что более болезненное, чем быстрая смерть, — пожал плечами младший Богарди. Ему была небезразлична судьба тела Адольфа, поскольку лишившись его, он терял билет в мир живых. Но помогать непутевому человеку — увольте. Не маленький, сам справится.
Ответ на свой вопрос Тод получил очень скоро.
— Уй, бля, — Рэнсон согнулся пополам, инстинктивно схватившись за живот и задержав дыхание на несколько секунд. Голову склонил так низко, что подбородком касался груди. Чудом удерживаясь на ногах, он оперся о Рейвена, благодарно подставившего свое дружеское плечо и руки.
Дьявол бы побрал этого демона. Тод запомнил каждый нанесенный ему удар и чем дольше длилась встреча, тем сильнее в нем крепло желание убить обидчика и, если карты лягут удачно, всех его друзей, а потом, если совсем уж повезет — и Морэ.
Не сила ударов была бы тому поводом. Просто Рэнсон ненавидел выглядеть слабым. 
— Что ж не в лицо-то сразу, а?.. — прошептал он, шипя и потирая живот. Подавать голос в полную силу было опасно и он это понимал. Но говорить мешало еще и сбившееся дыхание, восстановить которое пока не получалось. Тод до крови прикусил губу, стремясь сдержать в себе порыв отскочить от Рейвена и нанести свой, ответный удар; удар, полный первобытной потомственной ярости; удар, в который Тод вложит всю нанесенную ему ранее обиду.
Пускай Морэ потрещит языком. Похоже, демон думал, что Рейвен замрет от восторга, когда ему устроят демонстрацию силы и с радостным гиканьем помчится заключать сделку.
Тод отдышался и сумел-таки выпрямиться, хлопнул Рейвена по плечу и мягко осел на пол. Стоило сменить позицию, второй раз в живот получать не хотелось.
Морэ тем временем дрейфовал по комнате и говорил очень интересные вещи. Рэнсон не выдержал и широко зевнул, даже не прикрывая рот ладонью.
А Мортен мрачно поднялся с дивана, на котором восседал в воображении Адольфа и тяжелым взглядом уставился в лицо Морэ. На несколько секунд он даже перехватил контроль над телом и буравил демона в реальности.
— Не знал, что это теперь так называется, — привычным отстраненным и глухим голосом прокомментировал младший Богарди, после чего ушел, вернув разношерстной компании Тода.
Тот сплюнул на пол.
— Да черта с два оно кончилось, — Рэнсон поднялся на ноги и заслонил собой Рейвена. Облизнув губы, он склонил голову набок, хрустнув шейными позвонками. В голосе звучал металл. Тод был настроен защищать и себя, и Рейвена. — Говори, что тебе нужно от Рейвена. Говори или убирайся. Мне срать, я все вытерплю. Я адекватный.
Тод сдвинулся немного вправо, развел руки.
— Хэй, Жером, — уже тише позвал он. — Случаем не ты прекратил "везение" Богарди в две тысячи десятом? Семнадцатое ноября, взрыв на железнодорожном вокзале Женевы? Мортен тебе тут привет передавал.

+1

12

Рейву стало нечем дышать.
Подобное заявление можно было трактовать по-разному, но ясно было одно: Рейвен определенно перешел дорогу этим ребятам. Это было очевидно сразу, но теперь он в этом удостоверился.
Морэ стоял, свободно опустив руки вдоль тела и выглядел расслабленным, абсолютно спокойным. Таким обычно бывает день до того, как грянет шторм: ни ветра, ни пения птиц, тишина, повисшая в воздухе. Рейвен прекрасно понимал, что с такими, как этот демон, не стоит шутить ни в коем случае — чревато. Ему доводилось вести переговоры с серьезными парнями, но тогда было проще, для него все были люди и несли смертельную опасность только тогда, когда поднимали руку или приближались.
Этот мог убивать одним взглядом.
Тод опять заговорил, не вставая с пола, на который опустился после неожиданной атаки, и сковавший ужас заставил Рейвена положить ему руку на плечо. Для совершения дружеских переговоров с собратом было не место и не время, и опять это вызывало сожаления. Наверное, Тод никогда не вертелся в подобных кругах и не был о них по-настоящему наслышан. Или, по крайней мере, не находился в положении Рейвена.
Было страшно приятно, что Тод совершает, по сути, неразумное действие, заслоняя Рейвена собой — но совершает же! Рискует, можно сказать, своей жизнью.
Морэ наблюдал за всем этим, а потом склонил голову к плечу.
— Ты так очаровательно защищаешь Рейвена, Тод. Вы похожи сейчас на маленьких котят, не подпускающих к себе чужих. Успокойся.
Среагировать было попросту невозможно: Морэ опять, не предупреждая никого, заполнил комнату силой, и сдавила она на этот раз не только Тода, но и Рейвена.
Теперь дышать стало нечем. Демон подошел к Тоду, мягко взял его за подбородок, всмотрелся в глаза, усмехнулся и мотнул головой в сторону:
— Саймон, усади мальчика, чтобы он не нервничал.
Просить дважды не пришлось. Саймон, нервно почесав щеку, вцепился Тоду в плечо, оттащил его на диван и швырнул, зарядив сильную оплеуху по лицу. Рейвен дернулся, намереваясь защитить, но ноги будто прилипли к полу, а руки превратились в плети. Он чувствовал, как вместе со способностью двигаться постепенно уходила способность чувствовать себя в целом, от этого псина внутри взвыла и задергалась, норовя вылезти наружу. Рейвен задрожал.
— И попроси его не встревать в разговоры, которые его не касаются, будь добр, — как сквозь пелену услышал Рейвен.
Раздался удар, еще один, и еще.
Рейвена трясло.
— На этих детей абсолютно нельзя положиться. Хочешь по-человечески с ними, а они бранятся, злятся... — сокрушался Морэ.
Перед глазами темнело, пол чуть ли не выпрыгивал из-под ног: Рейвен впервые ощутил на себе, какова на самом деле сила демонов. То, что делал Киршнер в своей квартире, было ничем в сравнении с происходившим сейчас. Было больно в груди, Морэ словно сжимал легкие, не давая по-человечески глотнуть воздух.
Когда резко стало легче, Рейвен не сдержал рыка, покачнулся, но устоял, расставив ноги пошире, и уставил на демона исподлобья. Морэ смотрел почти по-отечески ласково, но не приближался — задумчиво щурился со стороны, выдерживал паузу. Звуки ударов прекратились, от Тода явно отстали, но что там происходило, Рейвен все еще не знал. Насколько он понимал, демон все еще не давал Тоду раскрыть рта.
Радовало то, что Тод вообще все еще был жив.
— Так вот, перейдем к сути дела, — заговорил Морэ, и Рейвен понял, что все это время пялился ему в плечо, будто мог увидеть сквозь него Тода, обрушенного на диван. — От тебя не требуется ничего сверхъестественного, мой милый. Заниматься наркоторговлей, не имея "крыши" над головой, очень опасно, и ты продержался очень долго, пока на тебя не наткнулись мы. Но тебе, Рейвен, бесконечно повезло, что мне импонируют такие, как ты, и я предлагаю тебе сделку, от которой ты не сможешь отказаться. Ты должен прекрасно понимать, что если мы нашли тебя один раз, то найдем и снова, и снова, и снова... до бесконечности. Это не сложно, ты заметный. И когда найдем, а мое терпение иссякнет, мы с тобой будем говорить в несколько иных тонах. Понимаешь?
— Что от меня требуется? — процедил сквозь зубы Рейвен.
Морэ заулыбался, явно довольный результатом. Он глубоко вдохнул, будто делал дыхательную гимнастику.
— Сделка со мной, — сказал демон. — Ты встаешь под мое крыло, я защищаю тебя от нападок всех остальных, а ты продаешь мой товар, отдаешь процент и выглядишь все так же по-детски непосредственно. Кей пообещал тебе, что сегодня у тебя увеличатся поставки? Он не солгал, вот только теперь у тебя будет... с позволения сказать, работодатель.
Рейвен услышал, как громко сглотнул Кей при упоминании его имени.
Вот оно как. Демон не угрожал, он предлагал заключить с ним сделку.
— Да или нет? — Морэ протягивал руку.
Рейвен, не говоря лишних слов, пожал протянутую ладонь и даже не успел устыдиться тому, насколько вспотела его рука, пока он корчился, пытаясь прийти в себя. Демон кивнул, хлопнул Рейвена по плечу, по-дружески погладил по спине и отошел в сторону. Наконец-то стало видно Тода, с которым, кажется, не произошло ничего страшного, он разве что выглядел несколько помятым. Рейвен облегченно выдохнул сквозь зубы.
— Мои ребята оставят вам визитку. Берегите себя, особенно ты, Тод, — Морэ кивнул на прощание.

+2

13

Морэ не оценил актерскую игру Тода, хотя тот, признаться, на это итак не особо рассчитывал. Сказать по правде, сейчас ему больше всего хотелось поддеть демона, способного одним взглядом замораживать на месте, а силой впечатывать в стенку и сгустить воздух в тесной комнатушке так, что дышать получалось с трудом. Поддеть, сделав это тонко, играючи поднакидать намеков, ненавязчиво отвлечь основное внимание от Рейвена, потянуть время.
Прикрыть его зад было надо, вот только как при этом не поджечь собственный оставалось загадкой.
Как оказалось, Морэ даже руки об Тода марать не хотел. И это после всех намеков, всех комплиментов его знаниям! Рэнсон не сразу сообразил, что именно означала фраза "успокой мальчика", брошенная кому-то из подручных демона, тогда как он сам степенно шествовал вдоль комнатки, бросая заинтересованные взгляды на забывающего дышать Рейвена, а когда все-таки сообразил, то чертыхнулся дважды: на  собственную недогадливость и на удар, который получил в лицо.
Он был даже рад, что чувствует боль: кулак, прилетевший от невзрачного, но при ближайшем рассмотрении крайне мерзкого мужика, впервые за много недель доказал, что Тод — тоже живой. Конечно, технически пощечину схлопотал Адольф, который долго еще будет недоумевать, откуда на его лице взялись следы побоев, но это сейчас было не столь важно как кое-что другое.
Рэнсона швырнули на диван и избиение продолжилось. Трудно назвать резкие хлесткие удары широкой ладонью по щекам избиением, но трудновато подбирать синонимы, когда голову мотает то в одну, то в другую сторону, а внутри после каждой пощечины все сильнее звенело в ушах.
Он даже не сопротивлялся, понимая, что ему этого не простят. Если Морэ имеет среди своих подчиненных настолько высокий авторитет, то ему ничего не стоит снарядить к Тоду второго мужика — и тот пустит в ход ноги, назначив им свидание с ребрами Рэнсона. Приходилось мириться с рассеченной губой и с каплями крови Потомка на ладони, которая его била.
— Сука, — вышептал Рэнсон, когда удары прекратились. Низко опустив голову, он сидел и глубоко дышал, пытаясь прийти в себя. Сейчас ни в коем случае нельзя было срываться на очередную провокацию. Всё, хватит. Дальше будет только хуже.
Между тем, он вслушивался в слова Морэ, правда, услышал только половину. Ту самую, о сотрудничестве.
Фактически, Рейвена купили с потрохами не оставив ему выбора. Тода бы такой расклад жутко выбесил, но деньги и новый товар предлагали не ему, а он, какой бы сукой не был, все ж-таки уважал субординацию.
Морэ ушел, бросив что-то на прощание Потомкам. Тод вскинул голову, быстро облизал кровоточащую губу и злобно оскалился в мерзкую демоническую спину.
Слава всем, мать его, богам, демоны не могут видеть, кто перед ними.
— А-а-а-а, ну как же меня все это бесит! — вскричал Тод, резко вставая на ноги. Почти все подручные покинули комнату вслед за Морэ, но Саймон только обернулся, что позволило разыграть карту эффекта неожиданности. Выскочив перед ним, Тод заглянул ему в глаза и громким голосом четко велел сесть на диван. Мужик подчинился.
"Ты попортил мое лицо, — подумал Тод, ведомый идеей Мортена. — А я немного, но испорчу твое. Теперь это война".
Тод снова заглянул Саймону в глаза и произнес, четко выговаривая каждое слово:
— Ты - человек Морэ. Ты выйдешь и начнешь избивать всех, кто попадется тебе на пути. Ты ненавидишь людей. Морэ - демон. Ты будешь бить их и говорить это. Окажешь сопротивление при задержании. — Тод хлопнул мужика по плечу. — Свободен. Иди.
Саймон тряхнул головой, а Тод уселся рядом и принял вид страдающего от побоев человека. Мужик поднялся, мутным взглядом обвел помещение и двинул к выходу. Стоило ему выйти за дверь, как вскочил уже Тод. Он ломанулся к Рейвену, схватил его за запястья и с силой встряхнул.
— Ты из пешки превратился в ферзя, чувак. Ну, как ощущения? И, это, чувак. Пойдем отсюда. Кажется, где-то здесь я видел черный выход. Надо драть когти, пока этот хрен не вернулся и не расквасил мне рожу повторно.
За дверью уже слышались звуки разгорающейся потасовки и крики — женский визг, мужская брань и одинокое "я - человек Морэ". Тод потянул Рейвена к маленькой дверке в дальнем конце помещения, вскрыл ее когтем и уже через несколько минут оба Потомка вдыхали свежий майский воздух.
Рэнсон отпустил руку Рейвена, позволил себе перевести дух. Опершись на колени, он восстановил дыхание и осторожно тронул Рейвена за плечо.

+1


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 12.05.13 Ой-ля-ля, ой-ля-ля, погадать на короля!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC