Практическое Демоноводство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 30.04.13 Последний Гаррисон


30.04.13 Последний Гаррисон

Сообщений 21 страница 36 из 36

21

Хироши прижался к каменной стене, потом сполз, позволяя наконец себе отдохнуть. Адвокат с недоверием посмотрел на Потомка.
- Если будет нужно - опознают, - недовольно бросил он Тоду.
Взрыв. Вот теперь дело точно сделано.
"Скоро придется переезжать из Женевы", - подумалось вдруг.
Это было опасно, глупо, поспешно и не продумано. Хироши усмехнулся. Тем не менее, они грохнули двух Ищеек, и кто бы мог подумать! Августа наверняка поднимут с постели или оторвут от очень-важных-дел, дабы сообщить эту новость. Интересно, если Миттенхайн его поймает - убьет, как Рэнсона, или можно будет сторговаться на работу в Доме? Сато сплюнул. Мерзость.
- Ну что же ты не позаботился о тротиле, - демон поднялся, отряхнул пальто и брюки. - Идем. Ты еще должен мне разговор с Мортеном. И отсюда лучше поскорее убраться.

Хотелось жутко есть, выпить чего-нибудь и избавиться уже от Тода. Но получалось только выпить. В квартире бывшей жены нашлось немного алкоголя, который Хироши и разлил в два стакана, отдав один Потомку. Привозить для разговора куда-либо еще Рэнсона - увы, не выходило. А отставлять плату на "другой раз" - вряд ли Сато удастся так просто найти Миттенхайна, да еще и самостоятельно вызвать Тода. Не к психиатру же его везти. Их если только в морг. Сразу всех.
И делиться собственной радостью с подобным Рэнсону не хотелось. Хотя внутренне Сато вполне был доволен проделанным. Как мальчишка, что украл банку варенья у злобной бабушки, заставляющей есть манную кашу.
Что будет делать дальше сам Тод, не так интересно. Хироши не загадывал наперед, встретятся ли они еще, один раз уже загадал с Адольфом - и вот, встретил почти Адольфа. И кто знает, что лучше.
- Выполняй свою часть уговора. Вызови Мортена.

+1

22

— Опознают, конечно опознают! — Легкомысленно махнул рукой в сторону улицы Тод, скривив губы в язвительной усмешке. — Эти перцы всегда были у главного Ищейки на особом счету ясен пень, что их невыход на работу взволнует хотя бы его. Вот он попляшет-то, йей-йей!
Они избежали скорого наказания, это было уже очень хорошим моментом. Никто за ними не гнался, не выкрикивал "убийцы" или что-то вроде того, даже подозрительно они не выглядели — просто два представительно одетых человека стоят в переулке, может, курят, и ведут беседы. Пожалуй, им даже повезло, что они не ехали от места взрыва на машине. Тод подозревал, что тогда автомобиль пришлось бы на полпути останавливать, чтобы не вызвать подозрений у жителей ближайших домов.
Рэнсон улыбался, довольный, как никогда. Плясал бы, не будь рядом мрачнеющего на глазах адвоката. Человеку в теле Потомка ничего не оставалось кроме как кивнуть и проследовать за Хироши в машину. Про свое обещание он помнил и хотел его исполнить.
А вот хотел ли встречи с собратом Мортен?
— Пф, тротил, — фыркнул Тод, садясь в автомобиль Хироши. — Это было бы подозрительно. А тут все чин-чинарем: взрыв природного газа по пьяни, до того — небольшая потасовка окончившаяся для Гамильтона увечьями... это при условии, что тела можно будет опознать. Но это вряд ли. Скорее, их опознают только по слепку зубов.

Заброшенная квартира понравилась Тоду. Не столько обстановка, сколько общая атмосфера запущенности и отсутствия всякой жизни. Он засмотрелся на толстый слой пыли на одной из полированных поверхностей, но тут же отвлекся, ощутив стакан с крепким алкоголем в своей руке.
— За нашу работу, — Рэнсон отсалютовал адвокату невидимой шляпой и сделал маленький глоток. Гортань тут же обожгло, а губы расплылись в крайне довольной улыбке. Он скривился. — Вам бы только о своем, о демоническом поговорить, да? Это не делается за пять секунд. Одну минуту.
Опрокинув в себя остатки алкоголя, Тод отставил пустой стакан на пол и закрыл глаза. Стоял без движения с полминуты, затем прислонился к ближайшей стене и медленно съехал вниз. С трудом разлепив глаза, принялся растирать их, хмурился, будто только что проснулся. Он не очень хотел выходить, но Тод сказал, что это может быть важно для Адольфа и Богарди пришлось.
Обманул.
Мортен приложил ладонь к вискам с силой потер их. Поднял голову. Их взгляды с Хироши встретились.
— Мы должны были встретиться при несколько иных обстоятельствах, — слова произнес хриплый, спокойный голос. — Приятно видеть вас в добром здравии Сато-сан.

+1

23

Хироши с интересом наблюдал за превращением одной личности в другую. Когда Тод сполз вниз по стене, адвокат сделал последний большой глоток и поморщился. Подался вперед, жажда увидеть наконец того, ради кого все это затевалось. Да, даже больше, чем ради головной боли для Августа.
- Мортен Богарди?
Надо же. Совсем другой голос. Как будто бы. А тело все равно Миттенхайна.
- Думаю, мы бы больше вообще не встретились. Только если на том свете. Ведь ты мертв, это правда?
Сато одернул себя и мысленно чертыхнулся. Нельзя было забывать, что все равно общаешься с Адольфом, это не личность Мортена, это всего лишь воспоминания, воспоминания Хайна о Богради, не больше того. И нельзя ручаться за достоверность сведений - АДольфу могли так же солгать, подставить, подтасовать так, как было выгодно тогда братьям.
Не более того.
- Я хочу узнать о приюте, где вы находились в детстве. Судя по моим сведениям, над вами ставили эксперименты Координаторы. Я слушал записи, видел ваш дневник. Это правда? Вы хотели уничтожить Дом по этой причине? Или... нет?
Ну на кой черт, какая разница. Может быть, Богарди кто-то заплатил. Или Дом насолили еще хлеще. Сато всматривался в знакомое лицо, словно бы сама мимика могла дать ответы на все вопросы. А может быть, вся эта история с братьями, все желание демона, чтобы Дом был виновен, чтобы Богарди мстили оправданно, с белыми крыльями за спиной и мечами в руках, нужны были лишь за тем, чтобы получить достаточно веское основание крестового похода против Дома самому Сато. Веское, белое и справедливое. В кое-то веки. Это будет достойной эпитафией на могиле? Достойной платой за содеянное ранее?
- Ведь выжили трое. Кто был третьим? Вы встречались с ним?

+1

24

Мортен моргнул. Он чувствовал себя не в самой лучшей форме, его все еще немного мутило от таблеток, которые вынужден был принимать Адольф по настоянию Вернера и поэтому счел за лучшее для себя оставаться максимально недвижимым. Но признаваться в своей слабости было непозволительной роскошью. В среде демонов подобное не приветствуется К тому же, Мортену слишком давно не попадался тот, с кем можно поговорить о серьезных вещах. Адольф вызывал у демона жалость, Тод — презрение пополам с ненавистью. Хироши Сато был слишком лакомым кусочком, чтобы вот так сразу его потерять.
— Он самый, — просто подтвердил Мортен, не изменившись в лице.
Он подобрал под себя ноги, осторожно наклонил голову и приложил правую ладонь к месту, где заканчивались ребра, а вторую к области паха. Так же медленно поднял голову, вгляделся в лицо адвоката.
— Вот здесь, отсюда, — Мортен двинул  правой ладонью. — И до этого места, — теперь шевельнув левой. — Меня разнесло по фрагментам. Теракт. Тело собирали около двух с половиной часов. Учитывая мое нынешнее состояние и тот факт, что я говорю с вами, думаю, логично предположить мою физическую смерть.
Он говорил спокойно и неторопливо, будто не умирал вовсе. Будто был жив до сих пор, а не превратился в нечто неизвестное, заключенное в голову Существа и вынужденное делить ее с кем-то еще.
Мортен осмотрел ладони с обеих сторон, после чего приложил их к губам и подышал, согреваясь. Внимательный немигающий взгляд следил за губами адвоката. Наконец, Богарди убрал ладони от лица и вздохнул.
— Это был не приют, это был ад, тюрьма, — сказал он. — Не только Координаторы. Были еще люди. Опасные люди, инициаторы. Нам почти удалось выследить и уничтожить их всех. — Он улыбнулся, но не как Тод. Более спокойно. — Ключевое слово "почти". Моя смерть вновь открыла им дорогу.
Хироши интересовался делом многолетней давности. Читал дневники Мортена, слушал записи. Снисходительной улыбкой и полуприкрытыми веками Мортен наградил Адольфа, который смог-таки донести до нужных ушей доказательства зверств Дома.
— А Адольф молодец. — Богарди протянул стакан адвокату. — Налейте еще, будьте добры. Спасибо. Да. Дом виновен в смертях сотен невинных детей. В том "приюте" мы с Мориаром работали на сборе лекарственных трав, это была своеобразная сделка — мы помогаем им, а они — нам. Но потом что-то пошло не так. — Он помолчал, вспоминая последние минуты спокойной жизни, а после — огнеметчиков, пожар и обрушение потолка лазарета. — Вы знаете о третьем? Что ж, раз так, то... да, мы встречались с ним в Берне. Единожды. Я пытался убедить его помочь нам, но он не хотел рисковать детьми. Он простил Дом, самоустранился из борьбы. Его имени я не знаю — при рождении имен не давали, только личные номера. Мой был 771-Б. Его — 761-М. Он был Потомком.

+1

25

- Люди?.. - удивленно, пополам с недоверием спросил Сато. - Они были из Дома? - и тут же покачал головой.
Мортен может этого и не знать. Хироши плеснул в стакан остатки коньяка из пузатой пыльной бутылки и сел напротив человека, пристроив бутылку и свой стакан рядом.
- У него есть семья? Адольф видел его тоже, так?
Описание внешности можно потом стребовать и с Миттенхайна, если тот видел. Да и в дело приюта, вероятно, был посвящен, иначе бы "Богарди" - личность сейчас бы не рассказывала об этом. Потомок... кажется, Дом в то время не разделял, кого пускать на опыты, это неприятно резануло, словно у Хироши уже были доказательства на руках о том, что загубили десятки маленьких демонят.
Адвокат замолчал, глядя на маленькие капельки, оставшиеся на стекле стакана. Лихорадочно думал, что еще нужно узнать, пока есть возможность пообщаться с непосредственным участником тех событий. Дневники, записи. Новые террористические акты, сведения о готовящемся в 2013. Вот, уже этот год, прошло целых три года с тех пор как демон впервые познакомился с братьями и встретился с Августом Миттенхайном.
- Есть где-то записи о тех, кого вы не успели убрать?
Пожалуй, если бы Сато знал, что спрашивать следует о болезни, он бы непременно спросил о ней. Но в то время этот вопрос его не занимал, заражение казалось уже неосуществим из-за смерти главных обвиняемых. Ну а то, что записано было... подобное средство для уничтожение виновных казалось логичным, учитывая то, чем занимались в приюте.
- Или дневник и кассеты были единственными вещами?

+1

26

Мортен отпил из своего стакана, но отвечать не спешил. Перекатывая на языке горькие капли, чувствуя, как огнем горит гортань, он раздумывал над каждым словом, которое скажет следующим. Наконец, он кивнул и прервал воцарившееся в комнате молчание.
— Из Дома. Но точных данных у меня нет. Я был ценным образцом, но даже мне не дали увидеть всех, кто был замешан в испытаниях. Видел только лица.
Еще один глоток, казалось, был призван внести окончательную ясность в воспоминания Мортена о тех давних днях. Меж бровями залегла глубокая складка, губы поджаты, побелели костяшки на пальцах, сжимавших стакан. О, младший Богарди искренне ненавидел тех, кто никогда никому и ничего не объяснял. Скрывал свои секреты от Существ, способных помочь и без принуждения. Но Дом заставил их страдать.
— Нет, Адольф его не видел. Вернуться в Берн он не может, а именно там жил, и, возможно, живет третий выживший. Зато он видел его детей. — Мортен покачал головой, горько улыбнувшись. — Жалкое зрелище. Тот Потомок, которого я знал, был славным малым, хоть я и не питаю к этому виду особо теплых чувств. Но вот дети выродились в настоящих эгоистов.
Мортен замолчал, не подавал голоса и Сато. Мортен склонил голову набок, перестал хмуриться и вглядывался в азиатские черты лица, пытаясь предугадать следующее действие адвоката. Если Хироши ненавидит Дом так же сильно, как он, Мортен, то этим можно... не воспользоваться, но очень близко к этому. Похоже, в лице чистоплотного демона Богарди нашел союзника.
— Я записал всех, кого видел. Черты лица, характер, манера поведения. Как только мы сбежали в город и удалось раздобыть бумагу с ручкой я все записал, что помнил. — Демон в теле человека легко фыркнул. — Смешно. Нет, эти вещи были не единственными доказательствами. Я долго хранил их у себя, но когда увидел одержимого жаждой разрушения человека, то дал некоторые имена из списка ему. Он свое дело сделал. — Демон допил остатки алкоголя и утер лицо рукавом. — Оставшиеся имена были вложены в дневники. Вы сохранили их, Сато-сан?
Мортен подпер кулаком лицо.
— Что же вы будете делать?

+1

27

Жаль, от Хайна пользы не будет. Но и действовать без него куда безопаснее, чем с ним. Можно полагаться только на себя и не следить за тем, не наделает ли проблем свихнувшийся Потомок. И без того есть шанс обратить на себя внимание Дома после сегодняшней ночи, чтобы вот так бросаться в Берн с Миттенхайном наперевес.
- Да. Весь дневник в целости и сохранности. Я лишь не знал, что значит этот листок с именами.
Демон сел рядом с Мортеном, прислонившись к стене. Перед ними - дверь в темную столовую, где в свете огней с улице блестят бокалы, так и неубранные в шкаф после смерти Сузуки.
Долго, очень долго молчал, закрыв губы ладонями. Что он должен ответить ему? Хех, до того, Сато, тебя вообще не волновало, что подумают о твоем ответе. А тут - вдруг беспокоишься о мнении мертвеца? Смешной демон, глупый. У тебя своя жизнь, приличная работа, любимая дочь, на обучение которой вполне хватает денег, заведи себе новую любовницу, сделай из нее жену, тихо ненавидь Дом, вот и все.
Хироши неприятно улыбнулся.
- А теперь увидели второго, и у него тоже есть имена, да, Мортен? Как удобно, - адвокат откинулся назад, опустил безвольно руки, склонил набок голову. - Мы с Тодом убили Ищейку. Так почему бы не продолжить? - было сказано кисло.
Демон прищурился, вглядываясь во тьму столовой. Свет кончался очень резкой линией, будто его обрубало. Заметная черта, тонкая, тонкая грань, и вроде шагни назад, пока кто-нибудь не выключил свет и не погрузил во мрак все.
- Я не знаю, Мортен, - честно признался Сато. - Даже если я найду их и каким-то чудом убью, что это даст лично мне? Месть за вас? Вы мне никто. А Дом не потопишь, рассказав, какие страшные вещи они творили десятки лет назад. В определенном смысле, это все было на благо остальных.
Когда дневник только попал в руки Хироши, он наивно полагал, что сможет что-то с ним сделать, применить. Оказалось - нет, это просто прошлое, на котором такая организация давно поставила крест и засунула в архивы.
- Разве что пострадают мои близкие. Да, я ненавижу Дом. За его наблюдательность, лицемерие, чистоплюйство. Но смерть пары человек, Ищеек, Координаторов - повод заменить их другими. Или построить другой Дом. Поэтому - не знаю.

+1

28

— Хорошо. — Снова кивнул Мортен, обнимая колени и поставив на них подбородок. — Значит, свою часть работы Хайн выполнил.
Тут по идее нужно было отблагодарить Сато за то, что столько времени возился и хранил бумажки, которые, по сути, для него мало что меняли в существующем мироустройстве, но Мортен не мог открыть рот и произнести одно-единственное слово. Оно витало в воздухе. Но всякий раз, стоило предпринять очередную попытку поблагодарить собрата, Богарди становился нем как рыба.
Мортен действительно не знал, сколько из тех, кого он видел, остались в живых — все-таки, он совершил побег еще в конце прошлого века, а людской век крайне недолог... как и у некоторых демоном. Губы тронула усмешка. Как и у него, например.
Но материалы, собранные адвокатом, все-таки имели ценность.
— Тод будет убивать и без вас, — отрезал Мортен, скривившись от боли, пронзившей висок. Тод в этот момент особенно мерзко улыбнулся и облизнул губы, но адвокат мог видеть лишь ставшее жестким лицо. — И он свое уже сделал. Ищейкам бросили вызов давно, и вы с этим субъектом здесь совершенно ни при чем.
Богарди помнил времена, когда кресло Главы Ищеек занимал совершенно другой человек. Его имени Мортен не помнил, помнил только его несгибаемость и железную выдержку. Увидев его однажды, он все понял про весь Дом. На таких, как тот ангел или на таких, как сейчас — Август, и стоял Дом. Тайны, тайны и ничего, кроме тайн у этой организации не было.
Мортен повернул голову к адвокату, отвлекшись от созерцания игры тьмы и света на столовых приборах. Честность демона его на мгновение тронула, но он удержался от того, чтобы положить свою ладонь поверх его. Это — проявление слабости.
— Дом не потопишь рассказами, это верно. Но вы заблуждаетесь, говоря, что это было на благо остальных. Они не нашли лекарство. А значит в ближайшем будущем они продолжат исследования. Как думайте, сколько демонов погибнет? Они возьмут детей, запрут их и будут вырабатывать у них иммунитет. Поверьте, процедура не из приятных.
Или просто отберут детей у их родителей, вечно занятых работой в Доме и вне его. Организуют поездку в закрытое заведение на отдых, отрубят связь — и пиши-пропало тогда их счастливое детство. Дом не остановится на полпути, Мортен это знал на собственном опыте.
— Положение Дома уже пошатнулось, Сато-сан, — мягко возразил он. — С тех пор как кресло Главы Ищеек занял человек. Он вам знаком, не так ли? Что произошло за те четыре месяца что он у власти? Убийства, беззаконие, произвол. Сатанисты подняли голову. Тод в конце марта их видел, но не придал этому значения. А это все звенья одной цепи, Сато-сан.

+1

29

- Хайна легко убить. Легче, чем можно подумать.
Сколько не беги, однажды собака тебя догонит. Псы Дома настигнут, укусят в шею, разгрызут артерию.
- Может убьют не вас и не Тода - хотя и до вас добрались. Убьют Хайна, потому что вы носите его лицо. И все вы трое, с вашими взглядами, идеалами и местью канете в небытие.
Получилось жестко и зло, Сато сам не ожидал, что скажет это с такой интонацией. На месте Мортена и Рэнсона он бы не доверял себя Адольфу Миттенхайну. Ах да, о чем это мы. Эти двое и есть Адольф Миттенхайн.
При словах о детях Хироши сжал зубы как можно сильнее.
- Но в ваших записях было о болезни, - еще более зло, почти с ненавистью. - И на ком бы они искали лекарство? Тогда зачем было планировать в этом году заражение?
Единственное, на чем действительно можно было подловить Хироши - это дети. Ну еще Сузуки, но как играть на этой струне, никто не знал, а вот с Ай все было просто - покажи только тень за ее спиной, и отец убьет любого, кто решил поиграть в импровизированный театр.
- Я тоже с ними встречался.
И вправду. Еще с момента знакомства с маленьким Виктором Розенбергом стало понятно, что сатанисты - нет - идиоты, которые сатанистами прикидывались, вдруг решили, что снова могут устраивать оргии и бежать от закона. Божьего или закона домовцев.
- Это то, в чем вы с Рэнсоном сходитесь? Смерть Августа? А Адольф? Ему все равно, что случится с братом? Насколько я понял, Август если не привязан с младшему, то эмоции по поводу его смерти испытывал.
А эмоции и Август - антонимы чаще всего. Хироши начал не то чтобы запутываться, но его собственные эмоции, которым онбыл куда более подвержен, чем глава Ищеек, говорили то об одном, то о другом. Мортен был прав - с одной стороны. С другой - месть Дому и убийство Августа - немного разные вещи, разный резонанс вызывающие.

+1

30

— Хайн ничего не знает. И ему же будет лучше, если не будет знать и дальше.
Вот теперь у них идет совсем другой разговор. Не об идеалах — хотя на этой почве и Мортен, и Сато могли бы ввязнуть в нешуточный спор на несколько часов, не об образе жизни тех, кого они любили в прошлом или настоящем, а о жесткой реальности, где смерть всегда наступает на печень в самую неожиданную секунду, когда кажется, что уже все позади. Сато раздражался, говорил возможно резче, чем хотел бы на самом деле. Богарди слабо чувствовал его энергетику, поскольку слишком мало выходил в мир и не взаимодействовал с ним так активно,к ак это делал тот же Рэнсон. И поэтому "просмотреть" адвоката не получалось. Да и внушить ему что-либо тоже бы вряд ли вышло.
"Хайна легко убить", — повторил про себя Мортен и прикусил губу, задумчиво изучая воротничок рубашки демона. Действительно, сделать это легче, чем кажется. Никому даже руки марать не придется. Нужно просто отпустить Потомка на все четыре стороны и тогда тот сам себя угробит. Если это понимал даже такой далекий от Хайна человек, как Хироши, то плохи его дела.
— На подготовку всегда требуется время, Сато-сан. Новая площадка, люди, оборудование для синтеза крови в промышленных масштабах... да мало ли, чего еще. Я высчитал приблизительное время. Не верьте тишине, она всегда обманчива. — Мортен отвернулся, выпрямил ноги. Щелкнул пальцами, привыкая к новому телу.
— Судя по всему, для них это закончилось плачевно. Они мертвы?
Этот странный инцидент, слушком пронесшийся по неформальным кругам города, не давал Мортену покоя. Это правда была всего лишь случайность? Или кем-то спланированный шаг? В любом случае, если Сато что-то знает, то лучше будет, если другая сторона будет закопана где-нибудь в пригородном лесу.
Мортен ответил не сразу — пришлось сделать успокаивающий вздох. Тема с Августом всегда была для него выходом из зоны личного комфорта.
— Трудно сказать. Он ненавидит его, видит в нем врага, но в то же время до дрожи боится. "Если его не станет, все полетит к чертям". Мне было бы интересно посмотреть на его дела в мире живых. Тода лучше не трогать. А вы? Как смотрите вы на месть, на смерть Главы Ищеек? Что говорит вам интуиция, инстинкты?

+1

31

- Значит, у вас был план после заражения? Ведь был же? - холодно спросил Сато, но за этим холодом была все та же ненависть. - Если нет, то мы просто все перемрем. Если да - Дом начнет искать вакцину, к чему мы и вернулись.
Эта история с болезнью не нравилась Сато, он начал подозревать, что смерть братьев не привела к концу все их замыслы. Потенциальная опасность и для него, и для Ай.
Но ведь он пришел узнавать не об этом, верно? Это было дело и право Мортена - угробить их всех, как бы Хироши подобное не грело душу.
Адвокат покачал головой.
- Некоторые. Но тот, кто ими управляет, мне не доступен. Их деятельность сумбурна, и такое ощущение, что сатанистов кинули, как кость, чтобы отвлечь внимание.
Толком психи неформальные ничего не делали - все как обычно. Ритуалы, стишки для Дьявола и пара трупов. Просто вылезли на свет божий, решили заявить о себе, то ли не понимая, что быстро прихлопнут, то ли и не планируя долго жить.
Вопрос с Августом был куда более сложен.
- Если Август умрет, то Адольф - тоже.
Он видел таких людей. Зависимых от жизни другого просто психически, но ненавидящих этого "другого". И когда "другой" умирал, второй, не в силах это вынести, отправлялся следом. И мало кто мог удержать.
Сато расхохотался.
- Придет другой. Разве до Августа не был кто-то еще? А до того - третий? Я был бы не против уничтожить Миттенхайна-старшего. Сжечь его дотла, - Хироши опустил взгляд и улыбнулся. - А там будет видно, что делать. Я не собираюсь строить новый Дом. Кроме женевского филиала, есть другие, и верхушка быстро найдет, как залатать дыры, - улыбка стала мягче. - Я не верю в свержение систем, Мортен. Слишком многие едят из кормушки Дома.

+1

32

Голосом адвоката можно было заморозить полгорода, настолько в нем были сильны ненависть и презрение. Богарди реагировал на проявление агрессивных эмоций вполне мирно, но и его задел упрек в непредусмотрительности. Сдержаться от крика помогла привычка и нежелание топтать свой старый труп.
— Не сомневайтесь, был. — Отрубил Мортен, едва не резанув наискосок перед собой ладонью, пресекая возможные возражения. Это Тод пусть руками размахивает, а у него с демоном другой разговор. — Вся разница в штамме. Официально его нет, но за несколько дней до вспышки приезжала проверка, так что скорее всего у Дома есть образец нового типа болезни. Вакцину Дом уже ищет, — добавил он, говоря о вакцине. — Но для этого им нужны Существа, Существа, Сато-сан.
Все новые и новые тела, еще живые. Молодые тела, в которые можно вживить штамм вируса и посмотреть, как он будет развиваться. Отследить по максимуму все стадии болезни, по ходу дела вводить подопытным пробную вакцину — и снова посмотреть, что будет. Лаборатории Дома позволяли содержать некоторый штат добровольцев, но кто знает, что происходит в этих стенах на самом деле.
Мортен задумчиво кивнул, соглашаясь с предположениями адвоката. У сатанистов — или тех ребят, кто себя таковыми считал или считает, определенно должен быть мозговой центр. У любой группировки должен быть лидер. Его формальность тоже играла роль. Одно дело выставить предводителем сатанистов щуплого мальчишку и сказать, что все задумал он, другое — когда за показательным балаганом стоит серьезная фигура. Если ее найти, можно попытаться выяснить, насколько эти артисты погорелого театра связаны с записями Мортена и планами Дома.
— Я этим займусь, — демон в теле Потомка покусал костяшку указательного пальца, сверля немигающим взглядом пол. — Если деятельность этих ребят не прекратится, я ими займусь. На них сложно выйти? Где вы с ними контактировали?
Мортена интересовало все — от описания их внешности до тембра голоса и манеры ходьбы. Если в деле замешаны всего лишь подростки, он найдет способ как их приструнить. У него еще остались связи из той, прошлой жизни, как раз в парочке подростковых уличных банд. Они будут только рады поработать битами и каленым словом, вправляя заблудшим душам мозги.
При очередном упоминании возможной смерти Адольфа Мортен вновь обернулся к адвокату и тонко улыбнулся, хотя в душе испытывал противоречивые чувства к Августу.
— Значит, придется оставить его смерть на десерт.
Ведь если убить его сейчас — исчезнет какой-либо смысл продолжать поиски путей, препятствующих интригам Дома. Мортену были известны сильные и слабые места Главы Ищеек, если что, он сможет на него надавить. И Сато сможет. Но если придет другой... демон фыркнул. Нет, смерть Августа придется отложить.
Он не разделил с собратом смех. Только покачал головой.
— Так же, как всегда стоял Дом, по отношению к нему будет стоять и оппозиция. Пока мы живы, они нас боятся. Когда мы организованы, они разобщены. Десятилетие войны с нами существенно разрушило бы их позиции, не приди на место Главы Ищеек Август. Ведь наши атаки касались не только Женевы. Берн, Базель, Лозанна, другие — когда в оплоте демократии и борьбы за человеческие права зреет гнойный прыщ, верхушка его безжалостно раздавит. Началась бы радикальная перестройка всей системы. Не только в этой стране. Понимаете, Хироши? Наш терроризм не был бессмыслицей.

+1

33

Разумеется, Дом и не собирался предупреждать существ. Другого Сато и не ждал. Только...не придется и помогать Дому, чтобы обезопасить их всех от смерти? Август наверняка попросит дневник и записи еще раз.
- Я вел одно дело, связанное с ними. Студент стал свидетелем ритуала. Защищать мальчишек я отказался, кто-то загремел в тюрьму. Но все, кто проходил по тому делу, были детьми. Если бы я знал, что оно важно, то стал бы копать глубже и связался с обвиняемыми. Теперь вряд ли получится.
О, да. Адвокат еще не знал, насколько не получится. И насколько сатанисты будут обижены на демона за то, что тот отказался помогать.
- Знаю только, что сатанисты - демоны. И перерезать глотки тоже предпочитают демонам, - именно это не дало тогда Хироши взяться за папку с обвинениями, потому что убивать своих же... Так не делают.
Сато посмотрел на Мортена удивленно, недоверчиво. Демон явно недооценил братьев Богарди и их организацию. Для него их потуги были скорее игрой, которая определенно должна была закончиться так, как закончилась.
- Вы зря надеялись на Гейне. Не знаю, что с ним стало, но, судя по тому, о чем говорили, он вас подставил. Что с Мориаром, ты знаешь?
Наверное, амбициозное Существо или попало в закрома Дома в качестве нового информатора, или давно гниет в земле, как Мортен. И Мориар, если тому так же не повезло.
Хироши тяжело поднялся, забрал стакан и подошел к шкафу. В темноте наугад нашел еще одну бутылку и вернулся на прежнее место. Алкоголь оказался ликером - противным и приторным. В наступившей тишине завибрировал телефон, Сато посмотрел на светящийся экран и убрал аппарат в карман пальто. Разговаривать сейчас с Ай не хотелось, слишком много усилий потребуется на перестройки на общение с дочерью.
Они планомерно пытались уничтожить Дом - весь его, всю организацию.
- И чего вы хотели добиться в итоге? Как вы видели будущее?
Потому что демон не видел его совсем. Он не знал, что бы сделал на месте братьев, когда добился бы вдруг цели. До какой черты они хотели дойти? Где остановиться? Делали ли они правое дело или подталкивали всех к той границе между тьмой и светом, где начнется война за субъективные идеалы? Впрочем, не началась ли она уже...

+1

34

"Если бы я знал, что это было важно". Мортен мог бы повторить эти слова и в отношении себя, своих дел и своих ошибок. Планы и стратегия войны против Дома — вот то единственное, что давалось ему хорошо, если не сказать блестяще. Но он избегал как-либо оценивать качество исполняемых другими задумок. В конце-концов, кто знает, чем они могут закончиться.
Если бы он знал, что будет важно перестраховаться и проверить содержание коробки, которую один из подручных Мортена вручил Адольфу, то непременно сделал это. Но он не рассчитал, что кому-то может быть выгодно его убийство. Организация не процветала, но и не бедствовала, денег на жизнь всем вполне хватало. Доход от заказных убийств и смертей Существ был относительно стабильным, под облаву никто не попадал. Словом, не жизнь, а практически пансион.
После смерти Мортен стал осмотрительнее и не высовывался без крайней нужды. Только теперь это была скорее вынужденная мера, чем как раньше — признак крутизны для демонов попроще.
— Ритуал, — эхом повторил Богарди, принимая деловой вид. — Они скоро выйдут. Им назначили сроки? Они могут предпринять побег или действовать через друзей, склонных к мистицизму. — Он помолчал, обдумывая услышанное. — Я понял вас, Сато-сан. Дело куда серьезней, чем мне сперва казалось.
Мортен уже сделал себе мысленную пометку на этот счет. Он узнает о деле сатанистов, проникнет в полицейские структуры под видом свидетеля, если будет нужно. Скосив взгляд на Сато, он раздумывал насколько успешна будет эта идея.
— Если что-то узнаете об этом, дайте знать. — Попросил адвоката Мортен. — Чем скорее с этим делом что-то прояснится, тем яснее станет наше будущее. Они вполне могли или могут начать похищения, новые ритуальные убийства. Будьте начеку.
Богарди вернул Сато его взгляд, после чего нахмурился.
— Я не надеялся на Гейне. Моей надеждой был не он. Насколько я знаю, его убил Тод. То есть, заставил Гейне покончить с собой в доме у Августа Миттенхайна. — Мортен взял свой стакан, отставил его в сторону. Он не опьянеет, а вот Адольфа будет как минимум полдня мучить похмелье. Лучше поостеречься. — Про Мориара я не узнавал, но судя по информации из архива, он после моей смерти некоторое время работал на Дом, а потом пропал. Его быстро перестали искать — надеялись на возрождение террора, он в этом деле не мастак, спалился бы быстро, но увы. Чутье говорит, что он жив.
И если он до сих пор коптит небо, то жить ему осталось не очень долго. Богарди всегда кончали свой век не дожив и до шестидесяти лет, умирая совсем молодыми по меркам демонов. Закрыв глаза, Мортен вслушивался в вибрацию телефона Сато.
— Я никогда не строил далеко идущих планов. Это бесперспективно. Нам почти удалось посадить в некоторые Дома своих людей. Вариантов было два — менять Дом террором или менять его изнутри. После десятилетия террора люди устали бы, объединившись под предлогом мирной жизни. Главным бы стал предупреждающий удар, а закон об упредительной полиции был бы проведен в законодательное собрание на десять лет раньше. Пока не возникла серьезная опасность, никто не подумает об объединении. Будут как вы ненавидеть Дом, но смиряться с ним, или скрываться от него, как семья Миттенхайнов и Чельбергов. Чтобы пойти против системы нужны были такие, как я. И такие же безрассудные как Тод. Для кого-то изменения — зло, но я видел в них благо.

+1

35

Сато кивнул.
- Сообщу.
Идея о том, что Адольфа можно не найти, медленно перекочевала в идею о присмотре за ним. Это будет для всех проще - Хайну можно продлить жизнь, себе - держать поближе Мортена и Тода. Но эту идею еще предстоит обдумать.
- Бесперспективно, - повторил демон. - Но нужно знать, что делать с тем, что получаешь.
Это не организация Сато, так что цели ее не он провозглашал. Разрушать Дом изнутри казалось более надежным при нелюбви Хироши идти в лоб, хотя, надо признать, деятельность Богарди заставила Существ поволноваться и тщательно искать их. Да и попались "Дети" исключительно из-за внутреннего разлада, а не из-за успехов Ищеек или Ликвидаторов.
- Хорошо. Думаю, я смогу присмотреть за Адольфом. Даже если Август вдруг узнает об этом, то не удивится при наших с ним отношениях. Лишь бы сам Адольф не творил глупостей.
Легко сказать - трудно сделать. Потомок, кажется, патологический не умел сидеть спокойно и не влезать туда, где оторвут голову. И влезал так, чтобы оторвали сразу, как только увидят, быстро и незаметно.
Хироши посмотрел на часы. Было уже достаточно поздно.
- Мне пора возвращаться домой. С Адольфом я встречусь позже.
Адвокат поднялся, забрал стаканы и, уйдя на кухню, тщательно вымыл, убрал в шкаф. Бутылка отправилась на свое законное место, вторую взял с собой, чтобы выкинуть по дороге. Пусть эта квартира остается такой же мертвой, какой была.
Ему хотелось поговорить с Мортеном еще. Сато чувствовал какую-то... родственную связь? с этим Существом. Что-то, что не даст покоя, что заставит творить опасные дела. Это было странным, потому что Богарди был мертвецом.
Только на выходе, когда оставалось открыть дверь и выпустить Мортена, Сато остановил его движением руки, поднял взгляд.
- Что я могу сделать еще, Мортен? Что делать мне?

Отредактировано Сато Хироши (13.11.2014 16:02:36)

+1

36

Мортен тонко улыбнулся. Его несколько позабавили слова адвоката, поскольку и он когда-то думал так же. Потом понял: проблемы нужно решать по мере их поступления, а от полученного в результате террора и закулисных интриг следует избавляться. В первую очередь. Мортен прекрасно знал, как распоряжаться тем, что имел. Но кто-то в организации решил, что он умеет это лучше чем многоопытный демон, имеющий опыт плена и побегов их плена.
Поэтому Тоду и удавалось завязать контакт с Богарди. Демон чувствовал благодарность за умерщвление гнилого звена, развалившего то, что кропотливо создавал он сам в течение долгого времени. И он понимал, что Рэнсон может еще пригодиться.
— За ним нужен контроль, — согласно кивнул Мортен. — За Тодом, я имею в виду. С Адольфом сложнее. Он под покровительством Вернера, а этот Координатор так просто от подопечного не отступится. Августа я беру на себя. Лучше будет, если он вообще не прознает о ваших с Адольфом контактах.
Мортен был доволен. Все сложилось даже лучше, чем он мог бы предполагать, если бы строил какие-либо прогнозы. Сато присмотрит за личностью-ядром, а Мортен получит передышку и шанс освоиться в новом теле.
Разговор подходил к концу и пора было прощаться. Богарди продиктовал адвокату номер телефона Адольфа и попросил перед тем как звонить писать смс. На случай, если разговор должен быть приватным и на случай участия в нем Мортена.
Поднявшись на ноги, он отряхнул одежду от пыли и взглядом проследил за действиями Хироши, отметил их плавность и отсутствие в них какой-либо резкости и поймал себя на мысли, что демон ему нравится. Они могли бы говорить и говорить, много часов подряд обсуждать планы действий против Дома или просто говорить за жизнь. Мортен не чувствовал по отношению к адвокату отеческого снисхождения, как если бы был старше не на десятилетие, а лет на двадцать. Он просто принял Хироши за личность, со всем вытекающим из этого уважением.
Насколько можно доверять демону? Вопрос оставался открытым.
Хироши возвращался домой. Хотелось бы и Богарди узнать, каково это — иметь место, куда можно в любой момент вернуться. Место, где тебя будут ждать. Зависти не было, была легкая нотка ностальгии.
Когда-то родным местом для братьев Богарди был Дом. Но очень скоро он перестал быть пристанищем.
— Я понимаю, конечно, — деловито кивнул Мортен и пошел на выход. Задерживать адвоката смысла не было. Сказал "свяжется позже" — значит свяжется позже. Но Сато остановил его в сантиметре от выхода из мертвой квартиры. Мортен вскинул голову. Несколько секунд всматривался в глаза Хироши. Он ждет приказов? Советов?
Богарди ободряюще улыбнулся, протянул руку и пожал ладонь Хироши.
— Держитесь на связи. Подкиньте задачек Дому. Пока он думает, у нас есть время, — Мортен мягко высвободил руку и начал спускаться по лестнице. Обернулся к Хироши. —  Захотите поговорить — вы знаете, как меня найти. До свидания, Сато Хироши. Буду рад увидеть вас снова.

+1


Вы здесь » Практическое Демоноводство » Архив эпизодов » 30.04.13 Последний Гаррисон


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC